TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E

Война и мир: Эпизод 14

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Штаб красно-черных.

Несмотря на позднее время, в штабе горит свет. На совещании присутствуют практически все, кроме Диды, который, как водится, обходит дозором.

МАЛЬДИНИ (посматривая на часы): Пора бы им уже вернуться…
ПИРЛО (взволнованно): А вдруг что-то пошло не так? Каха всегда укладывается по времени…
МАЛЬДИНИ (спокойно): Нет поводов для волнения. Если бы с Кахой что-то случилось, вернулся бы Кларенс.
ГАТТУЗО: А вдруг он пошел спасать Каху?
МАЛЬДИНИ: Приказ был не устраивать никаких необдуманных вылазок. Кларенс не ослушается приказа.

Слышится шум мотора. Все с ожиданием смотрят на дверь. Она распахивается так сильно и неожиданно, что Пирло подскакивает на месте и роняет карандаш. В комнату влетает Каладзе. Он прямой наводкой проносится к Несте, хватает его за грудки и поднимает со стула.

КАЛАДЗЕ: Говори, как хочешь умереть #$%#!
НЕСТА (испуганно): Ты чего? Руки убери!
КАЛАДЗЕ (угрожающе): Сейчас уберу, нах! (Трясет Сандро) Ты специально мне @#$&^ план нарисовал, чтобы я спалился у черно-белых?
НЕСТА: Нормальный план я нарисовал. Расческу и все такое…
МАЛЬДИНИ: Каха, успокойся и сядь.
КАЛАДЗЕ (не слушает его): Там ни севера, ни юга, бля! Все @#$%! Не @#$%$ ничего!

В комнату заходят Пиппо, за ним Кларенс и Дида, которые держат бледного от испуга Микколли. Но никто не обращает на них внимания. Каладзе продолжает трясти Сандро, Неста пытается освободиться из его рук.

КАЛАДЗЕ: @#$%@! Ты понял? #$%&#!
МАЛЬДИНИ (повышая голос): Каха, сядь! Возьми себя в руки!

Каладзе уже не может говорить, только матерится. Неста, наконец, вырвался из его хватки, но Кахе это не понравилось. Он пытается схватить Сандро снова, но тот уворачивается. Каладзе звереет.

КАЛАДЗЕ: Иди сюда @#$(&! Я тебе сейчас $#%#!
МАЛЬДИНИ (бьет кулаком по столу): Каладзе!

Каха мигом умолкает, но не надолго. Через секунду он снова разражается матом, но тот уже носит извинительно-оправдательный характер.

МАЛЬДИНИ: Как мне надоела твоя матерщина! Выйди отсюда! Зайдешь, когда сможешь говорить нормально.
КАЛАДЗЕ: Ну офигеть! Я…
МАЛЬДИНИ (ледяным тоном): Вон!

Каха выходит с видом побитой собаки. Неста ждет, пока он выйдет, а потом с опаской садится на место.

МАЛЬДИНИ: Итак, я вижу: у нас гости…

Все, наконец-то, замечают Пиппо, Кларенса и Фабрицио.

ГАТТУЗО (радостно): О, пленник! Как я люблю пленников!

Микколли прижимается к стенке.

МАЛЬДИНИ: Привет, Фабрицио. Как дела? Да ты садись, садись, чего стоять-то?
ИНДЗАГИ: Дайте попить! Так пить хочется – просто смерть! (Проходит к бару и начинает греметь бутылками, отыскивая что-нибудь безалкогольное)
МАЛЬДИНИ: Я, так понимаю, бесполезно спрашивать, как у нас оказался вражеский летчик, поскольку Кахи нет…

Открывается дверь, входит Каладзе. Неста невольно привстает, готовый бежать.

КАЛАДЗЕ: Нет, пусть объяснит, зачем он такую… фигню мне подсунул?
НЕСТА: Только стой там, не подходи.
ГАТТУЗО: Не боись, Сандро, я тебя спасу.

На лице Несты ярко выраженное сомнение. Каладзе подходит, вынимает смятый листок и сует его Несте в лицо.

КАЛАДЗЕ: Ну? Давай, покажи нам, где тут йй…юг, где штаб, где всё…

Неста берет листок, смотрит на него, хмурится, чешет затылок.

КАЛАДЗЕ (торжествует): Как я должен был ориентироваться ночью на вражеской территории по этой мурне, нах? (Быстро смотрит на Паоло и закрывает рот рукой) Давай, говори!
НЕСТА: Это не я рисовал…
КАЛАДЗЕ (начиная раздражаться): Очень интересно! А кто? Нас четверо было. Паоло не рисовал, Кларенс тоже. Только ты рисовал, бля! Бли…ндажи свои чертовы!
МАЛЬДИНИ: Каха, если ты не будешь держать себя в руках, я посажу тебя под арест.
КАЛАДЗЕ (возмущенно): Из-за его каракулей меня под арест! Нормально, нах!
НЕСТА (с усмешкой): Это же не план! Это просто… Вот план! (Переворачивает листок) Свяжешься с вами, тупые десантники… Вот это что? Вот твоя расческа! Вот юг, вот штаб! К штабу есть претензии?

Каладзе потрясен, ошарашен, сбит с толку и морально уничтожен. Он не знает что сказать.

МАЛЬДИНИ (улыбаясь): Теперь инцидент исчерпан? Разобрались с планом?
КАЛАДЗЕ (убит осознанием собственной глупости): И что теперь с этим делать? (Кивает на Микколли)
НЕСТА: Оставь себе. Пригодится в хозяйстве.
КАЛАДЗЕ (снова начинает злиться): В каком хозяйстве?
НЕСТА: В натуральном…

Тут же вскакивает, потому что Каха бросается к нему, готовый задушить. На пути Каладзе возникает Пирло. Погоня заканчивает, не успев начаться.

НЕСТА: Ты чего буйствуешь, буйвол? Не хочешь в хозяйстве – пусти в расход.

Микколли близок к обмороку.

ГАТТУЗО: Зачем убивать? Мне отдайте.
МАЛЬДИНИ: Я, вообще-то, жду объяснений. Каха, зачем ты пленного взял?
КАЛАДЗЕ: Так это, нах… наш…ел. Нашел его. Куда девать-то? Он бы завопил, я и…
ЗЕЕДОРФ: Я считаю, что Каха поступил грамотно. Если бы мы оставили Фабрицио в лагере, то он бы поднял тревогу. Нам надо было быстро уйти, чтобы черно-белые еще не успели раскрыть побег Пиппо.
ИНДЗАГИ (довольно): А знатный получился побег! Как в кино! (Вздыхает, вспоминая сладостные минуты триумфа) Я представляю лицо Алекса! (Хихикает)
МАЛЬДИНИ (строго): Ничего смешного нет, между прочим. Я с тобой еще поговорю относительно твоей вылазки! Что это за самодеятельность?! Мы тут чуть голову не сломали, где ты и что с тобой. Волновались!

Индзаги краснеет от удовольствия и смущения.

МАЛЬДИНИ: На твоем месте я бы сидел тихо и не привлекал к себе внимания лишний раз.
ИНДЗАГИ (послушно садится): Хорошо. (Немного помолчав) Вы правда за меня переживали?
ЗЕЕДОРФ: Конечно!
ИНДЗАГИ: Сильно?
МАЛЬДИНИ: Сильнее не придумаешь.
ИНДЗАГИ (восхищенно): Вы думали, что я героически погиб!
НЕСТА: Нет, мы думали, что ты предал нас и переметнулся к неприятелю.

Индзаги обиженно надувает губы и отворачивается.

МАЛЬДИНИ (устало): Ладно, Рино, отведи пока пленника в тюрьму, завтра его допросим. Всем разойтись, спокойной ночи. А тебе, Пиппо, пять нарядов вне очереди.

Индзаги возмущенно вскидывает брови, хочет что-то возразить, но Паоло уже поднялся и направился к выходу.

ИНДЗАГИ: Пять нарядов!!! За что? За то, что я план спас?!
МАЛЬДИНИ (в дверях): За то, что мы организовывали твой побег, вместо того чтобы готовиться к сражению.

Индзаги бросается за ним, объясняясь и оправдываясь. Паоло отмахивается от него. Все расходятся.
Гаттузо включает карманный фонарик и ведет перепуганного Фабрицио к зданию тюрьмы. Оно стоит немного на отшибе и выглядит мрачно. Микколли невольно притормаживает, когда из темноты показывается фасад тюрьмы, выполненный в готическом стиле
.

МИККОЛЛИ: Эт-то что?
ГАТТУЗО: Тюрьма, Фаби. Можно тебя так называть?
МИККОЛЛИ: М-можно. А почему так темно?
ГАТТУЗО: Да просто не живет там никто. Давно. Сто лет уже.
МИККОЛЛИ: Так давно?
ГАТТУЗО: Ага. Наверное, приведения уже завелись. (Смеется) Ну ничего, я тебе дам дудку, ты их всех разгонишь. Сделаешь доброе дело?
МИККОЛЛИ: Зачем их разгонять?
ГАТТУЗО: Ну чтобы они тебе не мешали спать.

Фабрицио останавливается.

МИККОЛЛИ: Я не хочу туда!
ГАТТУЗО: Ты, что ли, испугался? Ты, что ли, трус? Джиджи, что ли, тебя не приучает к опасностям?

Фабрицио энергично мотает головой из стороны в сторону. Рино снова тащит его к тюрьме.

ГАТТУЗО: Не бойся давай. Подумаешь, привидения! Просто облако. Ничего они тебе не сделают. Ты когда-нибудь видел, чтобы облака могли нанести человеку вред?
МИККОЛЛИ: Не видел, конечно, но…
ГАТТУЗО: Не дрейфь. Завтра утром я тебя переселю в другое место. Просто сейчас поздно уже. Спать хочется до жути.

Они заходят в здание, идут по мрачному коридору до конца, потом Рино открывает тяжелую железную дверь и светит внутрь. Фабрицио невольно содрогается, увидев убранство комнаты: из всей мебели там только топчан с мешком соломы на нем.

ГАТТУЗО (виновато): Ты уж извини за неудобства. Завтра твою комнату подготовим. Пересиди одну ночку так, а?
МИККОЛЛИ: А ты будешь меня охранять?
ГАТТУЗО: Зачем? Ты ведь не Пиппо, не сбежишь. Десантников у вас нет, чтобы тебя вытаскивать. Так что охранять тебя я не буду. Я спать буду, вот что. (Снимает с Фабрицио наручники) Ты пока располагайся, а я сейчас тебе дудку принесу, чтобы ты призраков разгонял, если что…
МИККОЛИ (испуганно): Подожди! Я требую адвоката. Бумагу, ручку и лампу.
ГАТТУЗО: Будет сделано. Сразу после подъема будет тебе и адвокат, и листочек с бумагой. Тьфу, то есть ручка с карандашом. Тьфу, то есть… ну ты понял!

Быстро выходит, чтобы пленник не успел ничего сообразить, и закрывает дверь на ключ.

МИККОЛЛИ (стучит в дверь): Так не честно! Это издевательство! Ты можешь под трибунал попасть.
ГАТТУЗО (в замочную скважину): Давай, вопи громче, чтобы призраки слетелись со всей округи.

Фабрицио мгновенно умолкает.

ГАТТУЗО: Я только за дудкой и обратно.

Уходит, нарочно громко топая, чтобы Фабрицио слышал его шаги, потом на цыпочках спускается по лестнице и со всех ног несется в казарму.

ГАТТУЗО (вбегая в комнату Каладзе): Каха, пошли пугать Фаби!
КАЛАДЗЕ: Фабио? Опять к черно-белым переться?
ГАТТУЗО: Да не Фабио, а Фабрицио. Он в тюрьме.
КАЛАДЗЕ: Зачем его пугать, нах? Пусть сидит себе...
ГАТТУЗО: Ну как ты не понимаешь?! Он завтра все расскажет на допросе, если мы его попугаем сегодня.
КАЛАДЗЕ: Не вижу связи.
ГАТТУЗО: Я ему сказал, что завтра его переселю в нормальную комнату. Сегодня мы его попугаем, а завтра я ему скажу, что комната еще не готова и он должен еще одну ночь переждать в замке. Он испугается и все расскажет, чтобы только его оттуда вытащили.
КАЛАДЗЕ: Да-а, откуда в твоей башке это берется?

В комнату Кахи заглядывает Зеедорф.

ЗЕЕДОРФ: Ках, у меня паста кончилась. Можно твою взять до утра? Утром я на складе новую попрошу.
ГАТТУЗО: Кларенс, пошли с нами Фабрицио пугать?
ЗЕЕДОРФ: Если Паоло узнает…
ГАТТУЗО: Как он узнает, если мы ему не скажем? Он устал очень, спит уже, поди.
ЗЕЕДОРФ: И как ты собрался пугать Фабрицио?
ГАТТУЗО (воодушевляясь): Я его запер в дальней комнате на первом этаже…
ЗЕЕДОРФ: С ума сошел! Там же мебели нет!
ГАТТУЗО: На то и расчет. Запер я его там, потому что в двери большая замочная скважина. В нее видна часть коридора. Мы надеваем белые простыни, берем по фонарику и начинаем ходить по коридору и завывать. Фабрицио пугается, кричит, потом мы уходим. Все.
КАЛАДЗЕ: Давайте уж тогда стучаться к нему!
ЗЕЕДОРФ: А вдруг он умрет от страха.
ГАТТУЗО: От этого еще никто не умирал. Максимум, что ему грозит, – заикание. Но это войне не помеха. Он ведь не радист! (Сам смеется над своей шуткой)
ИНДЗАГИ: Клево вы придумали!

Зеедорф, Каладзе и Гаттузо резко оборачиваются и видят на пороге комнату радостного Филиппо.

ГАТТУЗО: Ты чего приперся, Ушастик? Спать иди, а то обратно в плен сдадим.
ИНДЗАГИ (надув губы): Я тоже хочу пугать Фабрицио.
ЗЕЕДОРФ: Тебе нельзя никого пугать: ты сам напугаться можешь.
ИНДЗАГИ: Если вы меня не возьмете с собой, я все расскажу Паоло.
КАЛАДЗЕ (ударяя кулаком по ладони): Попробуй только! Тебя потом даже Кафу не соберет.
ИНДЗАГИ: Ты сначала догони меня, парашютист хренов, а потом угрожай.

Назревает конфликт. Десантник готов в любую секунду броситься на мотострелка. Кларенс хмурится и вздыхает.

ЗЕЕДОРФ: Да уж, Пиппо неплохо будет смотреться в образе привидения. Мы возьмем тебя с одним условием: ты не будешь орать и топать.
ИНДЗАГИ: Не буду! Честное слово!
КАЛАДЗЕ: Только пикни мне!

Филиппо показывает ему язык.

ГАТТУЗО: Все, давайте готовиться, а то поздно уже. Завтра построение…

Начинаются приготовления. Все заматываются в простыни, репетируют, как будут завывать и двигаться по коридору. Наконец, приготовления закончены, троица выходит на улицу, кустами, чтобы не наткнуться на Диду, пробирается к зданию тюрьмы. Зеедорф то и дело поглядывает по сторонам, прислушивается, а потом дает сигнал, что можно идти. Внезапно он вскидывает руку вверх, четверка заговорщиков ныряет в кусты.

ИНДЗАГИ (после минутного молчания): Ну что?
ЗЕЕДОРФ: Тссс!
ИНДЗАГИ: А что там?
ЗЕЕДОРФ (дает ему подзатыльник): Да тихо ты!
ИНДЗАГИ (обиженно): Ты че дерешься?
КАЛАДЗЕ (грозно): А ну не ори, нах!

Гаттузо одергивает Каху, Зеедорф закрывает рот Филиппо ладонью. Движение и шорохи прекращаются. Чтобы убедиться в безопасности, Кларенс выжидает еще минуту, а потом выглядывает из куста и натыкается на Несту.

НЕСТА (отшатывается): А-а! (поняв, что перед ним Зеедорф) Тьфу, Кларенс! Так ведь и до инфаркта довести можно!
ЗЕЕДОРФ: А ты чего шляешься тут?
НЕСТА: А ты че в простыне?
ЗЕЕДОРФ: Не твое дело!
НЕСТА: Лунатишь или из лазарета сбежал?

Из кустов высовывается Филиппо.

ИНДЗАГИ: Сандро! Ты что, шпионишь за нами?
НЕСТА: Больно надо.
ИНДЗАГИ: А че тогда ты тут делаешь?
ЗЕЕДОРФ: Дида ушел?
НЕСТА: Кажется, ушел. А вы куда?
ИНДЗАГИ: На кудыкину гору.
НЕСТА: Я бы на твоем месте не хамил.

Индзаги показывает ему язык. Из кустов выходят Каладзе и Гаттузо.

НЕСТА: Нет, правда, че вы все в простынях? Это заразно вообще?
ЗЕЕДОРФ: Ужасно заразно. (Делает шаг к Сандро, тот отступает) Особенно если кто-то в простынях – это уже последняя стадия.
НЕСТА (крутит пальцем у виска): Я вижу. Пора уже карантин объявлять.

Индзаги начинает кривляться и строить рожи, Сандро с недоверием смотрит на всю компанию, потом машет рукой и скрывается в темноте.

ЗЕЕДОРФ (Филиппо): Я бы попросил без самодеятельности. Еще раз вякнешь, отправлю обратно.

Индзаги обиженно надувает губы.

КАЛАДЗЕ (Зеедорфу): Давай я буду его контролировать? У меня не забалуешь, нах!
ГАТТУЗО: Давайте не будем никого контролировать. Мы ведь не в разведку идем, а просто поприкалываться. Не получится – так не получится.

Компания пробирается к зданию тюрьмы. Пробравшись к торцу здания, Рино останавливает всех жестом.

ГАТТУЗО: Все слушаем меня! План такой: заходим в здание, разбредаемся по этажам и начинаем топать, завывать, хлопать дверями…
КАЛАДЗЕ: Зачем по этажам, нах?
ГАТТУЗО: Ну чтобы звуки доносились отовсюду. Тогда Фабрицио подумает, что тут приведение.
ИНДЗАГИ: Так? (Начинает махать руками, словно он летит, и выть) Похоже?
ЗЕЕДОРФ: Похоже… Похоже, план не сработает. Ты чего воешь, чудик?
ИНДЗАГИ (обиженно): А что, кудахтать надо?
ЗЕЕДОРФ: Ты же призрак, а не бродячая собака. Надо вот так делать/

Тихонько завывает, постепенно прибавляя звука, потом начинает раскачиваться и стонать, как заправский призрак)

КАЛАДЗЕ: Здорово, бля! Аж мурашки по коже!
ГАТТУЗО: Тихо всем, заходим!
ИНДЗАГИ (бормочет): Что-то мне не по себе уже…
ГАТТУЗО: Пиппо, иди на третий этаж, Каха – на второй, я – на первый, а Кларенс будет бродить по кустам.

Все разбредаются. Пиппо поднимается по лесенке, потом затаивается. Из глубины здания слышатся шаги и чей-то жалобный голос, как будто кто-то плачет.

ИНДЗАГИ: Господи, так и самому недолго спятить.

Ждет, потом идет по коридору и начинает завывать, как ему кажется, зловеще. Где-то хлопает дверь и наступает тишина. Пиппо прислушивается, снова начинает выть. Снова прислушивается. В здании такая темнота и тишина, что мотострелку становится не по себе.

ИНДЗАГИ: Надо было взять фонарик. А то в темноте бродить…

Идет к лестнице, спускается этажом ниже.

ИНДЗАГИ: Каха, ты здесь? (Прислушивается к тишине) Каха! Каладзе! Ты тута? (Ему никто не отвечает) Каха – дурак. Парашютник! (Опять молчок) Ты здесь? Ну скажи хоть слово! (Вглядывается в темноту, пытаясь разглядеть белую простыню) Шутники хреновы…

Спускается на первый этаж. Снова прислушивается и приглядывается. Никого нет. Пиппо понимает, что его бросили, обижается и хочет отомстить. Он идет к комнате, где сидит Микколли, чтобы предупредить пленника о задумке Гаттузо. Подходит к двери и прислушивается. Вдруг ему на плечо ложится рука. Пиппо замирает, потом медленно оборачивается и видит настоящее привидение.

ИНДЗАГИ (не своим голосом): Мамааааа! Чур меня! Чур меня! (Отпрыгивает в сторону)
ПРИВИДЕНИЕ (зловещим шепотом): Сердце… Дай мне сердце…
ИНДЗАГИ: Мамааааа!

Бежит со всех ног к выходу, выскакивает на улицу и оглядывается. Привидение движется за ним. Филиппо, обезумев от страха, несется по базе через газоны и кусты напролом. Из темноты вырастает Дида, Пиппо налетает на него, оба падают.

ДИДА: Совсем уже! Глаза у черно-белых оставил?
ИНДЗАГИ (дрожащим голосом): Там… при… приве…дение… Спаси меня! (Хватает Нельсона за футболку) Спаси меня, пожалуйста!
ДИДА (высвобождается): Какое привидение? С ума сошел?
ИНДЗАГИ: Оно белое…
ДИДА (подозрительно): Черно-белое?
ИНДЗАГИ: Н-нет… Ужасное… Оно гналось за мной…
ДИДА (недоверчиво): Тебя догонишь…
ИНДЗАГИ (боязливо оглядываясь): Не веришь – сам проверь.
ДИДА (авторитетно): Там нет никого. Лечиться тебе надо, а не бегать по базе. Ложись спать немедленно, а то Паоло доложу!

Тут Филиппо вспоминает, что на нем была простыня. Осознание того, что придется за ней вернуться, приводит его в ужас.

ИНДЗАГИ: Нельсон, а Нельсон? Пойдем проверим, куда оно делось?
ДИДА: Вот еще глупостями всякими заниматься.
ИНДЗАГИ (хитро): Боишься? Я тоже сначала испугался…
ДИДА: Ничего я не боюсь.
ИНДЗАГИ: Тогда пойдем!
ДИДА: Это провокация. Чует мое сердце какой-то подвох.
ИНДЗАГИ: Мы только глянем, тут оно или нет, и сразу назад.

Дида даже не пытается скрыть сомнение.

ИНДЗАГИ (меняет тактику): А вдруг это лазутчик? Специально косит под привидение, потому что ни один охранник или разведчик не скажет, что видел призрака. На это и рассчитано.
ДИДА: Вообще-то, доля смысла есть…
ИНДЗАГИ: Да пошли уже быстро сходим! Если что, я помогу его догнать или задержать.
Хватает Нельсона за руку и тащит к зданию тюрьмы. Дида выдергивает руку и сам следует за мотострелком. Выйдя на дорожку, ведущую к тюрьме, Филиппо немного притормаживает.

ДИДА: Боишься?
ИНДЗАГИ: Вот еще! Просто торопиться тут не надо. Возможна диверсия…

Парочка доходит до крыльца, Дида на всякий случай достает пистолет. Индзаги делает вид, что оценивает обстановку, а сам прячется за спиной охранника. Тишина.

ДИДА: Что-то не видно твоего диверсанта.
ИНДЗАГИ: В кустах, наверное. Затаился.
ДИДА: Хочешь проверить?
ИНДЗАГИ: Хочешь – не хочешь, а надо. Это твоя работа, Нельсон.

Дида недовольно хмурится, но все же направляется к кустам. Филиппо наблюдает издалека. Охранник осторожно раздвигает ветви, всматривается, потом скрывается в кустах.

ИНДЗАГИ (негромко): Ну что? Есть кто-нибудь?
ДИДА (из кустов): Никого тут нет.
ИНДЗАГИ: Смотри внимательно. Ничего белого не мелькает?
ДИДА (шуршит ветками): Все чисто. Я вот сейчас выберусь и тебе накосты… (слышится возня) Кто здесь?

После этого в кустах начинается что-то невообразимое: звуки возни перерастают в звуки драки, Дида то ли от кого-то обороняется, то ли пытается кого-то повязать. Филиппо начинает паниковать.

ИНДЗАГИ (шепотом): Нельсон… Что там?

От возни кусты качаются так, словно на базу налетел ураган.

ИНДЗАГИ: Нельсон, ты живой? Что происходит? Позвать на помощь?

Внезапно движение прекращается. Наступает тишина. У Филиппо по спине бегут мурашки, он беспокойно оглядывается.

ИНДЗАГИ: Нельсон, ну хоть голос подай… (Выждав пару минут) Я иду на помощь… (Лезет в кусты) Блин, кошмар какой-то… (Замечает простыню на земле) Нельсон, я, кажется, нашел привидение. (Боится подлезть ближе, поэтому тянет простыню к себе) Интересно, это моя или… (Замечает под простыней тело) Ааа! Господи!

Труп вдруг поднимается и хватает Пиппо за простыню.

ИНДЗАГИ: Аа-аа-а! (тянет простыню к себе) Отдай, отродье! Пусти!
ТРУП (голосом Гаттузо): Это мой саван…
ИНДЗАГИ: Пусти! Пусти! Чур меня! (До него доходит, что труп говорит голосом Гаттузо) Рино?

Где-то рядом в кустах раздается смешок.

ИНДЗАГИ: Это ты, Рино? Тьфу, напугал меня, дурак!

Рядом кто-то не может сдержать смех и начинает гоготать. Пиппо сквозь ветки продирается к Гаттузо и вырывает у него простыню.

ИНДЗАГИ: Попроси у меня еще на мотоцикле покататься! Все тебе припомню! (смеющемуся в кустах) И тебе, Кларенс, тоже!
ДИДА (откуда-то издалека): Нашел свое приведение?
ИНДЗАГИ (обиженно): Вроде взрослые дядьки, а ведете себя… (Берет простыню под мышку и уходит) Дураки какие-то… Свяжешься с вами…
ЗЕЕДОРФ (Гаттузо): Классно мы его развели! Каха неслабую возню устроил. Чуть кусты не переломал.
КАЛАДЗЕ: Сам просил изобразить нападение, нах. Оно так и происходит.
ГАТТУЗО (поднимаясь с земли): Нельсон, спасибо, что оказал содействие.
ДИДА: Я только ради того, чтобы проучить Индзаги.
КАЛАДЗЕ: Ну что, Микколли попугали, Индзаги, нах, тоже. Может, спать? (Зевает)
ДИДА: Да, лучше вам пойти спать сейчас, а то утром я доложу Паоло и про Микколли, и про Индзаги…
ЗЕЕДОРФ: Не ворчи, Нельсон. На войне нужно уметь расслабляться.
ДИДА: Только расслабишься, тут тебя противник и сломит.
ГАТТУЗО: А еще хотят Каннаваро к нам переманить. У нас свой скоро будет… Только двухметровый.

Троица, подобрав свои простыни, уходит в сторону казармы, переговариваясь и смеясь. Дида смотрит им вслед, потом с выражением полной готовности к любой опасности продолжает ночной обход базы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая


Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта