TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 18

Тайная связь

Ольга осторожно заглянула в приоткрытую дверь. В кабинете начальника IT-отдела было темно, и девушка уже, было, решила, что здесь никого нет, но в последний момент разглядела за столом неподвижный силуэт.
– Глазастик! – тихо позвала Ольга, боясь разбудить подругу, если та спит.
– Ась? – раздался из темноты голос.
– Ты чего тут сидишь в потемках? – Ольга несмело шагнула в кабинет, медленно пробираясь к столу, чтобы случайно не наткнуться на какой-нибудь предмет.
В ту же секунду настольная лампа заморгала и, разгоревшись полностью, выхватила из темноты хозяйку кабинета.
– Я думаю, – ответила та. – В темноте думается лучше.
– И спится тоже неплохо, – Ольга присела на стул рядом с подругой.
– Спится – да, отлично. Только не могу я что-то уснуть, – потянулась Глазастик.
– Снотворного тебе выписать?
– Не в этом дело, Оля. Мысли одолевают меня. Закрутили мы эту байду с «Искрой», наверное, зря, потому что полетят головы неповинных людей.
Ольга с тревогой слушала.
– Моя, например, – вздохнула лейтенант. – Несанкционированные процедуры в медлаборатории проводились шесть раз – и все разы система запускалась под кодом доктора Яквинты. Если он не замешан в этом, значит кто-то смог взломать систему. И теперь я получу по башке от папы Карло.
– Ты драматизируешь, – попыталась успокоить коллегу Ольга. – Ты ведь отвечаешь за технические вопросы работы агентов, а не за информационную безопасность «Триэс».
– Лично я – да, отвечаю за работу агентов, но мой отдел и внутренней безопасностью тоже занимается. Выпустила я это из-под контроля, и вот результат…
– Глазастик, не переживай. Надо отвлечь внимание руководства от этой проблемы. Переключить на другую, – Ольга взяла подругу за руку. – Я придумала, как можно поговорить с Коршуном наедине.
– Да? – оживилась Глазастик. – И как же?
– Только мне понадобится твоя помощь. Я изучала документы и нашла интересную информацию. Все психохронки должны раз в год проходить комплексное обследование. Ну, кардиограмму делать, обследование системы пищеварения, флюорографию, проверять слух, зрение, печень, почки. Ресурсы психбольницы не позволяют проводить такие процедуры на месте, поэтому больных вывозят в окружную больницу. По графику Коршун должен пройти обследование в феврале, но если ты взломаешь их базу данных и поменяешь дату…
– Это ты по адресу! – Глазастик аж подпрыгнула на стуле. – Только у меня есть идея получше. Давай пришлем в психушку документ, что Коршун должен пройти обследование немедленно. Только ты мне скажи, как грамотно это оформить в плане медицины.
– Можно, например, сказать, что с января года будет создаваться новый архив, и первые два месяца центр работать не будет, поэтому они настоятельно рекомендуют привезти больного сейчас, чтобы потом не было недоразумений.
– Ты гений! – Глазастик включила монитор. – Сейчас и займусь. Надо будет еще в окружную больницу прислать документ, что больного привезут раньше срока, потому что…
– …потому что его собираются переводить в другую больницу, – помогла Ольга.
– Именно! И еще нам надо будет раздобыть машину «скорой помощи» и средства, чтобы убрать врача.
– Какого врача?
– Ну психушка же не отправит Коршуна одного! С ним пошлют врача. Скорей всего, интерна какого-нибудь. Его надо будет мягко устранить. Слабительного подсыпать, например.
– Есть идея получше, – подмигнула Ольга. – Когда ты все сделаешь, сообщи мне. Я придумаю, как нам исключить интерна из круга общения.
– Хорошо! – Глазастик повернулась к монитору, а Ольга, пожелав подруге удачи, ушла.
Идея с похищением Коршуна казалась ей привлекательной и манила своей авантюрностью. Ольга направилась к себе в кабинет, чтобы составить текст писем, которые Глазастик должна будет отправить в больницы. По опыту Ольга знала, что лучше всего такие вещи делать на подъеме, пока горишь идеей.
Девушка зашла внутрь и заметила, что доктор Алекс все еще у себя. Проворачивать такие делишки в присутствии начальника казалось Ольге опасным, поэтому она зашла к нему, чтобы выяснить причину, заставившую доктора работать допоздна. Ольга прокралась к столу и, положив руки Дель Пьеро на плечи, тихо спросила:
– Бессонница?
– Нет, срочная работа, – буркнул он. – Паоло попросил результаты подготовить к завтрашнему заседанию.
– Я могу помочь? – Ольга принялась массировать доктору шею и плечи.
– Я почти уже закончил. Осталось только два графика сделать – по Коршуну и Марио.
– В университете я была чемпионом по составлению графиков, – улыбнулась Ольга. – Дай мне исходные данные, и я тебе за пять минут нарисую отличнейший график. А ты пока вздремни.
– Свалить мою работу на тебя? – удивился Алекс.
– А для чего еще нужны помощницы?
– Ну знаешь… – доктор развернулся в кресле и, обняв Ольгу, ткнулся лбом ей в живот. – Черт, как же я устал!
– Так отдохни, Але…
– Медлить нельзя! Чем быстрее мы докажем, кто и зачем использовал «Искру», тем проще поймать «крота».
– Вот и давай я тебе помогу!
– Я не хочу примешивать тебя к этому делу, – в голосе доктора появились грустные нотки. – Это опасно. Потому что папа Карло, если рассвирепеет, голову оторвет любому. Пусть уж лучше мне, чем тебе. Да и черт знает, кто у нас левачит. Начнет еще убирать свидетелей… Я боюсь тебя потерять, Оля.
– Вот глупости какие-то выдумал! Мы-то тут при чем?
– Да всяко может повернуться, – Алекс встал и заключил помощницу в объятия. – Не прощу себе, понимаешь? Так что я сам, ладно?
Ольга не знала, что ответить, и после затянувшейся паузы Дель Пьеро вдруг поцеловал ее в губы.
– Але, с ума сошел? – девушка уворачивалась от его поцелуев. – Если кто-нибудь увидит?
– Да кто увидит-то? – доктор проявлял настойчивость, не выпуская ее из объятий и продолжая целовать. – Поздно уже, отбой был два часа назад.
– Если Паоло узнает…
– С ним я договорюсь, – Алекс одну за другой расстегивал пуговки на блузке помощницы. – В конце концов, имею я право заняться любовью с женой или нет?!
Ольга смущенно улыбнулась, обвив шею доктора руками.
– Иди сюда, – он одним движением отодвинул кресло и, приподняв помощницу, усадил ее на стол.
– Але, подо мной твой отчет, – шепнула ему Ольга.
– Черт! – он не смог сдержать улыбку. – Ты права: это невежливо по отношению к Паоло.
Доктор взял девушку на руки и перенес на диван. Она обхватила его голову двумя руками и припала к его губам.

Большие неприятности

Пистолет дал осечку. Алекса нахмурилась, проверила обойму, предохранитель и уже снова приставила оружие к виску полицейского, как в дверь раздался звонок. Девушка вздрогнула и испуганно повернулась на звук. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы принять решение. Она бесшумно проскользнула в прихожую, убрала пистолет в кобуру Макса, сняла перчатки и посмотрела в дверной глазок. На пороге стоял Билли Костнер. Беззвучно чертыхнувшись, Алекса открыла дверь и приветливо улыбнулась гостю.
– Добрый вечер! Извините, что поздно, – Билли хотел войти, но девушка мягко заступила ему дорогу.
– Макс спит. Если вы хотели его видеть…
– Алекса, это срочно! – Билли бесцеремонно отодвинул ее в сторону и вошел. – Разбуди его.
– Знаете что! – девушка с шумом захлопнула дверь. – Макс обещал, что это воскресенье он проведет со мной, а провел его на работе, гоняясь за своими бесконечными убийцами. Мне кажется, мистер Костнер, и я, и Макс имеем право на личную жизнь!
– Послушай, девочка! Если бы дело было пустяковым, думаешь, я бы поперся к своему подчиненному домой на ночь глядя? – Билли с каждым шагом наступал на нее, пока она не прижалась к стене. – Если тебе дорог Макс и ты хочешь жить с ним долго и счастливо, то в твоих интересах сейчас же его разбудить!
– Но он… – снова попыталась возразить Алекса.
– Быстро! – рявкнул полицейский.
Девушка вздрогнула и, помедлив несколько секунд, выскользнула из-под пристального взгляда гостя. Он проводил ее осуждающим взором, снял куртку и отправился вслед за ней. Макс лежал на диване, раскинув руки в стороны, а девушка, стоя над ним на коленях, пыталась разбудить, похлопывая по щекам.
– Вставай, ковбой! – Билли дернул подчиненного за ногу, но тот никак не прореагировал. – Что это с ним?
– Не знаю, – Алекса растерянно села и испуганно взглянула на гостя. – Пришел, замахнул вина и вырубился.
– С вина? – удивился полицейский и снова затормошил подчиненного. – Макс! Очнись ты, олух!
Лейтенант продолжал спать. Билли выпрямился и в упор посмотрел на девушку.
– Что? – та невинно хлопала глазами. – Такое вполне могло быть: он не ел целый день!
– Не нравится мне это, голуба. Что ты ему дала?
– Я? – Алекса замерла, словно только что осознала, что обвиняют ее. – Вина ему дала. Показать бутылку? Я сама из нее пила. Не залпом, конечно…
Билли нехорошо прищурился и направился на кухню. Когда он вышел из комнаты, Алекса мстительно поджала губы и огляделась, словно искала, чем бы огреть гостя. Начальник Макса вернулся через пару минут. В одной руке он нес полиэтиленовый пакет, где лежал бокал, из которого пил лейтенант, в другой держал ватную палочку, позаимствованную в ванной. Полицейский провел палочкой по губам Макса, покрутил в уголках рта, потом с невозмутимым видом убрал улику в маленький пакетик, который бросил в пакет с бокалом. Алекса с любопытством наблюдала за действиями гостя. Закончив сбор улик, Билли отнес пакеты в прихожую и вернулся со стаканом воды. Девушка не шелохнулась.
– Макс! – полицейский еще раз похлопал подчиненного по щеке, и веки того слегка дрогнули.
– А что, вы думаете, что он вином запил какое-то лекарство? – осторожно полюбопытствовала Алекса.
– Запил? – правая бровь Билли приподнялась, отчего его лицо приняло хитрое выражение. – Нет, девочка моя, ему что-то подмешали. Чтобы здорового парня свалить одним бокалом красного вина…
– Почему красного? – удивилась девушка.
– Во-первых, потому, что Макс другого не пьет. Во-вторых, я видел бутылку. И в-третьих, от примесей белое вино мутнеет или меняет цвет, поэтому все яды лучше растворять в красном вине. Полагаю, тебе это известно не хуже меня.
– В чем вы меня обвиняете? – в голосе девушки послышались жесткие нотки.
– Ты хоть и прикидываешься дурочкой, но далеко не дура, – Билли ткнул в ее сторону пальцем. – Макс слишком любит тебя, чтобы заметить очевидные вещи.
– Какие такие очевидные? – вскипела Алекса.
– Что ты ему изменяешь. Не буду сейчас вдаваться в подробности, но я случайно видел тебя с другим парнем.
– Это был мой брат! – не выдержала Алекса. – Тоже мне детектив! Не проверит информацию, а уже сразу обвиняет!
Билли промолчал, снова обратился к Максу, пытаясь привести его в чувство. Видя, что обычные средства не помогают, он взял стакан и с силой выплеснул воду в лицо подчиненному. Макс замычал, веки его задрожали, губы зашевелились.
– Давай, просыпайся! – полицейский нещадно бил его по щекам. – Вставай, Амбро, дело есть!
– Что… – пробубнил наконец тот.
– Ну же! – Билли схватил его за борта рубашки и усадил. – Включай свой котелок, Амбро, потому что завтра у тебя могут быть большие неприятности.
Лейтенант сел, оглядел присутствующих осоловелыми глазами и поморщился. Алекса упорхнула на кухню, потом вернулась с мокрым полотенцем и принялась им протирать лицо возлюбленного. Билли поддерживал подчиненного, чтобы тот снова не лег.
– Что… произошло? – наконец придя в себя, поинтересовался Макс.
– Одевайся, есть дело, – Билли встал и прошелся по комнате. – Насчет твоего Томассона и вообще.
– Билли, я хотел бы немного поспать, – застонал Амбро.
– В тюрьме отоспишься, друг, – улыбнулся Костнер. – Лет десять тебе хватит?
– За что десять? – нахмурился Макс.
– За убийство офицера госслужбы, – Билли как будто все это веселило.
– Макс никого не убивал! – вступилась за лейтенанта его подруга. – Вы в своем уме?! Он все время был со мной!
– Уже и алиби тебе готово на любой день, – фыркнул полицейский, рывком поднимая подчиненного с дивана. – Все, пошли. Разговор не для этих стен.
Макс, все еще не до конча понимая, что происходит, последовал за начальником, натянул куртку и вышел из дома. Алекса выругалась, сжав зубы, нервно прошлась по комнате, потом выключила свет в комнате и, прижавшись спиной к стене, что выходила на улицу, осторожно выглянула в окно. Убедившись, что Билли и Макс ушли, Алекса взяла сотовый и набрала номер. Когда ей ответили, она сухо произнесла:
– Все сорвалось. Мне помешали.
Выслушав указания, она опустила глаза и отключила телефон.

Возвращение памяти

Оддо обогнал Марио и остановился, полагая, что тот заметит машину и вернется в салон, но Леджер брел, глядя себе под ноги. Вдруг он схватился за голову и, отшатнувшись, привалился к стене здания. Оддо с тревогой огляделся, потому что ему показалось, будто в его нового знакомого выстрелили. Марио стоял, не отнимая рук от головы, потом вздрогнул, как от удара, и сполз по стене.
– Черт! – Оддо выскочил из машины и подбежал к Леджеру. – Марио, что с тобой? Тебе плохо?
– Перестаньте! Отпустите меня, – бормотал тот, скорчившись на земле и сжимая виски руками.
– Дружище, тебе плохо? Вызвать врача? – Хантер пытался разогнуть Леджера и заглянуть ему в лицо.
Вдруг тот замер и замолчал. Оддо, было, испугался, что его пассажир потерял сознание, и хотел уже бежать к машине за рацией, как в эту секунду Марио бросился на таксиста и сбил его с ног. Левой рукой он прижал правую кисть Макса к земле, а второй схватил его за горло, навалившись всем телом.
– Я же просил отпустить меня! – прорычал Марио, сжимая пальцы. Оддо не на шутку струхнул, потому что во взгляде Леджера было столько агрессии, смешанной с холодным огнем, что поневоле становилось страшно. Хантер забился, пытаясь освободиться от хватки, но положение его было заведомо проигрышным: он хотел перебросить нападавшего через себя, но не во что было упереться ногами. Дотянуться левой рукой до шеи Марио тоже не получилось. Оддо чувствовал, что проиграет эту схватку, если не будет действовать радикально и неожиданно. И тогда он со всей силы двинул Леджеру кулаком по ребрам. Марио охнул и на секунду разжал пальцы. Оддо хватило этого, чтобы скинуть с себя нападавшего.
От боли Марио пришел в себя и сейчас, лежа на спине, недоумевающее смотрел на таксиста, который, прижав его к земле, никак не мог прокашляться после удушения.
– Прости, Макс, не знаю, что на меня нашло… – виновато пролепетал Леджер.
– Ладно, проехали, – отмахнулся Оддо. – Я тебе за это по ребрам двинул, так что мы квиты. Ты как? Нормально себя чувствуешь?
– Да хреново, вообще-то, – признался Марио.
– То есть к Анджело ты сегодня не пойдешь?
– Нет, пожалуй. Мне надо все обдумать…
– Отвезти тебя домой? – Оддо подал Марио руку и помог ему подняться.
– Мне нельзя домой: там может быть засада. Может, в отель какой-нибудь меня отвезешь?
– У меня есть идея получше, – Хантер направился к такси, жестом приглашая друга следовать за собой.
– Я ни к каким мафиози не поеду, учти! – предупредил Марио.
Оддо молча сел за руль, дождался, пока пассажир усядется в кресло, и тронул с места. Такси ехало в тот район, откуда совсем недавно вернулось.
– Так что это с тобой было? – заговорил Оддо после пятиминутного молчания. – Приступ какой-то?
– Не знаю, – вздохнул Марио. – Это как вспышка какая-то… Что-то внутри будто замкнуло… И знаешь…
Он замолчал, погруженный в свои мысли. Оддо ждал, но наконец не вытерпел:
– Нет, не знаю! Ты ведь ничего не говоришь – откуда мне знать?!
– Макс, у меня не амнезия, – вдруг произнес Леджер, понизив голос. – Мне стерли память. Я вспомнил этот момент.
– Как же ты вспомнил, если тебе ее стерли? – искренне удивился Оддо.
– Значит, не всю, – Марио закрыл лицо рукой. – Может, у них что-то не получилось, потому что я сбежал. Понимаешь, Макс, все сходится! Меня хотели догнать и убить, но пуля попала в колесо – и я улетел в Темзу. Они узнали, что я в больнице, прислали киллера, но я успел смыться. Тогда они грохнули санитара и свалили все на меня, чтобы полиция обложила меня со всех сторон. И этот капитан Томассон – он из их команды. Мы были знакомы с ним раньше, я почти уверен.
– Ни фига себе! – присвистнул Оддо. – Ты мне этого не рассказывал. Веселая у тебя жизнь!
– Да уж, обхохочешься, – Марио замялся, думая, стоит ли продолжать, и в конце концов решился: – Но есть еще одна организация, которая мной интересуется.
– Дэвид?! – осенило таксиста.
– Именно! И он хочет, чтобы я отдал ему какой-то футляр. И вот здесь начинаются загадки. То ли я спрятал этот футляр и мне стерли память, чтобы я не выдал тайник врагам, то ли я спрятал его от своих, они меня поймали, выведали место и стерли мне память.
– Последняя версия так себе, – поморщился Оддо.
– Как раз наоборот! – обиделся Марио. – Я, когда прятал контейнер, оставлял подсказки тому, кто пойдем по моим следам. И, сбежав из больницы, я сам по ним же и нашел его. Он пуст, Макс. Кто-то вынул его содержимое. Наверное, они хотели, чтобы Дэвид пошел по моим подсказкам и отыскал контейнер.
– Зачем?
– Что «зачем»? – начал раздражаться Леджер. – Чтобы с поличным его взять!
– А что было в контейнере, ты не помнишь?
– Нет.
– Это тот, с которым ты ко мне в такси на вокзале прыгнул?
– Он.
– Слушай, надо узнать, что было в этом контейнере. Вдруг это поможет тебе что-нибудь вспомнить и вывести твоих боссов на чистую воду, – предложил таксист.
– Я понятия не имею, что в нем могло быть такого секретного, от чего у Дрогба крышу снесло. Просто вынь да положь ему этот футляр!
– Карта? Какой-то прибор? Радиоактивный плутоний?
– Макс, перестань! – отмахнулся Марио.
– Я просто хочу тебе помочь, – пожал печами Хантер.
Какое-то время ехали в тишине, но Оддо снова не удержался.
– Слушай, только не обижайся, но мне жутко интересно, как память стирают.
Марио молчал.
– Не хочешь говорить – так и скажи. Просто любопытно.
– Я тебе как-нибудь в другой раз расскажу.
– Ладно, – Оддо кивнул.
– Подожди, аптека! – Марио дернул его за рукав. – Притормози-ка: мне надо кое-что прикупить.
– Тебя по всем каналам сегодня показывали, – Хантер остановил машину. – Мой тебе совет: поменьше светись в таких вот местах.
Леджер согласно кивнул и опустил голову.
– Говори, что тебе купить. Я схожу, – предложил Макс.
– Широких бинтов шутки три, бритву и зубную щетку.
Оддо кивнул и вышел. Его не было довольно долго. Марио уже начал волноваться, не случилось ли что-нибудь непредвиденное с таксистом, но тот, наконец, появился в дверях аптеки.
– Я тут перекинулся парой слов с фармацевтом, – произнес Оддо, усаживаясь за руль, – насчет тебя интересовался. Она сказала, что за достоверное сообщение о твоем местонахождении обещана денежная награда.
– Заработать хочешь? – усмехнулся Леджер.
– Не деньги для меня главное, – Макс довольно улыбнулся и включил зажигание. – Я к тому, что тебе надо экипировку какую-нибудь. Усы, бороду там..
– Нээрэ правильно сказала, что ты дурак, – скривился пассажир. – Давай поехали! Поздно уже!
– Так мы почти на месте.
Такси проехало два квартала и свернуло в арку трехэтажного дома.
– Что это? Отель? – Марио настороженно рассматривал двор в окно.
– Лучше! – Хантер вышел и упер руки в боки. – Ты так и будешь сидеть в машине?
Марио с неохотой выбрался наружу и окинул взором двор. Честно говоря, увидел он мало чего, потому что освещено пространство было только двумя окнами первого этажа. Оддо закрыл машину, обнял Леджера за плечи и повел к парадной.
– Сейчас зайдем ко мне – говори тихо: Доменик спит.
– Хорошо. Только знаешь, зря ты меня привез к себе. Со мной опасно. Если нас выследили…
– Да не трясись ты! Как параноик прямо, – фыркнул Оддо. – Ты завтра свалишь – какой с меня спрос? Если кто и заявится, то я знаю, что сказать.
– Макс, если они похитят Доменика, – Марио остановил Хантера и посмотрел ему в глаза. – Дэвид ни перед чем не остановится!
– Так и я не остановлюсь, – в глазах Оддо блеснул огонь. – Я за Ника всю их шайку голыми руками положу. Это раз. И к тому же помни, что у меня много криминальных друзей. Только свистну – и Матрикс своих головорезов пришлет. Такие отморозки! Боюсь, когда они закончат, от Дэвида останется только светлая память.
– Ну смотри, – вздохнул Марио. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
– Вот именно! – Оддо ловко крутанул на пальце связку ключей, и в руках у него оказался ключ от квартиры. – Так что добро пожаловать, мистер Леджер!
Они поднялись по узкой и плохо освещенной лестнице на третий этаж. На площадке было четыре двери. Оддо подошел к самой дальней и только вставил ключ в замок, как она открылась. На пороге, скрестив руки на груди, стояла девушка в джинсах и длинной мужской рубашке.
– Явился! Ты на часы хоть иногда смотришь? – с укором спросила она.
– Нора, я не один, так что не надо сцен, – Оддо примирительно поднял руки. – Давай ты отчитаешь меня завтра по полной программе, когда наш гость уйдет.
– Хоть бы позвонил, что поздно будешь…
– Копы могли засечь мой звонок.
– Копы… – презрительно фыркнула Нора и ушла в квартиру.
Оддо шагнул за ней, жестом приглашая Марио войти. Квартира у таксиста была небольшая и не очень уютная. Конечно, в доме чувствовалась женская рука: в комнате порядок, вещи на местах, – но из-за нагромождения мебели эффект порядка был не так заметен.
– Не обращай внимания на тесноту, – словно прочитав мысли гостя, ответил Оддо. – Я часть мебели из дома сестры забрал. Надо бы к родителям отвезти, но они сейчас большой ремонт затеяли, так что…
– Все нормально, – успокоил хозяина Леджер.
Они разделись, Оддо повел Марио в кухню, где Нора уже разогревала ужин.
– Знакомься, это Нора – моя соседка, – Макс указал на девушку. – В свободное от работы время она присматривает за Домеником. За деньги, естественно.
Девушка обиженно поджала губы.
– А это мой друг Марио Леджер, – продолжал Оддо. – Он сейчас не может пойти домой, потому что ключи потерял, поэтому сегодня переночует у нас.
Марио улыбнулся Норе. Сейчас при свете он хорошо разглядел ее: миниатюрная симпатичная шатенка с короткими вьющимися волосами. И, наверное, только слепой мог не заметить, что для Оддо эта девушка давно перестала быть просто соседкой.
– Макс, если ты не против, я бы принял душ… – шепнул Марио Оддо.
– Да, конечно! Вот сюда, – хозяин указал Леджеру на дверь.
– И еще… Ты поможешь мне перебинтовать ребра? Мне самому несподручно.
– Нора перебинтует! – обрадовался Макс. – Она же врач по образованию.
Марио поморщился.
– Что нужно перебинтовать? – насторожилась девушка.
– Марио сбила машина, у него ребра сломаны, – бесхитростно пояснил Оддо, а Марио мотнул головой и закатил глаза. – Его из больницы выгнали, потому что страховка кончилась.
Нора напряженно смотрела на гостя, потом лицо ее озарилось догадкой, и она перевела взгляд на Оддо:
– Масси, скажи честно… Это ты его сбил?
– Ты что?! – испугался тот. – Я же осторожно вожу!
– Знаю я, как осторожно! Ты вечно гоняешь как ненормальный, шумахер штопаный!
– Нет-нет, Нора, ты все неправильно поняла, – вступился за друга таксиста Марио. – Меня не сбивала машина. Я на сам мотоцикле попал в аварию. Меня об руль ударило. Макс тут ни при чем.
– Смотри мне! – Нора погрозила Оддо кулаком, а тот притворно-испуганно замотал головой.
Марио ушел в ванную. Стоя под теплыми струями воды, он пытался привести мысли в порядок, но чем больше думал о своем прошлом, тем сильнее у него билось сердце, словно в предчувствии чего-то неприятного. Может, и не стоило докапываться до истины? Марио уже начал бояться того, что еще вчера он хотел узнать любой ценой. А вдруг прошлое это окажется настолько невыносимым, что захочется забыть его. Может, стоит с благодарностью воспринять тот факт, что ему намеренно стерли память. Где-то в глубине души Марио хотел узнать о себе правду, хотел вспомнить, что он суперагент или какой-нибудь шпион. Но теперь он боялся, что окажется никаким не шпионом, а первоклассным киллером или террористом. Усталость, накопленная за эти дни, вдруг навалилась непосильным грузом. Марио хотелось умереть, чтобы все быстрее закончилось и больше никогда не начиналось. И ему уже было не важно, на самом ли деле его зовут Марио Леджер, где они познакомились с Анджело, откуда он знает капитана Томассона и почему тогда, на пристани, он разговаривал с Кристен на итальянском языке.
Побрившись, Марио выключил воду и, протерев запотевшее зеркало, посмотрел на свое отражение. Вид был неприятный, если не сказать ужасающий. На груди выступили синяки от удара, похожие на трупные пятна. Шишка на лбу разрослась и окрасилась в разные цвета: от темно-лилового до бледно-желтого. Травмированная ключица припухла и покраснела. Полежать бы в покое пару дней, но Марио понимал, что это для него сейчас непозволительная роскошь. Обернув полотенце вокруг бедер, он выглянул из ванной. Оддо и Нора стояли обнявшись, Макс что-то тихо говорил ей, а она, обхватив его за талию, прижималась щекой к его груди и слушала. Закончив говорить, Хантер наклонился и поцеловал ее. Марио снова скрылся в ванной, чтобы не мешать голубкам, но Оддо его заметил.
– Все? Смыл кровь с рук? – хохотнул он.
– Да, – недовольно пробурчал Марио, выходя из ванной.
– Садись быстро ужинать, пока не остыло, – Макс принялся накрывать на стол, а Нора подошла гостю и тихо спросила:
– Бинты-то есть?
– В пакете.
– И что, тебе в больнице не прописали никакого лекарства от этого? – она указала на его синяки.
– Прописали, – соврал Марио. – Но я забыл название.
– А у него вообще с памятью плохо, – подал голос Оддо.
Нора ничего не ответила, ушла в комнату, а через минуту вернулась с тюбиком какой-то мази.
– Способствует рассасыванию гематом и отеков и обезболивает, – пояснила она, поймав настороженный взгляд гостя. – Сейчас намажу и забинтую – быстрее на поправку пойдешь. А с памятью у тебя плохо, потому что головой стукнулся. Видимо, гематома давит на лобные доли мозга, там центр памяти.
– Да ладно, Нора, не понтуйся перед ним, а то еще влюбится, – усмехнулся Оддо.
– Он наврал: никакой я не врач, – девушка вдруг опустила глаза. – Проучилась в медицинском колледже три семестра и бросила.
– Почему?
– Деньги кончились, – Нора вскинула на него серьезные серые глаза. – Но за неимением лучшего будешь слушаться меня, понял?
– Лучше не спорь! – опять встрял Оддо.
Марио послушно кивнул. Нора выдавила немного геля из тюбика и принялась натирать синяки. Пальцы у нее были, как у настоящего врача: уверенные, беспощадные. Леджер прикусил губу и закрыл глаза, но не потому, что прикосновения вызывали боль, а потому, что ему вдруг стало жутко неудобно перед Оддо. Макс стоял, навалившись на косяк, и с интересом наблюдал за этой нехитрой медицинской процедурой, а Марио готов был провалиться сквозь землю от вдруг нахлынувшего смущения.
Наконец, Нора закончила натирание, ловко распаковала бинты и принялась накладывать повязку. Было такое ощущение, что она только этим и занималась всю жизнь. Вряд ли в любой больнице его перебинтовали бы лучше. Закончив с ребрами, Нора снова взялась за тюбик.
– Это еще зачем? – запротестовал Марио.
– А лоб? – холодно поинтересовалась девушка и тут же шмякнула ему геля на шишку. Марио ойкнуть не успел, как ему уже мазали голову.
– Ну что, пациент свободен? – хихикнул Оддо, когда Нора закончила. – Можно ему поесть, доктор?
Вместо ответа Нора махнула рукой и ушла в комнату. Макс пододвинул к гостю тарелку с аппетитным омлетом и куском ветчины.
– Я сейчас оденусь, – Марио быстро ушел в ванну, а через минуту вернулся одетый и сел за стол.
– Ты не сердись на нее, – вдруг сказал Оддо, понизив голос. – Эта тема для нее больная.
– Какая тема? – Леджер принялся за еду.
– Обучения. Она сама из деревни, с детства хотела стать врачом, копила на это с девяти лет. Потом приехала в Лондон, поступила в колледж, заплатила за первый год обучения, но получилось так, что ее брат попал в аварию, нужна была срочная операция, иначе бы он потерял ногу. Нора отдала все сбережения ему на лечение, сама осталась без гроша. Устроилась работать, но заработанного хватило только на один семестр. Учебу пришлось бросить. Теперь она на фабрике вкалывает, все мечтает заработать, но семья у нее беспокойная. Отец вот недавно умер, мать болеет, братья деньги постоянно с Норы тянут. Она уже отчаялась на фельдшера выучиться. Если честно, она и за Домеником согласилась присматривать, потому что затрат времени минимум, а приработок какой-никакой. Ну а ты что? Что делать намерен завтра?
– Не знаю, Макс. Я уже не уверен, что хочу идти до конца. Сейчас я близок к тому, чтобы сбежать из Англии и исчезнуть.
– Ты чего?! – неожиданно расстроился Оддо. – Только все начинается, а ты в кусты! Струсил, что ли?
– Макс, тебе не приходило в голову, что ты имеешь дело с очень опасным человеком? – Марио отложил вилку и уставился таксисту в глаза. – Сегодня я вспомнил нечто такое, что напугало меня. Понимаешь, иногда я делаю что-то, чего не осознаю. У меня это получается машинально. Кто-то замахивается для удара, проходит секунда – и человек уже корчится на полу от боли, и только тогда я осознаю, что это сделал я.
– Фигасе! – Оддо подпер рукой щеку. – Думаешь, тебя в секретной школе научили?
– Я не знаю и не хочу знать! – Марио закрыл руками лицо. – Макс, у меня, кажется, начинаются галлюцинации. Сегодня я на тебя набросился, но я был уверен, что ты – это доктор!
– Какой доктор?
– Не важно.
– Так что ты вспомнил-то?
– Какую-то больницу. Со мной делали что-то ужасное. Это было даже не воспоминание, а словно видение…
– Не расскажешь? – Оддо оживился, глаза его засверкали от любопытства.
Марио помялся, бросил быстрый взгляд на дверь, ведущую в комнату, и отрицательно мотнул головой.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Было предложено всего 4 версии, как Ольге и Глазастику избавиться от доктора, чтобы поговорить с Коршуном. Две из них лягут в основу главы похищения Коршуна. Авторы этих опусов - Кьяра и Dilailah. Они получают по 7 баллов. alex и Marryfis - предложили интересные версии, но они лягут в основу других сюжетов. Они получают в свои копилки по 5 баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 50 баллов
- Marryfis - 48 баллов
- Dilailah - 46 баллов
- Кьяра - 38 баллов
- alex - 33 балла
- Olga (Mosca) - 30 баллов
- Нээрэ - 14 баллов
- glazastik - 9 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта