TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
В погоне за тенью. Часть 10

Соседская квартира

Марио потерял интерес к происходящему, как только полицейские зашли в квартиру Микеланджело. Он отошел от двери в главную комнату и осмотрелся. На улице уже почти стемнело, но свет, падавший в квартиру от уличных фонарей, давал скудное освещение. Он прошелся по комнате. Вне сомнений, здесь жила женщина – возможно, одинокая. Никаких намеков на присутствие в доме детей или мужчины он не нашел: все чисто, как у Анджело в квартире, все вещи аккуратно лежат по местам. Марио прошел в другую комнату – такая же картина: компьютер, ровная стопка самоучителей по каким-то программам, учебник испанского языка, словарь. Над столом – две полки с дисками, какими-то справочниками, блокнотами. Напротив у стены, возле дивана – книжный стеллаж. Марио шел дальше. На кухне тоже идеальный порядок: тарелки одна к одной, ни крошечки, ни соринки, даже график полива цветов, прикрепленный к холодильнику магнитом в виде розовой свинки.
Вдруг в голове Марио пронеслось странное воспоминание – как что-то мимолетное и неуловимое. Солнечный день, шумная улица, набережная, с которой открывается великолепный вид на морскую бухту. Солнце отражается в волнах и слепит глаза, поэтому Марио практически не видит свою спутницу. У нее длинные волосы и белоснежный сарафан. Она смеется.
– Это тебе! – он протягивает девушке магнитик-свинку. – Не вешай нос, ладно? Мы обязательно встретимся еще.
– Когда? – приятным и таким знакомым голосом спрашивает девушка.
– Не знаю. Но надо быть оптимистами.
– Пофигистами, – поправляет его девушка. – Свинский пофигизм, помнишь? Ты поэтому подарил мне поросенка?
Он смущается, как мальчишка. Девушка смеется.
Марио стоял посреди темной чужой кухни и смотрел на магнитик. Возможно, это не тот поросенок, а всего лишь один из тысячи, выпущенных на фабрике. Но что-то во всем это воспоминании было такое, что вызывало острое чувство несостыковки. За последние два дня Марио привык, что в его памяти всплывают люди, лиц которых он не видит, а имен – не помнит. Он силился понять, что настораживает его в воспоминании с девушкой, – и не мог.
Марио снова вернулся в комнату, где стоял компьютер. Ему захотелось побольше узнать о хозяйке квартиры. Он, осторожно перекладывая вещи с места на место, осмотрел один ящик стола, потом второй, но не обнаружил никаких фотоальбомов, читательских билетов, хоть каких-то документов, где можно было прочитать имя девушки или увидеть ее фотографию. Марио вытянул из середины стопки, что стояла на полке над компьютером, первый попавшийся блокнот и открыл его: расписание занятий, даты и время лекций, фамилии преподавателей и названия дисциплин. Он машинально листал блокнот, раздумывая над тем, мог ли он знать соседку Анджело. Вдруг на одной из страниц его внимание привлекала таблица, очень похожая на ту, что он видел в своей тетради. Те же названия, галочки, плюсики. Марио закрыл блокнот и аккуратно убрал его в стопку – именно в то место, откуда и вытащил. Потом он побрел в спальню. Обычно люди именно там развешивают свои фотографии в рамках или хранят что-то очень личное. Успел он дойти только до дверей комнаты, как раздался звонок в квартиру. Марио опрометью бросился в коридор, бесшумно подкрался к двери и замер.
– Марио, это я, Анджело, – раздался голос из холла. – Ты там жив?
Леджер молчал и к глазку не подходил: малейшее колебание света выдаст его присутствие.
– Марио, копы уехали! – Анджело снова нажал на кнопку звонка.
Леджер не отзывался.
– Чертов параноик, – тихо выругался юрист и громко добавил: – Я у себя дома буду. Надумаешь продолжить общение – приходи.
За стеной послышались шаги, потом хлопнула дверь квартиры. Марио выжидал. Ни голосов, ни шагов. Окна квартиры выходили во двор, поэтому не было слышно, уехали ли полицейские машины. Наконец, Марио решился и посмотрел в глазок: холл был пуст. Убедившись, что опасность миновала, он отошел от двери в комнату, вынул сотовый и набрал номер таксиста. Тот ответил сразу, словно ждал звонка.
– Оддо? – Марио старался на всякий случай говорить тихо. – Мне нужна твоя помощь.
– Хочешь прокатиться? – обрадовался таксист.
– Ты знаешь, где живет Дрогба?
– Дидье Дрогба? – переспросил Оддо. – Тебе он зачем? Поздновато для автографа-то уже…
– Знаешь или нет?
– Приблизительно. Ни разу не был там, но найти смогу.
– Отлично. В полночь я жду тебя возле сквера, где скульптура с шаром стоит. Знаешь?
– На Довли-роуд?
– Не помню название улицы. Сквер такой, там фонтан с шаром.
– Знаю, – почему-то вздохнул Оддо. – Слушай, а до утра никак не подождет?
– Поспать хочешь? – понимающе кивнул Марио. – Тогда встретимся там завтра в полдень, вернешь деньги.
– Эй, минуточку! – спохватился Оддо. – Я же не отказался, а просто спросил. Нельзя подождать – так нельзя. Подъеду в полночь. Долго мы с тобой кататься будем?
– Как получится. Пожалуйста, не опаздывай, – Марио нажал на кнопку отключения.
Потом он взял в ванной полотенце, протер дверные ручки, косяки, ящики стола – все, где он мог оставить отпечатки пальцев. Повесив полотенце на место, он, придерживая дверь рукавом, покинул квартиру и позвонил в дверь Анджело.
Тот открыл не сразу. В руке у него был мобильный телефон, видимо, он только что закончил разговор.
– Явился? – Микеланджело усмехнулся уголком губ. – Я думал, ты уже пересек границу в трюме сухогруза.
– Очень смешно, – скривился Марио. – Слушай, как зовут твою соседку?
– В чьей квартире ты сейчас ошивался? – Анджело направился в комнату, этим самым заставляя друга следовать за собой. – А что? Тебе она понравилась? Вас познакомить? Симпатичная девчонка. Только она это… немая.
Марио вдруг вспомнил, что не видел в квартире телефона.
– А кем она работает? – спросил он.
– Не знаю. Мы с ней как-то не очень общаемся в силу ее недуга. Знаю только, что она студентка.
– У студентки хватает средств содержать такую большую квартиру? – подозрительно прищурился Марио.
– Слушай, я не вмешиваюсь в ее жизнь. Откуда мне знать, где она берет столько денег!
– Ты не сказал, как ее зовут.
Анджело сделал хитрое лицо и плюхнулся на диван. Марио терпеливо ждал. Помучив друга молчанием пару минут, адвокат сдался:
– Ее зовут Кристен.
– Как?! – Леджер аж вздрогнул.
– Кристен, – пожал плечами Анджело. – Так написано на звонке внизу. Я пару раз обратился к ней, она отзывается. Не вижу поводов так бурно реагировать.
– Просто… когда я очнулся в больнице, первой, кого я увидел, была медсестра.
– Логично! – качнул головой Анджело.
– Ее тоже звали Кристен.
– Очень редкое имя, – согласился юрист. – Открой телефонный справочник и посчитай, сколько там значится девушек с таким именем.
– Не язви, Анджи, – нахмурился Марио. – У меня такое чувство, что все это как-то связано.
– Тебе так кажется, потому что ты ничего не помнишь! – юрист поднялся и обнял друга за плечи. – У тебя сейчас стресс, и твой мозг ищет лазейку в прошлое. Естественно, он пытается связать между собой лица и события, которые не имеют отношения друг к другу. Но это пройдет. Тебе надо просто расслабиться, и тогда память вернется. Хочешь – прими ванну, отдохни, почитай что-нибудь. Ты такой напряженный, как будто через тебя ток пустили.
– Мне надо побыть одному, – грустно проговорил Марио.
– Как скажешь! Дальняя комната – как раз для гостей. Располагайся там, будь как дома.
– Спасибо, Анджи, но потом. Я хочу пройтись. На улице я чувствую себя в большей безопасности, чем дома.
Микеланджело только руками развел, этим самым говоря, что не станет препятствовать желанию друга. Марио закинул сумку на плечо и направился к выходу.
– Сумку-то хоть оставь! Носишься с ней, как дурак с писаной торбой… – усмехнулся Анджело.
– Не могу, – Марио улыбнулся и подмигнул. – Я еще сам не до конца изучил ее содержимое.

Случайная жертва

Кьяра еще раз окинула взглядом пустой зал кафе. Эта привычка развилась у нее после одного случая, когда три месяца назад второпях она оставила возле барной стойки открытый флакон со средством для дезинфекции. В тепле жидкость начала испаряться, и утром в кафе стоял устойчивый аромат хлорки. Камила не стала наказывать забывчивую официантку, просто попросила отныне быть более внимательной. И с тех пор Кьяра, если уходила последней, проверяла все на несколько раз.
Вот и сейчас она осмотрела зал, плотно закрыла за собой дверь, ведущую в кухню, пробежала взглядом по столам, сковородкам и кастрюлям и вышла в коридор, захлопнув дверь. Камила просила, чтобы все двери были на ночь закрыты. Дело в том, что ее кошки, в честь которых и называлось кафе, днем имели доступ практически везде: они могли спать на спинках диванов, позволяли посетителям брать себя на руки, прогуливались между столиков. Но на ночь Камила закрывала двери в зал и кухню, чтобы Мика и Миля случаем не напакостили там, где не надо. Кьяра проверила, обе ли кошки покинули зал. Мика деловито шагала по коридору, а Миля дремала на кресле в кабинете хозяйки – Кьяра только что заглядывала туда.
Убедившись, что все спокойно, девушка накинула куртку и двинулась к двери черного выхода. Приготовив ключи, она набрала код охранной сигнализации, погасила свет и вышла на улицу. Не успела она вставить ключ в скважину, как рядом выросла мужская фигура. Кьяра вздрогнула и от неожиданности выронила ключ.
– Быстро сними с сигнализации! – приказал мужчина тихим голосом, словно не хотел, чтобы его кто-то слышал, кроме Кьяры.
– Что вам надо? – она хотела повернуться к нему, но он открыл дверь так, чтобы она загородила его.
– Кьяра, у тебя осталось 28 секунд. Не мешкай!
Незнакомец подтолкнул ее внутрь. Она перешагнула через порог и потянулась включить свет, но мужчина поймал ее за руку:
– Не надо!
Тут же вспыхнул узкий белый луч. Он скользнул по стене и остановился на панели сигнализации. Кьяра краем глаза посмотрела на незнакомца, но света из фонарика не хватало, чтобы разглядеть его лицо. Девушка дрожащей рукой набрала код отмены. Звуковой сигнал оповестил ее, что новая команда принята. Незнакомец оттеснил девушку в сторону и захлопнул за собой дверь. Они остались вдвоем в темном коридоре. Мужчина выключил фонарик, было слышно, как он убрал его в карман. Кьяра прижалась к стене и приготовилась к худшему. Если чужаку нужны деньги, то он пойдет в зал. Наверняка потащит и ее за собой. Девушка судорожно придумывала, как бы подать сигнал тревоги.
– Кьяра, не бойся, – заговорил незнакомец все тем же тихим голосом. – Я ничего тебе не сделаю, если будешь меня слушаться. Мы с Камилой договорилсь, что я проникну в кафе и побуду тут до утра. Она велела тебя отпустить, но мне кажется, что для твоей же безопасности тебе лучше остаться.
– Почему? – севшим от испуга голосом спросила Кьяра. – Я не буду звонить в полицию, честно!
– Дело не в полиции, – незнакомец взял ее под руку и повел по коридору: ориентировался он в помещении лучше, чем официантка, проработавшая здесь почти два года. – Он может подкараулить тебя на улице, перехватить по дороге домой. Это намного хуже моего общества, поверь.
– Кто вы?
– Не имеет значения.
– Вы из полиции?
– Примерно, – незнакомец остановился возле кабинета Камилы. – План действий такой: ты заходишь в кабинет и сидишь там тихо как мышка. Сотовый отдашь мне. Я верну, не бойся. Никаких разговоров, никаких хождений. Там есть диванчик. Если получится, можешь вздремнуть. Я понятно объясняю?
– Да, – зачем-то кивнула Кьяра, хотя незнакомец не мог этого видеть.
– В противном случае я не смогу гарантировать твою безопасность, – парень открыл дверь кабинета и втолкнул туда официантку. Девушка остановилась посередине, нерешительно теребя сумочку.
– Телефон! – попросил незнакомец.
Кьяра открыла сумочку, долго копалась в ней, надеясь, что парень оставит эту затею, но он терпеливо ждал. Пришлось отдать ему мобильник. Дверь закрылась. Кьяра еще постояла, ожидая, не вернется ли таинственный гость, потом подошла к креслу, нащупала рукой Милю и, взяв кошку, села. Миля обнюхала официантку, повертелась у нее на коленях, улеглась и умиротворенно уснула. Кьяра хотела проникнуться таким же спокойствием, но не получалось: она присушивалась к посторонним звукам, биению своего сердца, которое словно бы просило, чтобы его выпустили наружу. Чтобы хоть как-то успокоиться, официантка начала гладить Милю, почти беззвучно приговаривая:
– Какая ты красивая… такая хорошая…
Миля разомлела, замурлыкала, вальяжно вытянувшись на коленях девушки. Сколько прошло времени за этим занятием, Кьяра не знала. Она только чувствовала, что у нее перестали дрожать руки и поутихло сердцебиение. Глаза ее привыкли к темноте, к тому же через жалюзи с улицы проникал свет от дежурных фонарей.
Вдруг Миля подняла голову и уставилась на дверь, навострив уши. Кьяра прислушалась, прижимая к себе кошку. Что-то гулко бухнуло в коридоре – наверное, Мика спрыгнула со шкафа, где она любила спать. Девушка ждала, и через минуту в подтверждение ее догадки кто-то тихо заскоблился в дверь. Обычно Мика лапой открывала прикрытую дверь, но сейчас незнакомец захлопнул ее. Неудивительно, что кошка не могла проникнуть в кабинет. Кьяра встала, положила Милю на кресло и прокралась к двери. Кто-то возился снаружи. Девушка нажала на ручку и приоткрыла дверь. И лицом к лицу столкнулась с другим мужчиной. Он был чуть пониже ростом, чем первый незнакомец, и пошире в плечах. И среагировал он первым: схватил официантку за куртку и выволок из комнаты. Кьяра успела только вскрикнуть, но этот незнакомец зажал ей рот ладонью и шепнул на ухо:
– Ты мне открываешь сейф, а я сохраняю тебе жизнь. Идет?
Девушка закивала. Она готова была отдать все, что у нее есть, лишь бы благополучно выбраться из этой переделки. Парень поудобнее перехватил ее под руку, чтобы она не вырвалась и не убежала, и хотел уже вернуться в кабинет, но из другого конца коридора раздался голос первого незнакомца:
– Отпусти девушку!
Кьяра не видела его, только ощущала его присутствие. Парень, что держал ее, насторожился, видимо, не ожидал еще чьего-то появления.
– Девушку отпусти, – ледяным тоном повторил первый. – И тогда поговорим.
– Я сюда не разговаривать пришел, – ответил второй. – Если тебе так дорога девчонка, убирайся сам.
Первый промолчал. Кьяра только услышала короткий лязг, как будто меч вынули из ножен. В руках первого незнакомца что тускло блеснуло. Второй хмыкнул. Раздался щелчок, и Кьяра почувствовала у своего горла холодное лезвие.
– Зря, – осуждающе произнес первый. – Она тут не при чем. Ты же не убийца!
– Откуда ты знаешь? – хмыкнул второй.
Дальний незнакомец сделал короткое движение, словно отмахнулся от назойливой мухи, и Кьяра увидела, как в руку второго чужака воткнулся сюрикен. Парень зарычал и выронил нож, видимо, оружие повредило ему сухожилие, потому что пальцами шевелить он не мог вообще. Поняв, что это ее шанс, девушка со всей силы ударила захватчика по голени и вывернулась из его рук. Он попытался ее удержать, но первый незнакомец ринулся на него. Кьяра хотела шмыгнуть в кабинет, но между ней и дверью находился этот чужак. Официантка отступила назад и забилась в угол, потому что первый незнакомец нанес удар сопернику, от которого тот, впрочем, увернулся.
Все происходило быстро, практически ничего не было понятно. Единственное, что смогла различить девушка, это то, что в руках в первого незнакомца (про себя она окрестила его Хорошим) было два коротких меча. Второй, естественно, получивший прозвище Плохой, в долгу не оставался. Он откуда-то извлек палку, которой удачно отражал выпады и даже нанес несколько ударов Хорошему. Плохой, кстати, оказался хорошим стратегом и начал отступать назад – но не потому, что хотел избежать драки, а чтобы приблизиться к девушке, понимая, что вблизи нее Хороший не рискнет использовать мечи. Его задумка полностью оправдала себя: клинки в руках первого незнакомца куда-то исчезли, и он пошел на соперника врукопашную.
Кьяре было страшно. Мужчины разошлись не на шутку: били друг друга руками и ногами, швыряли на стены, кидали через себя. В узком коридоре проскочить мимо них было невозможно, поэтому девушка все сильнее и сильнее вжималась в угол, чтобы не оказаться в эпицентре. Хороший пытался увести драку подальше, но Плохой намеренно держался поближе к официантке, всеми своими действия показывая, что хочет взять ее в заложницы. Поняв, что эта ситуация связывает ему руки, Хороший за секунду до очередного удара кувыркнулся вперед, оказавшись рядом с Кьярой. Схватив ее за куртку, он прижал девушку к стене, закрывая собой, и снова взмахнул рукой. На этот раз сюрикен воткнулся противнику в левое плечо. Тот чертыхнулся, пытаясь вынуть оружие, и Хороший решил использовать эту заминку. В руке его снова из ниоткуда появился меч, и он ринулся на Плохого, размахивая своим оружием. Второй незнакомец увернулся.
– Быстро в кабинет! – сквозь зубы бросил Хороший девушке.
И в этот момент раздался оглушительный хлопок, словно взорвался газовый баллон. Кьяра от неожиданности споткнулась и упала, больно стукнувшись об косяк плечом. Боль была сильная, и девушка испугалась, что у нее перелом или трещина в кости. Оставив официантку на полу, Хороший развернулся в сторону Плохого, но тот снова выстрелил и бросился бежать. Хороший погнался за ним. Они оба выбежали из кафе, потом послышался рев мотоцикла, и через минуту Хороший вернулся.
Кьяра по-прежнему сидела на полу, в двух шагах от двери в кабинет.
– Я же просил оставаться в комнате, – с укором произнес незнакомец и присел рядом с ней. – Ну, что плачешь?
– Больно… – всхлипывая, ответил девушка. – Я руку сломала, кажется…
– Левую? Пальцами можешь пошевелить? – парень заботливо дотронулся до ее ладони и вдруг как-то странно замер. – Вот дьявол! – он распахнул свою куртку и принялся расстегивать ремень на штанах.
– Что ты делаешь? – испугалась Кьяра. – Ты чего?
– Сиди спокойно! – приказал незнакомец, выдернул ремень и принялся им обматывать руку официантки поверх локтя. Обмотав несколько раз, он туго затянул жгут и застегнул его на самую первую дырочку. – Ты можешь идти?
– Не знаю… А что случилось? – от пережитого у Кьяры начала кружиться голова.
– Давай, пошли! – Хороший поднял ее на ноги, вынул свой телефон и набрал какой-то номер. – Это Лезвие, – сказал он в трубку через пару секунд. – Здесь была перестрелка. Надо прибрать. А я ухожу.
Разговаривая по телефону, он вел девушку к выходу. Кьяра боролась с головокружением и внезапно накатившей тошнотой. Она читала, что такое бывает от стресса, поэтому торопилась выйти на свежий воздух, чтобы немного прийти в себя. Хороший вывел ее из кафе. Кьяра не удержалась и посмотрела на него, чтобы запомнить. На всякий случай.
Незнакомец был мил и, наверное, даже красив. Наверное – потому что из разбитой брови по его щеке двумя струйками стекала кровь, губы тоже были разбиты – следы от ударов Плохого. Но парень словно не замечал этих ран, как будто они были театральным гримом. Он улыбнулся Кьяре, улыбка у него была такая добрая, домашняя.
– Я вас помню! – вдруг осенило официантку. – Вы были у нас сегодня! Заказали три кофе подряд и еще спросили, сколько надо выпить эспрессо, чтобы следующая чашка была за счет заведения.
– Точно, – кивнул незнакомец.
– Вы отвезете меня в больницу? – попросила девушка. – Перелом – это очень больно.
– У тебя не перелом, – парень вел ее по улице прочь от кафе.
– Не перелом? – удивилась Кьяра и, наконец, посмотрела на свою руку: вся ее ладонь была в крови. – Что это?
– Не надо, не смотри! – успел только сказать незнакомец, как девушка потеряла сознание и осела на дорогу. – Болван! – обругал себя парень, подхватил Кьяру на руки и понес к машине, припаркованной в соседнем квартале.

Ночной визит

Оддо подъехал к парку без четверти двенадцать. Он уже придумал, куда вложит часть полученных сегодня денег, и поэтому расставаться с круглой суммой не желал. Чтобы не злить странного парня, разбрасывающегося деньгами, Оддо был на месте намного раньше положенного. Он огляделся: пустынная улица, ни души. Место, надо сказать, выбрано идеально. Днем здесь тьма народу, машин, пешеходов. А вот ночью этот квартал затихал. Кроме парка здесь имелось еще три магазина и университет. Ни жилых домов, ни работающих круглосуточно супермаркетов. Оддо еще раз огляделся и вынул из-под сидения кольт. Его бурная юность, полная криминальных приключений, научила его практически идеальному способу разрешать конфликты – с помощью пистолета. Сколько раз этот кольт спасал ему жизнь и в повседневной жизни, и на работе! С тех пор как он стал опекуном Доменика, Хантер вынужден был работать допоздна, а иногда и по ночам. Пару раз случалось, что пассажиры, садившиеся в такси, были не прочь поживиться дневной выручкой. И тут на подмогу таксисту приходила компактная, но такая внушительная пушка.
Проверив барабан, Оддо ловким движением задвинул его на место, поставил предохранитель и, подражая ковбоям из вестернов, покрутил оружие на пальце.
– Славная штучка, – раздался над ухом чей-то голос.
Оддо вздрогнул и резко обернулся на звук, взяв на прицел говорящего. Возле машины стоял Марио и улыбался. Поскольку стекло было чуть приспущено, его голос прозвучал так неожиданно.
– Ты меня напугал, черт! – возмутился Оддо, убирая кольт.
– Ты стрелять-то хоть умеешь или для понтов возишь? – Марио обошел машину и сел на сиденье рядом с водителем.
– В последний раз я из него шестью выстрелами снес четыре бутылки, – усмехнулся Оддо. – Работа у таксистов опасная. Посреди ночи приходится возить разных типов.
– Согласен. Ну что, поехали?
– Сначала скажи, что мы там делать будем, а то ты, поди, террорист какой-нибудь. Обмотался динамитом, а я вези тебя…
– План такой: ты меня привозишь к дому и ждешь. Потом я выхожу, и ты меня отвозишь обратно. Если за нами погоня, то мы от нее уходим. Это тоже входит в стоимость услуг.
– Понял! – таксист включил зажигание. – А если все-таки нас сцапают копы?
– Расскажешь про меня и про деньги. Ты ничего не знал, хотел просто заработать.
Оддо улыбнулся и тронулся с места. Такси ехало то по освещенным улицам, то сворачивало в темные и подозрительные закоулки. Оддо объяснял это тем, что объезжает полицейские посты. Если собрался на дело, машину лучше не светить перед копами.
Наконец, такси вывернуло на какую-то улицу. Оддо затормозил и указал на трехэтажный дом, обнесенный красным забором:
– Это он.
– Ты уверен?
– На карте смотрел, – вздохнул таксист. – Если карта врет, то и я вру.
Марио достал свой оптический прибор и принялся в него рассматривать дом. Оддо с любопытством следил за пассажиром. Наконец, Марио убрал монокль и повернулся к водителю:
– Что ты на меня пялишься?
– Просто интересно. Ты сказал, что попал в поле зрения копов случайно, а у самого такие штучки навороченные, – Оддо кивнул на оптический прибор. – Где взял?
– Не поверишь – купил у одного прощелыги. Парень явно был не в курсе, сколько на самом деле может стоить такая игрушка. Я предложил ему двести фунтов, он от счастья чуть из штанов не выпрыгнул.
Таксист скептически фыркнул и мотнул головой.
– Ладно, Оддо, я пошел. Машину отгони вот туда, – Марио указал на небольшой проулок. – Потуши фары и постарайся не привлекать внимание. – Я вернусь через час. Может, раньше.
– Какие еще будут указания? – таксист в шутку козырнул.
– Не усни только, – Леджер вышел из машины и практически бесшумно закрыл за собой дверь.

Соблюдая режим, Дидье Дрогба лег спать в одиннадцать часов, но уснуть никак не мог. Он ворочался с боку на бок и пытался считать овечек, но все было без толку. В итоге он решил прибегнуть к старому средству, которое безотказно работало с детства: выпить стакан теплого молока. Он босиком прошлепал по лестнице, пресек холл и, не включая свет, зашел на кухню. Стоять на полу было прохладно, и Дидье, переминаясь с ног на ногу, вынул из холодильника пакет молока и налил его в стакан. Сунув молоко в микроволновку, Дрогба сел на разделочный стол, потому что стоять уже было слишком холодно. Он ждал, когда согреется питье, и вдруг вспомнил, что еще пред сном спускался на кухню проверить, выключил ли он вытяжку. Тоже босиком спускался, между прочим, но ноги так не мерзли. Озадачившись этой проблемой, Дидье спрыгнул со стола и огляделся: окно в дальней стороне кухни было приоткрыто. Футболист, было, двинулся закрывать его, но странная догадка остановила его. Если он забыл закрыть окно до того, как лег спать, то поставить дом на сигнализацию не смог бы. Если же окно открылось от порыва ветра, то сигнализация давно бы уже сработала.
– Вот так и стой! – раздался сзади незнакомый голос.
Дидье резко обернулся и увидел чей-то силуэт, наполовину закрытый холодильником.
– Отвернись! – приказал незнакомец, взмахнув в воздухе пистолетом – его игрок «Челси» рассмотрел очень хорошо.
Дрогба послушно встал лицом к окну, раздумывая, как можно вызвать полицию.
– Сигнализация не работает – ни пожарная, ни охранная, – словно услышав его мысли, ответил незнакомец. – Будешь вести себя хорошо – останешься жив.
– Что тебе нужно? Деньги? – мрачно поинтересовался футболист.
– Я их уже взял, – сообщил взломщик. – Но вообще-то я пришел поговорить.
– Слушаю…
Пикнула микроволновка, оповещая, что молоко согрелось.
– Это я тебя слушаю, Дидье, – усмехнулся незнакомец. – Ты в клинике грохнул человека, а свалил все на другого парня. Чья это была задумка?
Дрогба заговорил не сразу, видимо, обдумал, можно ли выдать такую информацию незнакомцу.
– Я такой же исполнитель, как и ты. Тебе приказали украсть контейнер у меня – ты это сделал. Мне была команда все исправить – и я работаю над этим.
– Украсть у тебя? – опешил незнакомец. – Какой еще контейнер?
– Не притворяйся дурачком, Марио!
– Я не Марио…
– Мне без разницы, как тебя зовут на самом деле. Ты совершил ошибку, что пришел сюда. И ты об этом еще пожалеешь.
– Пока что это я держу тебя под прицелом, поэтому пугать меня не надо, а то выстрелю нечаянно от страха, – съязвил незнакомец.
– Что ж, стреляй. Ты ведь этого хочешь – убить меня? – Дидье зачем-то поднял руки.
– Нет, мне надо, чтобы ты передал своему боссу, что я хочу с ним встретиться, – взломщик на минуту задумался. – Завтра у Лондонского музея в четыре часа на углу справа от выхода. С ним придешь и ты, чтобы я узнал вас. Никакой полиции и никаких ваших людей. Если замечу что-то подозрительное – считай, что встреча сорвалась.
– Зачем моему боссу с тобой встречаться? – скептически хмыкнул Дрогба.
– Если ему не нужен контейнер, то да, не за чем, – согласился незнакомец. – А если нужен, то пусть приходит. Я отдам его. На моих условиях.
– По мне, так я бы грохнул тебя и забрал контейнер, – с ненавистью в голосе произнес футболист.
– Именно поэтому я хочу поговорить не с тобой. И кстати, повтори условия встречи: хочу быть уверенным, что ты все запомнил.
– Лондонский музей, справа от выхода на углу, - начал перечислять Дрогба. – В четыре часа. Никакой полиции.
Незнакомец молчал.
– Я все правильно запомнил! – возмутился Дидье. – Что еще?
В ответ ни звука. Хозяин дома медленно, чтобы не раздражать взломщика, начал поворачивать голову. Тот никак не отреагировал, тогда футболист обернулся на 180 градусов. В кухне никого уже не было.
– Дьявол! – Дрогба метнулся к шкафчику с продуктами, вынул оттуда пистолет и бросился вон из кухни, чтобы успеть настигнуть незнакомца.
Окно на лестнице было открыто. Дрогба, на ходу надев шлепанцы, чтобы босиком не бегать по холодной земле, кинулся к выходу – отрезать незнакомцу пути к отступлению, но в саду было тихо. Сняв пистолет с предохранителя, Дидье осматривался. За кустами, ближе к выездным воротам, мелькнула какая-то тень. Футболист усмехнулся и, старясь ступать бесшумно, двинулся в ту сторону, готовый в любой момент выстрелить. Но все произошло неожиданно: незнакомец выскочил словно из ниоткуда, одним ударом выбил пистолет, а вторым сбил Дрогба с ног. Дидье быстро вскочил, но дуло его пистолета было уже направлено на него.
– Забыл тебе сказать, чтобы ты не преследовал меня, - незнакомец махнул пистолетом. – На землю, быстро! Руки за голову.
Футболист нехотя опустился на мерзлый гравий, лег на живот и сцепил руки за головой.
– Считай до пятидесяти. Потом можешь вставать и топать домой.
Послышался хруст гравия – незнакомец покидал территорию дома.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Правильный ответ: Лезвие отвез Кьяру в то самое таинственное здание на Эррол-стрит, куда Мэррифис в свое время отвозила Брейвхарта.

Первой правильно ответила Olga, она получает 7 баллов.
По пять баллов получают в актив Marryfis, Dilailah, Lurid

Текущие результаты:
- Lurid - 45 баллов
- Marryfis - 26 баллов
- Olga (Mosca) - 25 баллов
- Dilailah - 21 балл
- alex - 16 баллов
- glazastik - 9 баллов
- Julia - 7 баллов
- Аня (Hellga) - 5 баллов
- Кьяра - 4 балла
- Нээрэ - 2 балла

Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта