TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 7

X-Files

Паоло тер руками виски, пытаясь придумать выход из создавшейся ситуации. Через два часа начиналось совещание у генерала Анчелотти, главной темой которого был, естественно, побег Тени и срыв операции. Мальдини должен был отчитаться о проделанной работе и получить нагоняй от начальства. Да ладно бы если только нагоняй. Паоло не боялся ни за свою должность, ни за свое звание, и любое решение вышестоящего командования принял бы с пониманием. Но его волновали судьбы других подчиненных – технической службы, медцентра. Если проект «Триэс» решат закрыть, то люди в одночасье потеряют работу. Многие из них – гражданские лица, то есть военное довольствие им не положено. Озаботившись их судьбой, Мальдини намеревался выстроить свой доклад таким образом, чтобы принять основной удар на себя и сыграть роль профсоюза.
Неожиданно пикнул селектор. Паоло, словно бы удивившись этому факту, смотрел на него несколько секунд, потом нажал кнопку.
– Слушаю!
– Паоло, к тебе Глазастик, – раздался из динамика голос Паолины. – Примешь?
– Пусть заходит, – устало выдохнул Мальдини.
Через секунду дверь открылась, и в кабинет вошла начальник IT-отдела с синей папкой под мышкой.
– Паоло, разговор секретный, но неотложный, – Глазастик выглядела так, словно только что узнала, кто на самом деле убил Кеннеди.
– Присаживайся, – Мальдини жестом указал на стул напротив.
Глазастик огляделась, словно опасаясь быть услышанной посторонними, и села на стул. Потом положила на стол папку и накрыла ее сверху ладонями.
– Что там? – Мальдини кивнул на принесенный предмет.
– Ольга вчера попросила меня собрать все результаты психометрики Тени в один файл, чтобы сделать сводную таблицу. Я пошерстила базу и случайно наткнулась на странный документ. Он назывался «Прогноз погоды» и был закодирован. Меня тут же разъело любопытство, и я взломала код. Всю ночь почти потратила, и, как оказалось, не зря! Тебе что-нибудь известно про программу «Искра»?
– Ну да, – подумав, кивнул Паоло. – С момента организации «Триэс» было разработано и внедрено около десяти обучающих программ. Лучшие агенты готовились по программе «Шторм» и проходили квалификацию по системе «Стрела». Три года назад была разработана еще одна – «Искра». Она сильно отличалась от тех, что были до нее: подготовку агентов предлагалось вести нетрадиционным способом. Результаты должны были превзойти ожидания. В какой-то мере, так и было. Мы испробовали «Искру» на двух агентах, и обоих потеряли.
– В каком смысле? – испугалась Глазастик.
– Один повесился при загадочных обстоятельствах, а второй сошел с ума и сейчас находится в клинике для психохроников. Естественно, после такого успеха, – Паоло сделал в воздухе движения пальцами, обозначающие кавычки, – программу-убийцу закрыли. Ты что-то нашла по ней? Какие-то новые факты?
– Новые, да, – Глазастик помрачнела. – Если верить файлу «Прогноз погоды», то «Искру» продолжают использовать!
– Кто? – теперь настала очередь Мальдини недоумевать.
– Настоящие имена зашифрованы, но Тень полгода назад прошел переподготовку по «Искре».
– Не может быть! Я бы знал!
Глазастик молча подвинула капитану папку. Паоло открыл обложку и принялся изучать документы, вложенные в файлы. Девушка терпеливо ждала, наблюдая, как меняется выражение лица Мальдини. Он то хмурился, то удивленно вскидывал брови, то недовольно цыкал. Листе на четвертом он раздраженно захлопнул папку и в упор посмотрел на Глазастика:
– Ты знаешь, что это такое?
– Секретная информация, – предположила та.
– Нет, лучше! Это улика! – Паоло похлопал по папке. – В «Триэс» завелся «крот», который использует административный ресурс в своих целях. Не думаю, что папа Карло придет в восторг, узнав, что творится у него за спиной. Но и это еще полбеды.
Мальдини испытующе глянул на Глазастика, словно проверял, можно ли ей доверить тайну:
– Если Тень прошел квалификацию по «Искре», то он сильнее и опаснее любого из наших агентов.
– Почему? – насторожилась девушка.
– Потому что, Глазастая, – Мальдини похлопал ее по руке. – Думаешь, агенты просто так сходят с ума? Об этой папке никому ни слова!
– За кого ты меня принимаешь? – надулась девушка.
– Я просто беспокоюсь о твоей безопасности, – Паоло убрал папку в стол. – У тебя есть копии?
– Я сделала диск и спрятала его в надежном месте. Если со мной что-то случится…
– С тобой ничего не случится, – капитан поднялся. – Я доложу папе Карло про «Искру», и если понадобится, мы включим тебя в программу защиты свидетелей.
– Скажешь тоже! – отмахнулась Глазастик.
– Ну все, иди, – Паоло потер лоб от неловкости ситуации. – Мне надо подготовиться к заседанию.
Девушка понимающе кивнула и вышла из кабинета. Но из приемной уходить не торопилась.
– Что-нибудь еще? – Паолина, раскладывающая документы по папкам, на минуту оторвалась от своей работы.
– Паолинка, а кто выписывает пропуск из «Триэс», если надо выйти не по заданию?
– Пропуска делаю я, но подписать разрешение должен Паоло.
– А генерал Анчелотти может подписать?
– Может, – подумав, ответила референт. – Что-то срочное у тебя?
– Пока нет, просто интересуюсь, – Глазастик подмигнула коллеге и вышла из приемной
В коридоре она остановилась, раздумывая, куда идти сейчас. Минуя лифт, в котором были установлены камеры видеонаблюдения, она по лестнице поднялась на верхний этаж, где располагался медицинский центр.
Ольгу она застала за работой: помощница главного психолога вносила в компьютер результаты какого-то исследования.
– Привет! – Глазастик присела на край диванчика, стоявшего в кабинете. – Сильно занята?
– Уже нет! – Ольга допечатала последние два слова и нажала на кнопку сохранения. – Ты ко мне или к Алексу?
– К тебе.
– Что-то случилось?
– Оль, можно вопрос? Только между нами. Ты что-нибудь слышала про программу «Искра»?
– Немного, – Ольга на минуту задумалась. – Года три назад была такая. Ее разработали как альтернативу нынешнему «Шторму». Точно знаю, что Алекс активно выступал за закрытие «Искры».
– Почему?
– Она была очень опасна. Насколько я знаю, ее основной принцип состоял в воздействии на участки головного мозга, функции которых пока еще очень мало изучены. Это и представляло главную ценность и опасность программы. С одной стороны, на обучение тратилось от нескольких дней до нескольких недель, но с другой, как оказалось, – гарантированного результата это не давало. Ты почему ей интересуешься?
– Случайно нашла информацию, что от этой программы пострадало два агента, – соврала Глазастик. – Стало любопытно. Я-то думала, что наши парни из стали и брони.
– Это, конечно, закрытая информация, но с твоим уровнем доступа… Я могу дать тебе результаты психиатрической экспертизы Коршуна.
– Который сошел с ума? – уточнила Глазастик.
– Сошел с ума? – улыбнулась Ольга. – Это слишком размытый термин. Там, по-моему, психоз c навязчивыми идеями и депрессивный синдром. Точно не помню – давно это было. Я тогда только-только из стажеров пришла. Мне еще не давали такие дела вести.
Говоря это, Ольга щелкала мышкой, отыскивая в компьютере нужный файл. Потом внезапно зажужжал принтер, из его щели вылез листок, за ним еще один, потом третий.
– Вот, экспертиза, – помощница психолога протянула распечатку коллеге. – Пока это вся информация, которую я могу дать. Остальное – по запросу.
– Спасибо! – Глазастик благодарно кивнула и встала. Конечно, ей не составляло труда влезть в базу данных и взломать коды, которыми шифруются медицинские документы, но уж больно не хотелось подставлять Ольгу. Начальник IT-отдела направилась к двери, но вспомнила что-то, остановилась и спросила:
– Да, а по второму агенту есть экспертиза?
– Следствие еще не закрыто, поэтому любая информация не разглашается, – вздохнула Ольга.
– Хорошо, ознакомлюсь пока с этим, – Глазастик махнула листами и вышла.

«Хвост»

Марио сидел на автобусной остановке и наблюдал за улицей уже минут двадцать. Никаких признаков слежки не было заметно и ничто не вызывало подозрений. Наконец, он решился: встал со скамейки и двинулся через дорогу – к спортивному центру «Лондон-джим». Стеклянные двери гостеприимно раздвинулись, пропуская Марио внутрь. Миловидная девушка на ресепшне просияла, увидев, кто вошел.
– Мистер Леджер! – воскликнула она, словно бы не видела его целую вечность. – Здравствуйте! Вы так рано!
– Рано? – ему хватило полсекунды, чтобы прочитать ее имя на бэйдже.
– Вы обещали приехать на следующей неделе…
– Лина, у меня небольшие проблемы, – замялся он. – У меня украли сумку, где были деньги и документы.
– Какой кошмар! – Лина расстроилась так искренно, что ее стало немного жалко. – Вы не волнуйтесь, мы сделаем вам новую клубную карту.
Пока она говорила, Марио краем глаза заметил тренера-культуриста, который спустился по лестнице и зашагал по коридору, прочь от ресепшна. Наблюдать за ним было просто, потому что он занимал собой почти все пространство. Дойдя до предпоследней двери, качок вошел в комнату. Марио понял, что там находится раздевалка для тренеров.
– И как мне теперь открыть свой ящик? – поинтересовался он, когда девушка закончила.
– А вы и ключ, и карту потеряли?
– Нет, карта у меня, – Марио хлопнул себя по карману куртки.
– Тогда вот ключ, – Лина протянула ему брелок с ключом. – Только не забудьте вернуть, когда пойдете обратно.
Он улыбнулся, взял брелок и двинулся к комнате, куда недавно вошел качок. Когда до двери оставалось несколько шагов, его кто-то окликнул по имени. Марио обернулся и увидел на ресепшне высокого блондина. Его короткие светлые волосы лежали как попало, будто он только что снял шапку, но шапки в его руке не было, поэтому можно было сделать вывод, что над созданием такого художественного беспорядка трудился парикмахер. На вошедшем были голубые потертые джинсы, чуть приспущенные на бедрах, кроссовки, сшитые на заказ, короткая куртка, из-под которой выглядывала толстовка. На плече он держал рюкзак со сменной одеждой. Этот парень, хоть и был одет с иголочки, не походил на того модника, что пытался убить Леджера на вокзале. Тот носил дорогую одежду как экипировку, не более, а этот… Этот был насквозь пропитан роскошью и запахом шикарной жизни и вел себя, как звезда кино. Наверняка он таковым и являлся, потому что Лина рядом с ним просто лучилась от счастья.
– Марио! – еще раз крикнул блондин. – Ты вернулся?
– Нет, – угрюмо отозвался Леджер. – Тебе это кажется.
Блондин рассмеялся и направился к нему:
– Слушай, я вторую неделю без тренировок… Мне нельзя терять форму. Может, возобновим занятия?
Марио понял, что является инструктором этого гламурного принца.
– Я понимаю, что у тебя отпуск, но готов заплатить по двойному тарифу. Через месяц начинаются съемки, мне надо быть в идеальной форме. Времени в обрез, ты ведь понимаешь.
– Э-э… послушай,… – Марио опять запнулся, силясь вспомнить имя ученика, – …Том…
– Дэвид, – несколько обиженно поправил его блондин.
– Конечно, Дэвид! – отмахнулся Марио. – Замкнуло меня что-то. Дэвид, я сейчас не могу тренировать тебя.
– Почему?
– Проблемы со здоровьем. Я только что выписался из больницы.
– Нет проблем, Мар! – Дэвид хотел хлопнуть инструктора по плечу, и тот едва успел увернуться. – Ты не будешь ничего мне показывать. Я все буду делать сам. Только следи, чтобы я не навредил себе. Я же не знаю меры.
– Дэвид, давай вернемся к этому разговору в понедельник.
– Мар, время уходит, каждый час на счету. Мне надо мышечный объем наращивать, рельеф создавать. Я ведь буду играть Ахилла! Понимаешь? А-хи-лла! Предводителя римского войска!
– Греческого, – машинально поправил его Марио.
– Что? – красавчик недоуменно поднял брови.
– Ничего. Я понял тебя, давай начнем с завтрашнего дня. Позвони мне утром, – Леджер улыбнулся своему ученику и открыл дверь тренерской. – Мне надо идти, Дэвид, извини.
После этих слов он вошел внутрь, оставив актера в коридоре.
В тренерской не было никого. Шум льющейся воды говорил о том, что культурист принимает душ. Марио огляделся: зал комнаты был разделен на небольшие зоны непрозрачными ширмами. В каждой зоне стоял железный шкафчик, напротив – скамейка и вешалка для верхней одежды. На стене висела лампа, под ней стоял невысокий столик, видимо, чтобы тренер мог писать. Марио шел вдоль кабинок, отыскивая шкафчик со своей фамилией. Он оказался в самом углу. Леджер с любопытством осмотрелся. В нижней полке столика лежала толстая тетрадь. Марио достал ее, присел на скамейку и открыл страницу наугад. Попал на таблицу без названия. Это было что-то вроде рациона питания: в левом столбике были написаны названия продуктов и каких-то витаминов, а в правых столбиках напротив этих наименований стояли плюсы, галочки или какие-то цифры. Марио полистал тетрадь, нашел еще пару таких таблиц, расписание индивидуальных занятий на июль и август, список белковосодержащих препаратов. Он захлопнул записи и обратился к шкафчику. На дверце имелась щель для пластиковой карты и скважина для ключа, видимо, замок открывался хитрым способом. Марио посмотрел на ключ, что дала ему Лина. Внезапная догадка осенила его, и он вынул связку, что второй день носил в кармане. Предположение оказалось верным: один из ключей в связке был от шкафчика. Марио улыбнулся, вставил свой ключ в скважину и провел картой по магнитосчитывающему желобку. Замок щелкнул. Повернув ключ, Леджер открыл дверцу.
Содержимое шкафчика его не удивило. Здесь не лежало ничего такого, чего не должно было бы быть у фитнес-тренера: кроссовки в матерчатом мешке, спортивная одежда, свисток, мяч, пара гантелей, фиксаторы для кисти, секундомер, бутылка для воды и какая-то коробочка, похожая на банку от медицинского препарата. Марио достал коробку и открыл ее. То, что лежало в ней, насторожило его: два контейнера для контактных линз, лазерная указка, портативный монокль с режимом ночного видения и мобильный телефон с набором гаджетов. Леджер вытряхнул кроссовки из мешка, сунул туда таинственную коробку, тетрадь со столика и свой футляр, что держал под курткой. Потом принялся изучать содержимое шкафчика дальше, надеясь найти что-то еще. Однако успехом его поиски не увенчались. Марио устало ткнулся лбом в зеркало на дверце. Предметы, что он находил, не проливали свет на его прошлое – только еще хуже запутывали. История с каждым шагом обрастала загадками, рождая все новые и новые вопросы.
Однако надо было идти. Марио решил позвонить Анджело и встретиться с ним вечером, чтобы обсудить кое-какие предположения и разработать план действий. Леджер выпрямился и уже хотел закрыть шкафчик, как вдруг заметил, что в конденсате, выступившем на зеркале от его дыхания, написана буква Д. Марио принялся дышать на зеркало и скоро увидел короткое послание: «Юж д банк 329-00-12-43 каменторт». Беззвучно повторив написанное, Марио рукавом стер надпись и захлопнул шкафчик. Нужно было срочно ехать в этот «юж д банк».
Он вышел из комнаты и тут же остановился как вкопанный: на стеклянных дверях входа в спортклуб плясали красно-синие отблески полицейской мигалки.
– Черт! – Марио нырнул обратно в тренерскую и повернул задвижку в замке. Он слышал, как мужской голос говорил с Линой в холле, как она испуганно отвечала ему. Леджер метнулся в душевую.
Культурист мылся в дальней кабинке, громко напевая, а значит мало что слышал. Марио осмотрелся: над кабинками имелось три небольших окошка, видимо, для естественной вентиляции. Он зашел в ту, которая находилась непосредственно под окном, ухватился за кронштейн, державший душ, а второй рукой – за трубу и принялся карабкаться наверх. Упираясь ногами в вентили и сорвав подставку для мыла, он кое-как взобрался на край кабины и повернул задвижку на оконце. Рама открылась ему навстречу, но не полностью, а только на 45 градусов.
– Дьявол! – зарычал Марио, слыша, как полицейские долбятся в дверь тренерской. Он пытался надавить на раму, чтобы упорные механизмы не выдержали и окно открылось полностью, но его положение не было устойчивым, поэтому ничего не получалось.
Полицейские высадили дверь тренерской и ворвались внутрь. Один бросился осматривать зоны со шкафчиками, а двое других ринулись в душевую. Увидев открытое окно над душевой кабиной, они переглянулись. Один кивнул напарнику и вынул пистолет, взяв под прицел дверцу, а второй с пистолетом наготове медленно продвигался к ней. Внезапно дверца другой кабинки распахнулась, из нее выглянул культурист.
– Что случилось? – громко поинтересовался он.
Полицейские вздрогнули, обернувшись на звук. Марио хватило этой секундной заминки, чтобы пинком выбить дверцу своей кабинки, ударив полицейского. Тот охнул и отшатнулся назад. Марио схватил его за руку, в которой он держал пистолет, и развернул оружие на второго копа. Тот, растерявшись от молниеносности происходящего, промедлил, и Марио выстрелил первым. Полицейский закричал и повалился с пробитой ногой. Леджер локтем ударил своего копа в лицо и, подставив ему подножку, швырнул через себя. Пистолет остался у него в руке. Держа на прицеле раненого копа, Марио подобрал его пистолет и швырнул в сторону дальней кабинки. На выстрел уже спешил третий блюститель порядка. Он влетел в душевую, не заботясь о безопасности, но Марио его уже ждал. Ударив третьего копа ногой в живот, он схватил его кисть, в которой был пистолет, и ударил ее о колено – пуля снесла угол умывальника. Два точных удара – в лицо и солнечное сплетение – и бросок через себя. Третий полицейский свалился на пол без сознания. Зато очнулся первый. Марио схватил с умывальника мыло и со все силы запустил в копа. Получив удар в лоб, тот отрубился.
– Марио? – с ужасом вскрикнул качок, когда расправа была закончена.
– Только выйди оттуда! – Леджер направил на коллегу пистолет. Культурист поспешно скрылся в кабинке.
Марио вынул из пистолета обойму, сунул ее в карман куртки, а пистолет бросил в мусорное ведро и выскочил из душевой. Четвертый полицейский стоял на ресепшене. Видимо, на тот случай, чтобы беглец не покинул клуб, если его не окажется в тренерской. Коридор упирался в стену, поэтому единственным путем к отступлению была комната напротив. Марио с разбегу высадил дверь и оказался в каком-то кабинете. Возможно, директорском. Перемахнув через стол, он подскочил к окну и открыл раму. Окно вело во внутренний двор, где стояли машины сотрудников. Марио выбрался наружу и подбежал к «Авенсису», стоящему у стены здания, чтобы не быть под прицелом у полиции. Он слышал, как взвыла сирена на улице, это значит, что четвертый передал сообщение по рации. В это время, выбив шлагбаум, закрывающий въезд, на стоянку влетела патрульная машина. Леджер метнулся к забору, подтянулся на руках и перевалился на другую сторону. Оказавшись во внутреннем дворе какого-то магазина, он шмыгнул мимо рабочих, разгружающих машину, перемахнул через второй забор и юркнул под арку. Из арки имелся второй выход – на боковую улочку. Поскользнувшись на повороте, Марио выскочил в этот переулок и остановился от неожиданности: перед ним стояло такси Оддо.
– Опять ты! – беглец без спроса уселся на заднее сиденье. – Гони!
– Я, конечно, искал встречи, но не думал, что она будет такой… – Оддо завел мотор. – Пригнись.
Марио лег на сиденье, накрывшись курткой – почти в пол вжался. Такси медленно выехало из проулка, миновало мигающие патрульные машины и свернуло на перекрестке. И только через пару кварталов Марио выпрямился и сел, как положено.
– Я твой должник, – сказал он, тронув таксиста за плечо.
– Даже не представляешь, до какой степени! – хмыкнул тот.
– Ты знаешь кафе «Мика и Миля»? – спросил Марио. – Отвези меня туда.
– Сначала ответь на несколько вопросов, бегун, – Оддо нажал на какую-то кнопку, и дверцы заднего сиденья заблокировались.
– Допрос с пристрастием? – Леджер с любопытством глянул в зеркало заднего вида на водителя. – Ну-ка! Интересно!
– Давай выкладывай, парень, откуда ты знаешь про Доменика? – таксист ничуть не смутился таким поведением пассажира. – Если ты его хоть пальцем тронешь, я тебя на британский флаг порву, ты понял?
– Я ничего не хотел делать с твоим Домеником, – усмехнулся Марио. – Я даже не знаю, кем он тебе приходится.
– Но ты назвал его имя! – шофер пришел в недоумение, даже скорость сбавил.
– Назвал, – согласился пассажир. – У тебя в багажнике лежал школьный портфель, а на полу под задним сиденьем – рисунок, который был подписан «Доменик С.». Я просто понял, что ты часто общаешься с каким-то ребенком, и наобум брякнул.
Таксист цыкнул и мотнул головой.
– Развел я тебя? – Марио обернулся, чтобы проверить, нет ли за ними погони. – Ты вот лучше скажи, что ты в том переулке делал.
– Следил за тобой, – честно признался Оддо. – Ты мне как сунул ту бумажку с адресом, так я и решил, что ты рано или поздно там появишься. Отправил фараонов по ложному следу, а сам сюда приехал. Запарился ждать, надо сказать. Но потом заметил, как ты на остановку пришел и сел там. Дождался, пока ты внутрь зайдешь, вернулся в машину и хотел двинуть к выходу, но тут легавые понаехали.
– Зачем ты меня ждал?
– Хотел про Доменика узнать. Понимаешь, это мой единственный племянник, я за него убить могу.
– Больно складно ты все рассказываешь, – нахмурился Марио.
– Выходи и топай тогда своими ногами, – обиделся Оддо и остановил машину, подрулив к тротуару. – Я тебя от копов спас, а ты мне вместо спасибо – подозрения. Восемь шестьдесят с тебя – и вали на все четыре стороны!
– Ладно, не горячись, – примирительно улыбнулся Марио в зеркало заднего вида. – Дело в том, что у меня нет денег.
– Нормально! – таксист ударил по рулю.
– Но я сейчас позвоню другу, он приедет и привезет деньги. Так что если ты отвезешь меня в «Мику и Милю», получишь за проезд.
– Да пошел ты!
– Оддо, я серьезно, – Леджер подался вперед. – Мне нужен водитель. Сейчас будет столько дел, я буду мотаться по городу. Ты классно водишь, хорошо знаешь Лондон. Я бы нанял тебя на неделю. Что скажешь?
– На неделю? Платить по счетчику будешь?
– Тысячу сейчас и столько же – в следующее воскресенье.
– Тысячу чего? Фунтов? – глаза Оддо загорелись.
– Нет, шоколадок «Пикник», – сострил Марио. – Конечно, фунтов!
– Деньги покажи.
– Сначала отвези меня в «Мику и Милю», – Марио откинулся на спинку сиденья, порылся в сумке и выудил оттуда телефон.
– Очень на кидалово смахивает, – Оддо недовольно поморщился и отъехал от обочины.
– Анджело? – сказал в телефон Леджер, когда ему ответили. – Это Марио. Да, у меня новый номер… Слушай, ты не мог бы сейчас подъехать в то кафе, где мы обедали? Да, и захвати с собой тысячу фунтов, если не трудно. Потом объясню.

Едва Глазастик отвернулась от монитора, как раздался сигнал. Девушка крутанулась на кресле и натянула наушники. На мониторе всплыло окно с мигающим словом «Сигнал 2-4-0». Она щелкала клавишами, пыталась определить координаты на карте, но окошко вдруг исчезло. Из звуконепроницаемой комнаты вышел Алекс с кипой бумаг. Он направился к Глазастику, еще издали начав говорить:
– Слушай, есть ведь какие-то сводные файлы, анализы тестов других агентов. Мне надо посмотреть средний коэффициент…
– Алекс, – прервала его девушка, развернувшись в кресле к нему. – Тень только что говорил по телефону. Я засекла сигнал «белой линии».
Психолог остановился, задумчиво глядя на нее.
– Алекс, он вспомнил? – с надеждой спросила девушка.
– Не знаю, – тот пожал плечами. – Ты записала разговор? Это его голос? Нет варианта, что кто-то другой воспользовался телефоном «белой линии»?
– Запись разговора есть, но я не успела вычислить координаты. Он звонил Адвокату.
– Тогда все идет по плану, – улыбнулся Дель Пьеро.
– Алекс, телефон блокируется автоматически, если его не использовать двенадцать часов. Тень добрался до него на третьи сутки и смог разблокировать. Значит, он все вспомнил!
Алекс вздохнул и прикусил нижнюю губу. Сказанное Глазастиком означало, что нужно было кардинально менять ход операции.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Правильный ответ: Блондин, иструктором которого был Марио, не кто иной, как Дэвид Бэкхэм.

Первой правильно ответила Marryfis, она получает 7 баллов.
Не дали себя запутать и alex с Lurid – им по 5 баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 31 балл
- Marryfis - 19 баллов
- Olga (Mosca) - 16 баллов
- alex - 14 баллов
- Dilailah - 9 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов
- Нээрэ - 2 балла
- glazastik - 2 балла
- Кьяра - 2 балла


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта