TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 17

Обрубание хвостов

Марио вышел из кафе и огляделся. Скорее, по привычке. Уже стемнело и похолодало. С иссиня-черного неба падал редкий снежок. Марио вздохнул, сунул руки в карманы и побрел по тротуару. В ту же секунду позади него, метрах в пятидесяти, вспыхнули фары, и машина, не прибавляя хода, так даже медленно двинулась за ним. Марио почувствовал это, но не подал вида, продолжая идти, и лишь когда преследователь приблизился на опасное расстояние, резко обернулся. В трех метрах вдоль обочины ехало знакомое такси. Его водитель, ничуть не смутившись реакцией пешехода, выглянул в окно:
– Садись, подвезу!
– Я разве просил тебя приезжать? – Марио продолжил движение, а машина все так же ехала с ним наравне.
– Я подумал, что будет лучше, если я тебя подожду.
– Макс, я хотел прогуляться…
– Да, ты уже сегодня прогулялся возле банка, – хохотнул таксист. – И на сером фургоне прокатился, и в табло получил…
– Мне надо побыть одному…
– Побыть одному можно и в моем обществе. Я буду молчать, честно! И задавать дурацких вопросов тоже не буду.
– Ты влюбился в меня, что ли?! – ужаснулся Леджер.
Оддо разразился таким заразительным смехом, что даже его собеседник невольно улыбнулся.
– Так… между нами, мальчиками, – он понизил голос, – тебя уже пасут вовсю. Черный «Форд» возле кафе.
Марио сделал вид, что развернулся к таксисту, а сам бросил тревожный взгляд назад и заметил эту машину. Черный корпус удачно маскировался в сгущающихся сумерках, и даже свет фонарей не делал его приметным.
– С чего ты взял, что меня пасут? – Марио снова продолжил движение.
– Во-первых, я эту тачку заметил, когда мы еще только к кафе ехали. Я потом вернулся тебя подождать, а он тут уже стоит. Во-вторых… Слушай, может, сядешь в машину, а то неудобно так разговаривать. И к тому же перекресток скоро.
Марио несколько секунд размышлял, потом сел на пассажирское сиденье:
– Ну, рассказывай.
– Сначала скажи, куда поедем.
– Давай по городу покатаемся, по
– Понял! – Оддо выжал сцепление и прибавил газу. Машина выскочила на перекресток и свернула налево. В ту же секунду зажглись фары «Форда», и он устремился за такси.
– Так вот, – Хантер вырулил на оживленную улицу и поехал по средней полосе, чтобы иметь возможность для маневра. – Приехал я, значит, к «Мике и Миле», а «Форд» уже там стоит. Тонировка раз в пятьдесят норму превышает. Думаю, был бы кто простой – давно бы уже на штрафстоянку загнали. Так ведь?
Марио промолчал.
– Так я стал наблюдать за ними. Из машины не выходят, в машину не садятся. Я пошел купить пожрать чего-нибудь. Там чуть подальше есть кондитерская. Взял там себе две булочки, кофе, иду назад, специально смотрю за ними – в лобовое стекло-то видно, что двое там.
– Тоже мне, спецагент, – хмыкнул Марио. Он во время разговора следил за преследователем в зеркало заднего вида. «Форд» перестраивался то в один ряд, то в другой, то сильно отставал, то вдруг снова появлялся чуть ли не рядом, вынырнув из-за какого-нибудь грузовика. И вот, когда Оддо показал поворот направо, машина преследователей неожиданно проехала прямо.
– Не понял, – нахмурился таксист.
– Все нормально, – улыбнулся Марио. – Они просто тачку меняют, чтобы не примелькалась.
И действительно, через один квартал с боковой улицы вывернул темно-синий «Опель» и тоже увязался за такси.
– Оторваться от них? – азартно предложил Оддо.
– Не надо. Превысишь скорость – они обложат нас со всех сторон. Едь, как едешь.
Хантер понимающе кивнул. Они свернули с большой дороги и теперь ехали прочь от центра.
– Надо придумать способ, как отвязаться, чтобы они нас не заподозрили, – Марио кусал губы, следя в зеркало за фарами «Опеля».
– Ха! Перед тобой специалист по обрубанию «хвостов», – глаза таксиста загорелись. – Доверься мне!
Марио скептически посмотрел на него, а Оддо весь как-то приободрился, словно ему доверили играть главную роль в фильме. Такси въехало на мост через железнодорожные пути, увлекая «Опель» за собой. Пейзаж после железнодорожной линии кардинально изменился: улицы стали грязнее, освещение – слабее. Оддо ехал в самое сердце рабочего района. Остановившись напротив паба, на вывеске которого не горели две буквы, таксист повернулся к пассажиру и произнес:
– Дай мне в нос!
– Чего? – опешил Марио. – Спятил, что ли?!
– Я серьезно! Дай мне в нос, чтобы кровь пошла, – на лице Оддо действительно не было ни намека на шутку.
– Бред какой-то!
– Не могу же я сам дать себе в морду!
Марио мотнул головой и глянул в зеркало: «Опель» осторожно пристроился возле почты, куда не доставал свет от витрины паба.
– Ну ладно, только чтоб без обид потом… – выдохнул Леджер.
– Только нос не сломай мне, – еле успел предупредить Оддо, как пассажир не размахиваясь нанес ему удар в лицо костяшками пальцев.
– Ау! – вскрикнул Макс и схватился за нос, но через секунду отнял руку от лица и, обнаружив на пальцах кровь, довольно кивнул: – Все, теперь жди здесь!
Марио с любопытством следил, как Макс покинул машину и направился в заведение.
В пабе было шумно, накурено и тесно. Протискиваясь между массивными столами, за которыми рабочий класс догуливал свой последний выходной, Оддо прислушивался к разговорам, все также зажимая нос рукой. Наконец его внимание привлекла компания из шести здоровенных парней, что сидели за столиком у окна. Макс подошел к ним, деликатно кашлянул и негромко произнес:
– Извините, что помешал, но кто из вас Джейк?
Его голос потонул в гоготе, потому что один из верзил как раз закончил рассказывать сальный анекдот. Оддо переждал хохот и повторил вопрос.
– Чего тебе? – к нему повернулся двухметровый ирландец, сидящий с краю.
– У меня сообщение для Джейка, – робея, продолжил Оддо. – От Лэсли.
– Какого еще Лэсли?! – подал голос здоровяк, что сидел у окна. Выглядел он внушительно, если не сказать грозно: стокилограммовый бородач с косматой башкой и отменным пузом.
– Вы Джейк? – обрадовался Хантер, убирая руку от окровавленного носа и как бы невзначай демонстрируя его сидящим. – Лэсли велел вам...
– Да не знаю я никакого Лэсли! Пошел вон! – рыкнул бородач.
– Лэсли! – отчаянно выкрикнул Оддо. – В черном «Опеле» сидит. Напротив паба!
– И что? – ирландец угрожающе уставился на незнакомца, готовый в любую минуту вышвырнуть его на улицу.
– Только не бейте меня, – жалобно попросил таксист и снова зажал нос рукой. – Мне и так досталось от парней Лэсли. Они поймали меня на улице и заставили зайти сюда и сказать Джейку… – он сделал нерешительную паузу, – чтобы он больше не приходил в этот паб со своими выродками.
– Выродками?! – вспыхнул ирландец.
– То есть уродами, – испуганно поправился Оддо. – Я шел, а они…
– Где, говоришь, этот Лэсли? – набычился Джейк. – Будет мне тут еще всякая гнида указывать, где мне с друзьями пить!
– Он возле паба, – Макс робко махнул рукой в сторону окна. – Сказал, что если вы его не послушаетесь, он вам задницу надерет, как последнему… гею.
– Гею?! – глаза бородача налились кровью.
– То есть он сказал – пидору, но я решил, что надо как-то смягчить…
Джейк уже не слушал его. Он вскочил, чуть не уронив стул, и принялся протискиваться к проходу. Его дружки тоже повскакивали и, оттеснив незнакомца, бросились к выходу, как стадо бизонов через лес. И только ирландец успел схватить Оддо за шиворот и поволок с собой.
– Где он?! – бешено вращая глазами, взревел Джейк, оказавшись на улице.
– Там, у почты, – Оддо втянул голову в плечи.
Парни увидели припаркованный «Опель» и ринулись к нему, оставив посланника у входа. Оддо наблюдал, как пьяные громилы в одну секунду вскрыли машину, выволокли ее пассажиров наружу и принялись мутузить. Дальше смотреть он не стал – юркнул в свое такси и рванул с места.
– Ничего себе! – восхитился Марио. – Ловко ты с ними!
– Старый трюк, – Оддо был весьма доволен собой. – Дай-ка мне салфетку из бардачка.
Марио подал таксисту бумажный платочек, тот вытер кровь и выкинул платок в окно. Марио поморщился.
– Самое главное, что парни из «Опеля» не успели позвать подмогу и передать нас другой машине, – улыбался Хантер. – Так что, видишь, я не так бесполезен, как ты думаешь.
– Я не говорил, что ты бесполезен, – настроение у Марио улучшилось.
– Ладно, не говорил. Куда едем-то?
Марио помялся и назвал адрес.

Встреча

Марио надавил на кнопку звонка второй раз, но никто не открыл. Он подождал еще немного в надежде, что Анджело просто неодет и сейчас выскочит разъяренный, прикрываясь какой-нибудь подушкой, но юриста, похоже, все-таки не было дома. Марио постоял, огляделся и вдруг вспомнил про квартиру соседки. Он бесшумно приблизился к двери и приложился ухом, чтобы понять, дома девушка или нет. Никаких звуков изнутри не доносилось. На всякий случай Марио позвонил. За дверью послышались шаги, и у Леджера аж дыхание перехватило от волнения. Ему почему-то вдруг захотелось убежать, но он заставил себя стоять. Дверь открылась, и Марио увидел ту медсестру из больницы. Это была Кристен.
– Ты?! – только и смог выдохнуть Леджер. – Я так и знал, что это…
Девушка не дала договорить, закрыв ему ладонью рот. Он замер, потому что в этот момент ясно вспомнил: они были знакомы и раньше.
Тогда она была в ослепительно-белом сарафане. Они стояли на набережной, откуда открывался великолепный вид на морскую бухту. Было солнечно и жарко. Девушка стояла спиной к морю, поэтому солнечные зайчики, что отражались от волн, больно слепили Марио глаза. Он щурился и улыбался.
– Я не хочу, чтобы ты уезжал, – грустно говорила девушка. – Я не смогу без тебя.
– Сможешь! – он обнял ее, а она ткнулась лицом ему в грудь. – Ты у меня умничка.
– Это не честно – вот так разлучать людей!
– Ты прекрасно знаешь, что это неизбежно в нашей работе, – он старался говорить успокаивающе. – К тому же я уеду всего на пару месяцев.
– Не верю, – всхлипнула девушка. – Многие не возвращаются обратно.
– Кто, например, не вернулся?
– Анджело…
– Сама подумай, как он вернется, если у него там малинник: работает под прикрытием богатого ловеласа. О таком месте все мечтают!
– Даже ты? – она отстранилась и с недоверием воззрилась на него.
– Даже я, – улыбнулся он.
Девушка обиженно надулась.
– Ладно, малыш, не грусти, – он извлек из кармана магнитик-свинку и протянул собеседнице. – Это тебе! Не вешай нос, ладно? Мы обязательно встретимся еще.
– Когда?
– Не знаю. Но надо быть оптимистами.
– Пофигистами, – поправила его девушка. – Свинский пофигизм, помнишь? Ты поэтому подарил мне поросенка?

Вспомнив этот момент, Марио новыми глазами смотрел на Кристен. Она схватила его за куртку, втянула в квартиру и закрыла дверь.
– Но ты ведь гово… – опять начал он, но девушка приложила палец к его губам и отрицательно замотала головой. Он понимающе кивнул. Кристен начала говорить на языке жестов, и Марио каким-то непостижимым образом понял ее.
– «Говори на отвлеченные вещи, следи за моими руками», – сообщила девушка.
– Извините, что я вас потревожил, – тут же вступил в игру Марио, – но вы не знаете, где ваш сосед?
– «Тебе нельзя тут появляться. Нас не должны видеть», – на языке жестов отвечала Кристен.
– «Почему?» – пальцы Леджера задвигались сами собой, складываясь в фигуры, что-то обозначающие на языке немых. Он опешил от того, что может общаться жестами.
– «Ты раскроешь меня, балда! – Кристен сдвинула брови. – Уходи!»
– Я не понимаю, к сожалению, ваших знаков, – произнес он вслух, а на языке немых добавил: – «Но в больнице ты разговаривала со мной!»
– «Там я была уверена, что нас не прослушивают», – Кристен удалилась в комнату, потом вернулась с блокнотом и быстро написала в нем: «Я не знаю, куда и с кем ходит мой сосед».
– Понятно, – проговорил Марио. – Извините за беспокойство.
Девушка улыбнулась и кивнула. Он вышел из квартиры, еще раз извинился и направился к лифту. Но когда Кристен закрыла дверь, Марио остановился и прислонился к стене. События последних минут заставили его под новым углом взглянуть на происходящее. Кристен, Марио и Анджело были знакомы раньше. Более того, они вместе где-то работали. Вставал вопрос – где! Леджер присел на корточки, навалившись спиной на стену, и задумался. Если они знают друг друга, значит на самом деле Анджело – не автоюрист, Марио – не тренер, а Кристен – не медсестра. Теперь все встало на свои места. Такое прошлое казалось Леджеру более реальным, нежели то, о котором рассказывал Микеланджело.
Марио закрыл глаза и попытался вспомнить что-то еще, но впечатления от произошедшего не давали сосредоточиться. Он поднялся, вышел из дома и сел в машину к Оддо.
– Ну что, удачно сходил? – поинтересовался тот.
– Да, в какой-то мере, – устало ответил Марио. – Макс, ты помнишь парня, который тебе деньги отдавал в кафе?
– Анджело?
– Откуда ты знаешь, как его зовут?
– Ты при мне звонил ему и по имени называл, – Оддо закатил глаза. – Так мы его ждем?
– Да. У него черный «БМВ», а вон там въезд в гараж. Мне надо все обдумать. Я посижу с закрытыми глазами, а ты последишь за въездом?
– Посижу с закрытыми глазами, – передразнил его Хантер. – Так и скажи, что дрыхнуть хочешь. Ладно, покемарь. Я посторожу.
Марио смерил таксиста недовольным взглядом, но промолчал, закрыл глаза и откинулся на спинку сидения. Оддо несколько минут смотрел на пассажира, потом мотнул головой и, сунув в рот пластинку жвачки, чтобы не задремать самому, уставился на гаражные ворота.

Свет был очень ярким, почти белым. От него нельзя было никуда деться – ни закрыть глаза, ни отвернуться, потому что все тело сковала непонятная неподвижность, словно он был приклеен к какой-то поверхности. Марио пытался пошевелить или рукой или ногой, но не мог сделать этого. Свет проникал прямо в мозг и выжигал все внутри, и от этого делалось страшно. Марио чувствовал, как все в нем сопротивлялось этой световой агрессии, но она была сильнее его. И вдруг отчаяние и боль захлестнули тело. Хотелось кричать и плакать, вскочить и бежать, но он не мог пошевелиться. Марио сделал последнее усилие вырваться из плена и… вскрикнув, проснулся.
– Ты чего? – Оддо испуганно отшатнулся от пассажира.
– Да так… сон… приснился, – Марио провел руками по лицу, словно умывался.
– Тут твой Анджело нарисовался.
– Да, спасибо… – Леджер, похоже, все еще не мог прийти в себя. – Я… мне надо… подышать.
Он вышел из такси и неуверенной походкой побрел по тротуару – в другую сторону от дома Анджело. Оддо задумчиво смотрел Марио вслед, потом завел мотор и дал задний ход.

Трудное задание

Макс вернулся домой поздно вечером. Алекса смотрела телешоу, со скучающим видом поедая фисташки. Макс остановился в дверях, жалобно глядя на нее. Девушка не оборачивалась. Нельзя было сказать, что ее так увлекла телепередача – она была просто обижена. Лейтенант постоял так с минуту и вздохнул:
– Алекса, прости меня. Я очень виноват перед тобой!
– Я не понимаю, как человек может по собственной воле провести все воскресенье на работе, – не отрываясь от телевизора, ответила девушка.
– Эти червяки не давали мне информацию, поэтому пришлось немного посидеть в засаде, – Макс присел на диван и обнял Алексу.
– В какой еще засаде? – оживилась Алекса.
– Заяц, не могу тебе сказать. Секрет…
Она обиженно повела плечом:
– Пропадает целый день неизвестно где и даже не удосужится сочинить интересную отмазку!
– Милая, я так устал, что мне ничего интересного в голову не приходит, – лейтенант откинулся на спину и закрыл глаза.
Алекса повернулась к нему:
– Ты будешь ужинать?
– Нет, – ответил он, не открывая глаз. – Я целый день голодом просидел, а по дороге домой не выдержал и купил пончики на вынос. Весь аппетит перебил.
– Ты выглядишь изможденным, – в голосе девушки послышались сочувствие и тревога. – Тебе надо отдыхать, иначе ты совсем загнешься от этой работы.
– Так вот убийцы не дают отдыхать, – Макс открыл глаза и слабо улыбнулся. – Дай мне пятнадцать минут, я приду в себя.
Алекса молча встала и ушла на кухню. Вернулась оттуда через пять минут, неся в руках два бокала с красным вином.
– Выпей! – предложила она. – Силы быстрее вернутся и аппетит появится.
– Ты права, – Макс сел, взял бокал и поднес к губам. – Ты просто волшебница, Алекса. Что мне сделать для тебя?
– Ночью что-нибудь придумаем, – игриво подмигнула она, слегка пригубив вино.
– Тогда у меня мало времени на восстановление!
Лейтенант коротко выдохнул и залпом осушил бокал. Брови Алексы слегка дрогнули, словно она не ожидала такого поступка. Амбро снова повалился на диван.
– Нет-нет! – девушка схватила его за руку и, усадив, принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. – Я сделаю тебе массаж, чтобы усталость прошла. Давай, повернись!
Макс послушно снял рубашку и лег на живот. Алекса уселась на него верхом и начала массировать спину. – Ты такой напряженный! Просто жуть! Что-то случилось?
– Просто думаю про работу…
– А ты не думай! Перестань сейчас же!
– Все, перестал, – Макс закрыл глаза от удовольствия.
– Не ври мне! – Алекса разминала ему плечи. – Я же чувствую! У тебя здесь просто комок какой-то. Как можно так много думать про убийства?
– Просто ситуация такая неприятная, – вздохнул лейтенант. – Один парень ловко выдал себя за чиновника департамента и завладел информацией по делу, которое веду я. Если я не найду этого проходимца, то мне так влетит!
– Ничего себе! – ужаснулась Алекса. – Как он смог это сделать?
– Убил этого Томассона, подделал его документы и поехал со мной на задержание преступника. Самая большая сложность в том, что этот парень знал, что я жду человека из департамента. И вообще может оказаться, что он всего лишь пешка в большой игре политиков. При таком раскладе мне просто необходимо вывести его на чистую воду, иначе я потом вообще не выгребу из этой истории.
– И в засаде ты поэтому сидел? – любопытствовала девушка.
– Ну да… – Макс тяжело вздохнул, словно решался на важный шаг. – Сегодня утром наши ребята выловили в Темзе труп Томассона и отправили запрос в департамент с просьбой прислать его фото для опознания. И вот тут начинаются загадки: нам прислали фото парня, с которым я ездил на задержание. Но я был в департаменте и видел фото Томассона с коллегами – это тот самый утопленник! Кто-то в департаменте подменил фотографию. Зачем? И кто? Кому выгодно, чтобы полиция считала постороннего парня капитаном службы госбезопасности?
– Ты думаешь: это заговор? – Алекса стала массировать лейтенанта еще интенсивнее. – Ничего себе! Вывести на чистую воду политиканов непросто. И опасно!
– Департамент не хочет сотрудничать с нами, под любыми предлогами скрывает информацию о Томассоне. И мне пришлось пуститься на хитрость: я нашел его помощницу и напугал ее, что семье капитана грозит опасность. Естественно, только я ушел, она предала мои слова начальнику. Они тут же выслали своих людей к дому убитого, а я просто выследил их.
– Ты коварен!
– Знаешь, что больше всего удручает? – Макс с каждой минутой говорил все тише. – Баллистическая экспертиза показала, что капитан убит из того же пистолета, что и начальник аэропорта Хитроу.
– Начальник аэропорта убит? – воскликнула Алекса и даже прекратила массаж.
– Два с половиной года назад, – лейтенант стал говорить медленно, каждое слово давалось ему если не с трудом, то с усилием. – Его застрелили прямо в кабинете… Ты не помнишь? И вот теперь… пистолет снова всплыл…
– Макс! – Алекса слезла с лейтенанта и затормошила его за плечи. – Макс, повернись!
– И там… и здесь… через глушитель… в лоб…
– Макс! – девушка силой перевернула лейтенанта на спину и похлопала по щеке. – Ты слышишь меня?
– Алекса… – глаза его подернулись мутной пеленой, речь стала вообще бессвязной.
– Обними меня! Слышишь?! – девушка припала губами к его губам, но он не ответил на поцелуй.
Лейтенант закрыл глаза, и голова его безвольно откинулась набок.
– Черт! – шепотом выругалась Алекса. – Не надо было позволять ему пить залпом.
Она слезла с дивана, прибавила громкости на телевизоре, взяла бокал с вином и ушла на кухню. Там она достала мобильный телефон и набрала номер. Когда ей ответили, она тихо сообщила:
– Он знает про Томассона, но у него нет ни версий, ни плана действий.
На том конце что-то говорили, Алекса слушала. Сначала внимательно, потом настороженно, потом брови ее испуганно взметнулись.
– Он может быть еще полезен! – с негодованием зашипела в трубку она. – Мы ведь не знаем наверняка…
Собеседник прервал ее заступническую речь и, высказав свое мнение по этому вопросу, отключился. Алекса опустила трубку и несколько минут стояла, глядя в одну точку. Потом она убрала телефон, прошла в прихожую, из кобуры Макса достала его пистолет, надела перчатки и вернулась в комнату. Лейтенант спал мертвецким сном. Присев рядом, девушка долго смотрела на него, потом сняла перчатку, убрала прядь его мягких, льняных волос со лба, погладила рукой по щеке и нежно поцеловала в губы. На ее глаза навернулись слезы, и девушке пришлось запрокинуть голову и подождать с минуту, чтобы они высохли. Снова надев перчатку, она вложила пистолет в правую руку лейтенанта и поднесла дуло к его виску.
План был прост: нажать на курок, инсценируя самоубийство, закричать, чтобы соседи имели возможность дать показания, быстро сменить одежду и вызвать полицию. Остальное дело техники. Но Алекса никак не могла решиться выстрелить. Она не сводила глаз с безмятежного лица Макса, и в ее голове проносились тысячи мыслей и воспоминаний: его улыбка, тот день, когда они познакомились, ночи неистовой любви и его чуть сипловатый голос.
– Прости, любимый, – едва слышно прошептала Алекса и спустила курок.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Правильный ответ: В героине Кристен зашифрована Lurid.


Первой героиню узнала Dilailah, которая получает 7 баллов.
Marryfis, Кьяра и alex заработали по 5 баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 50 баллов
- Marryfis - 43 баллов
- Dilailah - 39 баллов
- Кьяра - 31 балл
- Olga (Mosca) - 30 баллов
- alex - 28 баллов
- Нээрэ - 14 баллов
- glazastik - 9 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта