TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 29

«Триэс»

– И что мы теперь скажем Паоло? – тихо спросила Ольга, отпивая из чашки кофе. – Два дня прошло, от Коршуна ни слуху, ни духу.
– Пока рано паниковать, – Глазастик откинулась в кресле и слегка покручивалась в нем, уперевшись ногой в ножку стола. – Коршун поступил абсолютно предсказуемо, значит и в остальном он будет таким же прогнозируемым.
– Ты ведь боялась, что он удерет! А сейчас спокойна! – возмутилась Ольга.
– Я боялась, что он сбежит ДО нашего разговора, – пояснила лейтенант МакКарин. – Знаешь, Оль, так даже лучше. На свободе он в большей безопасности, чем в больнице. Мы не знаем, кто затеял эту подпольную «Искру». Вдруг это кто-нибудь из руководства? Тогда им ничего не стоит убрать Уэйна. Вколоть ему лошадиную дозу транквилизаторов или бутилнатрийхлоридола – и все! Был Коршун, но, к сожалению, закончился.
Ольга поморщилась.
– А так он сам позаботится о своей безопасности.
– Я понимаю, что позаботится, – кивнула Ольга, – но с нами что будет? Это мы его упустили!
– Это известно только нам троим. Если мы не проболтаемся, то никто и не узнает! – Глазастик выпрямилась. – Смотри, не проговорись! Знаю я ваши проникновенные разговоры с доктором Алексом!
– Ничего ты не знаешь! – поспешила ответить Ольга.
– Да брось! Ты влюблена в него – это и ежу понятно!
– Вовсе нет!
– Доктор Алекс заговорит своим мягким голосом, ты и разомлеешь, – Глазастик поиграла бровями, а потом вдруг стала серьезной. – Оля, ты понимаешь, что эту информацию нельзя сообщать никому! Даже если…
Ее слова прервал сигнал монитора. Лейтенант поднесла наушники к уху, и в ту же минуту лицо ее изумленно вытянулось.
– Так точно! – выпалила она в микрофон и повернулась к собеседнице: – Они поймали Марио! Через полчаса вылетают из Лондона.
– Это плохо! – Ольга поставила чашку и встала. – Паоло будет очень сердиться… Очень-очень!
– Они поймали Тень! Для них это счастливое событие!
– Я бы на это не рассчитывала, – Ольга грустно улыбнулась и вышла.

Марио привезли ночью. Он все еще находился под воздействием транквилизатора, поэтому его доставили на осмотр в реанимационную палату. Медицинскую экспертизу проводил доктор Яквинта, но Паоло попросил Алекса Дель Пьеро присутствовать при этом. «На случай если Марио очнется», – так пояснил Мальдини главврачу медицинской лаборатории. На самом деле у Алекса была другая задача – наблюдать за коллегой, чтобы выявить в его поведении указания на причастность к незаконному использованию «Искры».
Когда с Марио сняли одежду, Алекс невольно содрогнулся от вида его тела: многочисленные синяки, ссадины и кровоподтеки. И этот здоровенный синяк на лбу… Доктор Яквинта был, как всегда, немногословен: отдавал короткие приказания своей помощнице и молча фиксировал травмы пациента. Как только ему сделали рентген грудной клетки, в лаборатории появился капитан Мальдини.
– Винченцо, ну что с ним? – с ходу поинтересовался он.
– Сломано одно ребро, еще в двух трещины, – начал перечислять доктор. – В ключице тоже трещина. Множественные гематомы, ссадины. Ничего серьезного.
– Ничего? А это? – Паоло указал на шишку на лбу Леджера.
– Пока не могу сказать. Он накачен фенолкетозолом, реакции зрачков нет, – развел руками главврач.
– Как быстро он сможет восстановиться?
– Завтра будет готов химический анализ крови, и тогда я могу сказать точно, – Яквинта отошел к стойке с лекарствами.
– Да это неважно, наверное, – небрежно произнес Мальдини. – Я все равно подам прошение генералу ликвидировать Тень.
– Как это?! – главврач резко обернулся, настороженно глядя на капитана. – Совсем?
– Ну да, – Паоло с сожалением смотрел на Леджера. – Он дал сильный сбой. Боюсь, и дальше он будет неуправляемым. Рисковать и посылать его на сложные задания мы уже не сможем, а держать парня с таким потенциалов в роли статиста…
– Поэтому надо его ликвидировать? – глаза Яквинты лихорадочно заблестели. – Вы столько денег вложили в его обучение…
– Не больше, чем в остальных, – парировал Мальдини. – Придут другие на его место. Не думаю, что это такая значительная потеря для «Триэс». Убытки от проваленной операции могут быть на порядок выше.
– Но он уникален! – не сдавался доктор. – Если бы я не знал, когда он получил все эти травмы, я бы однозначно констатировал: более двух недель назад.
– Что это значит?
– Что у него отличная регенерация тканей. Он быстро идет на поправку.
– Меня больше волнует не физическое его состояние, а психологическое, – отмахнулся Паоло.
– Капитан Мальдини прав, – поддержал его Алекс. – Система, давшая сбой один раз, уже ненадежна.
– Вы не знаете эту систему, – доктор Яквинта снова отвернулся к шкафчику.
– А ты знаешь? – прищурился Алекс.
– Я знаю, что он намного лучше обоих агентов, прошедших «Искру».
Паоло с Алексом переглянулись.
– В каком смысле? – делая вид, что не понял, переспросил Алекс.
– Я уже говорил.
– На пару слов, – Мальдини кивнул на дверь, приглашая Дель Пьеро за собой. Тот послушно вышел вслед за капитаном.
– Что скажешь, Алекс?
– Он определенно что-то знает про «Искру», – выдал свою версию психолог. – И его реакция на известие о ликвидации Тени это подтверждает. Есть какое-то дело, которое Яквинта хочет довести до конца, поэтому Марио ему нужен живой.
– Вот что… я уйду, потому что Винченцо меня опасается. А ты останься и пригляди за ним, понял? Утром доложишь.
После этих слов Паоло удалился, а Дель Пьеро вернулся в реанимацию. Яквинта сидел за столом и заполнял карту учета больного. Помощницу он отпустил.
– Будем дежурить тут по очереди? – спросил Алекс, присаживаясь напротив.
– Нет нужды. Можно пойти в мой кабинет и вздремнуть. Приборы просигналят, если состояние изменится.
– А если он придет в себя?
– Часов через восемь, не раньше.
Доктор снова погрузился в заполнение документа, а Алекс прошелся по комнате и остановился у кровати Марио, словно бы наблюдая за ним, а сам украдкой следил за Яквинтой. Тот писал, сверяясь с документами и показаниями приборов, потом прикрепил листок к планшету и подошел к кровати Леджера.
– Я – спать, – коротко сообщил главврач, повесил планшет в ногах кровати и удалился.
Алекс проводил его взором, снял планшет и прочитал, что указал Яквинта в отчетах. Все показания были верными, доктор не исказил ничего. Дель Пьеро даже расстроился, потому что ему очень хотелось поймать подозрительного коллегу на подтасовке фактов. Однако пока Винченцо вел себя осторожно, если не считать его высказывания про «Искру».
Алекс устроился в кресле напротив кровати и задумался. Его мучил лишь один вопрос: для чего Яквинте нужен был Марио. Дель Пьеро почти не сомневался, что Леджер прошел «Искру», но для чего главному врачу надо было участвовать в этой авантюре, которая могла легко раскрыться? За раздумьями Алекс не заметил, как задремал.
Проснулся он от того, что Марио коротко вскрикнул. Психолог открыл глаза и вскочил. Леджер очнулся и испуганно озирался. Увидев незнакомого человека, он дернулся, но кожаные ремни, которыми он был привязан к кровати за руки и за ноги, держали крепко.
– Где я? Что это? – осипшим голосом произнес Марио. От страха он покрылся испариной.
– Все в порядке, – Алекс поспешил к кровати, положил руку агенту на лоб и заговорил как можно доброжелательней: – Ты дома, Марио. Все позади.
Приборы фиксировали повышенное давление и учащенное сердцебиение. Леджер продолжал озираться и увидел входящего Яквинту. Пульс пациента подскочил до 160 ударов, он судорожно сжал пальцами простыню. Алекс понял, что ситуацию надо спасать, поэтому снова обратился к Леджеру:
– Марио, не волнуйся. Сейчас мы тебе поможем...
– Я… не помню ничего… – тихо отозвался тот, не отрывая взгляда от Яквинты. – Пытать меня бесполезно…
– Мы не будем тебя пытать, – постарался успокоить пациента Алекс, но в это время к кровати подошел Винченцо. У него в руках был медицинский фонарик. Марио инстинктивно зажмурился, как только свет ударил ему в лицо. Доктор Яквинта привычным движением раздвинул веки больного и посветил ему в глаз, проверяя реакцию зрачков.
– Не-е-ет! – закричал Марио и забился, пытаясь вырваться из пут.
Алекс с интересом наблюдал за происходящим. Простая и совершенно безобидная процедура вызвала неожиданную реакцию у Леджера. Доктор Яквинта между тем закончил с фонариком и, бросив: «Лежи спокойно!», направился к лотку с приготовленными за ранее шприцами и ампулами. Марио послушно затих – только тяжело дышал и не сводил с Дель Пьеро глаз, полных отчаяния. Алекс никак не реагировал на это, ожидая продолжения. И вдруг Леджер отключился. Пульс упал до 30 ударов, дыхание стало поверхностным.
Доктор Яквинта резко повернулся к кровати. Пару секунд на лице его был неподдельный страх, но потом врач взял себя в руки, вернулся к кровати и обратился к Алексу:
– Кислород! Быстро!
Дель Пьеро тут же надел на Марио маску и открыл клапан. Дыхание пациента выровнялось, однако пульс все также колебался между 30 и 40 ударами. Яквинта поставил Леджеру капельницу.
– Что с ним такое? – озабоченно спросил Дель Пьеро.
– Анафилактический шок, – буркнул главврач. – Адреналин вступил в соединение с фенолкетозолом. Может и в кому впасть…
Алекс перевел взгляд на Марио, потом на коллегу.
– Я доложу Мальдини, а ты будь здесь! – тот быстро вышел из комнаты.

Вокруг пальца

К радости врачей, Марио в кому не впал. С помощью медикаментов его привели в сознание к середине следующего дня. Однако состояние его было плачевным. Он лежал, глядя в потолок мутным взором, и молчал. Доктор Алекс пытался вывести его на разговор, но Леджер игнорировал его попытки. Так прошло двое суток. Мальдини начал серьезно беспокоиться о состоянии агента.
– С физиологической точки зрения он в порядке, – пояснил доктор Дель Пьеро, когда начальник «Триэс» вызвал его к себе. – Но с психологической… Тот стресс, что он пережил, очнувшись в реанимации, словно бы блокировал его мозг.
– Он понимает, что ему говорят, о чем его спрашивают? – Мальдини нервно постукивал пальцами по столу.
– Не знаю, трудно сказать, – признался Дель Пьеро. – С одной стороны, он не реагирует на голос, на внешние раздражители, даже на причину своего стресса. Я несколько раз просил Яквинту подходить к нему с фонариком или говорить резким тоном – ноль реакции. Пульс спокойный, ни малейшего, даже временного скачка. Это говорит о том, что Марио плохо осознает происходящее.
Мальдини устало выдохнул и закрыл лицо руками.
– С другой стороны, – продолжал психолог, – он понимает, какую пищу надо есть ложкой, а какую – вилкой. Он самостоятельно ходит в туалет и выполняет простейшие просьбы. Значит, не все потеряно. Возможно, пройдет время, и мозг Марио снимет этот барьер. Нужно запастись терпением.
– Алекс, терпения у меня навалом, а вот времени нет, – перебил его Паоло. – Мне через пять дней докладывать о ситуации на большом совете, куда понаедут шишки из правительства. Понимаешь, я не могу им сказать: давайте запасемся терпением, синьоры! Вопрос стоит о том, чтобы вообще снять Марио с проекта «Триэс» и упрятать его на всю жизнь в психушку.
– Как Коршуна?
– Не говори мне про него! – отмахнулся Мальдини. – Сюрприз за сюрпризом! Голову вытащишь – хвост увязнет.
– И что надо сделать, чтобы Марио остался тут? – сменил тему Алекс.
– Надо, чтобы он пришел в себя и внятно рассказал, что с ним произошло в Лондоне. Тогда я смогу убедить чиновников, что надо дать агенту второй шанс, что система под контролем – ее надо только починить.
– Паоло, ты ведь не думаешь, что Папа Карло даст снова запустить «Искру»? – после паузы поинтересовался Дель Пьеро.
– Это решает не он, – Мальдини встал и подошел к окну. – Ты сможешь привести Марио в чувства за пять дней?
– Не знаю. Попробую. Ему надо сменить обстановку. Он лежит в этой палате, привязанный к койке. Никакого позитива.
– Алекс, таковы требования безопасности. Пока он ничего не помнит, он опасен! Он считает нас врагами и может убить любого, кто покажется ему подозрительным. Кстати, даже тебя.
– Если его приводить на пару часов ко мне в кабинет на разговор, думаю, это пойдет на пользу нашему беглецу. Он поймет, что ему ничто не угрожает, и психологический блок снимется.
– Ты меня всегда поражал своим наивным отношением к людям, – усмехнулся Паоло. – Хорошо. Два часа в день. Только Леджер будет в наручниках!
Алекс хотел, было, возразить, но капитан повторил еще раз, тоном, не терпящим возражений:
– Я сказал: он будет в наручниках. Или я не разрешу эту авантюру!
Дель Пьеро вздохнул и согласно кивнул.
В этот же день к нему привели Марио. Двигался он слегка заторможенно, как будто был под воздействием наркотиков. Два часа разговора ничего не дали. Леджер сидел в кресле, уставившись в одну точку, и привлечь его внимание можно было, только похлопав по плечу или насильно повернув его голову в свою сторону. Не дали результатов и беседы на следующий день, однако доктор Алекс не отчаивался.
На третий день он, как ребенка, подвел Марио к окну и сказал:
– Видишь этот сад? Хочешь, мы с тобой пойдем туда гулять?
Леджер не ответил, но пейзаж его явно заинтересовал.
– Я знаю, Марио, что ты мало что помнишь. Но если ты мне расскажешь, что с тобой произошло в Лондоне, я обещаю сводить тебя на прогулку.
Леджер снова промолчал.
– Ты прилетел туда самоле… – задал новый вопрос доктор, но агент перебил его:
– Анджело…
– Что Анджело? – обрадовался Алекс.
– Жив? – после минутного молчания произнес Марио.
– Жив. Он в больнице, но с ним все будет хорошо, – Дель Пьеро погладил пациента по плечу. – Расскажешь, что с ним случилось?
Вместо ответа лицо Марио озарилось едва заметной улыбкой. Дальнейшие попытки доктора разговорить Леджера не увенчались успехом, но Алекс был раз и такому. Если пациент пошел на контакт, значит добиться поставленной цели в принципе можно.
На следующий день Марио был еще более открыт. И хоть первые 20 минут сидел неподвижно, уперевшись взглядом в шкаф, на вопрос доктора про Анджело все-таки ответил. Беседа продвигалась медленно. После каждого вопроса Леджер выдерживал длительную паузу – то ли долго формулировал ответ, то ли до него не сразу доходил смысл сказанного.
Выяснить удалось не много: значительную часть своего пребывания на Туманном Альбионе Марио не помнил. Беседу Алекс записывал на диктофон, чтобы потом проанализировать в спокойной обстановке. К середине второго часа Леджер устал. Это можно было заметить даже неопытным взглядом: у него на лбу выступила испарина, участилось дыхание, он побледнел. Доктор принял решение прекратить допрос и отправил пациента в палату.
Новый день принес неожиданное событие. Марио молчал и лишь с тоской смотрел на окно. С его кресла не был виден сад – только кусочек неба.
– Интересуешься? – Алекс перехватил взгляд пациента. – Понимаю: я обещал тебе прогулку… Но ты ведь не выполнил условие. Я просил тебя рассказать, как ты потерял память. Ты помнишь этот момент?
Леджер медленно мотнул головой из стороны в сторону.
– Иди сюда! – позвал Дель Пьеро, подходя к окну.
Пациент остался сидеть. Доктор выждал пару минут, потом взял Марио под руку и подвел к окну.
– Видишь: сегодня дождь. Мне просто не разрешат вывести тебя погулять. Давай дождемся хорошей погоды? Ты согласен?
– Хорошей… – эхом повторил Леджер.
– Именно! – доктор улыбнулся, но высказать вторую мысль не успел, потому что Марио со всей силы ударил его локтем в лицо. От боли Алекс потерял ориентацию в пространстве и не успел ничего предпринять, как агент нанес второй удар, после которого доктор упал и отключился. Леджер молниеносно открыл окно и выглянул наружу: четвертый этаж. Он схватил со стола каменный органайзер, выбросил его на улицу, потом пошире распахнул окно и отошел почти к самой двери. Вынув из напоясного футляра доктора сотовый телефон, он разбежался, одним прыжком вскочил на подоконник и с силой оттолкнулся от него. Пролетев метров пять, Марио угодил прямо в крону дерева. Ломая ветки и до крови расцарапывая руки и ноги, он свалился вниз, неудачно приземлившись на плечо. Однако на счету была каждая секунда. Он поднялся, подобрал с земли органайзер и запустил им в камеру слежения на углу здания. Штатив погнулся, и камера изменила угол обзора. Леджер огляделся и со всех ног припустил к забору.
Ограда была хоть и каменной, но взобраться по ней оказалось непосильной задачей. Марио попытался взять преграду с разбега, но сумел лишь ухватиться руками за ее край. Поскольку наручники сковывали запястья, влезть наверх он не смог – только подтянулся и выглянул наружу. Вдоль забора шла дорога, по которой ехал грузовик, везущий свиней. Прикинув, сколько метров до свиновоза, Марио спрыгнул, беззвучно считая секунды, а потом зашвырнул телефон за забор. Воровато оглядевшись, он бросился вдоль ограждения в поисках выхода.

– Доктор Алекс, можно? – Ольга деликатно постучала в дверь его кабинета. – Там Паоло звонит…
Так и не дождавшись ответа от начальника, она приоткрыла дверь и ахнула: доктор лежал на полу без сознания, его лицо было в крови.
– Господи боже! – девушка кинулась к тревожной кнопке, и через секунду в здании завыла сирена. После этого Ольга схватила трубку телефона, где на том конце все еще ждал ответа капитан Мальдини.
– Паоло, Марио сбежал, доктор Алекс ранен! – прокричала она. – Вызови сюда медиков!

– Что за день?! – Паоло ворвался в «Глаза мира», где уже вовсю работали программисты. – Нашли запись? Как это случилось?
– Вот, смотри, – Глазастик поманила капитана пальцем и вывела на монитор изображение с одной из камер. Проследив за прыжком Марио, Паоло присвистнул:
– Ведь говорил Алексу: он точно ненормальный!
– Он отчаянный, – поправила его Глазастик.
– Так, не отвлекаемся! – Мальдини повернулся к группе статистов. – Ищите его по сигналу. Ольга сказала, что Тень украл мобильник Алекса, так что мне нужен сигнал. Джила, займись этим. Такки, дай карту города, вычисли все места, где он может укрыться. Рикки, запрос по всем аэропортам, вокзалам, станциям и больницам. Подключись к полицейским частотам. Тень ранен, наверняка наведается в какую-нибудь аптеку. Глазастик… – Паоло сделал паузу, прежде чем продолжить, – ты попробуешь, как в прошлый раз…
– Что? – насторожилась лейтенант.
– Ну… замкнуть телефон, – Паоло потер переносицу. – Чтобы он взорвался.
Лейтенант МакКарин с укором посмотрела на капитана и отвернулась к монитору.
– Знаю, я сам не в восторге от этой идеи! – махнул рукой Мальдини. – Но надо подстраховаться, потому что Леджер опасен.
– Я посмотрю, можно ли будет закодировать программу, – буркнула Глазастик.
– Есть! Я засек его! – крикнул Джила. – Он быстро движется на северо-восток, видимо, в машине.
– Фабио, штурмовую группу! – Паоло шумно выдохнул. – Пока он не добрался до города, у нас есть шанс.
Летели драгоценные минуты. Сигнал вел в центр города – на птичий рынок. Паоло чертыхнулся, потому что группа не успевала добраться до машины. Он взял наушник и попросил соединить его с командиром штурмовиков.
– Каха, слушай внимательно! Оружие применять, только если он первым откроет стрельбу. Для задержания используйте парализатор!
Работа кипела: статисты докладывали о результатах своей деятельности, Паоло отдавал приказы. Поступил вызов от командира штурмовой группы.
– Его нет в машине. Мы нашли только телефон, – сообщил Каха.
– Дьявол! Он ушел! – Мальдини закрыл руками глаза. – Оцепите квартал! Ищите его!
– Понял! – Каха отключился.
– И это за день до большого совещания! – Паоло обессилено опустился на стул.
Зазвонил его сотовый телефон. Взглянув на номер, Мальдини удивленно поднял брови и поднес трубку к уху:
– Да, Паолинка, слушаю.
– Она временно не может говорить, – донесся из трубки мужской голос.
– Леджер?! – Паоло чуть не подскочил на месте. – Ты…
– Говорю я – ты слушаешь. Если хоть что-то пойдет не так, как я скажу, девчонка умрет. Понял?
– Говори, чего ты хочешь.
– Приходи в свой кабинет – узнаешь. Никакого оружия и бронежилета. Никого за дверью и под окнами. Только ты и я. Если я замечу что-нибудь подозрительное – встреча не состоится, и ты можешь спокойно готовиться к похоронам своей секретарши.
– Хорошо, Марио, я сейчас приду.
– Жду тебя через 45 секунд. Условия те же. Время пошло!
В трубке загудело. Мальдини окинул присутствующих растерянным взглядом, бросил: «Отзовите штурмгруппу!» и кинулся к дверям.
– Ты куда? Что случилось? – Каннаваро преградил ему выход.
– Фабио, остаешься за старшего! – Мальдини бесцеремонно сдвинул заместителя в сторону. – Никаких спасателей, никакой слежки за мной – вы поняли? Вопрос жизни и смерти.
Он выскочил из комнаты и помчался в свой кабинет. Марио, конечно, все верно рассчитал: добраться из «Глаз мира» до кабинета за 45 секунд можно было легким бегом. Но Паоло уже потратил 13 секунд на разговоры с подчиненными, поэтому сейчас он несся на предельной скорости, перепрыгивая через три ступеньки.

Точный расчет

Дверь в приемную была приоткрыта. Мальдини осторожно заглянул внутрь: приемная пуста. Паоло шагнул в комнату, машинально закрыв за собой дверь, медленно прошелся по комнате и негромко позвал:
– Марио?
Из его кабинета послышалось невнятное мычание. Паоло взялся за ручку на двери, но тут же ему в голову ткнулось дуло пистолета.
– Одно резкое движение, и ты знаешь, что будет, – угрожающе произнес Марио. – Медленно руки вверх.
Мальдини послушно поднял руки. Леджер открыл дверь, приглашая тем самым капитана зайти в кабинет. Паоло шагнул внутрь, а Марио метнулся к входной двери и закрыл ее на ключ. Это заняло у него секунду – Паоло успел только оглянуться, как агент снова был за его спиной.
– Входи! – Леджер толкнул его пистолетом в спину.
– Ты о чем-то хотел поговорить? – Мальдини вошел в кабинет и сразу заметил у окна на стуле связанную Паолину.
– Вопросы задаю я, – Марио кивнул на стул, стоящий по другую сторону стола. – Сядь и руки на стол, чтобы я их видел. Что это за учреждение?
– «Триэс» – Сверхсекретная служба, – после небольшой паузы заговорил Мальдини. – Мы занимаемся разрешением проблем, о которых знает очень узкий круг людей.
– Как, например, этот браслет? О нем пол-Лондона говорит!
– Браслет – это секретная научная разработка, стимулирующая любой дар человека. Мы назвали его Талант и протестировали на простом футболисте – Андрее Шевченко. Развив свои способности, он подписал контракт с «Челси» и переехал в Англию, забрав браслет с собой. Сам понимаешь, надо было изъять у него нашу собственность.
– И вы послали меня?
– Марио, не будь наивным! – Паоло не выдержал и рассмеялся. – Забрать Талант у футболиста под силу даже простому курсанту! И посылать для этого агента, прошедшего все возможные курсы подготовки, просто неразумно! Забрать браслет у Андрея было лишь прикрытием, на самом деле тебя отправили туда для решения куда более важной задачи.
– Какой? – Марио начал волноваться.
– Напряги мозги, боец! Думаешь, почему Дэвид путался у тебя под ногами?
– Конкурент?
– Он из группировки Galaxy. Точную сферу их деятельности никто не знает, но нам удалось внедрить в их ряды нашего агента Лью. Однако она смогла лишь узнать, что в Galaxy назревает раскол. Часть их агентов организовали подпольную оппозицию и готовились захватить власть. Чтобы ускорить процесс и устранить конкурентов, мы послали в Лондон тебя.
– Почему меня?
– Это была операция с уровнем сложности один. Задача по плечу только агентам со свободным кодом. Все шло блестяще: ты вышел на Дэвида и подлил масла в огонь, рассказав о браслете. Нам надо было заставить их активизироваться, чтобы выйти на верхушку.
– Глупость какая-то! Обнаруживать себя перед агентом конкурирующей группировки! – возмутился Марио.
– У тебя была легенда, что ты сотрудник МИ5. Ты убедительно сыграл, Дэвид попался на крючок, и мы разработали операцию по его захвату. Ты должен был заманить его в ловушку…
Марио сразу вспомнил «Порш» на стоянке: как он сливает бензин, крепит стикер на крышку багажника, стирает отпечатки пальцев.
– И вот за день до операции ты исчезаешь, – продолжал Паоло. – Ты не выходишь на связь, запеленговать тебя невозможно. Что нам было думать? Что ты убит? Что тебя взяли спецслужбы или того хуже – Galaxy?! Что ты дезертировал?
Марио молчал. Его опять одолели обрывочные воспоминания, какие-то голоса, странные ощущения. Он уже не слышал, что говорил Мальдини. Он вдруг почувствовал, как ледяная вода заливается за шиворот и в рукава, как тяжелеют ботинки и нечем дышать. В перчатках было очень сложно расстегивать ремень шлема, но Марио все же справился и снял приспособление. В темной и грязной воде свет фонарей с набережной походил на зов потустороннего мира, однако Марио знал, что в нем его спасение. Из последних сил работая руками и ногами, он приближался к бесформенным пятнам света, пока сбоку не мелькнула какая-то тень – словно тело гигантской рыбы. Он инстинктивно повернул голову, успел лишь сообразить, что на него движется пароход, и тут же получил удар килем в лоб. Погасли потусторонние фонари, пропало ощущение ледяной воды – темнота и пустота поглотили его.
– …достался дорогой ценой, – закончил свою мысль Мальдини. – Нам надо, чтобы ты хоть что-нибудь вспомнил, потому что руководство в некотором волнении…
– Меня хотят убить? – испугался Марио.
– Тебя хотят упрятать в психушку, как Коршуна.
Новое видение – два высоких парня на фоне морской бухты. Один улыбчивый и симпатичный, в джинсах и футболке, облегающей мускулистое тело. Другой – стройный брюнет с пронзительными голубыми глазами и легкой небритостью. Он одет более официально: в темные брюки и рубашку в тонкую полоску, правда, две верхние пуговицы на ней расстегнуты.
– Поздравь, мы прошли отбор! – говорит симпатичный. – С тебя 100 баксов.
– Анджело отдаст, – Марио машет рукой куда-то за спину. – Так вы теперь крутые?
– Мы теперь крутые! – согласно кивает брюнет и обнимает за плечи друга. – Будем выполнять нулевки.
– А ты еще подрасти, – красавчик щелкает Леджера по носу, и они с брюнетом смеются.
Кто из них Коршун? Марио усилием воли вернулся в происходящее. Мальдини выжидающе смотрел на него.
– Что я должен вспомнить, если ты мне все так подробно рассказал про лондонскую операцию? – Леджер перехватил инициативу. – Не темни со мной!
– Ты помнишь «Искру»? – в лоб спросил Паоло.
– Что за «Искра»? Опять какая-нибудь организация?
– Это программа переподготовки агентов. Ты проходил ее незадолго до операции в Лондоне, – Мальдини прищурился. – Она построена на агрессивном воздействии на некоторые участки мозга.
Марио вздрогнул, вспомнив белый свет.
– Мне нужны фамилии тех, кто проводил тебя через эту программу, – жестким тоном заговорил Мальдини.
– Я не помню фамилии…
– Ты должен дать показания, должен сказать, кто это делал с тобой!
Марио увидел некое подобие ринга, за ним – чья-то фигура, двигается, словно тень. На ринге три бойца в одинаковых темно-синих комбинезонах и масках на лицах, как ниндзя.
– Финальный спарринг, – произносит за спиной знакомый голос. – Все серьезно и в полную силу.
Трое смотрят на него, Марио чувствует их изучающие взгляды. Ему немного не по себе, потому что соперники крупнее его и однозначно сильнее физически. Он взбирается на ринг. Один из соперников – самый высокий – медленно идет к нему, обходит сбоку. Марио поворачивается, чтобы держать его в поле зрения. Высокий сжимает кулаки и принимает боевую стойку. Леджер быстро оглядывается назад, чтобы оценить обстановку с теми двоими, но в ту же секунду получает довольно болезненный удар в челюсть, а потом и в спину. Кто-то бьет его сзади под колено, и Марио падает на ринг. Противники ждут, когда он поднимется. Но едва он оказывается на ногах, как снова следует удар в спину и в лицо. Марио успевает схватить одного из нападавших за руку, но второй бьет его в живот. От боли на секунду отключатся сознание. В себя Марио приходит от того, что кто-то кричит ему в ухо. Он открывает глаза и видит, что сидит верхом на парне в комбинезоне и душит его.
– Хватит! Перестань! – орет кто-то над ухом. Марио разжимает пальцы, которые буквально свело от напряжения, и оглядывается. Второй соперник корчится от боли в дальнем углу ринга, третьего не видно. Леджера оттаскивают от парня, который заходится кашлем, получив доступ кислорода.
– Это я сделал? – ужасается Марио, но голоса своего не слышит. – Я? Скажите: я?

– Марио? – чья-то рука легла ему на плечо. Он инстинктивно схватил ее и вывернул запястье.
– Черт, что же ты делаешь?! – раздался крик Мальдини, и Леджер с удивлением обнаружил, что все еще находится в кабинете Паоло. Он тут же разжал хватку. Мальдини выдернул руку и отошел на несколько шагов, разминая кисть.
– Прости, я не хотел… – виновато буркнул Марио.
– Ты как будто отключился. Я думал, что у тебя кома или еще что…
– Паоло, скажи честно, меня готовили для убийств? – упавшим голосом поинтересовался Леджер.
– И для этого тоже. Потому что операции секретные, случиться может всякое.
– Что такое «нулевка»?
– Уровень сложности ноль. То есть практически невыполнимое задание, даже для агента со свободным кодом.
– С чем?
– Новичков и агентов с небольшим опытом мы кодируем перед акцией, – с неохотой пояснил Мальдини. – Они должны сделать только то, что им вложили в код. Это простейшие задания: передать что-то или выследить человека. Когда агент проходит серьезную подготовку и приобретает опыт, у него свободный код. Мы устанавливаем цель и не ограничиваем его в способах выполнения. Это называется «свободный код».
– У меня он был свободным?
– Абсолютно.
– Паоло, я знаю, как мы можем помочь друг другу, – Леджер вдруг стал серьезен.
Мальдини заинтересованно поднял брови.

Ручка на двери кабинета капитана Мальдини зашевелилась. Командир штурмотряда жестом приказал своим бойцам приготовиться к атаке. Солдаты, укрывающиеся в соседних кабинетах и за выступами, нацелили оружие на дверь. Один из штурмовиков бесшумно приблизился к кабинету и, прижавшись к стене, ждал, когда кто-то появится. Дверь между тем открылась, и в коридор шагнул Паоло Мальдини.
– Отбой! – успел скомандовать Каха, а начальник «Триэс» обалдело замер под дулами автоматов. Солдаты опустили оружие.
– Паоло? – в коридоре появился Фабио. – Ты в порядке? Где Леджер?
– Ушел, – устало сообщил Мальдини. – Вылез в окно.
– Быстро все на перехват! – гаркнул Каннаваро, но Каха и так уже раздавал команды своей группе.
– Он закрыл нас с Паолинкой в кабинете, – Мальдини вывел из приемной своего перепуганного референта, – а сам сбежал.
– Дьявол! – Каннаваро сжал зубы. – Но мы поймаем его. Ты не волнуйся.
– Фабио, отведи Паолину к медикам. Она, кажется, ранена.
– Я не ранена, я в порядке, – поспешила возразить девушка.
– Не спорь! – отрезал капитан. – Я даже представить боюсь, что он делал, когда ворвался в кабинет.
Фабио взял девушку под руку и повел по коридору. Она оглянулась, словно прося помощи у начальника, но Паоло отвернулся и уже набирал какой-то номер на телефоне.

Мужчина в дорогом темном костюме спустился в гараж «Триэс», открыл ключом «Мерседес» Паоло и сел за руль. «Мерседес» плавно выехал с парковочного места. Гаражные ворота были закрыты. Стекло с водительской стороны наполовину опустилось, мужчина вставил в специальную прорезь карточку и аккуратно приклеил скотч к сканирующему экрану. «Синьор Мальдини. Разрешено!» – высветилось на табло. Мужчина отлепил скотч, забрал карту, и «Мерседес» покинул гараж.

– Он… что? – Фабио непонимающе смотрел на Паоло, растерянно улыбаясь.
– Уехал, – повторил Мальдини так, словно речь шла о чем-то обыденном.
– Уехал? – эхом отозвался Каннаваро и опустился на стул. – На чем?
– На моей машине. Я дал ему свою карточку.
– Зачем? – Фабио был в таком шоке, что у него даже голос сел.
– Он приведет нам Коршуна. Мы решим обе задачи одним действием.
– Паоло, ты, конечно, извини… но ты… – Каннаваро развел руками.
– Идиот? – помог ему найти слово Мальдини. – Нет, Фабио, я как раз все точно рассчитал. Алекс сообщил мне кое-что про «Искру». Агентам, кроме их способностей и умений закладывается еще и код самоуничтожения, чтобы они не вышли из-под контроля. Думаю, Лето не накладывал на себя руки, ему запустили этот код. А чтобы все выглядело естественно, довели его до тяжелого депрессивного состояния. И подстраховались, подставив Коршуна.
– А его-то зачем подставлять?
– А затем, что парни что-то знали – что-то неположенное – и могли в любой момент раскрыть тайну. Именно поэтому мне нужны Коршун и Марио. Один докажет, что самоубийство Лета было убийством, а второй откроет нам, кто незаконно проводит такие эксперименты над агентами.
– Паоло, если все так и есть, то ты гений! – восхищенно произнес Фабио.
– Подхалим! – отмахнулся капитан Мальдини.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

В Коршуне был зашифрован Джиджи Буффон.
Ответ на бонусный вопрос: В агенте Лето зашифрован Лука Тони


Первой правильно на оба вопроса ответила Lurid, заработав таким образом 9 баллов и став победителем всего марафона. Угадала обоих футболистов и Olga - 7 баллов, а Marryfis верно ответила на бонусный вопрос - 2 балла. Alex тоже получает 2 балла за оригинальность.

Окончательные результаты:
- Lurid – 95 баллов
- Marryfis – 83 балла
- Кьяра – 76 баллов
- Dilailah – 72 балла
- Алекс – 53 балла
- Olga – 52 балла
- Глазастик – 19 баллов
- Нээрэ – 16 баллов
- Julia – 7 баллов
- Аня (Hellga) – 5 баллов

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта