TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
Война и мир: Эпизод 1

Шел суровый огненный год.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Штаб красно-черных

Паоло Мальдини нервно прохаживается вдоль стены, поминутно останавливаясь и произнося: «Так, так…» За столом сидят Неста, Гаттузо, Пирло и Зеедорф. Неста украдкой зевает и рисует на листочке блокнота смешных человечков. Гаттузо, не отрываясь, следит за каждым движением Мальдини. Пирло шифрует стихи, Зеедорф скучает.

МАЛЬДИНИ: Ну так что? Что молчите?

Неста удивленно поднимает глаза на генерала, Пирло кладет ручку, Гаттузо не сводит с предводителя внимательных глаз.

ЗЕЕДОРФ: А что говорить?
МАЛЬДИНИ: Мы тут план разрабатываем или что?
ГАТТУЗО: План, план…
МАЛЬДИНИ: И почему я один тут думаю? Вы-то на что?
ГАТТУЗО: Мы помогаем.
НЕСТА: Генерал ты… то есть вы… Вы и думайте…
МАЛЬДИНИ (скрывая удовольствие от комплимента): А если я заболею?

В глазах Гаттузо ужас.

НЕСТА: Такого не может быть. Генералы не болеют. Они вообще бессмертны.

Паоло уже не может скрыть удовольствия, смущается, кашляет, снова начинает ходить. Неста принимается рисовать человечков, Пирло не решается продолжить со стихами. Зеедорф отчаянно борется с зевотой.

МАЛЬДИНИ: Бой назначен на воскресенье. Мне звонил Алекс. Сказал, что они выставят против нас бессмертную армию.
ПИРЛО (осторожно): Несметную…
МАЛЬДИНИ: Что?
ПИРЛО: Он сказал «несметную», а не «бессмертную».
МАЛЬДИНИ: Да? Тогда это в корне меняет дело! Я тут голову ломаю, а ты молчишь! Несметная – это уже лучше. (Улыбается, потому что придумал удачный тактический ход) Значит, там будет Первая танковая, Вторая танковая…

Гаттузо пренебрежительно фыркает.

МАЛЬДИНИ (не обращая на него внимания): Тюрам наверняка уже выставил свои дозоры. Да и ПВО у них не дремлет.
ЗЕЕДОРФ: Не бреется у них ПВО. Уже вторую неделю. Опять бритву найти не может.

Неста и Пирло хихикают.

ЗЕЕДОРФ: Попросил бы Каннаваро, он ему все найдет.

Неста и Пирло хихикают громче, Паоло сдержанно улыбается.

МАЛЬДИНИ: Значит так… Кавалеристы пойдут в атаку и примут первый удар на себя. Первая мотострелковая пока в засаде. Противотанковая прикрывает с тыла. Кавалеристы отступают, заманивают черно-белых на нашу территорию, здесь их накрывают десантники.
НЕСТА (укоризненно): А мотострелковая опять бездельничает, да? Опять ты про нее забыл… то есть вы забыли…
МАЛЬДИНИ: Почему? Мотострелки нападают на саперов и разбивают их. И ПВО разбивают до кучи. Раз-би-ва-ют!
НЕСТА: Мотострелки одни не справятся.
МАЛЬДИНИ: Я не понял, тебе план не нравится?

Неста вздыхает и опускает глаза.

МАЛЬДИНИ (Пирло): Андреа, будь добр, пригласи командиров всех подразделений ко мне немедленно.

Андреа козыряет и удаляется. Неста с любопытством заглядывает в листочек, где зашифрованы стихи Пирло, щурится, шевелится губами, силясь прочитать.

ЗЕЕДОРФ: Ну как? Про что он сегодня сочинил?
НЕСТА: Не пойму что-то. Каждый день шифр меняет. И откуда только он их выдумывает? (Откладывает листок) Потом сам прочтет, если попросим.

В комнату осторожно заглядывает Дида.

ДИДА: Генерал, разрешите?
МАЛЬДИНИ: Входи. Что-то случилось?
ДИДА (вытягиваясь в струнку): Докладываю: все спокойно. Выявлено отсутствие всякого присутствия.
МАЛЬДИНИ (устало): Присаживайся. Примешь участие в совете.

Дида аккуратно садится на край стула, подозрительно косясь на Несту, который опять рисует в блокноте человечков. Но через секунду внимание Диды отвлекает листок, написанный Пирло. Нельсон незаметно для других стягивает его со стола и прячет в карман кителя.

МАЛЬДИНИ: Ну что, Кларенс? Как там отвоевали римляне? Закончилась их гражданка?
ЗЕЕДОРФ: Ненадолго, к сожалению. Императоры все не уймутся. Все спорят, у кого длиннее…
МАЛЬДИНИ (укоризненно): Кла-аренс!
ЗЕЕДОРФ: Я скамейку имел в виду. А вы что подумали?

Мальдини смущается.

ГАТТУЗО: Вот разобьем черно-белых, я этим императорам покажу. И не скамейку вовсе! Я им другое что-то покажу! Не забудут до конца дней своих!
НЕСТА: Мне их уже жалко. Будут потом шуганные, как Индзаги, вздрагивать начнут от каждого шороха.
ГАТТУЗО (довольно улыбаясь): Я еще и не такое могу. Вот помню, воевали мы со шведами. Выходим на поле боя, а шведов там – тьма-тьмущая! Целых 11 человек. И все в доспехах! А разведки тогда у нас не было, поэтому никто не знал, что шведы в доспехах будут. Стоим, боимся. И тут я ка-ак гаркну: «Не дрейфь, пацаны!» Половина шведов в обморок и рухнула. А потом…

На полуслове его прерывает открывшаяся дверь. В комнату входят Индзаги, Шевченко и Каладзе. За ними идет Пирло с печальным видом. Он вспомнил, что оставил листок со стихами в штабе, и теперь со страхом ждет разборок с Дидой.

ИНДЗАГИ: Звали, генерал?
МАЛЬДИНИ: Раз вы здесь – значит звал. Совет будем держать.

Пришедшие с шумом рассаживаются за столом. Филиппо нервно постукивает носком ботинка по ножке стола. Каладзе сидит с грозным видом. Шевченко что-то жует. Пирло раскладывает на столе карту.

МАЛЬДИНИ (командным голосом): До решающего боя с черно-белыми остается всего пять дней. Мы должны решить, какую тактику нам избрать: наступательную или оборонительную. Для этого я вас и собрал, чтобы сейчас мы совместными усилиями разработали план военных действий.

Неста прекращает рисовать и смотрит на генерала. Шевченко, наконец, проглатывает то, что жевал. Каладзе полон решимости.

МАЛЬДИНИ (водит пальцем по карте): Отсюда будут наступать черно-белые. Думаю, Алекс пустит в ход обе танковые дивизии, так что тебе, Рино, придется принять основной удар на себя.
ГАТТУЗО: Ерунда! Главное, чтобы авиацию не пустили.
МАЛЬДИНИ: Алекс толковый полководец. Он знает наши слабые места, поэтому мы должны ожидать всего. И штурмовой авиации в том числе.
КАЛАДЗЕ: Авиация - №;%! Я этого Микколи одной рукой *&^76! Вот артиллерист ихний – это @#$%!
МАЛЬДИНИ (морщится, но продолжает): И артиллерию мы тоже не должны выпускать из вида. Думаю, Первой мотострелковой придется воевать именно с ними, потому что мы намерены заманить танкистов на нашу территорию, а потом отрезать от тыла, и тогда…
ИНДЗАГИ: Опять я в засаде!? Каждый бой – в засаде. Уже все знают, что красно-черные мотострелков держат напоследок! У кого ни спроси! Уже римляне стали так делать! Пора сменить тактику, мне кажется. А то чуть что – сразу мотострелки в засаду. Там, между прочим, ничего интересного нету! Только выйдешь – а бой уже кончился.
МАЛЬДИНИ: Ну что ты шумишь? В прошлый раз тебя пустили в атаку, а кавалеристов оставили в засаде. И что? Посылали потом Кахабера отбивать тебя у неприятеля.
ИНДЗАГИ (краснея): Потому что воевали мы с кем? С черно-синими! У них там мой друг в плену, между прочим! Не мог же я бросить друга!
ДИДА (едко): А у черно-белых есть пленный швед. Не твой друг, случаем? А то опять встретишься, заболтаешься…
ИНДЗАГИ (вскакивает): Ибрагимович? Мой друг? Да как вы могли подумать про меня такое?! Да я! Да у меня!!! Я со всей душой!!!

Захлебывается эмоциями. Неста усаживает его на место и успокаивает.

ДИДА (подозрительно глядя на Филиппо): Вот, кстати, интересненький вопрос… Вьери в плену у черно-синих уже несколько лет. Они его давно уже на свою сторону склонили, а нам он все еще друг… Изменой попахивает, дорогой товарищ. Как воевать, если друзья в каждом вражеском штабе?

Индзаги снова вскакивает и пытается что-то возразить, но эмоции и Сандро не дают ему точно сформулировать фразы. Получается окрошка из междометий, восклицаний и слов «предатель», «дружба» и «никогда» .

ДИДА: Товарищ Индзаги скоро и воевать откажется. Или вообще переметнется к противнику. Был же он два раза в плену. А как туда попадал? Настоящий патриот не допустит, чтобы его в плен брали. Кстати, черно-белые и брали. У меня все записано!

Пирло сидит, втянув голову в плечи, и боится взглянуть на Диду.

ЗЕЕДОРФ: Мы тут о тактике боя говорим, если чё…
МАЛЬДИНИ: Да, вернемся к карте. Итак, вот здесь у нас будет засада… (Индзаги насупливается) В нее мы на этот раз посадим… десантников. (Индзаги удивленно таращит глаза на генерала) Кахабер, твоя задача будет состоять в том, чтобы сокрушить неприятеля неожиданной вылазкой.
КАЛАДЗЕ: Я понял! Вы только сигнал мне подайте, и я их #$%&^!!! Я Дзамбротту своими руками &^%#$. Пикнуть не успеют, как я там всех +|^%$+!
МАЛЬДИНИ: Каха, было бы достаточно просто сказать «есть!».
КАЛАДЗЕ: Ну чтобы вы поняли! Я готов всех #$%&^… Я могу…
МАЛЬДИНИ (перебивая его): Значит, с засадой вопрос решился. Надеюсь, ни у кого претензий не осталось?
ДИДА (негромко): Разрешите? У меня есть претензии к товарищу Индзаги. Вчера вечером, после отбоя, я ходил и проверял, не угрожает ли нашей базе опасность. И случайно видел, как товарищ Индзаги о чем-то шептался с товарищем Пирло. А товарищ Пирло у меня большие подозрения вызывает.

Андреа замирает и сидит не шевелясь.

МАЛЬДИНИ: Давайте решим сначала с тактикой.
ДИДА: Так я к тому и веду. Я ведь не раз докладывал вам, что Пирло – неблагонадежный солдат. Шифрует все время что-то, телефонные разговоры подслушивает. У меня создается впечатление, что он сливает сведения черно-белым.

Пирло бледнеет. Гаттузо и Каладзе грозно смотрят на него, Зеедорф устал бороться со скукой и зевает открыто.

ДИДА: О чем шептались Индзаги и Пирло? Уж не подговаривал ли наш радист нашего мотострелка к измене! Нам в бою таких сюрпризов не надо.
МАЛЬДИНИ: И что ты предлагаешь?
ДИДА: Давайте пустим мотострелков в линейную атаку.
ШЕВЧЕНКО (испуганно): Это же верная смерть!
ДИДА (коварно ухмыляясь): Настоящий патриот смерти не боится. А если он продался врагам, то конечно. Вот и проверим…
ИНДЗАГИ (обиженно): Если вам нужна моя смерть, можете убить меня прямо сейчас! (надувает губы) Стреляйте! Давайте! Могу спиной повернуться, чтобы вам легче было!
НЕСТА: Я думаю, мы отвлеклись.
МАЛЬДИНИ: Филиппо, никто тебя не считает предателем, но Нельсон подал хорошую идею. Мы пошлем тебя в атаку, только не в линейную, а в челночную.
ЗЕЕДОРФ (удивленно): В челночную? Никогда раньше не слышал о челночной атаке.
МАЛЬДИНИ: Я только что придумал этот термин. Пиппо пойдет в атаку, но будет постоянно перемещаться по полю боя, дезорганизовывая и дезориентируя противника. Как челнок. Туда-сюда, туда-сюда.
ЗЕЕДОРФ: В случае с Индзаги я бы выделил подтип челночной атаки и назвал бы его «спонтанно-неосознанная мотострелковая психоделическая челночная атака».

Неста, Мальдини, Пирло и Шевченко смеются. Гаттузо, Дида и Каладзе не поняли шутки. Индзаги в смятении. С одной стороны, он обижен, что над ним смеются, но с другой – польщен, что идет в атаку.

МАЛЬДИНИ: Тогда, Андрей, бешеного шведа и летчика-налетчика придется…
ШЕВЧЕНКО: Есть! Разрешите идти! (вскакивает и козыряет)
МАЛЬДИНИ: Я еще не договорил! Сядь! Так вот… О чем я?
ПИРЛО (тихо): Про шведа и летчика.
МАЛЬДИНИ: Точно! Андрей, шведа и летчика тебе придется пока избегать. Когда Рино разобьет черно-белых танкистов, Алекс наверняка пустит в ход авиацию. И вот тут, Андрей, тебе надо…
ШЕВЧЕНКО: Есть! Разобьем авиацию!
МАЛЬДИНИ (терпеливо договаривая свою мысль): …надо зайти к ним с тыла. Отрезать им пути к отступлению. В это время Каха придет на помощь Пиппо, а Рино – на помощь тебе. И вот здесь…
ШЕВЧЕНКО: Будет исполнено!
МАЛЬДИНИ (не обращая внимания на слова кавалериста): …наступит переломный момент боя. Если мы удержим инициативу за собой, то победим. А если позволим черно-белым…
ШЕВЧЕНКО: Никак нет! Не позволим!
МАЛЬДИНИ: Ну да бог с тобой. Ты, главное, артиллеристу на глаза не показывайся.
НЕСТА: Нам всем было бы нелишним не показываться на глаза артиллеристу.
МАЛЬДИНИ: А ты, Кларенс, в разведку пойдешь.
ЗЕЕДОРФ: Есть!
МАЛЬДИНИ: Не есть, а в разведку! (Зеедорф улыбается) Смотри, Кларенс, дело опасное. Береги себя. Только не так, как в прошлый раз. Узнай хоть что-нибудь.

Пирло, Неста и Индзаги хихикают.

ЗЕЕДОРФ: Как скажете, генерал!
МАЛЬДИНИ: Ладно, пока закончим над этим. Каждый разработает свою тактику наступления, завтра соберемся еще раз и обсудим детали. Чтобы не получилось, как у «Реала».
ЗЕЕДОРФ: Не получится, не волнуйтесь.
НЕСТА (Паоло): Ловко ты все… то есть вы все на нас спихнули.
МАЛЬДИНИ: А вот адъютант сейчас представит мне полный отчет по единицам боевой техники.

Неста с досадой вздыхает.

МАЛЬДИНИ: Что вздыхаешь? Отчет не готов?
НЕСТА (глядя на Паоло честными глазами): Готов. Еще вчера его сделал. Только не помню, куда положил.
ЗЕЕДОРФ: А ты Фабио попроси, он тебе найдет.
НЕСТА: Очень смешно! Скажи еще, что я его спрятал на базе черно-белых.
МАЛЬДИНИ: А это мысль! (Его глаза озаряются внезапной идеей) Это было бы здорово! Мы нарисуем план наступления, наш доблестный разведчик отнесет его на вражескую базу и там спрячет. Фабио, который не терпит беспорядка, начнет все прибирать и найдет план.
ДИДА: Вы что, генерал! Это же верная смерть! Зачем нам раскрывать наши карты неприятелю?
МАЛЬДИНИ: Так мы и не будем раскрывать карты. Мы заставим противника играть по нашим правилам.
ГАТТУЗО: Алекса заставишь, как же! Где сядешь, там и слезешь.
МАЛЬДИНИ: Алекс не будет знать, что этот план подсунули мы. Он будет думать, что это их план, и начнет воевать именно по нему.
ИНДЗАГИ (осознав глубину задумки): Гениально, генерал! Вы просто гений! Вы… вы… вы гениалище!
МАЛЬДИНИ (смущаясь): Многое будет зависеть от Кларенса.
ЗЕЕДОРФ: Ох и коварные мы, да? Такую классную штуку придумали, а выполнять должен Кларенс!
ИНДЗАГИ: Ну ты ведь справишься!
МАЛЬДИНИ: Что за разговоры? Это приказ!
ЗЕЕДОРФ (с явной неохотой): Слушаюсь.
КАЛАДЗЕ: Генерал, разрешите я %;?(* ?
МАЛЬДИНИ: Каха, ты мне обещал, что больше не будешь материться в штабе?
КАЛАДЗЕ (виновато): Обещал…
МАЛЬДИНИ: Наказывать тебя, что ли?
КАЛАДЗЕ: Виноват, больше не буду…
МАЛЬДИНИ: Еще хоть одно матерное слово от тебя услышу в стенах штаба – посажу на гауптвахту!
КАЛАДЗЕ (с досадой): Бля…
МАЛЬИДИН: Что?
КАЛАДЗЕ (испуганно): Ничего… Это… я так… Тля… Тля у вас на цветке!
МАЛЬДИНИ: Я тебе покажу тлю! Марш отсюда!

Каладзе встает, козыряет и выходит из штаба. Все провожают его сочувствующим взглядом, потому что понимают, что Паоло этот инцидент так не оставит.

МАЛЬДИНИ: Есть еще у кого-нибудь вопросы?
ГАТТУЗО: Нет, генерал. Все кристально ясно.
ПИРЛО: У меня вопрос. Телефонограмму из Комитета Мира вам сюда принести?
МАЛЬДИНИ: А что, пришла телефонограмма?
ПИРЛО: Да, от Йозефа Блаттера.
МАЛЬДИНИ (морщится): Нет, не надо, вечером почитаю. Что-нибудь еще есть из корреспонденции?
ПИРЛО: Письмо от вашего папы.

Мальдини обрадовано улыбается.

НЕСТА: Придется плясать, генерал.
МАЛЬДИНИ (сердито глядя на Сандро): А я тебя не освобождал от отчета. Война войной, а отчет по расписанию.

Неста опять вздыхает.

МАЛЬДИНИ: Если вопросов больше нет, все свободны. Завтра сбор в полдень.
ШЕВЧЕНКО: После обеда?
МАЛЬДИНИ: Нет, Андрей, до. После обеда от тебя толку мало.

Шевченко опускает глаза. Все встают и направляются к двери.

МАЛЬДИНИ: А Сандро я попрошу остаться.

Неста садится обратно. Когда все выходят, Паоло обращается к нему, понизив голос.

МАЛЬДИНИ: Сандро, идея с фальшивым планом хороша, но у меня родилась ее доработка. Это я возлагаю на тебя.
НЕСТА: Почему сразу я? Пирло лучше меня карты и планы составляет. И пишет без ошибок.
МАЛЬДИНИ: У тебя выдумки больше. Ты вообще хочешь, чтобы я простил тебе отчет, который ты уже третий месяц сдать не можешь?
НЕСТА: Ну хорошо. В чем там дело?
МАЛЬДИНИ: Нужен отвлекающий маневр. Думаю, будет лучше, если Алекс поверит на сто процентов в то, что ему попался нужный план.
НЕСТА: Что-то я не понимаю, о чем ты…
МАЛЬДИНИ: Надо, чтобы в их руки попал НАШ план. Естественно, он будет ненастоящий.
НЕСТА: Но как сделать, чтобы Алекс поверил в него?
МАЛЬДИНИ: Вот ты это и придумай.
НЕСТА: Ну ты и хлыщ!
МАЛЬДИНИ (возмущенно): Ты как с генералом разговариваешь?!
НЕСТА (с надеждой): Может, я лучше сдам отчет?
МАЛЬДИНИ: Да кому нужен этот отчет?! Ты лучше подумай, как нам черно-белых обмануть.

Сандро обиженно надувает губы.

МАЛЬДИНИ: Иди, подумай в тишине. Освобождаю тебя от последобеденного построения.
НЕСТА (с тоской): Спасибо большое… (Выходит из штаба)

В дверях его останавливает Андреа Пирло.

ПИРЛО: Сандро, можно тебя на минутку?
НЕСТА: Слушаю.
ПИРЛО: Сандро… тут такое дело. Я новые стихи написал сегодня…
НЕСТА: Дашь почитать?
ПИРЛО: Нет… Их Дида забрал.
НЕСТА: Сочувствую.
ПИРЛО (берет Сандро за пуговицу и начинает ее крутить): Сандро, ты бы не мог… Ну у тебя же с Нельсоном хорошие отношения… Сделай это для меня! Пожа-алуйста…
НЕСТА: А ты мне организуешь бесплатный звонок в Рим?
ПИРЛО: Габриэле звонить будешь?
НЕСТА (уклончиво): Д-да… Габриэле…
ПИРЛО: Или Чинции?
НЕСТА: Ты чего такой любопытный?! Тебе нужны твои стихи или нет?
ПИРЛО: Нужны, нужны! Звони хоть кому, Сандро! Хоть Лауре в Милан, хоть Роберте в Турин. Я никому не скажу, ты же знаешь.
НЕСТА (возмущенно): Вот чертенок лохматый! Ладно, будут тебе твои стихи.
ПИРЛО: Ну тогда после отбоя я жду в радиорубке. Пароль тот же.

Сандро уходит довольный, Андреа провожает его глазами, потом, озираясь, пробирается к своей радиорубке.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая



Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта