TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 12

Вина

– Ты уверена, что все убрали? – спросила Мэй в трубку.
Она сидела в своем кабинете и разговаривала по телефону. Выйти на работу в воскресенье ее вынудили некоторые чрезвычайные события, произошедшие по оплошности одного из агентов. Конечно, ситуация была не критическая и кое-что удалось исправить очень быстро. Но в целом положение складывалось не самое благоприятное.
Первым делом Мэй позвонила Камиле – убедиться, что последствия ночного погрома в кафе ликвидированы. Камила говорила спокойно, хоть по ее голосу было понятно, что она расстроена.
– Да, все вроде чисто, – хозяйка кафе вздохнула. – Была перестрелка, там на стене дырки…
– Камила, в понедельник придут маляры, все заделают – лучше чем было, – успокаивала ее Мэй.
– Да это ерунда! – Камила сделала паузу, словно не решаясь говорить. – Меня другое беспокоит. Кьяра сегодня не вышла на работу и на звонки не отвечает. Мне пришлось вызывать другую официантку. Я прямо себе места не нахожу.
– Кьяра у нас, – поспешила успокоить ее Мэй. – Так получилось…
– С ней все в порядке? – насторожилась хозяйка кафе.
– Н-ну… Она немного ранена. Пустяки. Однако мы посчитали, что лучше будет оставить ее здесь. Для ее же безопасности.
– Мэй, Паоло обещал, что все это безопасно для персонала, – голос Камилы стал строже.
– Так и есть, – согласилась Мэй. – Я имела в виду не опасность для жизни, а небольшие проблемы с полицией. Если Кьяра обратится за медицинской помощью в государственную больницу, она будет вынуждена объяснить полиции, откуда у нее огнестрельное ранение.
– Огнестрельное ранение?! – ужаснулась Камила.
– Да пустяки. Чуть-чуть зацепило. Поверь мне: причин для волнения нет. Мы подержим ее здесь с недельку, потом она вернется, сможет выйти на работу. Я ведь тебе говорила: ситуация у нас сложная. В любой момент все может пойти наперекосяк.
– Ладно, надеюсь, все обойдется, – Камила немного помолчала. – Ты бы хоть зашла как-нибудь. А то только по телефону общаемся.
– Хорошо, я заеду на днях.
– Может, сегодня? – предложила Камила.
– Если с делами разберусь, то заеду сегодня, – сдалась Мэй. – Я тебе еще позвоню.
Попрощавшись с подругой, она убрала телефон на подставку и потерла виски пальцами. Провальная операция итальянского агента не только парализовала работу лондонского филиала, но и добавила проблем. Одной из которых была ночная перестрелка в кафе «Мика и Миля», случившаяся по оплошности агента. Мэй посидела еще несколько минут, собралась с мыслями и нажала на кнопку селектора:
– Стейси, пригласи ко мне Лезвие.
– Он здесь, Мэй, – ответила референт.
– Отлично. Пусть зайдет.
Начальник лондонского отделения отключила селектор, коротко выдохнула, стараясь принять грозный и одновременно хладнокровный вид, хотя ей очень хотелось накричать на непутевого агента. Лезвие вошел спокойно, словно к себе домой, мягко закрыл за собой дверь и присел на второй от стола начальницы стул. Мэй отметила это про себя, впрочем, как и то, что за кажущейся раскованностью агента таилось волнение.
– Добрый день, мисс Фостер, – приветливо улыбнувшись, заговорил он. – Вы хотели меня видеть?
– На вы со мной разговариваешь, чтобы подчеркнуть, мол, не я твоя начальница? – Мэй откинулась на спинку кресла. – Не выйдет. Приехал на мою территорию, значит и нагоняй получать будешь от меня. Паоло тебе здесь не поможет, да и он не встанет на твою сторону.
Агент вздохнул и опять улыбнулся, но теперь уже виновато.
– Расскажи-ка, драгоценный мой Андреа, что тебя вынудило изменить ход операции?
– Я беспокоился за жизнь Кьяры, – честно признался Лезвие. – Он шастал по району вокруг кафе, я подумал, что он может напасть на девушку, убить и забрать ключи от заведения. Или подкараулить ее, когда она будет выходить. Одного удара достаточно, чтобы убить.
– И ты решил спасти официантку? Поиграть в благородного рыцаря!
Лезвие опустил глаза и молчал.
– Рассказывай дальше! – Мэй сцепила руки замком, испепеляя агента взглядом.
– Я приказал ей сидеть в кабинете, потому что там было безопасно. Когда он проник внутрь, все шло по плану. Я уже был готов обезвредить его, как Кьяра вышла из комнаты. Естественно, он взял ее в заложницы… Дальше все пошло шиворот-навыворот. Драка, стрельба, ранение это. И я принял решение привезти официантку сюда, потому что больницы обязаны сообщать в полицию об огнестрелах.
– В сложившейся ситуации ты, конечно, поступил верно, – Мэй медленно покручивалась в кресле из стороны в сторону. – Но ты нарушил ход операции.
– Что мне сделать теперь? – тихо поинтересовался Лезвие. – Пустить себе пулю в лоб?
– Ты понимаешь, что приволок в секретное учреждение постороннего человека!
– Убить Кьяру? – брови агента сошлись у переносицы. – Я спас ее от пустякового ранения, и теперь должен убить? Хорошо, если ты прикажешь, я прямо сейчас пойду к ней и…
– Ишь разошелся как! – усмехнулась Мэй. – Распустил вас там Паоло. Чуть что – сразу убиваете!
Лезвие смотрел Мэй прямо в глаза, и в его взгляде она не видела ни хитрости, ни коварства. Вообще, насколько она помнила штат головного офиса «Триэс», этот агент был одним из самых исполнительных. Почему он вдруг изменил ход задания?
– В общем, так, Андреа, – продолжила беседу Мэй. – Ты эту кашу заварил, сам и расхлебывать будешь. Сейчас пойдешь к этой девушке и убедишь ее молчать обо всем, что она видела. Если вдруг она хоть слово проронит, тебе придется доделать дело до конца. Ты понял?
– Понял, – кивнул Лезвие.
– От силы твоего убеждения зависит жизнь той, кого ты спас, – Мэй села ровно. – Все, иди!
– Можно вопрос? – это прозвучало как-то жалобно.
– Ну?
– Тот парень… в кафе… Это был не Тень. Там, конечно, было темно, драка, сумятица, но Марио я очень хорошо знаю.
– И кто же это был? – насторожилась Мэй.
– Не знаю. Какой-то другой тип, который теперь ходит с перебинтованной рукой. Возможно, легавый.
Вот оно! Мэй знала, что есть причина, заставившая Лезвие изменить план.
– Почему ты не доложил об этом раньше? Ждал допроса с пристрастием?
– Хотел лично тебе сообщить, но будить побоялся. Ты спросонья казнить можешь…
– Кто тебе сказал такую чушь? – возмутилась Мэй.
– Адвокат… – глаза Лезвия хитро блеснули, а начальница английского штаба усилием воли заставила себя не покраснеть.
– Ты узнаешь это парня, если увидишь? – она быстро сменила тему.
– Не думаю. По руке если только. Возможно, по голосу.
– Хорошо, я позову тебя, если понадобишься.
Лезвие встал, еще раз внимательно посмотрел на Мэй, словно ждал, что она передумает насчет Кьяры, потом развернулся и вышел.
Мэй откинулась на спинку кресла. Надо было все тщательно обдумать и принять какое-то решение. Однако сделать это ей не дал телефонный звонок. Девушка сняла трубку.
– Мэй, там Паоло на проводе, – сообщила референт.
– Соединяй.
Капитан Мальдини, как всегда, было заражающее спокоен. Казалось, даже во время атомной бомбардировки он будет говорить своим чуть ироничным, ободряющим тоном.
– Как продвигаются дела? – поинтересовался он после приветствия. – Мне сказали, что ты искала меня вечером. Но у меня была встреча с папой Карло, так что я замотался…
– Паоло, у нас здесь очень неприятная ситуация из-за тебя. Адвокат выследил Тень и вошел к нему в доверие, но тут появился Ромул и сказал, что ты позвонил ему и приказал убрать Марио.
– Я? – оторопел Паоло.
– Он так сказал.
– Я не отдавал таких приказов, ты что! – возмутился Паоло.
– Вот и я удивилась.
– Надо проверить безопасность линии агентов. Не нравится мне эти таинственные звонки. По-моему, у нас завелся «крот». Ты бы тоже своих пошерстила…
– Хорошо. Но как быть с Ромулом?
– Я отзову его, не волнуйся.
– Паоло, есть подозрение, что за Тенью охотятся еще и Galaxy. Мне проследить за этим?
– А я все ждал, где же они объявятся, – Мальдини вздохнул. – Если у тебя есть свободные люди…
– Может, Ромул этим и займется?
– Он в плане разведки не самый удачный вариант. Пусть тогда уж Лезвие… А вообще, действуй на свое усмотрение и по обстоятельствам.
– Хорошо, я подумаю.
Паоло дал еще несколько указаний и попрощался. После разговора с ним Мэй почувствовала некоторое облегчение. И хоть сказанное начальником означало, что предстоит переходить на сверхсекретный режим и практически обновлять каналы связи, Мэй радовалась, что капитан Мальдини не замешан в этом ужасном недоразумении с Ромулом. А план выхода на Galaxy – конкурирующую организацию, стремившуюся захватить власть на севере Европы, – в лондонском отделении «Триэс» разрабатывался уже давно.

Два свидания

Лезвие оглянулся, убедился, что в коридоре никого нет, вынул из кармана пластиковую карточку, провел ей по желобку замка. Электронное устройство пикнуло, вместо красного индикатора загорелся зеленый. Лезвие толкнул дверь и заглянул в комнату. Возле узкого окна с глухими стеклопакетами, внутри которых были вмонтированы решетки, стояла кровать. Больше мебели в комнате не было, если не считать откидного столика и умывальника. На кровати сидела Кьяра в больничной пижаме, прижимая к груди перебинтованную руку.
– Можно? – деликатно поинтересовался Андреа.
Кьяра испуганно уставилась на него, подобрала ноги и натянула одеяло.
Лезвие шагнул в комнату, закрыв за собой дверь, и вздохнул, не решаясь начать разговор. Девушка выручила его.
– Где я? – голос ее звучал тихо и прерывисто от волнения.
– В больнице, – он старался говорить как можно дружелюбнее, чтобы еще больше не напугать официантку.
– В какой? В психушке?
– Нет, – оторопел он. – Почему в психушке? В обычной.
– В обычной больнице – одиночные палаты с решетками на окнах? – Кьяра кивнула на толстые стеклопакеты. – Отпустите меня, пожалуйста. Я никому ничего не расскажу. Если хотите, я даже подписку дам.
– Кьяра, ты здесь потому, что… – Лезвие запнулся. – Потому что… тебе опасно находиться там. Этот парень, который ворвался в кафе, он может вернуться и убить тебя.
– За что? – на глаза девушки навернулись слезы. – Я никому ничего плохого не делала.
– Здесь ты в безопасности, – Андреа несмело приблизился. – Тебе не сделают ничего плохого. Ты поправишься, через неделю-другую мы отправим тебя домой. Все будет хорошо.
– Через неделю-другую?! – ужаснулась Кьяра. – У меня дома собака взаперти. Она умрет с голоду!
– Я позабочусь об этом, – уверил ее Лезвие. – Все будет хорошо, Кьяра. Я не дам тебя в обиду.
– Я хочу домой, – девушка поджала колени к груди, ткнулась в них лбом и всхлипнула.
Лезвие впервые в жизни не знал, что сказать. Привыкший решать проблемы действиями, а не словами, он молчал, чувствуя себя виноватым. Кьяра не поднимала на него глаз, и он, чтобы привлечь ее внимание, произнес:
– Мы договорились с Камилой. С работой проблем не будет.
Девушка не ответила, только еще раз всхлипнула. Лезвие подошел к ней и подгладил по голове. Плечи Кьяры вздрогнули, словно она сдерживала рыдания. Андреа присел на кровать и обнял девушку. Она ткнулась ему в плечо и прерывисто вздохнула. Он гладил ее по спине и приговаривал, что не оставит ее тут одну, будет навещать каждый день, что с ней будут хорошо обращаться и что они несут ответственность перед Камилой за ее сотрудницу. То ли его слова возымели действие, то ли просто Кьяра взяла себя в руки, но плакать она перестала, выпрямилась, вытерла слезы одеялом и спросила:
– Как вас зовут?
– Андреа.
– Вы полицейский?
– Я? Да, можно и так сказать, – он улыбнулся. – Давай на «ты», если ты не против?
– Хорошо, – кивнула девушка. – Можно узнать, что делал этот парень в «Мике и Миле»?
– Он… обыкновенный грабитель. Сейчас находится в розыске, – на ходу придумывал Лезвие. – Мы его почти уже задержали, но он сбежал, убив гражданского человека. Полагаю, случайно. Или принял его за переодетого полицейского.
Кьяра с тревогой слушала.
– Именно поэтому я не стал рисковать. Мало ли что на уме у этого психа!
– Какого психа?
Лезвие уже, было, открыл рот, чтобы назвать имя, но вдруг вспомнил, что в «Мике и Миле» Марио Леджер считался завсегдатаем, раз уж работал в Лондоне несколько месяцев. Следовательно, Кьяра его хорошо знала.
– Не буду разглашать его имя в интересах следствия, – подмигнул он девушке.
Кьяра впервые за весь разговор улыбнулась. Ободренный этой улыбкой, Лезвие принялся рассказывать ей сходу сочиненные истории из трудной жизни информационной полиции (такой род деятельности он себе придумал), а девушка с интересом слушала.
Вдруг пикнуло электронное устройство на замке. Дверь открылась, и в комнату вошла врач в белом халате.
– Что здесь происходит? – строго поинтересовалась она.
– Я просто навестил больную, – пожал плечами Лезвие.
– Разве у тебя есть такое разрешение? – врач подняла брови и проследовала к кровати. – Это нарушение Устава, мистер Пирелли. Я буду вынуждена обо всем доложить начальству.
– Хорошо, доктор Химми, – согласился Лезвие и встал. – Дело в том, что начальство само велело мне прийти сюда и справиться о здоровье спасенной девушки.
Врач облила его ледяным взглядом и повернулась к Кьяре:
– Как ты себя чувствуешь?
– Хорошо, – официантка явно занервничала.
– Мистер Пирелли, покиньте комнату, – не оборачиваясь к нему, попросила врач. – Мне надо осмотреть пациентку.
– Не волнуйся, все порядке, – Андреа подмигнул Кьяре и вышел.
Появление доктора Химми было некстати. Лезвие уважал ее за профессионализм и за преданность работе, у него были отличные отношения с главным врачом лондонского филиала, но именно сейчас Химми появилась так не вовремя! Лезвие дошел до конца коридора и остановился у одной из дверей. Заглянув в стеклянное окошко, он толкнул дверь и вошел.
Палата была большая. Друг напротив друга в ней стояли четыре кровати, три из которых пустовали. На одной лежал Брейвхарт, обклеенный всевозможными проводками. Выглядел он неважно: осунувшийся, бледный – и походил на потухший вулкан. Лезвие уже слышал о перестрелке, которую затеял парень из Galaxy, и о том, что какая-то девушка подобрала раненого агента и доставила сюда. Химми сказала, что еще полчаса – и Брейвхарта было бы не спасти: слишком много крови он потерял. Теперь его состояние классифицировалось как стабильное тяжелое: он приходил в себя после операции по извлечению пуль.
Лезвие остановился у кровати коллеги, с сожалением рассматривая друга. Самый отчаянный и бесстрашный агент. Андреа всегда ему немножко завидовал, потому что не было на земле такого оружия, которым не мог бы в совершенстве овладеть Брейвхарт. Он одинаково виртуозно использовал и огнестрельное, и холодное оружие, мог за пару часов соорудить бомбу из подручных материалов или обезвредить любое другое творение из взрывчатки. Химми сказала, что все зависит от того, как Брейвхарт перенесет операцию. Если не пойдет на поправку в ближайшие двое-трое суток, то с ним можно будет попрощаться.
На столике по ту сторону кровати лежал планшет с врачебными назначениями. Чтобы не задеть капельницу, которая стояла с той же стороны, Лезвие через кровать потянулся за планшетом, и в ту секунду, когда пальцы его коснулись папки, крепкая рука Брейвхарта схватила его за запястье.
– Чего надо? – рыкнул агент.
Голос его был слаб, но грозности своей не утратил.
– Да вот хотел взглянуть, на какой день твои похороны намечены…
– Не дождешься, – потухший взгляд Брейвхарта блуждал по палате. – Где я, черт побери?
– Только не говори, что ты ничего не помнишь!
– Как-то смутно… Я в Лондоне?
– Ну да, где же еще?! – Лезвие высвободился из хватки коллеги. – Химми сказала, что ты идешь на поправку.
– Так и есть…
– Выглядишь ты хреново, если честно. Слушай, на тебя кто-то из Galaxy напал?
– Не он на меня, а я на него, – немного помолчав, начал рассказывать Брейвхарт. – Я до последнего надеялся, что он не вычислит эту дверь. Хотел убедиться, что Тень не сиганет дальше.
– Так он в гостинице на тебя напал? – ужаснулся Лезвие.
– Нет, в отеле все пошло как надо. Я отвлек его внимание, чтобы Тень ушел, но эта балда не допрыгнула до крыши. Негритос из Galaxy, естественно, чуть не пришил нашего мальчика, и мне пришлось отвлекать внимание на себя. Потом… – Брейвхарт поморщился, видимо, дала о себе знать рана. – Потом негритос понял, что Тень никуда не убегал, и вычислил дверь. Я его практически вырубил, но он выпустил в меня остаток обоймы и смотался. Мне тоже пришлось уходить, потому что кто-то из жильцов наверняка вызвал полицию. Я думал, сдохну по дороге. Хорошо, что девчонка эта попалась… Кстати, ты можешь узнать, как ее имя?
– Могу, – кивнул Лезвие. – А ты сможешь на фото узнать парня, который на тебя напал?
– Я его с закрытыми глазами узнаю, ублюдка, – взгляд Брейвхарта прояснился, глаза загорели хищным огнем. – Встречу – ногами удавлю!
– Вот и отлично! – улыбнулся Андреа. – Тогда я зайду к тебе завтра. Есть у меня одна мысль…
Брейвхарт хмыкнул и закрыл глаза. Воспоминания вызвали в нем волнение, и от этого болезненная бледность сменилась едва заметным румянцем, однако нахлынувшие эмоции одновременно и утомили больного. Лезвие пожелал ему выздоровления и вышел.
В его голове зрел план по захвату агента одной из самых таинственных организаций Европы – Galaxy. Раз уж капитан Мальдини уполномочил его провести разведку, то взятие пленного легко можно вписать в план. Лезвие остановился на лестнице и задумался. О существовании Galaxy знали многие службы, но никому и никогда не удавалось захватить их агента. Все, кто сталкивался с ними лицом к лицу, были мертвы, а взять себя живыми резиденты Galaxy не давали. Лезвие хорошо помнил этот случай в России, когда «Триэс» обезоружила и чуть было не схватила Мостового, являющегося агентом Galaxy, но тот выбросился из окна. Учитывая опыт прошлых лет, действовать надо было аккуратно и тонко – чтобы противник не догадывался о намерениях. Но для этого Лезвие хотел собрать достаточно сведений, чтобы знать наверняка.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Правильный ответ: Доктор Химми - это Химера.

Первой на этот раз стала Dilailah, которая получает 7 баллов.
Olga, Marryfis, Нээрэ, Кьяра и alex получают в актив по пять баллов.

Текущие результаты:
- Lurid - 45 баллов
- Marryfis - 31 балл
- Olga (Mosca) - 30 баллов
- Dilailah - 27 баллов
- alex - 21 балл
- Кьяра - 16 баллов
- glazastik - 9 баллов
- Нээрэ - 7 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта