TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 6

Не делай добра

После инцидента с отобранной премией Мэррифис всей душой возненавидела работу по субботам. Она и раньше-то не особенно горела желанием приезжать в офис по выходным, а сейчас ее просто переполняло чувство острого внутреннего протеста. Джуд успокаивала подругу, но Мэррифис была полна решимости высказать свое негодование шефу, если он только покажет нос в офис. Он, словно предчувствуя нарастающую бурю, позвонил и предупредил, что будет поздно. Видя, что подруга в отвратительном настроении, Джуд предложила ей пообедать после работы, потрещать, посплетничать. Мэррифис согласилась и теперь не могла дождаться, когда же маленькая стрелка на циферблате доберется до двух часов.
Когда, наконец, наступило время заканчивать работу, мисс Браун отложила недописанный доклад, убрала все папки в шкаф и выключила компьютер. Перерабатывать хоть пару минут она не собиралась. Джуд, как назло, очень долго собиралась: красила губы, поправляла прическу, трижды перевязывала шарфик. Выйдя из офиса, девушки сели в машины и отправились в небольшое кафе, находившееся в паре кварталов от офиса.
Джуд приехала первой. Заняв место на парковке, она дождалась Мэррифис.
– Слушай, что у тебя за бордовое пятно на сиденье? – поинтересовалась Джуд, когда подруга выходила из машины. – Вон, на пассажирском.
– Так… пролила что-то… – соврала Мэррифис и покраснела, и это стало самым красноречивым сигналом для подруги, что имеет место какая-то тайна.
Джуд не стала пускаться в расспросы на стоянке, а подождала, пока они зайдут в кафе и сделают заказ. И только когда официантка отошла, подруга начала расспросы. Как водится, издалека:
– Ты какая-то… странная. У тебя что-то случилось?
– Если ты забыла, меня лишили премии, на которую я очень рассчитывала, – буркнула Мэррифис. – Мне кажется, это немного несправедливо.
– Если бы ты расстраивалась только из-за этого, то была бы злой. А ты рассеянная какая-то.
Мэррифис поняла, к чему клонит подруга, и сразу перешла в глухую оборону. Однако на душе было так противно, столько чувств смешались в один ядовитый коктейль, что хотелось с кем-то поделиться, избавиться от этого гнетущего состояния. Она еще немного посопротивлялась атакам подруги и сдалась. Опуская некоторые детали, она рассказала про приключения вчерашнего вечера. Джуд слушала внимательно, а потом, когда подруга закончила, томно вздохнула:
– Везет тебе! Вечно в какие-то приключения попадаешь. Даже немного завидую.
– Нечему завидовать, – нахмурилась Мэррифис. – Они за две минуты узнали мою фамилию. Наверняка не только это. Во что я ввязалась?
– Одно можно точно сказать: они – не мафия, – успокоила подругу Джуд.
– Они хуже мафии, потому что заметут следы так, что никто и никогда не узнает, что я жила на свете.
– Ты ведь не об этом беспокоишься? – Джуд хитро прищурилась. – Ты ведь за этого бородатого переживаешь.
– С чего я должна переживать за него? – Мэррифис как можно равнодушнее пожала плечами. – Он у врачей, с ним все будет хорошо.
– Да пережива-а-аешь! – отмахнулась подруга. – Я же вижу, что у тебя душа не на месте. Понравился он тебе, что ли?
– Вот еще! Что я, психическая, что ли, чтобы влюбляться в парней, которые в меня автоматом тычут?!
Джуд игриво закивала, но по ее виду было понятно, что она думает по этому вопросу. Мэррифис решила сменить тему и завела разговор про работу, спросила, когда Джуд и Винсент собираются пожениться, поинтересовалась последними слухами про принца Уильяма. Беседа потекла по привычному руслу. Девушки обсуждали то, что на их месте обсуждали бы любые другие девушки – моду, знаменитостей, сослуживцев. Однако Мэррифис чувствовала, что тема ночного приключения еще не раз всплывет в их разговорах с Джуд.
Пообедав, девушки вышли из кафе в хорошем настроении, которое, впрочем, тут же испортилось: Мэррифис не обнаружила своей машины на стоянке.
– Я ее тут поставила!!! – вскрикнула она, подбегая к пустому стояночному месту. – Вот прямо сюда!
– Мари, не кричи и не паникуй, – Джуд встрепенулась, готовая к бурной деятельности. – Быстро звони в полицию! А я поспрашиваю в кафе, может, тут есть камера наблюдения.
Она убежала в здание, а Мэррифис трясущимися от негодования пальцами вынула из сумочки мобильник и стала набирать номер.
Как оказалось, видеонаблюдение за временными стоянками не ведется. Приехавший полицейский объяснил, что самый распространенный вид автокраж – это угоны со стоянок у супермаркетов и кафе. Он составил протокол, опросил персонал кафе и водителей других автомобилей – в общем, сделал положенную работу и пообещал связаться с Мэррифис, как только появится какая-то информация относительно машины. На этом страж порядка распрощался и оставил владелицу угнанного авто наедине с проблемой.
– Мари, не расстраивайся, они найдут ее, – подруга участливо заглянула ей в глаза.
– Меня не столько машина расстроила, – Мэррифис не выдержала и заплакала. – Там же все было – диски с проектами, бланки заказов, договоры с типографией. Это же все восстанавливать – неделя уйдет. А мне проект представлять уже в понедельник! Знаешь, что со мной шеф сделает?
– Но ты ведь не виновата?! – возмутилась Джуд. – У любого из нас могут угнать машину. – Даже у шефа!
– Если б я его не знала пять лет, я бы так и подумала, – Мэррифис вынула из сумки бумажные платочки. – Все, Джуд, он меня уволит. Без выходного пособия, как Ирен.
– Мы все восстановим, не волнуйся, я помогу тебе, – Джуд не знала, как успокоить подругу, подвела ее к своей машине и усадила на сиденье. – Я сама поговорю с директором, я ему все объясню. Знаешь, он не имеет права увольнять человека, если оплошность произошла не по его вине. Можно же в суд подать.
– Никуда я не хочу подавать! – Мэррифис закрыла лицо руками. – Что за период такой, а?
Джуд села за руль и повезла подругу домой. По дороге она всячески старалась ее успокоить, рассказывала истории, когда полиция возвращала угнанные машины, обещала достать телефон автоюриста. Мэррифис же безразлично смотрела в окно, пока они не доехали до ее дома.
– Спасибо, дальше я сама, – она вышла из машины и побрела к парадной.
– Ну конечно! – Джуд выскочила следом. – Так я тебя и оставила в таком состоянии одну. Еще напьешься!
– Очень хочу напиться, – призналась Мэррифис.
– Давай тогда вместе, – Джуд подхватила подругу под руку. – Я позвоню Винсенту, он меня заберет.
Мэррифис была слишком расстроенной, чтобы спорить и пытаться объяснить коллеге, что хочет побыть одна. Дома у нее стояла бутылка греческого коньяка, и сейчас девушке было без разницы: одной выпить ее или с кем-то. Мэррифис открыла парадную и проследовала к своей квартире. Джуд семенила следом. Открыв дверь, мисс Браун привычным движением скинула туфли и вдруг замерла от удивления: на тумбочке в прихожей лежал большой конверт из плотной бумаги.
– Что это? – Мэррифис осторожно взяла конверт в руки. – Я уходила – этого не было.
– Строители оставили? – предположила Джуд.
– Они закончили до моего ухода, – хозяйка квартиры отрицательно мотнула головой. – Черт, мне не нравится все это.
Она распечатала конверт и заглянула внутрь. Джуд тоже с любопытством сунула нос в пакет. То, что обе девушки увидели, поразило их. С минуту они смотрели друг на друга, не зная, что сказать.
– Слушай, у тебя же Винсент журналист, – наконец, справившись с удивлением, заговорила Мэррифис. – Он может по своим каналам узнать, что находится по адресу Эррол-стрит, дом шесть?
– Я не знаю… спрошу, – закивала Джуд. – Ты уверена, что хочешь соваться в их деятельность?
– Я хочу узнать, какое право они имеют совать нос в мою жизнь!

Футляр

На вокзале было так многолюдно, что в первые минуты Марио даже немного растерялся. Он остановился, огляделся и заметил указатель. Пройдя в соседний зал, он добрался до камер хранения. Несколько рядов железных сейфов с номерами. Мимо прошел мужчина с портфелем и остановился у крайнего ящика. Марио заметил, как тот вынул ключ с металлической биркой, опустил монету в щель, набрал цифровой код и повернул ручку. Леджер вынул свой ключ – ни номера на нем, ни хоть какой-то подсказки, только название вокзала.
– Извините! – он приблизился к мужчине. – Вы не могли бы мне помочь?
Мужчина вынул из ячейки дорожную сумку и недовольно повернулся к обращавшемуся.
– Я впервые в Лондоне, – виновато улыбнулся Марио. – Скоро уходит мой поезд, мне надо забрать вещи, а я не знаю, как пользоваться камерой хранения.
– Как же вы тогда их положили сюда? – недоумевал мужчина.
– Не я клал, а мой друг. Дело в том, что я приехал с высокой температурой, и меня сразу отправили в больницу. Друг отнес мои вещи в камеру хранения и привез это в больницу.
Незнакомец взглянул на ключ, который ему демонстрировал Марио:
– Сожалею, мистер, но ваш друг потерял бирку. Вы знаете номер ячейки?
– Н-нет, – подумав, мотнул головой Леджер. – Только код.
– Тогда советую вам позвонить другу и узнать номер ячейки. Без этого вы не сможете достать свои вещи.
– А когда я узнаю номер, мне нужно ввести код? – Марио за плечо придержал незнакомца, собравшегося уходить.
– Сначала опустите монету, – быстро заговорил господин, опасаясь, что его теперь не оставят в покое. – Раздастся щелчок. Это значит, что можно вводить код. Потом поворачиваете ручку и открываете дверцу.
– А если я неправильно введу код? – не унимался Марио. – Мой друг такой рассеянный, он запросто мог перепутать цифры местами. Что-то я уже начинаю волноваться, смогу ли получить свой багаж.
– Уточните, – незнакомец начал продвигаться к выходу на платформы. – Потому что если вы трижды неправильно введете код, сработает сигнализация. Прошу меня извинить, но я опаздываю на поезд.
– Счастливого пути! – махнул ему рукой Леджер. – Спасибо за помощь!
Мужчина быстрым шагом двинулся прочь, а Марио разглядывал ячейки. Они все имели четырехзначные номера, и как найти нужную – он себе не представлял. То, что от бирки он избавился намеренно, он был почти уверен. Видимо, что-то такое лежало в камере хранения, что могли выкрасть, поэтому он решил таким образом уменьшить шансы воров.
Зал камер хранения постепенно наполнялся, видимо, люди спешили на отъезжающий поезд. Они торопились, бежали вдоль рядов – кто с маленькими листочками, кто с записными книжками, кто с телефонами – набирали коды, вытаскивали свои вещи и убегали в сторону платформ. Марио следил за этой суетой, не зная, как ему выйти из непростой ситуации. Он изучил содержимое своего бумажника: там, кроме денег, не было ничего. Конечно, он не был настолько глуп, чтобы оставлять такую явную подсказку врагам. Обращаться к охране вокзала тоже казалось ему небезопасной затеей. Вдруг те, кто хотели его убить, заручились поддержкой полиции? Но неужели он был так уверен в своей памяти? Неужели не предусмотрел вариант неблагоприятного развития ситуации и не оставил следа своему другу? Ведь в случае его смерти Анджело должен был каким-то образом разыскать эту ячейку и извлечь секретный объект.
Марио еще раз исследовал внутренности бумажника и карманы джинсов. В заднем он нашел смятую двадцатку. Развернув ее, он сразу обратил внимание на номер – 870014. Если убрать нули, то получится четырехзначное число – как раз под номер ячейки. Проблема была в том, что номера в камерах хранения не начинались с восьмерок. Марио еще раз прошелся по рядам и разгадал загадку: ближе к концу четвертого ряда имелась ячейка с номером 1487. Была, конечно, и дверца с номером 1478, но как раз в этот момент какая-то пожилая женщина вкладывала туда свой чемодан.
Леджер бросил по сторонам быстрые взгляды, убедившись, что стражей порядка поблизости нет, и нащупал в кармане монетку. Оставалось выяснить код. Вряд ли купюра хранила две тайны: он чувствовал, что не стал бы рисковать и использовать цифры с двадцатки дважды. Марио мысленно перебирал варианты шифровки кода, которые могли прийти в голову не только ему, но и, скажем, Анджело. Номер машины? Номер квартиры? День рождения? Все это было очень просто. Настолько просто, что те, кто хотел его убить, могли бы догадаться в два счета.
За его спиной прошли две девушки. Одна из них говорила по телефону. Марио услышал обрывок фразы:
– …он похож на трансвестита! – возмущенно объясняла девушка своему собеседнику.
И слово, которое она произнесла последним, родило у Марио смутное воспоминание. Ночной клуб, накурено и дымно, громко играет музыка. Трансвестит в белом парике и вызывающей голубой кофте курит длинную сигарету в мундштуке и что-то говорит. Из-за грохота не слышно его слов. Закончив свою мысль, он бьет себя рукой по бедру. Марио машинально провожает его жест взглядом и видит ярко-зеленые брюки, расшитые блестками. И на них стразами – номер 273.
Воспоминание пронеслось громкой и яркой вспышкой и снова потонуло во мраке амнезии. Марио слегка обалдел от этого экскурса, потому что именно такие штаны он видел в сегодняшнем сне. И цифра 273 явно была неслучайна. Леджер выдохнул и решился на эксперимент. Раз сигнализация срабатывает после третьего неправильного набора кода, то у него есть как минимум два попытки. Он бросил монетку в щель монетоприемника и набрал код. Электронный замок пикнул, зажегся зеленый индикатор, оповещая, что замок открыт.
Марио облизнул губы, повернул ручку и потянул дверь на себя. В ячейке лежал футляр, похожий на короткий тубус. Леджер вынул тубус и как ни в чем ни бывало двинулся прочь от камер хранения. Ему не терпелось посмотреть, что лежит внутри загадочного футляра, но делать это при всех не стоило. Увидев указатель «Туалеты», Марио решил зайти туда и там в одиночестве проверить содержимое находки. Он направился к лестнице, куда указывали стрелки на вывеске, но как только он миновал автомат, продающий газеты, как из-за того вышел блондин-модник, что сидел утром в кафе. Блондин держал возле уха сотовый телефон.
– Контейнер у него, – сообщил он кому-то на том конце линии. – Дальше по плану А или Б? Убрать? – лицо блондина вытянулось от удивления. – Не понял! Ликвидировать Тень? Но… Есть!
Он с неохотой отключил телефон, сунул его в карман куртки. Затем модник проследовал вниз по лестнице, куда минуту назад спустился Марио.
Подойдя к двери мужского туалета, блондин остановился, выпуская уборщицу. Это натолкнуло его на мысль. Он заглянул внутрь и заметил, что там практически безлюдно: два мальчика лет десяти мыли руки да пожилой мужчина, судя по виду, немец, ожесточенно тер салфеткой свой кожаный портфель. Блондин проследовал в закуток, где уборщица хранила тряпки и моющие средства, нашел там табличку «Закрыто на 10 минут. Санобработка». После этого он подошел к немцу, предъявил ему удостоверение и почти шепотом произнес:
– Извините, мистер, вы не могли бы покинуть помещение. Операция «Антитеррор».
Немец испуганно глянул на документ, потом на свой запачканный портфель.
– В зале ожидания тоже есть туалет, – помог ему принять решение модник.
Немец молча взял свои вещи и вышел. Мальчишки с любопытством смотрели на представителя операции «Антитеррор». Блондин угрожающе нахмурился и кивнул в сторону двери. Пацаны испуганно переглянулись и выбежали из туалета. Блондин повесил снаружи табличку и закрылся изнутри, вынул из-под куртки пистолет и начал накручивать на дуло глушитель. Теперь ему оставалось вычислить, в какой из кабинок находился Тень. Он шел вдоль дверей, каждую толкая плечом, готовый в любой момент выстрелить. Все они оказались открытыми. Но вот предпоследняя кабинка была заперта. Модник ухмыльнулся уголком рта и отошел к умывальникам, чтобы его не было видно из щели в двери. Марио не выходил, видно, заметил слежку. Блондин продумывал сценарии нападения: он не знал, вооружен ли Тень. Вполне возможно, что в тубусе находилось какое-то оружие. Наконец, приняв решение, модник прижался к дверям соседних кабинок и стал медленно продвигаться к той, где засел Тень.
Щелкнула задвижка, красный цвет в индикаторе сменился на зеленый. Блондин схватил дверцу за ручку и резко открыл, он тут же получил удар в лицо. Марио молниеносно надел на дуло глушителя рулон туалетной бумаги и отвел его в сторону. Первым выстрелом продырявило перегородку. Блондин, который в принципе ожидал нападения, схватил Леджера за ворот на куртке и рванул на себя, выставив навстречу колено. Марио вовремя разгадал маневр и успел опустить рулон, который все еще был на стволе. Вторым выстрелом снесло седушку унитаза. Марио врезал блондину локтем в лицо и с силой толкнул от себя. Оба парня вылетели из кабинки и стали бороться. Блондин был физически сильнее, но ему мешал пистолет, который он не выпускал из рук. Получив пару ощутимых ударов от модника, Марио сумел свалить его на пол и бросился прочь из туалета, выбив дверь ногой. Третья пуля засела в двери, как раз напротив того места, где секунду назад была голова Марио.

Погоня

Марио бежал так, как никогда еще не бегал. Расталкивая людей, размеренно двигавшись по вокзальным залам и лестницам, он привлек внимание охраны. Двое в форме, заметив бурное движение в зале, двинулись наперерез Марио. Он слышал, как блондин кричал охранникам:
– Я из полиции! Задержите преступника!!!
Наверняка и удостоверение показал еще. Один из стражей вокзала что-то сообщил по рации. Марио понял, что сейчас его обложат со всех сторон. С вокзала надо было срочно уходить. Ему навстречу бежал охранник, снимая с пояса дубинку. Беглец намеренно притормозил, позволяя стражу приблизиться. Тот на бегу замахнулся дубинкой, но Марио перехватил его руку и врезал охраннику его же оружием. Оглушенный ударом, парень упал, а Леджер бросился со всех ног к выходу на привокзальную площадь. От бега футляр под курткой больно бил по ребрам, но Марио терпел. Выскочив на улицу, он подбежал к первому попавшемуся такси.
Его водитель – молодой симпатичный улыбчивый парень – вынимал из багажника чемоданы своих пассажиров. Поставив сумки на землю, таксист улыбнулся и хотел что-то сказать, но подбежавший Марио захлопнул крышку багажника и крикнул:
– В аэропорт, пожалуйста!!! Опаздываю!
– Извините, работа! – парень приветливо махнул рукой своим пассажирам и сел за руль. – Куда опаздываем? В Хитроу?
– Угу! – Марио плюхнулся на заднее сиденье. – Гони, скорей!
– Сколько времени у нас? – таксист вырулил во вторую полосу.
– Полчаса, – наобум брякнул Леджер, наблюдая в заднее стекло, как выскакивают из дверей охранники и блондин. Модник что-то кричал, размахивая руками, наверное, давал указания.
– Как тебя зовут? – Марио обратился к таксисту.
– Оддо, – улыбнулся тот. – Полчаса – это слишком мало. До Хитроу не успеть.
– Что, просто Оддо? – нахмурился Марио. – Это фамилия? Или имя?
– Меня все здесь так зовут, – пожал плечами таксист. – Так мне повторить вопрос?
– Мне не надо в аэропорт, – подумав, признался беглец. – Но мне надо ехать быстро. Знаешь это место?
Он сунул таксисту листок с адресом тренажерного зала, что оставил ему Анджело. Взглянув на запись, таксист согласно кивнул:
– Опаздываешь штангу тягать?
– Я финтес-тренер. И у меня через полчаса занятие.
– Мы будем там раньше, – довольно улыбнулся Оддо. – Успеешь даже переодеться и отругать своего ученика за опоздание.
Марио промолчал. Такси на предельно допустимой скорости вылетело на дорогу и помчалось к нужному адресу. Сзади послышался вой сирены.
– За тобой? – улыбка не сходила с лица таксиста.
– Твое дело баранку крутить, – нахмурился Марио. – Если будем в спорт-клубе раньше полиции, дам две сотни.
– Сверху? – Оддо приподнял одну бровь, отчего его лицо приняло хитрое выражение.
– Не наглей.
– Я могу вообще остановить машину и оказать содействие властям, – глаза у таксиста были безумные. Это должно было пугать, но Леджеру почему-то понравился этот парень.
– Я могу ведь сказать, что ты мой подельник, и тебя враз лишат лицензии, – в тон ему ответил Марио. – Расскажу красивую историю, как ты обчистил одного перца на вокзале, а чтобы не спалиться, оставил его шмотье в камере хранения. Я должен был сходить и забрать.
– У меня есть алиби, – сказанное не убавило оптимизма у Оддо. – Я людей подвозил.
– Колымил для отвода глаз. Мы договорились, что ты будешь ждать меня у входа в указанное время.
– Да ты даже не знаешь, как меня зовут! – хихикнул Оддо.
– Пока ты отсидишь в участке положенные 24 часа, кто позаботится о Доменике?
Таксист испуганно зыркнул в зеркало заднего вида на пассажира.
– Так что не выпендривайся и крути баранку, – Марио, довольный собой, навалился на спинку сидения. – Дам две сотни и точка.
Оддо ловко обгонял автобусы и перестраивался из ряда в ряд, чтобы оторваться от преследования. Полицейские машины настигали их, но таксист неожиданно свернул на узкую улочку. Такси мчалось по проезжей части, которая близилась к завершению: дорога плавно заворачивала вправо и заканчивалась уютным садиком.
– Держись, парень! – крикнул Оддо, и его машина влетела в садик, ломая кусты. Тряхнуло так, что Марио подпрыгнул на сидении, стукнувшись головой о потолок. Миновав первое препятствие, беглецы тут же угодили во второе: с другой стороны не было подъезда для автотранспорта, шли только ступеньки. Такси запрыгало по ним, как гоночная машина на триале. Марио уперся руками в потолок, чтобы не стукнуться еще раз и сохранить вертикальное положение в салоне.
Ступени кончились, машина выехала на проезжую часть. После импровизированного тест-драйва езда по асфальтированной поверхности казалась сказочной прогулкой. Оддо уверенно обгонял машины, лавируя в интенсивном потоке. Марио нравилось, как таксист вел машину – сразу было видно, что за рулем опытный водитель.
– Где учился водить? – держась за ручку над дверцей, чтобы не пострадать во время маневров, спросил Леджер.
– Я с детства мечтал быть гонщиком, – признался Оддо. – Но отец был против. Когда он умер, уже поздно было в спорт идти, да и мое прошлое к этому не очень располагало.
– А какое у тебя было прошлое?
– Было – и бог с ним, – поморщился таксист. – Глянь, полиция далеко?
– Не то, чтобы на хвост наступает, но из виду они нас не потеряли, – сообщил пассажир, изучив ситуацию в заднее окно.
– Эх, сейчас мой любимый маневр! – Оддо резко крутанул руль.
Такси практически полицейским разворотом вылетело на встречную полосу, а оттуда свернуло в ближайший дворик. Машина понеслась по закоулкам, пролетая через какие-то арки, подпрыгивая на тротуарах, проносясь мимо угрюмых английских домов. Марио пытался следить за дорогой, но основные силы у него уходили на то, чтобы удержаться на крутых виражах. Вой сирен слышался сильно издалека, это означало, что полицейские заметно отстали.
– Ну как поездка? – бодро поинтересовался Оддо. – Откатал я двести фунтов?
– Впечатляет, – кивнул Марио.
– Тогда последний штрих! – таксист невероятным образом вырулил в узкий проход, пронесся до его конца и с разгону влетел на стройку между двух столбов, держащих конструкцию с вывеской. Машина нырнула под тент, закрывавший строительные леса, и встала.
– Отличный маневр! – Марио сунул таксисту три сотни. – Здесь еще задаток, чтобы ты отвлек внимание.
– Но они потеряли нас! – таксист как будто даже обиделся.
Словно в подтверждение его слов звук сирен, до этого момента все приближавшийся, начал удаляться.
– Земля мокрая, по следам тебя вычислят, – Марио выбрался из машины. – Ну бывай, Оддо!
– Шишак у тебя клевый! – таксист показал ему большой палец. – Захочешь еще один такой – найди меня!
Леджер отмахнулся, протискиваясь между лесов. Оддо проследил за ним, пока тот не скрылся в закоулках здания, потом завел мотор и выехал из-под тента. И только его такси вывернуло на дорогу, как из ближайшего закоулка выехала полицейская машина. Оддо, было, прибавил скорость, чтобы скрыться за поворотом, но легавые включили сирену.
– Черт! – таксист прижался к тротуару и заглушил мотор.
Из машины выскочил полицейский с пистолетом и бросился к такси. За ним следовал блондин.
– Опять ты? – полисмен жестом приказал таксисту выйти из машины. – Я тебя предупреждал или нет?
– А в чем дело, начальник? – примирительно подняв руки, Оддо вышел из машины.
– Превышение скорости, сопротивление властям, – начал перечислять полицейский, обыскивая парня. – Ты арестован, Хантер.
– Какое сопротивление властям? Я же руки поднял, никого не ударил! – брови таксиста сложились «домиком».
– Где он? – оттолкнув полицейского, перед нарушителем вырос блондин. – Куда он побежал?
– Кто? – Оддо развел руками.
– Пассажир твой! – прикрикнул полицейский в штатском.
– Вот уж не заметил, простите.
– Знаешь, сколько можно получить за содействие преступнику? – выглянул из-за плеча блондина полицейский.
– Содействие? – удивился Оддо. – Когда к горлу нож приставляют – это у вас содействием называется? Да я чуть не обделался, пока его вез!
– Надо было остановиться! – не унимался полисмен, но блондин снова оттер его в сторону:
– Скажи, куда он направляется, иначе можешь попрощаться со своей лицензией навсегда.
– Почем мне знать? – таксист состроил нарочито недоуменное лицо. – Сначала в Хитроу просил его отвезти, по дороге вдруг передумал, сказал домой его везти.
– Он звонил кому-то? – модник схватил таксиста за грудки. – Если узнаю, что ты врешь, я тебя так засажу – к пенсии не выйдешь.
– Никому он не звонил! Только в свой футляр вцепился, как дурак в колбасу.
– В футляр? – блондин подозрительно смежил глаза и отпустил таксиста. – Ты его рассмотрел?
– Из-под куртки у него торчал. Черный круглый, как подзорная труба.
Блондин повернулся к полицейскому и что-то шепнул.
– Так мне можно ехать или вы меня в тюрьму посадите? – Оддо жалобно втянул голову в плечи.
– Отпусти его, – блондин хлопнул коллегу по плечу.
– Учти, Хантер, в следующий раз не отвертишься! – полицейский погрозил таксисту кулаком и двинулся вслед за блондином.
Оддо поморщился, беззвучно передразнивая копа, и сел в машину.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Правильный ответ: Мэррифис обнаружила в конверте свои рабочие материалы: диски с проектами, бланки заказов, договоры с типографией и т.д.

Первой правильно ответила Lurid, она получает 7 баллов.
Dilailah, Marryfis и alex тоже дали верные ответы – им в копилку по 5 баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 26 баллов
- Olga (Mosca) - 16 баллов
- Marryfis - 12 баллов
- alex - 9 баллов
- Dilailah - 9 балла
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов
- Нээрэ - 2 балла
- glazastik - 2 балла
- Кьяра - 2 балла


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта