TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E

Война и мир: Эпизод 24

БИТВА

В это время Фабио, поколдовав с каким-то саперским прибором, усмехается. Когда мимо него проносится Индзаги, Фабио пригибается, маскхалат спасает его от обнаружения. Пропустив мотоциклиста, Каннаваро поворачивает рычаг на приборе. Взрывается первая бомба, за ней вторая, третья… Таким образом, через пять минут минное поле становится разминированным.

КАННАВАРО (потирая руки): Пора придумывать новые схемы раскладки мин, Рино.

Дым и пыль после череды взрывов рассеивается. Фабио видит опрокинутый мотоцикл Индзаги, Сам Филиппо поднимается с земли, отряхиваясь от засыпавшей его земли. Поняв, что транспорт сломан, Пиппо хватает с земли флаг и бежит с ним на свою половину поля боя. За ним на джипе несется Юлиано. Индзаги снимает шлем и швыряет его в джип, Марко не успевает увернуться, шлем попадает в лобовое стекло, стекло трескается. Пиппо понимает, что сейчас его схватят, и сворачивает в сторону пруда, где застряло два танка Первой дивизии Недведа. Юлиано гонится за мотострелком, но из-за дыма горящих подбитых танков и трещины на стекле теряет его из виду. Поиски Индзаги становятся затруднительными, потому что разворачиваться на джипе между подбитых танков трудно, внедорожник то и дело увязает в воронках и рыхлой земле. Марко связывается по рации с Алексом.
Видя, что оторвался от преследователя, Филиппо, используя флаг как шест, пробирается по заросшему тиной и другими водорослями берегу пруда. В этот момент один из застрявших танков поворачивает башню в сторону Индзаги. Пиппо, осознав весь ужас ситуации, бросается в воду и ныряет. В этот момент танк стреляет, и на том месте, где несколько секунд назад стоял мотострелок, поднимается столб земли и воды. Пиппо понимает, что его в пруду пристрелят, поэтому он, ухватившись за корягу остается под водой и использует полое древко флага как трубочку для дыхания, чуть-чуть высунув ее конец из воды.
Юлиано курсирует по берегу пруда, пытаясь обнаружить, где вылезет мотострелок. Минут через 15 он понимает, что Филиппо утонул
.

ЮЛИАНО (в рацию): Главный, это склад. Ушастый на дне. Вместе с флагом. Как поняли, прием?
ДЕЛЬ ПЬЕРО: Понял тебя, склад, отлично! Теперь осталось добыть их флаг – и победа за нами. Наш-то они не успеют найти.

Юлиано возвращается к джипу и едет в штаб.

Златан ведет обстрел половины поля красно-черных. После очередной канонады у него заканчиваются снаряды. Швед отходит от орудия, чтобы подтащить к нему новый ящик, и тут замечает за бруствером Каладзе. Каха, поняв, что внезапное нападение уже не состоится, с устрашающим криком на грузинском языке бросается на артиллериста. Златан успевает выхватить саблю. Завязывается нешуточный бой. В воздухе блистают клинки, слышится звон стали и отчаянные выкрики. Постепенно Каха начинает одолевать шведа и выбивает у него из рук саблю
.

КАЛАДЗЕ: Ну что, $%^%$^ швед? Как хочешь умереть? Быстро или помучаться?
ИБРАГИМОВИЧ: Не понимать, скузе… Я плёхо понимать… Я был в плен… Я подданный Sweden.
КАЛАДЗЕ: Ишь как залопотал! Иди к пушке своей и начинай обстреливать ваших.
ИБРАГИМОВИЧ (чуть не плача): Не понимать… скузе, я плёхо говорить итальянский…
КАЛАДЗЕ (толкает его к орудию): Заряжай свою #%^^# пушку. Видишь танки едут через гребаное поле. Давай #$%%@&по ним!
ИБРАГИМОВИЧ: Это наши!
КАЛАДЗЕ: Догадливый какой, нах! (Приставляет к его виску пистолет) Или ты сейчас стреляешь, или я тебе все твои шведские мозги &*@$%!

Златан дрожащими руками заряжает снаряд, потом разворачивает дуло в указанное место и дает залп. Каха едва успевает заткнуть уши.

КАЛАДЗЕ (замахивается на шведа пистолетом): Еще раз выстрелишь без предупреждения, я тебе #$%*@#. Чуть не оглох из-за тебя, бля!
ИБРАГИМОВИЧ (притворно): Скузе… Я не хотеть…

По его взгляду понятно, что он что-то задумал.

КАЛАДЗЕ: Давай еще заряжай. Точнее меться, #$%. Если промажешь, то я-то точно попаду в тебя, нах!
ИБРАГИМОВИЧ: Где стрелять? Ты показывать.
КАЛАДЗЕ: За что только Алекс тебя держит, нах? Я бы давно тебя [email protected]^%?. (Смотрит в прицел орудия) Левее… Еще левее… Выше….

Златан послушно поворачивает дуло и неожиданно бросается на Кахабера. Завязывается борьба, швед хочет отобрать пистолет у грузина, тот сопротивляется. В процессе драки пистолет отлетает за бруствер. Каха ловко вынимает два кинжала. Златан бросается в сторону и подбирает с земли свою саблю. Снова завязывается битва. На этот раз сильнее оказывается Ибрагимович, он валит Каху на землю, десантник отбивается и ногой задевает затвор снаряда. Пушка дает залп и попадает в то место, откуда ведет огонь Кака. От громкого звука Каладзе на несколько минут глохнет. Златан, отброшенный силой отдачи, поднимается на ноги и видит недалеко от себя пистолет. Он подбирает оружие и направляет его на десантника.

ИБРАГИМОВИЧ: Враги должен умереть.
КАЛАДЗЕ (не слышит, что говорит Златан): Если умеешь молиться, начинай, нах.

Сдергивает с пояса «лимонку» и срывает с нее чеку. Златан от страха стреляет и попадает грузину в руку, которой он держит гранату. Каха роняет «лимонку», она закатывается под орудие.

ИБРАГИМОВИЧ: Hol's der Teufel!

Бросается бежать. Каха, прижимая раненую руку к себе, переваливается через бруствер и скатывается с насыпи. За его спиной раздается взрыв. Десантника волной отбрасывает еще дальше, он теряет сознание, падает. Его засыпает землей.

Кака, чудом избежав прямого попадания орудием Златана, хватает свой пулемет и перемещается к западному краю поля, чтобы встретить огнем пехоту Трезеге, если той удастся прорваться через отряды конников. В это время танки, прорвавшиеся по восточному флангу, открывают огонь. Кака падает, раненный осколком в плечо. Сквозь дым и огонь взрывов его замечает Кафу, рыскающий в поисках Гаттузо
.

КАФУ (подползая к курсанту): Не шевелись, сейчас перевяжу – не так болеть будет.

Кака стискивает зубы и стонет. Маркус ловким движением скальпеля срезает порванную одежду, достает бинты.

КАКА (трагично): Я умру?
КАФУ: А как же! Все мы когда-то умрем. Никто не вечен на этой земле.
КАКА: Я такой молодой… Я еще не успел жениться…
КАФУ: Может, это и к счастью. Закрой глаза (Вынимает шприц, набирает в него обезболивающего) Считай до десяти и не открывай глаза.
КАКА: Один… два… три… четыре… (приоткрывает один глаз) пять… (видит, что фельдшер достает что-то из своего чемоданчика) шесть… (вытягивает шею, чтобы посмотреть, что это такое) шесть… шесть…
КАФУ: Семь давно уже! (Поворачивается к раненому) Восемь!

Кака видит в его руках шприц, бледнеет и теряет сознание.

КАФУ: Девять-десять. (Делает курсанту укол) Беда просто с этой молодежью. Готовы лезть под пули, но боятся какой-то фигни.

Быстро перебинтовывает Рикардо раненую руку, потом смачивает нашатырем ватку и дает ее понюхать курсанту. Тот открывает глаза и оглядывается.

КАКА: Уже все?
КАФУ: Да. Рана очень сложная, так что мне пришлось ампутировать тебе руку.
КАКА: Что?! (Резко садится, замечает, что рука на месте) Фу-у-у… Напугал…
КАФУ (с гордостью): У меня еще ни разу никто ни руки, ни ноги не лишался! Я же чудо-доктор!
КАКА: Спасибо тебе!
КАФУ: Я пошел искать Рино. Паоло сказал, что он, возможно, погиб.
КАКА (чуть не плача): Снаряд попал прямо в его укрытие. Это было ужасно!
КАФУ: Не боись, отвар патриотов ему помог.

Подмигивает курсанту, берет свой чемоданчик и скрывается за ближайшей воронкой.

Уворачиваясь от взрывов и пригибаясь, чтобы не попасть под пулеметный огонь, Фабрицио пробирается к месту битвы пехотинцев и конников. Несмотря на то, что всадники имеют силовое преимущество, перелом битвы в их пользу никак не наступает. Пехотинцы серьезно сопротивляются, отстреливаются, конники несут потери.
Ползком, практически по-пластунски Фабрицио обходит место сражения, дабы не попасться на глаза бойцам Шевченко, потому что дать бой всадникам Микколли нечем. Заметив Давида, засевшего в окопе и ведущего пулеметный огонь по неприятелю, Фабрицио пробирается к нему в окоп
.

МИККОЛЛИ: Давид! Давид! Я флаг достал!
ТРЕЗЕГЕ: Не сейчас, малыш! (Дает очередь) Подай патроны!
МИККОЛЛИ (подтягивает к командиру ящик с пулеметными лентами): Я флаг у красно-черных стырил! Вот он!

Лезет за пазуху, чтобы достать трофей.

ТРЕЗЕГЕ: Помоги мне! (Вставляет ленту в пулемет) Держи ее, чтобы не зацепилась.

Фабрицио помогает однополчанину, тот открывает лавинный огонь. Конница отступает.

ТРЕЗЕГЕ: Ага! Получи, хохол, гранату! (Срывает с пояса гранату и бросает ее во врагов) Нравится? Подходи, еще угощу!
МИККОЛЛИ (дергает Давида за рукав): Флаг у меня, понимаешь? Прикрой меня, я его в штаб отнесу…
ТРЕЗЕГЕ (перестает стрелять): Флаг? Вражеский?

Микколли обрадовано кивает.

ТРЕЗЕГЕ: У тебя вражеский флаг, и ты молчал?!
МИККОЛЛИ: Я пытался сказать, но ты…
ТРЕЗЕГЕ: Ты прошел через полполя с вражеским флагом и остался жив? (Обнимает летчика) Ты молодец! Но красно-черные… Тысяча чертей! (Снова хватается за пулемет и начинает стрелять) Наступают, гады!
МИККОЛЛИ: Так мне в штаб идти?
ТРЕЗЕГЕ: Конечно, малыш, в штаб. Только знаешь… Давай мы с тобой подстрахуемся…

Опять принимается стрелять.

Индзаги, просидев под водой минут 15, осторожно выныривает, видит, что Юлиано нет и танк развернул башню в другую сторону, вылезает на берег и кустами пробирается к южной оконечности пруда. Достигнув ее, мотострелок оглядывается, чтобы принять решение, куда двигаться дальше. Внезапно он слышит чье-то рычание и ругательства. На всякий случай Пиппо прячется за куст. В нескольких метрах от него в земле кто-то копошится и ругается голосом Гаттузо. Присмотревшись, Филиппо понимает, что это и есть Дженнаро. Мотострелок подползает к другу и видит, что тот по грудь вкопан в землю
.

ИНДЗАГИ: Рино, как это тебя так угораздило?
ГАТТУЗО: Не помню. Помню взрыв, а очнулся уже вот так. (Ерзает, пытаясь высвободить руку) Чего пялишься, Ушастый. Помоги откопаться!

Филиппо бросает флаг и начинает двумя руками откапывать друга. Когда Дженнаро освобождает из земли одну руку, дела идут быстрее. Через 10 минут мотострелок вытаскивает противотанкиста из завала.

ГАТТУЗО (отряхивается): Ой, а это что у тебя? Флаг?
ИНДЗАГИ: Ага. Чуть не утонул с ним. Каннаваро обезвредил твои мины, меня взрывом с мотоцикла сорвало – я метров 15 пролетел.
ГАТТУЗО (улыбается): Да это же мировой рекорд!
ИНДЗАГИ: Тебе смешно, а я себе копчик отбил.
ГАТТУЗО: Флаг у тебя, а ты о каком-то копчике думаешь! Надо его в штаб доставить.
ИНДЗАГИ: Копчик?
ГАТТУЗО: Флаг, балда! Ну и копчик для верности.
ИНДЗАГИ: Пешком я не дойду. Танки прорвались по восточному флангу. Зее и Кака лупят по ним, а толку?
ГАТТУЗО: А у меня идея! (Хищно озирается) Видишь вон тот танк? Сейчас мы его захватим. Этот прием называется «Здравствуй, моя бабушка». Я его тормозну, всех танкистов порешим и на нем поедем.
ИНДЗАГИ: Куда?
ГАТТУЗО: Тебе уши думать мешают, что ли? К нам в штаб, конечно! Дзамбро и Пашка будут думать, что мы свои, и не станут нам препятствовать.
ИНДЗАГИ: Ага, а Зее и Кака будут думать, что мы – чужие. И препятствовать станут.
ГАТТУЗО (глотнув из фляжки): Войны без риска не бывает, Ушастый. Или ты со мной, или иди пешком.
ИНДЗАГИ: Ты бы бросал пить, Рино.
ГАТТУЗО: Да или нет?!
ИНДЗАГИ (вздохнув): Да…
ГАТТУЗО: Спрячемся пока, подпустим его ближе.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта