TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 13

Проблеск

Анджело вырулил на перекресток, и Марио сразу увидел вывеску «Планета Спорт». Этот клуб занимал первые два этажа жилого дома. Улица показалась Марио знакомой. Он разглядывал все вокруг, на несколько минут задержал взгляд на мрачном здании из серого кирпича, обнесенном высоким забором.
– Ну, вспомнил? – с каким-то нетерпением спросил Анджело, припарковавшись у «Планеты Спорт».
– Я узнаю эту местность, – помолчав, заговорил Марио. – Только убей – не помню этого спортклуба.
– Зайдем внутрь? – Микеланджело заглушил мотор.
– Даже не знаю… Это необходимо?
– Скажем, что пришли записаться в тренажерный зал.
Марио послушно кивнул и вышел из машины, еще раз украдкой бросив взгляд на мрачное здание. Анджело, заметив это, улыбнулся уголком рта. Парни зашли внутрь. Приветливая администратор улыбнулась им из-за стойки. Марио воровато осматривался.
– Добрый день, – Анджело оперся локтем о стойку. – Мы хотели бы походить в тренажерный зал, а то, знаете, лето скоро, надо бы форму набрать. Кубики пресса и все такое.
Девушка почему-то бросила недоуменный взгляд на Марио и ответила:
– Это весьма похвально! Спасибо, что выбрали именно наш спортклуб. Мы сможем предложить вам самые разнообразные программы, индивидуальные тренировки, разработаем питание и режим занятий.
– Скажите, а у вас работает фитнес-тренер Марио Леджер? – Марио вдруг перехватил инициативу разговора.
– Марио Леджер? – растерянно переспросила администратор. – Вы знаете, я здесь всего четвертый месяц. Тренера с таким именем не знаю. Возможно, вы имели в виду Марианну Ли?
– Марио Леджер, – упрямо повторил Марио. – Мой друг занимался здесь в прошлом году у Марио. Очень советовал.
– Может быть, он уволился, – пожала плечами девушка. – Если хотите, я могу узнать, в какой клуб он перешел.
Анджело уже, было, открыл рот, чтобы вмешаться в разговор, но тут кто-то его окликнул по имени. Микеланджело обернулся и увидел довольно симпатичную девушку. Ее лицо казалось знакомым, но Анджело никак не мог вспомнить, где видел ее.
– Синьор Микеланджело! – повторила она и улыбнулась. – Вы не помните меня?
Видимо, выражение лица у него было очень глупым, потому что девушка хихикнула и представилась:
– Я Мэррифис Браун. Вы приезжали к нам в офис пару раз, когда вели дело нашего шефа – мистера Гора. Помните: тогда был сквозняк, и ваши бумаги разлетелись на лестнице, а я помогла вам собрать их.
– Да-а, что-то такое припоминаю, – Анджело покачал головой. – Точно! Рекламное агентство «Тэмпл и Ко». Вот сейчас я вас вспомнил очень хорошо. Добрый день, Мэррифис.
Марио, видя, что друг занят разговором, попросил администратора показать ему клуб.
– Синьор Микеланджело, – продолжала Мэррифис, – мне нужна ваша помощь. У меня угнали машину.
– Очень сожалею, мисс Браун, – Микеланджело с тревогой следил, как Леджер с девушкой удаляются по коридору. – Вот моя визитка. Позвоните и запишитесь на прием. Я постараюсь вам помочь.
– Синьор Микеланджело, у меня не так много денег. Я просто хотела знать, возьметесь ли вы за мой случай, потому что он… он криминальный.
– Милая моя, 99 процентов случаев, которые я рассматриваю, криминальные.
– Боюсь, это очень опасный случай, – не сдавалась Мэррифис. – Потому что два дня назад я по доброте душевной подобрала на улице раненого парня, а он заставил меня привезти его в какое-то таинственное место, которое по одним справочникам Центр реабилитации военнослужащих, а по другим – военно-следственный отдел. Это вот здесь, через дорогу.
Микеланджело, с досадой провожающий взглядом Марио и администратора, вдруг заинтересованно посмотрел на мисс Браун.
– И после этого у меня угоняют машину, в которой остались пятна крови и вообще… – голос Мэррифис дрогнул: было видно, что она сильно расстроена. – В машине лежали все документы с работы, планы, макеты…
– Печальная история, – качнул головой адвокат.
– Синьор Микеланджело, мне это все вернули! Я пришла домой, а диски и договоры – все до одного – лежат в конверте на столе в прихожей.
Анджело скептически сдвинул брови.
– Я не вру, честное слово! – Мэррифис закрыла глаза рукой. – Я уверена, что мою машину угнали люди, к которым я привезла того раненого парня. Наверное, они его убили, и теперь заметают следы. Вдруг и меня они…
Голос девушки сорвался, она глубоко вздохнула, чтобы прийти в себя.
– Ваш случай действительно интересен, – согласился Анджело и приобнял Мэррифис за плечи, чтобы как-то приободрить. – Приходите ко мне завтра с утра. Думаю, я возьмусь за ваше дело.
– А если завтра меня уже… убьют? – мисс Браун перешла на шепот.
– Во-первых, если бы они хотели вас убить, то давно бы уже сделали это. Во-вторых, сейчас я вам все равно не смогу помочь. У меня ведь тоже дела.
– Я понимаю, – Мэррифис опустила голову.
– Поезжайте домой, мисс Браун, примите ванну, выпейте вина. Завтра у меня до 11 часов никаких встреч не назначено, так что можете прийти, – Анджело улыбнулся и заметил, что администратор возвращается одна, без Марио. – Извините, мисс Браун, мне надо идти.
– Да-да, конечно…
– И еще! Не надо за ними следить, – понизив голос, сообщил он девушке. – Мало ли что…
Мэррифис слегка покраснела, а автоюрист двинулся навстречу администратору:
– А где мой друг?
– Остался в тренажерном зале, – с готовностью ответила та. – Ему хочется все там осмотреть. Мне нельзя надолго покидать холл, поэтому я оставила его одного. Хотите присоединиться?
– Вообще-то мы заскочили на минуточку, потому что опаздываем, – Анджело развел руками. – Но, зная любовь моего друга к спорту, могу предположить, что он заночует здесь. Так что пойду его вытаскивать.
– Да, надо спасать беднягу, – кивнула администратор, развеселенная шуткой посетителя.
Анджело быстро двинулся по коридору.
– Третья дверь! – вслед ему подсказала администратор.
Микеланджело уже почти достиг цели, как из тренажерного зала вывернул Марио.
– Хороший клуб, удобный зал, – сообщил другу Леджер. – Но я ни фига не помню.
– Может быть, здесь сделали ремонт? – предположил Анджело.
Марио только развел руками и направился к выходу. Обменявшись с администратором дежурными фразами прощания, парни вышли на улицу. Леджер снова невольно посмотрел в сторону мрачного здания, словно его туда манило невидимым магнитом. Анджело хотел что-то сказать, но ему вдруг пришла смс-ка. Прочитав сообщение, автоюрист изменился в лице, выругался себе под нос и повернулся к другу:
– Старик, слушай… Мне надо срочно уехать – дела! Давай я отвезу тебя куда-нибудь... Куда отвезти?
– Не волнуйся, Анджи, я доберусь сам, – Марио хлопнул его по плечу.
– Давай быстро говори: у меня времени не так много.
– Не надо меня никуда везти. Я сам. Я позвоню, если что, – Леджер махнул рукой и двинулся по тротуару.
Анджело ругнулся сквозь зубы, открыл дверцу машины, следя за другом. Тот дошел до перекрестка и остановился, осматриваясь. Микеланджело ждал, потом мотнул головой и сел в машину. Его вызывала на срочную встречу Мэй, ехать надо было в здание напротив, но нельзя, чтобы Марио это видел. Анджело, кусая губы, придумывал план, как бы добраться до Эролл-стрит, не обнаружив себя перед Тенью. Он завел машину, вырулил со стоянки и направился прямо по улице. Свернув в ближайший переулок, Анджело припарковался, вышел из машины и побежал по направлению к Эррол-стрит. Мэй не любила, когда кто-то опаздывал, но с другой стороны, у него было спецзадание, а следовательно, уважительная причина, чтобы явиться не вовремя. Анджело дошел до улочки, упирающейся прямиком в лондонский штаб «Триэс», но выйти на нее не решился: слишком велик был риск столкнуться с Марио, который совершенно очевидно интересовался зданием на Эррол-стрит и мог бродить вокруг него. Анджело остановился в раздумье, потом вдруг выскочил на проезжую часть перед синей «Маздой 6» и замахал руками. Машина затормозила, Микеланджело открыл пассажирскую дверцу и плюхнулся на сиденье. Парень, сидящий за рулем, недоуменно поднял брови, вот-вот готовый выкинуть непрошенного гостя.
– Друг, пожалуйста, подбрось вон до того здания! – умоляюще произнес Анджело.
– Сам-то не дойдешь? – скептически нахмурился водитель.
– Очень надо. Долго объяснять, – автоюрист вынул бумажник и достал из него полтинник. – Пожалуйста, вопрос жизни и смерти.
– Убери деньги, – отмахнулся водитель.
– Там ворота слева будут. Въедь туда, если уж на то пошло, – попросил Микеланджело, вынул мобильник и набрал номер. – Том? Это Адвокат. Будь добр, открой ворота синей мазде. Я подъезжаю.
Водитель настороженно покосился на пассажира, но промолчал.
– Дела фирмы, – пожал плечами Анджело и убрал мобильник.
Машины выехала из проулка, железные автоматические ворота в здании напротив медленно открывались. Мазда юркнула внутрь, проехала по асфальтированной дороге до въезда в подземный гараж и остановилась.
– Спасибо, дружище. Выручил – во как! – Анджело показал большой палец. – Будут проблемы с авто – звони.
Он сунул водителю визитку и скрылся в дверях. Парень недоуменно проводил его взглядом, мотнул головой, что-то пробормотал и выехал с территории здания.

Новый поворот

Ольга всерьез заинтересовалась делом Коршуна. Вернувшись из больницы, она прямиком направилась в психологический центр, чтобы более внимательно ознакомиться с деталями дела. Проходя мимо кабинета Алекса, она машинально бросила взгляд на стеклянную дверь и увидела, что начальник ее тоже на работе. Он с озабоченным видом сидел за столом, заваленным различными папками и файлами, и изучал какой-то документ. Ольга остановилась, размышляя, потом выдохнула и открыла дверь:
– Але, привет!
Доктор отреагировал не сразу. Он, видимо, дочитал фразу до конца, потом медленно поднял голову и воззрился на помощницу отсутствующим взглядом.
– У тебя сегодня разве не выходной? – Ольга прошла внутрь и присела на диванчик возле стола.
– Ты где была? Я искал тебя, – вместо ответа спросил Алекс.
– Я… была с Глазастиком, – Ольга почувствовала, что краснеет. – А что?
– Час назад я имел неприятный разговор с папой Карло, – Дель Пьеро отложил бумаги и откинулся на спинку кресла. – Насчет той злополучной «Искры». Мне всегда не нравилась эта идея, и вот теперь она выстрелила второй раз.
Ольга удивленно подняла брови, словно слышала об этом впервые.
– Оля, подготовь мне все документы по Лету и Коршуну. Абсолютно все – с самого начала. Я хочу проследить динамику.
– Динамику чего? – заинтересовалась девушка.
Алекс с минуту смотрел на нее, словно оценивал, можно ли доверять тайну помощнице, и наконец решился:
– Есть у меня одно подозрение, что психоз Коршуна – не следствие «Искры». Программа лишь усугубила имеющиеся отклонения.
– Ничего себе! Значит Коршуна взяли в штат с нарушенной психикой?!
– Именно. Кому-то это было на руку. В то время я еще не заведовал главной психологической лабораторией, а руководил испанским филиалом. А нынешнюю мою должность занимал некто доктор Капелло, который и подписал бумагу, что Коршун годен для службы.
– Ты считаешь, что доктор Капелло сделал это намеренно? – оживилась Ольга. – И какой у него был мотив?
– Не знаю, – Алекс мотнул головой и закрыл лицо руками. – Возможно, его вынудили на это, потому что без его подписи ни один документ не действителен. В общем, версий много. Надо разбираться. Но сначала придется доказать, что Коршун был уже болен на момент прохождения «Искры».
– Алекс, если ты это докажешь, то программу снова разрешат к использованию.
– Оля, возможно, она не так плоха. Есть подозрения, что Тень тайком прошел «Искру», и теперь несостоятельность наших агентов по его поимке говорит в пользу программы. Нужно только изучить ее слабые стороны, доработать, чтобы исключить сбои. Ну и более строже подходить к отбору претендентов на переквалификацию.
Ольга испытующе смотрела на своего начальника. Он снова взял со стола документ и принялся читать. Между его бровей пролегла глубокая бороздка, говорившая о том, что доктор чем-то серьезно озабочен.
– Але, почему ты поменял мнение насчет «Искры»? – вкрадчиво поинтересовалась Ольга. – Ты сделал это по своему желанию или тебя вынуждают?
– Просто раньше я был слишком категоричен, – не сразу ответил Дель Пьеро. – Нельзя так, Оля. Особенно в психологии нельзя – где все состоит из полутонов. Да, у «Искры» есть масса недостатков, но их можно доработать. Если Тень на самом деле прошел эту программу, то факт, что мы не можем его взять уже третий день, красноречиво говорит о ее силе.
Ольга слушала про то, что «Искра» разрабатывалась как раз для таких целей – чтобы сделать агентов «Триэс» лучшими в мире в условиях нарастающей конкуренции и улучшения технической оснащенности – и не могла понять, что заставило Алекса изменить точку зрения. За годы, что она проработала под началом доктора Дель Пьеро, она научилась чувствовать, когда он говорит то, что думает, а когда – то, что надо сказать. Выслушав начальника, Ольга пообещала собрать нужные сведения и подготовить материал по Коршуну.
– Сделай это, пожалуйста, к вечеру, – попросил Алекс.
Ольга не могла отказать начальнику. К тому же вид у него был усталый – наверняка не спал всю ночь, разрабатывая план по Тени. Девушка ушла к себе в кабинет, включила компьютер. Пока система загружалась, Ольга накидала на листочке план поиска документов, в которых может содержаться информация по Коршуну. Она открывала файлы, копировала таблицы, отчеты, пробегала глазами результаты исследований. И вдруг наткнулась на экспертное заключение по делу Лета. В нем говорилось, что дверь комнаты, где повесился агент, была закрыта изнутри на щеколду. Это и стало главным доказательством того, что Лето покончил с собой. Ольга продолжала читать: тело висит на веревке, руки вытянуты вдоль тела. Узел завязан двойным морским узлом, с крючка свисает длинный конец веревки. Табуретка лежит в полуметре от тела. Окна закрыты наглухо на задвижки изнутри. Следов борьбы или обыска в комнате не обнаружено, вещи лежат на своих местах…
Ольга отвлеклась от чтения. Значит, Глазастик была права: если Коршун обнаружил тело, то он знал, что Лето повесился, а не застрелился. Открыв файл с медицинской экспертизой из морга, она принялась изучать результаты вскрытия и фотографии. Потом распечатала снимки и документы и отправилась в отдел к Глазастику.
Лейтенант МакКарин, в наушниках и с бутербродом в руках, сидела за столом, уставленным мониторами и какими-то приборами. Ольга остановилась в нерешительности, потом негромко кашлянула. Глазастик ничего не услышала. Сунув бутерброд в рот, она начала строчить, и на одном из мониторов задвигались строчки. Ольга подождала немного и похлопала подругу по плечу.
– Ммм? – Глазастик недоуменно обернулась и, вынув бутерброд изо рта, спросила: – Ты что-то хотела?
Ольга молча показала ей бумаги. Глазастик выключила музыку, сняла наушники и крутанулась на стуле.
– Здесь экспертиза по Лету. Только никому, слышишь?
– Ну раз такая секретность, то, может, я и не буду читать? – лейтенант между тем взяла листы и уже глазами пробегала первый.
– Здесь кое-что интересное.
– Вижу, – кивнула Глазастик и сунула в рот остаток бутерброда. – Морской узел, значит… Что-то не припомню, чтобы самоубийцы так вязали петли.
– Вот-вот! – оживилась Ольга. – Ты дальше читай!
Лейтенант погрузилась в чтение, медленно пережевывая еду. Дойдя до конца отчета, она отложила листочки и откинулась в кресле:
– Весьма интересное дело получается, Оля…
– Глазастик, здесь достаточно улик, чтобы не считать случившееся самоубийством!
– Но ведь следствие потому не закончено до сих пор! Есть доказательства, что Лето умер насильственной смертью, но нет указания на убийцу. Ты читала, что в крови у него нашли тройную дозу хлордиазепоксида?
– Читала. Убойный транквилизатор, – кивнула Ольга. – Но умер Лето все-таки от удушения. Ты видела его предсмертную записку? Он там пишет, что выпьет диазепама, чтобы замедлить реакции организма и не сдрейфить в последний момент. Графологическая экспертиза установила, что письмо написано им самим, поэтому...
– Оля, не будем сейчас углубляться в расследование смерти Лета, – прервала ее Глазастик. – Нам важнее знать, почему его убили и кто. И как агент, прошедший суперпрограмму, позволил себя вздернуть!
– Он давно вынашивал план самоубийства.
– И кто-то этим воспользовался! Возможно, «Искра» дала сбой, и Лето уничтожили, как доказательство. Возможно, он узнал секретную информацию по программе и хотел донести ее до руководства. Или над ним потеряли контроль…
– Самый стабильный агент! Психопоказатели лучше всех в таблице. Обучаемый, управляемый, с отменной физикой… Почему ему в голову пришли мысли о самоубийстве?
– Оля, – Глазастик понизила голос, – мы не знаем главного: для чего готовили Коршуна и Лето. Возможно, задания, которые им приходилось выполнять, шли вразрез с их психикой. Поэтому один слетел с катушек, а второго убрали, чтобы не донес начальству.
– И что нам делать?
– Во-первых, молчать. Мало ли что, – лейтенант воровато оглянулась. – Во-вторых, надо выяснить, проходил ли кто-то еще, кроме этих двоих, «Искру». И в-третьих…
– … надо поговорить с Коршуном, – подхватила Ольга. – Я придумаю, как это устроить.
– Оставишь мне листочки? – вкрадчиво поинтересовалась Глазастик.
– А если их у тебя найдут?
– Обижа-аешь! – начальник IT-отдела пару секунд размышляла, а потом отдала бумаги Ольге. – Вообще-то я сама все почитаю в базе.
– Попадешься ты однажды, – с сожалением вздохнула Ольга. – Ой, что бу-удет!
– Не хуже, чем с Летом будет. Ладно, пора мне поработать немного. Если что узнаешь нового – сообщай.
Ольга кивнула и вышла из кабинета.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Правильный ответ: еще одна улика, доказывающая, что Лето был убит, - свисающий с крючка длинный конец веревки.
Первой верно ответила Нээрэ, которая получает 7 баллов.
Кьяра и Dilailah - по пять баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 45 баллов
- Dilailah - 32 балла
- Marryfis - 31 балл
- Olga (Mosca) - 30 баллов
- alex - 21 балл
- Кьяра - 21 балл
- Нээрэ - 14 баллов
- glazastik - 9 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта