TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 15

В тревоге за друга

Анджело припарковался на обочине. По опыту он знал, что едва только поставит машину на стоянку, как тут же раздастся тревожный звонок. Да и к тому же Марио мог объявиться в любую минуту. Уже поднимаясь по ступенькам крыльца, Анджело заметил на тротуаре свою соседку. Она, печально глядя под ноги, шла по направлению к дому. Микеланджело открыл входную дверь и дождался девушку. Поднявшись на крыльцо, она удивленно воззрилась на соседа.
– Привет, Кристен, – улыбнулся Анджело, пропуская девушку вперед.
Она коротко кивнула и быстро прошла к лифту. Автоюрист окинул ее наметанным взглядом с ног до головы: красивая девушка, стройная, волосы длинные, волнистые, но одета неприметно. И сумка через плечо – убогая, громоздкая. Если судить по ее выпуклым бокам, набитая книжками. Кристен нажала на кнопку вызова и смущенно опустила глаза.
– Хорошо выглядишь, – приветливо продолжал Анджело. Он знал, что его соседка слышит нормально, только не говорит. – Книжки у тебя в сумке? Учишься?
Девушка опять коротко кивнула и сделала несколько жестов руками.
– Вот… Ты меня понимаешь, а я тебя нет, – взгляд Микеланджело сделался таким, за который Мэй бы убила, если бы он на нее так посмотрел. – Обидно.
Приехал лифт. Кристен вошла и стеснительно забилась в угол. Подняв на соседа пронзительно-синие глаза, она безропотно ждала, пока он нажмет кнопку. Анджело не переставал улыбаться, только теперь улыбка его стала отеческой, чтобы сильно не смущать девушку.
– Красивая ты девчонка, Кристен, – он понизил голос, добавив в него бархатных ноток. – Парня бы тебе хорошего найти… Хочешь, я тебя с моим другом познакомлю? Он нормальный, только немного параноик. Но это пройдет. Ты бы его научила своему языку, – Анджело задвигал пальцами, подражая разговору немых. – Глядишь, он бы отвлекся. Он так-то симпатичный, добрый, веселый, умный. Три языка знает. Как раз для тебя!
Лифт приехал на нужный этаж, но Анджело не спешил выходить.
– Может, увидимся сегодня вечером? Он как раз собирался ко мне в гости, так я бы вас познакомил…
Кристен неопределенно пожала плечами. Анджело вышел из лифта, выпуская соседку. Она быстро прошла к своей двери и принялась искать ключи в сумке. Адвокат вздохнул и направился к своей квартире. Открывая дверь, он слышал, как Кристен бренчит ключами и возится с замком. Взглянув через плечо на соседку, Анджело увидел, что она не может открыть дверь. Он молча вернулся, отодвинул девушку в сторону, приобняв за талию, и повернул ключ. В замке что-то неприятно щелкнуло, и дверь открылась. Кристен благодарно улыбнулась и что-то сказала на языке жестов.
– Всегда к твоим услугам, – подмигнул Анджело и вернулся в квартиру.
Скинув пальто и ботинки, он прошел в кабинет, к столу. На нем стояла красивая металлическая подставка для перекидного календаря с глобусом, над которым по тонкой металлической орбите летел космический спутник. Анджело нажал на корпус спутника и опустил нить орбиты вниз, открывая глобус. Внутри него был спрятан какой-то прибор. Микеланджело нажал на одну из кнопок на приборе, вынул сотовый и набрал номер. Ему долго не отвечали, и юрист ходил из угла в угол, нервно заправляя волосы за уши. Наконец, на том конце линии раздался голос Мэй.
– Пришла информация. Galaxy будут брать его сегодня, – без предисловий сообщил Анджело. –Нет, он не со мной… Полагаю, со своим новым другом Хантером! …Мэй, я понятия не имею, где его искать. …Да, звонил, но он заблокировал телефон.
Дальше он только слушал, прохаживаясь по комнате. Когда Мэй закончила говорить, Анджело вздохнул:
– Хорошо, держи меня в курсе.
Он отключил телефон, снова нажал на кнопку на приборе и вернул спутник в первоначальное положение. Скинув пиджак, Анджело прошел в спальню и повалился на кровать, раскинув руки. В голове его одна на другую громоздились думы, тревожные и пугающие. Покоя ему не давала мысль о ликвидации Тени.
Вообще, инцидентов с намеренным уничтожением агентов ни разу не было. Была, правда, история с Летом. Анджело тогда работал еще в Италии, и весь скандал с самоубийством агента разворачивался на его глазах. Ходили слухи, что Лето просто убрали, потому что он задание провалил. Задание-то, в общем-то, пустяковое – надо было забрать диск с информацией у директора лондонского аэропорта, а Лето ни с того ни с сего грохнул мужика. Конечно, грохнул профессионально – комар носа не подточит, но задание-то сорвал! И вдруг через две недели Лето находят в петле. И улик в пользу убийства больше, чем в пользу самоубийства, но у всех есть алиби на момент смерти. Анджело помнил, что ходили слухи, будто в «Триэс» есть специальный исполнитель для таких вот пикантных заданий. Все начали подозревать друг друга, напряглись. И тут как раз пришло предложение от папы Карло – отправить Адвоката в Лондон, в филиал, который возглавляет Мэй. Анджело помнил, что серьезно раздумывал над перспективой, потому что Мальдини не приказал, а предложил. Значит, можно было отказаться. Анджело не хотел работать под женским началом, но и оставаться в Италии было невыносимо – так измучили эти бесконечные допросы, тесты, подозрения, косые взгляды коллег. Кончилось все тем, что Микеланджело уехал в Лондон, решив, что с женщиной-начальником он как-нибудь поладит.
Прошло два года. Анджело уже стал забывать о событиях, толкнувших его поменять географическое место работы, как вдруг снова эта тема! И теперь она касается не просто знакомого парня, а друга – человека, с которым он прошел огонь и воду, который однажды спас ему жизнь, между прочим, рискуя своей! Анджело не находил себе места, мучаясь проблемой нового плана. Нужно было придумать, как не подвести Мэй, чтобы не навлечь на себя гнев начальства (все-таки за всем этим стоит в конечном итоге генерал Анчелотти) и чтобы спасти Марио от трагического финала.
Анджело сел, потирая лоб. Сказать Марио о плане захвата? Сбежит. Подговорить официантку опрокинуть на него кофе? Вдруг выйдет не натурально – Марио быстро заподозрит подвох. Создать помеху Ромулу? Так этот дегенерат пойдет напролом. Микеланджело поморщился при воспоминании о Ромуле. Вот кого он не любил в «Триэс», так это его. Конечно, этот римлянин никогда не срывал операции, у него был меткий глаз, твердая рука и холодное сердце. По выносливости с ним мог сравниться разве что Брейвхарт. Но не было в Ромуле ни проблеска импровизации. Ему говорили: убей – и он стрелял, не задумываясь. Уж он бы не стал без приказа ползти по прогнившему полу, чтобы подать руку другу, как это сделал Марио.
Анджело зарычал, взъерошил себе волосы и, вскочив с постели, принялся ходить по комнате. Впервые в жизни он отчаянно искал выход – и не находил его. Хоть бы Galazy похитили Тень, что ли! Адвокат понимал, что ничего хорошего для Марио такое похищение не сулит, но просто спасать друга из лап конкурирующей организации намного приятнее, чем вести его, по сути, на бойню.
В эту минуту Анджело впервые позавидовал Ромулу. Вот у кого рука не дрогнет! Просто у него нет друзей. Человек намеренно ни с кем близко не сходится, чтобы потом не мучаться так. Молодец, что скажешь.
Микеланджело прошел на кухню, налил себе воды. Интересно, каково это – ничего не помнить? Неужели Марио не чувствует, кому можно доверять, а кому нет? Или он боится этих чувств, опасается своей интуиции? Хоть бы найти этот контейнер…
Внезапная догадка осенила Анджело. Ведь если «Триэс» найдет футляр, Марио станет ненужным. Его грохнут прямо здесь, сбросят в Темзу и свалят все на Galaxy. Наверняка даже расследование организуют для отвода глаз, как, впрочем, и с Летом. Идет следствие, а результатов нет, потому что руководство и так знает, кто и зачем убил его. И Марио жив до сих пор потому, что спрятал футляр. Но как долго он сможет хранить эту тайну? Доктор Алекс под гипнозом в два счета выведает место. Получается, пока контейнер не нашли, Марио будет жить. Анджело хитро прищурился и поставил стакан на стол. Надо найти тайник раньше «Триэс» и перепрятать контейнер. Тень ведь хотел, чтобы кто-то пошел по его подсказкам.
Анджело бросился в спальню, где оставил сотовый, мгновенно оделся и выскочил из дома.

Первый подозреваемый

Мальдини уже минут двадцать возился с кофемашиной. Она фырчала, жужжала, включалась и выключалась, но готовить кофе упорно не хотела. Как с этим каждый день справлялась Паолина, Паоло себе представить не мог. У него даже мелькнула мысль выписать своему референту премию за нервную работу. Пытаясь победить адский агрегат, капитан не то чтобы взбодрился, он даже немного вспотел и раскраснелся. Именно в таком виде его и застал Фабио.
– Чего ты тут паришься? – помощник присел на край подоконника, наблюдая, как Паоло всовывает на место платформу с чашкой. – Кофе ни разу, что ли, не варил?
– Помог бы лучше, – пробурчал капитан, а потом махнул рукой и поставил платформу на столик. – Ну к шутам этот кофе! Я и так уже дозу адреналина получил – больше некуда!
– Ну вот видишь! – Каннаваро широко улыбнулся. – Че звал-то?
– Допрос будем проводить, – Мальдини направился в свой кабинет. – Ты изучил документы?
– Всю ночь учил. Глаз не сомкнул, – Фабио следовал за ним. – Вопросы некоторые возникли.
– Вопросы – это хорошо, – Паоло устало плюхнулся в кресло. – Задашь их сейчас нашему доктору.
– Алексу? – почему-то удивился Каннаваро. – Он же…
– Ты точно дочитал папку? – насторожился Мальдини. – Все листы на месте?
– Все…
– Ты видел, под чьим кодом значатся все заходы в систему во время использования «Искры»?
– Видел. Глазастик тебе любой код взломает, если хорошо попросишь, – пожал плечами Фабио.
– Один раз – да. Но заходов было шесть. Коды меняются каждую неделю, числа генерируются компьютером. Слишком много для совпадения.
Каннаваро хотел что-то ответить, но в дверь деликатно постучали.
– Входите! – пригласил Паоло.
Дверь открылась, и в кабинет вошел главный врач медицинской лаборатории «Триэс» – угрюмый человек с холодным взглядом. Когда он не был в операционной или не занимался медицинской практикой, он всегда носил форму, что придавало его строгому виду еще больше холодности и отчужденности. Доктора вообще трудно было назвать симпатичным человеком, хотя была у него идеальная выправка и спортивная фигура. Он практически никогда не улыбался, говорил тоже мало и резко, словно дрова рубил. Сердился он тоже своеобразно: никогда не позволял себе повышать голос, только свирепо зыркал из-под насупленных бровей.
– Проходи, Винченцо, – Мальдини кивнул на свободный стул.
Фабио, сообразив, что ему тоже надо занять выгодную позицию, быстро переместился в кресло у стены, чтобы таким образом оказаться на одной линии с капитаном, оставив доктора одного. Однако Винченцо никак не отреагировал на этот маневр. Он спокойно опустился на стул, поставив папку, принесенную с собой, ребром на колени.
– Ты знаешь, для чего я тебя вызвал? – спокойным тоном начал Мальдини.
– Насчет «Искры», – не сразу ответил доктор. Было заметно, что он не любит бросать слова на ветер и тщательно обдумывает каждую фразу.
– Вот именно. Расскажи мне, почему зашифрованные документы относительно этой программы созданы в базе под твоим кодом.
– Я не знаю, – так же спокойно ответил Яквинта.
Мальдини перевел взгляд на Фабио.
– Дело в том, Винченцо, – подхватил помощник, – что медицинская лаборатория, как и тренировочная база – это помещение, напичканное электроникой. По системе «Офис-интеллект». Людям, имеющим доступ в эти помещения, каждую неделю выдается свой уникальный код. Каждому в определенный день в определенное время, чтобы исключить путаницу и облегчить контроль за этим. Чтобы открыть дверь лаборатории, ты используешь этот код, который автоматически запускает аудио- и видеозапись объекта, а также программу сканирования всех приборов.
Ни один мускул не дрогнул на лице доктора.
– Шесть раз в лаборатории несанкционированно проводились процедуры, информация о которых впоследствии была закодирована, – Фабио сделал внушительную паузу. – Все эти файлы записаны под твоим кодом.
Яквинта молчал, глядя на Каннаваро в упор.
– Ты можешь это как-нибудь объяснить? – Мальдини привлек внимание доктора.
– Нет, – Винченцо мотнул головой. – Но вы сказали, что есть видео- и аудиозаписи. Возможно, они дадут вам ответ.
– К сожалению, все видео- и аудиофайлы уничтожены, – вздохнул Паоло. – Винченцо, я просил тебя собрать записи всех твоих действий на указанные даты. Ты сделал это?
Доктор Яквинта молча протянул начальнику папку, которую принес с собой. Мальдини не глядя передал ее Фабио и продолжил допрос:
– Как по-твоему, кто мог воспользоваться твоим кодом?
– Кто угодно, – пожал плечами Винченцо. – Если числа генерируются компьютером, кто-то мог взломать систему и воспользоваться любым кодом. В том числе и моим.
– Винченцо, ты один из оставшихся четырех человек, которые три года назад принимали участие в проведении «Искры». Подозрение падает в первую очередь на вас! – Мальдини стал серьезен и даже строг.
– У вас на меня ничего нет, – ледяным тоном ответил доктор. – Коды доступа – улика косвенная. Думаю, есть смысл вернуться к этому разговору, когда у вас будут более весомые доказательства, капитан Мальдини.
Фабио нахмурился, потому что ему не понравилось, с какой интонацией Яквинта произнес последние два слова.
– Ты прав, Винченцо, – согласился Паоло. – Просто с более весомыми доказательствами мне придется вступать уже в трибунале.
– Мне все равно, – доктор поднялся. – Я могу идти?
Паоло кивнул вместо ответа. Яквинта, бросив недобрый взгляд на Каннаваро, вышел из кабинета, аккуратно закрыв за собой дверь.
– Мне он давно не нравился, – фыркнул Фабио. – Я сразу говорил, что таких людей нельзя пускать в медицину. Приходишь к нему на осмотр, и ощущение такое, что в концлагере находишься.
– Надо прослушать его телефон, – прервал речи помощника Мальдини. – Если Яквинта замешан в этом деле, он захочет предупредить сообщников.
– Да уж, – Каннаваро встал и положил папку, принесенную доктором, на стол начальника.
– Фабио, это приказ! – недоуменно посмотрел на него Мальдини. – Прослушать телефон – быстро!
– Угу! – тот молнией бросился вон из кабинета.

В плену

Он стоял на краю пропасти, с трудом удерживая равновесие. Плывущие внизу облака закрывали обзор – и не было видно дна этого провала, но Марио чувствовал: оно очень далеко. Он стоял на самом обрыве, носки его ботинок нависали над скалой. Марио хотел уйти, но не мог пошевелиться, потому что был связан по рукам и ногам. Поэтому приходилось балансировать, чтобы не сорваться вниз. Сзади кто-то подошел, знакомым голосом произнес: «Я всего лишь выполняю приказ» и толкнул Марио в спину. Облака стремительно понеслись навстречу, и от скорости этого полета перехватило дух и закружилась голова. Марио извивался, пытаясь нащупать узел веревки, хотя понимал, что освобождение от пут не спасет его.
Вдруг из облаков появилась девушка из первого сна. Она как птица метнулась к нему, обняла и прижала к себе:
– Я с тобой! Я здесь!
От этих слов Марио почему-то успокоился. Дыхание замедлилось и сердце забилось ровно, несмотря на то, что земля приближалась катастрофически быстро.
– Я никому тебя не отдам, – прошептала девушка ему на ухо, и через секунду он больно ударился о землю.
…И открыл глаза. Не сразу сообразив, что все еще жив, Марио шумно выдохнул и тут увидел перед собой лицо Дидье Дрогба.
– Очухался, скотина, – ухмыльнулся тот.
Марио сглотнул и огляделся. Находился он в пустой комнате, где кроме рассохшегося письменного стола, не было ничего. Комната была старой, с обшарпанной краской, отбитыми косяками, а окна в ней были заделаны фанерой. Руки Марио были скованы наручниками за спинкой стула, на котором он сидел, ноги были связаны веревкой. Видимо, для пущей надежности пленника еще и примотали к спинке стула тремя витками веревки.
Дрогба стоял в двух шагах от Марио и с явным удовольствием наблюдал, как тот изучает обстановку.
– Не думал, что так обернется, когда в меня пистолетом тыкал? – спросил он. – А я ведь тебя предупреждал.
– Чего тебе надо? – Леджер поморщился, потому что от звука собственного голоса в голове зашумело.
– Где талант? – Дрогба скрестил руки на груди.
– Кто? – удивился Марио.
– Не прикидывайся дурачком! Куда ты его спрятал?
– Не понимаю, о чем ты…
– О даре, твою мать! – вскипел Дрогба и ударил Марио по лицу. – Шева контрабандой вывез его из Италии, значит по закону он уже не имеет права им пользоваться. Теперь я его владелец!
– Очень рад за тебя, – Марио настороженно слушал футболиста, полагая, что тот сошел с ума. – Но я тут при чем?
– А при том, что ты обязан вернуть его мне!
– Да что вернуть-то? – не выдержал Леджер.
– Контейнер! – Дидье еще раз ударил пленника по лицу, и Марио ощутил во рту солоноватый привкус крови.
– У меня амнезия. Я не помню никакого контейнера…
– Сейчас я тебе освежу память, – футболист ударил Леджера наотмашь. Стул покачнулся и повалился на бок. Марио упал, ударившись плечом, где была сломана ключица. Словно разряд тока ударил в шею, от чего стало трудно дышать.
«Черт, больно-то как!» – мысленно вскрикнул Марио, хотя на деле прикусил губу, чтобы не взвыть от нарастающей ломоты. И вдруг с его телом случилось что-то странное: плечо и рука до локтя онемели, словно после замораживающего укола, боль затихла и ушла куда-то совсем глубоко.
– Ну? – Дрогба упер руки в боки. – Говори, пока я тебе все зубы не выбил.
Марио молчал. Дидье уже занес ногу для удара, как дверь в комнату открылась. На пороге стоял Дэвид.
– Что здесь происходит? – строго поинтересовался он.
– Дэйв, это моя добыча – ты же сам сказал, – в голосе Дрогба послышались извинительные нотки. – Он украл и спрятал.
– Я, кажется, велел не трогать его! – глаза Дэвида сурово сверкнули. Он быстро подошел к пленнику и, взяв его за веревки, вернул в вертикальное положение. Дрогба виновато молчал.
– Что здесь происходит? Что вам нужно от меня? – Марио переводил взгляд с одного на другого.
– Времени в обрез, дружище, – улыбнулся Дэвид. – Ты уж извини, что мы тебя связали. Это для твоей же безопасности.
Марио скептически хмыкнул.
– Дидье сказал, что ты хочешь встретиться со мной. Так я подумал: не принять ли тебя на своей территории? Чтобы запастись преимуществом.
– Чего? – Марио вдруг нащупал узел веревки, привязывающей его к стулу, и сейчас пытался незаметно его развязать. Пальцы онемевшей руки слушались плохо, поэтому дело практически не продвигалось.
– Я хочу поговорить с Паоло, – после паузы сообщил Дэвид. – Хочу сделать ему предложение, от которого он вряд ли откажется. Но для этого мне нужен контейнер, который ты свистнул у нас. Так что будь хорошим мальчиком и скажи, куда ты его спрятал, чтобы мы могли как можно быстрее встретиться с Мальдини.
– С кем?
– Не смешно, Марио.
– Дэвид, я не понимаю, о чем ты говоришь. Какой контейнер? Какой Мальдини? Впервые слышу такую фамилию.
Дэвид медленно прошелся по комнате и присел на край стола. Марио внимательно следил за ним. Дрогба переминался с ноги на ногу, а потом не выдержал:
– Дэйв, позволь я займусь им! И через час он расколется.
– Нет! – мотнул головой модник. – Его бить нельзя.
– Да почему нельзя-то?! – всплеснул руками негр. – Ничего с ним не случится. Потом вставит себе новые зубы – белые и ровные, будет, как голливудский актер, улыбаться.
– Послушай, Марио, мы серьезные люди, – снова заговорил Дэвид. – И играть с нами не надо. Во-первых, потому, что мы этого не любим. А во-вторых, потому, что у нас нет времени на всякие сантименты. Встреча с Паоло все равно состоится, хочешь ты этого или нет. Мы найдем способ вернуть контейнер. Я просто хочу, чтобы это было безболезненно для тебя.
– Дэвид, я очнулся два дня назад в больнице и ничего не помню, – грустно сообщил Марио. – Я не могу тебе ничем помочь.
– Я начинаю злиться, – модник посмотрел на Дрогба. – Но это пока ожидаемые трудности, – он перевел взгляд на Леджера: – Имя Нээрэ тебе о чем-нибудь говорит?
– Вроде нет, – Марио пожал плечами, насколько это было возможно в его положении.
– Проверим, – Дэвид улыбнулся, вынул сотовый телефон и набрал номер. – Тэдди, приступаем к плану Б, – сказал он в трубку. – Уже везешь? Отлично! Ждем тебя с гостьей.
Марио чувствовал, как внутри нарастает тревога. Подвергать Нээрэ опасности он не хотел, но план по освобождению все не придумывался.
– Любимые девушки и дети – самый действенный способ добычи информации из упрямцев, – пояснил Дэвид.
– Возможно, – Марио изо всех сил старался справиться с узлом. – Но поскольку Нээрэ я не знаю…
Его перебил звук пришедшей смс-ки. Дэвид удивленно посмотрел на свой сотовый и прочитал сообщение, после чего недовольно цыкнул и убрал телефон в карман.
– Что-то случилось? – Дрогба озабоченно посмотрел на начальника.
– Небольшие проблемы в офисе, – отмахнулся Дэвид. – Я сейчас съезжу и все улажу, а вы с Анеликом продолжайте.
Дидье послушно кивнул, словно ребенок, которого родители оставляют одного дома.
– И я тебя прошу: не бей его, – строго добавил Дэвид. – Это важно, ты понял?
Дрогба несколько разочарованно вздохнул.
– Тэдди привезет девчонку – используй ее на всю катушку. Все равно потом ее придется убить.
Марио сглотнул. Возможно, Дэвид намеренно сгущает краски, чтобы припугнуть пленника, но кто знает этих людей? Вдруг у них и в правду слова не расходятся с делом?
Дэвид толкнул Дидье в плечо и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Было слышно, как он разговаривает с кем-то в соседней комнате. Дрогба тоже прислушивался и, когда хлопнула входная дверь, приблизился к Марио:
– У тебя есть две минуты, чтобы назвать мне тайник. И не вздумай блефовать. Сейчас Тэдди привезет девчонку, и если ты мне соврешь, за это ответит она.
– Бить женщин и связанных пленников – очень по-мужски, – кивнул Марио. – Это создает тебе геройский ореол.
– Все равно нам придется ее убить. А это страшно – осознавать, что ты сейчас расстанешься с жизнью. Поэтому лучше сделать так, чтобы смерть была за счастье, чтобы человек ее ждал, как избавления от страданий.
– Ублюдки…
Дрогба, не размахиваясь, ударил Марио в живот. Тот охнул. От боли ему хотелось согнуться пополам, но веревки не давали пошевелиться.
– Пусть это будет нашей маленькой тайной, – хохотнул Дидье. – Дэвиду об этом совсем не обязательно знать.
Второй удар пришелся как раз по ребрам. Марио добела прикусил губу, чтобы не показывать Дрогба, как ему больно. Открылась дверь, в комнату зашел еще один негр – тот, что приходил в гостиницу. Видимо, это и был Анелик.
– Дэйв велел не трогать его, – мрачно напомнил он Дидье.
– Так я и не хотел, но он нас ублюдками назвал. Думаешь, приятно?
Второй негр понимающе хмыкнул:
– Это он зря…
– Вот и я ему пытаюсь объяснить, что не надо с нами шутить. Все равно мы добьемся, чего хотим.
– Не хочу вас разочаровывать, – отдышавшись от боли, заговорил Марио, – но вы зря теряете время.
Дрогба ударил его по лицу наотмашь, стул опять покачнулся, но Анелик успел схватить пленника за веревки и не дал ему упасть.
– Сейчас-то за что?! – возмутился Леджер, облизывая окровавленные губы.
– Просто так, – пожал плечами футболист. – Не смог удержаться.
Из глубин квартиры донесся какой-то звук. Негры переглянулись.
– Тэдди, что ли, уже приехал? – удивился Анелик.
– Рано, – Дрогба метнул на подельника быстрый взгляд. – Ты бы проверил…
Анелик молча вынул пистолет из-за пазухи и вышел из комнаты. Дрогба тоже достал оружие и прижался к стене возле входа – чтобы не попасть сразу в поле зрения входящего. Из-за приоткрытой двери послышались звуки борьбы, короткий удар, потом глухой хлопок и звук упавшего тела. Марио, пользуясь тем, что шум отвлекает внимание Дидье, уже не скрываясь теребил узел веревки, чтобы освободиться от пут. Теперь дело пошло быстрее.
Между тем в коридоре все затихло. Оба – и пленник, и его сторож – прислушивались к тишине, ожидая развязки. Марио почти распутал узел, и теперь оставалось только ослабить веревку, чтобы снять ее с себя. За дверью мелькнула чья-то тень, Дрогба взвел курок. Но ничего больше не происходило. Ни шагов не слышалось, ни дыхания, ни каких-то других звуков. Дидье не выдержал и, выставив пистолет вперед, осторожно выглянул из своего убежища. В ту же секунду дверь резко открылась. Чтобы не получить удар в лицо, Дрогба вынужден был выставить вперед руки. На это и рассчитывал нападавший, потому что край двери угодил точно по дулу пистолета, и тот отлетел на несколько шагов. Следующий удар своим импровизированным оружием нападавший нанес еще сильнее. Защищая голову, Дидье выставил вперед не только руки, но и колено и с силой отпихнул дверь от себя.
Марио не видел лица непрошенного гостя, но в душе болел за него. Узел совсем ослаб, и теперь Леджер работал плечами и извивался, чтобы скинуть с себя веревку. Футболист видел, что пленник освобождается, но сейчас ему было не до него: нападавший снова нанес удар дверью, однако негр ожидал этого и за секунду успел отскочить в сторону. Дверь с грохотом врезалась в стену, и Марио увидел капитана Томассона. Не теряя ни минуты, тот вскинул пистолет с глушителем – тот самый, из которого чуть не пристрелил Марио на вокзале, – и наставил на Дрогба. Выстрела не было слышно – только негр, ринувшийся за своим оружием, вскрикнул и дернулся. На его правом плече быстро расползалось красное пятно. Однако нечеловеческим усилием он рванулся вбок, увернувшись от второго выстрела, схватил пистолет и, ловко перевернувшись на спину, направил его на чужака. Но выстрелить не успел. Только нелепо взмахнул руками и откинулся назад, гулко стукнувшись затылком об пол. Из черной точки над его левой бровью медленно вытекала струйка густой темной крови.
Марио, только что справившийся с веревками, перевел ошеломленный взгляд с убитого Дрогба на Томассона. Тот, не меняя выражения лица, наставил пистолет на пленника. Ледяной озноб прошиб Леджера, он вскочил со стула и дернулся влево, уходя от выстрела. Пуля просвистела совсем рядом с его головой – он даже почувствовал движение рассекаемого ею воздуха. От неудачного броска Марио упал. Томассон двинулся к нему, не опуская пистолет.
– Ромул, ты что? Это же я!!! – в отчаянии выкрикнул Марио и сам остолбенел от своих слов. Какое-то воспоминание – мимолетное, словно вспышка, – мелькнуло в голове. Тир, приближающаяся на специальном механизме мишень в виде фигуры человека. И вместо головы и той области, где находится сердце, – рваные дыры от кучного попадания пуль. И чей-то голос за спиной: «Ромул – зверь просто! Ему нельзя давать оружие!»
– Ромул… – завороженный неожиданный воспоминанием, прошептал Марио.
– Я просто выполняю приказ, – ни один мускул не дрогнул на лице Томассона. Он безжалостно нацелил пистолет в лицо пленнику. Марио понимал, что с такого расстояния полицейский не промахнется, и ему хотелось закричать от безысходности. Руки скованы наручниками за спиной, так что врукопашную не вступить. Ноги связаны, так что пистолет у противника не выбить. Для того ли он столько возился с веревкой, чтобы сейчас глупо умереть от пули какого-то ненормального?!
– Брось пушку, капитан! – вдруг раздался голос Оддо.
Ромул, чуть, было, не нажавший на курок, замер.
– Бросай, говорю! – жестко повторил Оддо.
Марио быстро перевернулся на колени и встал. Таксист стоял за спиной Томассона, направив свой кольт ему в спину. Полицейский медленно поворачивался, словно не веря в угрозу. Оддо резко подался вперед и, схватив Томассона за шею, ударил ногой под колено. Тот рухнул на пол. Пистолет отлетел в сторону. Марио, увидев, что противник обезоружен, присел и принялся развязывать веревку на ногах.
– Руки за голову, гад! – командовал Оддо.
– Мистер Хантер, вы совершаете ошибку, – спокойным тоном заговорил Томассон, словно его вовсе и не держали под прицелом. – Вы препятствуете поимке опасного преступника.
– Плевать! Он мне денег должен! – таксист врал очень натурально. – Сейчас ты его сцапаешь, и я не увижу своего бабла еще лет пятнадцать. Так что придется подождать, капитан. Кстати, я повторю: лицом в пол и руки за голову!
Томассон медленно выполнил приказ. Уперевшись подбородком в пол, он глянул на Марио. И тому сделалось нехорошо от этого взгляда: было понятно, что полицейский что-то задумал.
– Макс, ты бы… – начал, было, Марио, но закончить не успел, как Томассон выхватил из-за шиворота еще один пистолет и, мгновенно перевернувшись на спину, выстрелил в Оддо. Тот едва успел отреагировать на маневр и присесть. Пуля попала в стену в нескольких сантиметрах над его головой. Марио понял, что одолеть таинственного Ромула они могут только вдвоем, поэтому оставив идею развязать ноги, бросился на Томассона, навалившись плечом на его руку с пистолетом. Конечно же больным плечом. Онемение уже почти отошло, поэтому от боли Марио даже зарычал. Прозвучало это, наверное, очень угрожающе, потому что Оддо, поначалу растерявшийся от выходки Томассона, воспрянул духом и набросился на полицейского. Завязалась борьба. Ромулу, видимо, не раз приходилось бывать в подобной переделке, потому что он не уступал своим соперникам. Сбросив с себя Марио ударом локтя, он напал на Оддо, который, однако, успел выбить пистолет из его руки. Таксист бесстрашно сопротивлялся, иногда успевая уворачиваться от точных и сильных ударов полицейского. Марио же спешил развязать ноги. Веревка уже ослабла, и он торопливо выпутывался из нее. Когда Оддо после очередного удара Ромула отлетел к стене, а тот подобрал с пола свой пистолет с глушителем, Марио, наконец, освободился от пут и пинком сбил полицейского с ног. Оддо тут же подобрал свой пистолет, но вместо того чтобы выстрелить, ударил рукояткой Томассона по затылку. Тот обмяк и затих.
– Уф… – Марио опустился на пол рядом с телом противника. – Сильный, черт!
– Блин… все лицо мне расквасил, – Оддо рукавом вытер кровь из разбитого носа. – Пошли давай, пока он не очухался!
Он подхватил Леджера под руки и поднял.
– Мне бы наручники снять, – как-то неуверенно попросил тот.
– Сейчас некогда ключ искать! – таксист потянул Марио к выходу. – Я тебе в машине сниму, ладно? Дело двух минут.
– Почему ты не выстрелил? – Леджер вслед за Оддо выскочил из квартиры.
– Еще не хватало сесть в тюрягу за убийство копа! Сюда! – он свернул на лестницу и, перепрыгивая через две ступеньки, помчался вниз.
– Послушай, Оддо, я не могу уйти, – Марио остановился посреди пролета. – Мне надо… спасти одного человека. Его хотят убить.
– Ну так пошли спасать! – глаза Макса зажглись азартом.
– Сними с меня наручники, и дальше я сам.
– А я?
– Ты и так много для меня сделал. Поэтому подвергать тебя опасности еще раз я не могу. Подождешь меня в машине.
– Фига с два! – заупрямился таксист. – Ты, что ли, хочешь вернуться в эту квартиру? Там коп уже оклимался, наверное. Он тебя уложит двумя ударами.
– Тебя ведь не уложил, – обиделся Марио. – Я не такой хилый, каким кажусь.
– Так кого мы будем спасать? – нетерпеливо перебил его Оддо.
– Одну девушку. Ее должны привезти сюда, чтобы… – Марио запнулся, подбирая слова. – В общем, ее хотят убить.
– У тебя есть план? – Оддо вынул из кармана связку ключей со странным брелоком. – Повернись и рассказывай.
Марио послушно повернулся спиной к таксисту, а тот принялся подбирать отмычку к наручникам.
– Плана как такового нет, – пояснял Леджер. – Девушку привезет некто Тэдди. Я не знаю, как он выглядит, но надеюсь, что приедет он один. Мы на него нападаем, оглушаем, забираем девушку и смываемся. Я, правда, еще хочу оставить сообщение для Дэвида, но это уже так, детали.
– Тэдди, Дэвид… что это за парни? Какая группировка? – Оддо ловко орудовал отмычкой, после чего один браслет открылся.
– Хрен знает, – честно признался Марио. – Но они хотят меня убить.
– Если хочешь, я наведу справки, – через секунду и второй браслет тоже был взломан. – У меня есть один знакомый…
– Макс, это опасно! – Леджер резко развернулся к таксисту и выхватил браслеты у него из рук. – Ты подумал о Доменике? Кто позаботится о нем, если с тобой что-то случится?
Оддо прикусил губу: в его душе азарт и жажда приключений боролись с чувством долга перед племянником.
– Марш в машину! – в голосе Марио появились железные нотки. – Грей мотор и жди меня. Возможно, нам придется ретироваться в спешном порядке.
– Хорошо, – Оддо покорно опустил голову. – Только одна ремарка! Машина стоит не возле дома. Я ближе подъехать не могу: заметно слишком. Вам придется пробежать один квартал в сторону фабрики. Это направо от парадного выхода.
Марио с благодарностью хлопнул таксиста по плечу и легонько оттолкнул от себя. Тот засеменил вниз по лестнице, но вдруг остановился и бросился вдогонку за Леджером, который поднялся уже практически на целый этаж.
– Марио! – окликнул его Оддо и протянул свой пистолет. – На всякий случай!
– Оставь себе, – тот отрицательно мотнул головой. – Я одолжу пушку у капитана.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта