TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
МОРЕ НА ДВОИХ
Часть 9

Переправа

Войдя во врата Страны Смерти, пираты оказались в полумраке под каменным сводом. Лишь откуда-то издалека лился слабый свет, похожий на лунный, который еле освещал силуэты и придавал лицам зловещую окраску.
– Ну вот, прибыли, – выдохнул Неста. – Жуткое место!
– Аж мороз по коже, – согласился Винченцо.
– Сейчас послушайте меня, – прервал их Пирло. Он говорил негромко, поэтому пиратам пришлось сгрудиться вокруг него. – Дворец Подземного Короля стоит на огромном острове, который со всех сторон огибает река забвения Лета. Чтобы перебраться через нее, нужен Лодочник, и он прибудет за нами с минуты на минуту. Мы сядем в его ладью, уплатим дань и поплывем на другой берег. Но как только ладья отчалит, никто из вас не должен глядеть на воду. Лучше зажмурьтесь и, чтобы ни происходило, чей бы голос вы не слышали, глаза не открывайте, пока нос лодки не упрется в сушу.
– А почему нэльзя смотрэть на воду? – дрожащим голосом поинтересовался Каха.
– Потому что в ней живут души тех, кого Принц Смерти покарал за нарушение законов, – серьезно ответил Андреа. – Им обидно, что их не пускают в обиталище духов, вот они и пакостят. Большинство мертвецов глухи к их крикам и образам, что возникают над водой, но живой человек может тронуться рассудком. К тому же если кто-то из вас коснется хоть кончиком пальца воды Леты, то забудет все, что помнил, и превратится в ходячую куклу.
– Может, тогда завяжем глаза для верности? – предложил капитан.
– Тогда Паромщик поймет, что вы не мертвяки, а живые люди, и откажется перевозить нас. Все, что требуется, это молча сесть в лодку, закрыть глаза и доплыть до противоположного берега. Бравым корсарам, пережившим столько сражений, хватит силы духа не нарушить это простое правило?
– Конэчно, хватит! – Каха хлопнул его по плечу.
– Мы справимся, не сомневайся, – заверил Лоцмана Индзаги.
Пирло согласно кивнул и направился в сторону, откуда лился лунный свет. Остальные двинулись за ним. Очень скоро то, что они принимали за лунный свет, оказалось рекой Летой. Выглядела она довольно пугающе: темные, почти черные воды с легким шуршанием накатывались на каменистый берег, а в полуметре над ними стоял густой туман, светящийся изнутри матовым светом.
– Возьмите! – Пирло каждому раздал по монете. – Положите в руку Лодочника, когда будете садиться в ладью. И без комментариев, пожалуйста.
Последние слова относились к Несте, который легко подкинул монетку на ладони. Не успел Сандро ничего ответить на замечание, как из тумана показался нос большой лодки. Пираты мгновенно притихли, с опаской наблюдая за происходящим. Ладья медленно выплыла из тумана, бесшумно врезалась в берег и остановилась. Через минуту с нее так же бесшумно спустились сходни. Андреа направился к лодке, два пиратам знак следовать за ним. Легко поднявшись по сходням на борт, он опустил монету в протянутую руку мрачного типа в длинном плаще и глубоком капюшоне, надвинутом на глаза. Остальные проделали то же самое. Лишь Джанлука, шедший предпоследним, решил обмануть Лодочника и проскользнуть даром, спрятавшись за Яквинту. Но едва он ступил на борт, как Паромщик схватил Дзамбротту за рукав и зловеще прошипел:
– Плата одна для всех!
Джанлука с неохотой протянул ему монету и невольно отшатнулся: у Лодочника вместо лица была лишь черная пустота. Корсар поспешно прошел в лодку и сел на скамейку. От увиденного у него по спине побежали мурашки. Когда все расселись по местам, Лодочник слегка повел рукой, и сходни бесшумно поднялись. Ладья легко скользнула в воду, и пираты закрыли глаза, как их просил Андреа. О том, что лодка плывет, напоминал только едва уловимый плеск волн о борт – так ровно она шла. Погруженные в густой туман, флибустьеры замерли, прижавшись друг к другу, и настороженно вслушивались в звуки, которые становились сильнее с каждой минутой. Сначала казалось, что просто поскрипывает весло, но ладья была без весел, и это придавало ощущениям остроты. Потом скрип стал громче и перешел в глухой стон, будто кто-то маялся зубной болью. Еще через несколько минут к стону добавилось поскабливание. Совершенно очевидно, что кто-то пытался ухватиться за доски и вскарабкаться на борт ладьи. Неста хоть и понимал, что его никто не видит, потому что все сидят с закрытыми глазами, но все равно наполовину вынул саблю из ножен. Дзамбротта тоже положил на колени свой пистолет. А Филиппо, ничуть не стесняясь, вцепился в рукав Каладзе.
Отчаявшись вскарабкаться в ладью, призраки принялись завывать на все голоса, стонать и зазывать путешественников. Сандро слышался то голос Тотти, который утверждал, что он заточен здесь, и просил протянуть ему руку; то голос капитана Липпи, который жаловался, что его корабль разбит и пошел ко дну. Несте очень хотелось посмотреть, на самом ли деле ему явились призраки в обличии брата и деда, но сдержался и не открыл глаза. А вот Индзаги не смог устоять перед соблазном. Сначала, когда он услышал голос Симоне, он мужественно держался, но потом младший брат начал кричать нечеловеческим голосом и звать его, и Филиппо открыл глаза. И замер от ужаса: перед его глазами происходило некое действо. Сначала рулевой не понял, что это, но потом разобрал черты лица брата в тумане, окрашенном ярко-оранжевым цветом.
– Пиппо! Пиппо! – голос Симоне срывался, а в глаза были полны страдания. – Спаси меня! Я сгорю!
Не помня себя от страха, внезапно охватившего его, рулевой вскочил со скамьи и ринулся к брату. Каха, почувствовав, что Индзаги куда-то рванул, тоже вскочил и успел схватить того за полу жилетки.
– Пиппо, сядь! – не открывая глаз, попросил он. – Успокойся!
– Пусти, там Сима! На «Адриатике» пожар! – вырывался Филиппо.
– Нэ пущу! – Каха попытался обнять рулевого за талию и оттащить обратно, но тот извернулся, скинул жилет и оказался уже у борта. Каладзе наугад шагнул вперед и наткнулся на Филиппо. Тот уже перенес ногу через борт, чтобы спасти из огня брата. Ладья накренилась, и темная вода Леты опасно приблизилась. А видение с кричащим и мечущимся Симоне все отдалялось и отдалялось.
– Сима! Стой! – Филиппо хотел уже броситься в воду и вплавь добираться до брата, но Каха крепко обнял его за плечи и рванул на себя. Они повалились на дно ладьи.
– Вы чего там? – испуганно поинтересовался Дзамбротта, но глаза не открывал.
– Шайтан бэспокойный! – выругался Каха, навалившись на рулевого и прижимая того к палубе. – Лэжи тыхо!
– Ты кто? Где мы? Что это за место? – извивался Индзаги, пытаясь сбросить с себя пирата, но тут рядом оказался Андреа.
– Закрой глаза и лежи смирно! – властно произнес он, и Филиппо, на удивление, послушался его и затих.
Скоро лодка ткнулась в берег, и ее пассажиры несмело открыли глаза. Пейзаж за бортом несколько изменился: перед путниками простиралась бескрайняя степь. В сумерках, царивших в Стране Смерти, она казалась серой и ровной, словно была скована, как озеро, льдом.
– Чертовщина какая-то, – Джанлука воровато оглядывался. – Куда идти? В какую сторону теперь?
– Лучше скажи, что нам с этым дэлать! – Каха выволок обалдевшего от пейзажа Индзаги на берег.
– Пиппо, посмотри на меня, – Неста взял рулевого за плечи и встряхнул. – Ты в порядке?
– Кто ты такой?! – тот возмущенно оттолкнул капитана. – Куда вы меня привезли? Что происходит?!
– Вот что бывает с теми, кто касается вод Леты, – наставительно произнес Андреа, указывая на мокрый носок сапога рулевого. – Пиппо забыл все, что знал, и не вспомнит ни одного лица и имени.
Пираты с жалостью смотрели на Индзаги, который, услышав слова Пирло, совсем сник и выглядел несчастным.
– Не волнуйся, Пиппо, мы не бросим тебя в беде, – Неста обнял рулевого. – Мы придумаем, как вернуть тебе память.
– Боюсь, это невозможно, – вздохнул Андреа.
– Капитан Франче считал, что нет ничего невозможного, – поддержал капитана Яквинта.
– Да-да, он говорил, что только смерть может остановить его на пути к цели, – поддакнул Дзамбротта.
– Только не надо здесь про смерть говорить, – поморщился Сандро. – Мне в этом месте очень не по себе.
– Как бы там ни было, придется его вести с собой к Принцу Смерти. Может быть, удастся его уговорить снять чары Леты, – Андреа повернулся к Индзаги. – Пиппо, мы постараемся вернуть тебе память, но ты должен следовать за нами, не шуметь и не пытаться сбежать. Иначе так и останешься здесь, не помня прошлого.
– А кто вы такие? И что у вас за железки на боку? – рулевой переводил испуганный взгляд с одного пирата на другого. – Вы так одеты…
– Сам-то нэ лучше одэт, – фыркнул Каха. – Прэдлагаю его связать, а то он даст деру.
– Никого мы не будем связывать, – отрезал Неста. – Пиппо благоразумный малый, он поймет, что от нас зависит его спасение, и будет идти с нами добровольно. Да?
Индзаги мялся с ответом, но, видимо, понял, что выбора у него нет, и согласно кивнул.
– Хорошо, что мы договорились, – Андреа окинул взглядом степь. – Нам пора в путь. Скоро взойдет солнце, поэтому лучше добраться до Дворца Подземного короля, пока оно не встало в зенит.
Пираты согласно загудели и двинулись вслед за Пирло, который уверенно зашагал прочь от реки. Шагать по долине было трудно. Ноги проваливались в сухой зыбучий песок, но стоило только вынуть сапог, как песок тут же заполнял оставшийся след, выравнивая его с поверхностью долины. Мореплаватели быстро выбились из сил, и скорость передвижения их заметно упала.
Вдруг горизонт окрасился в бледно-оранжевый цвет, который все набирал силу.
– Восход! – обрадовался Винченцо.
– Быстрее! Прибавьте шагу! – забеспокоился Андреа. – Мы можем не успеть…
– Почему он боится восхода? – Дзамбротта дернул Несту за рукав. – Здесь водятся чудовища?
– Никаких тут нет чудовищ, – буркнул Пирло. – Просто в Стране Смерти все не так, как в нашем мире. Здесь солнце всходит не вверх, а вниз, и когда оно будет в зените, то есть прямо под нами, по суше невозможно будет передвигаться: подметки просто расплавятся от жары, и мы все погибнем.
Пираты недоумевающе переглянулись, но ходу прибавили.
Горизонт, который набирал алый цвет, уже озарился первыми лучами восходящего солнца. Оно на самом деле, не поднималось, а словно бы погружалось в землю. Казалось, что они идут по рыхлому льду, который становится все прозрачнее и окрашивается в рассветный цвет. Серая степь стала розовой.
– Еще немного! – Андреа указал вперед, где в лучах солнца можно было различить какое-то темное пятно. – Ну! Не расслабляться!
Пираты уже тяжело дышали и покрылись испариной, но все чувствовали, что жар нарастает. Смотреть под ноги было уже невозможно – слепило глаза. Однако корсары упорно шли. Даже Филиппо, который в начале пути все вертел головой и испуганно озирался, теперь не отставал от незнакомцев, забыв о страхах.
Вдруг над долиной пролетел пронзительный клич какого-то животного, и через минуту над головами путников пронесся огромный дракон. Чешуя его была золотой и отражала солнечные лучи. Пираты невольно закрыли глаза руками – уж сильно слепили горящие на солнце чешуйки чудовища.
– Его высочество встречает нас, – пояснил Пирло, когда дракон, сделав пару кругов над вереницей, улетел.
– Принц Смерти – дракон? – ужаснулся Дзамбротта.
– Он является в разных образах. Никто и никогда не видел его настоящего лица, – с охотой продолжал Андреа. – Ходят легенды, что он страшен, как сто смертей, и любой, кто взглянет на его лик, превращается в пепел.
– Даже если он уже мертвяк? – осторожно уточнил Яквинта.
Андреа только плечами пожал.
– Стесняюсь спросить: а где Король Смерти? – подал голос Неста. – Если Принц наследует престол, то он становится королем. Но, судя по имени, на трон его не пустили…
– Никто не знает, где Подземный Король, – Андреа понизил голос, так что пиратам пришлось подтянуться ближе, чтобы уловить его слова. – Он внезапно пропал несколько столетий назад, и нигде не обнаружилось его следов.
– Может, Принц его… того? – Яквинта чиркнул большим пальцем по горлу.
– Тогда бы он давно занял престол и провозгласил себя королем. Но он остается лишь высочеством и ждет возвращения отца.
– Может, король и не исчезал никуда? – выдал предположение Сандро. – Просто ему надоело править страной, он поставил вместо себя сына, а сам себе прохлаждается на берегу какого-нибудь прелестного водоема в окружении нимф-красавиц.
Андреа хотел ответить, но внезапно налетел ветер, который чуть не сорвал с него шляпу. Пираты тоже схватились за свои головные уборы и невольно остановились, потому что порыв был таким сильным, что едва не сбил с ног.
– Буря! Начинаэтся буря! – Каха указал в ту сторону, где уже стали различимы башни дворца.
И точно. На путников надвигался большой вихрь. Он извивался подобно змею и то и дело менял траекторию, так что невозможно было определить, а какую сторону бежать, чтобы не попасть в воронку. Да и укрыться в этой, ставшей уже ярко-красной, пустыне было негде.
– Сбейтесь в кучу! Держитесь друг за друга! – прокричал Неста.
Но в этом приказе не было нужды: пираты и так вцепились друг в дружку что есть силы. И тут налетел ураган, бросил в лица пригоршни сухого песка, сорвал шляпы и сбил с ног. Потерявшие опору, путешественники почувствовали, как их отрывает от земли. Зажмурившись от летевшего в глаза мусора, они с ужасом ждали, когда вихрь ударит их о землю. Но он кружил их, то поднимая высоко над землей, то снова опуская. Поначалу крепко державшись друг за друга, теперь они расцепились и летали по одиночке в этом страшном воздушном водовороте, барахтаясь и кувыркаясь.

Аудиенция у Принца

Постепенно сила ветра ослабела, но пираты не упали на землю, как того ожидали. Словно чьи-то заботливые руки мягко опустили их на зеленую траву. Озираясь и приходя в себя после страшного вращения, они заметили, что находятся уже не в красной пустыне, а на зеленой поляне, среди цветущих деревьев с красиво оформленными кронами. Рядом была дорожка, выложенная белоснежной плиткой. Она, извиваясь и огибая пышные клумбы и фонтаны, уходила вверх по холму, на вершине которого стоял дворец ослепительной красоты.
– Вот мы и пришли, – с облегчением выдохнул Андреа и поднял с земли свою шляпу. – Сдается мне, что ураган, который принес нас сюда, дело рук Принца. Поэтому всем советую вести себя вежливо.
Пираты согласно загудели и зашагали по дорожке, не сводя глаз со стен Подземного Дворца. Даже невежда, несведущий в архитектуре, мог бы заметить, что строение это идеально симметричное. Восемь изящных башен возвышалось вокруг одной, которая словно серебряная стрела устремлялась в небеса. Окна, барельефы, колонны, выступы и арки были выверены с математической точностью, и поэтому издалека смотрелись как узор, украшающий стены. Не успели путники пересечь изогнутый каменный мосток через продолговатый пруд, как кованые из серебра ворота гостеприимно распахнулись, пропуская пиратов во Дворец.
– Страна Смерти, а все вокруг такое цветущее и красивое, – заметил Яквинта. – Словно специально заманивают остаться тут.
На него боязливо покосились, однако в ворота вошли. Красота убранства заставила даже видавших виды пиратов ахнуть. Светлые просторные холлы, украшенные ажурными арками и журчащими фонтанами, колоннами, увитыми плющом, и изящными окнами, ведущими в сад. Многие окна были открыты, и сквозь них лился аромат цветов и щебет птиц.
– Может, это и есть рай? – у Дзамбротты даже дыхание перехватило от такого великолепия. – А все, что за пределами дворца – ад…
Тут словно из ниоткуда появилась прекрасная девушка в белоснежной тунике, расшитой золотом, и приятно улыбнулась путникам.
– Я провожу вас к Его высочеству. Он ждет, – завораживающе произнесла она.
– Точно рай! – кивнул Неста. – Жаль, что Ческо не видит сего великолепия!
– И Рино, – вздохнул Каха.
– И Джиджи, – поддержал его Винченцо.
– И Солер, – добавил Андреа.
Они шли за девушкой, вертя головами в разные стороны. Раз уж бывалые пираты были поражены красотой дворцового убранства, то что говорить про Индзаги, который и вовсе не помнил ничего, кроме серой пустыни и полета во время урагана. Теперь ему казалось, что он попал в сказку. Скоро путешественники достигли огромного зала с высокими потолками и блестящим, словно зеркало, паркетом. Зал был таким большим, что стоящий на другом конце трон казался игрушечным. К нему-то и устремились пираты, правда, уже без милой проводницы: она не решилась переступить порог.
Чем ближе к другому концу зала подходили корсары, тем медленней становился их шаг. И причиной тому был огромный дракон, который свернулся калачиком вокруг постамента, на котором стоял полупрозрачный трон, украшенный драгоценными камнями и ажурным плетением из тончайших серебряных нитей. Дракон был не тот, что кружил над путешественниками в пустыне. Этот был покрыт коротким черным мехом, отливающим то синим, то зеленым – в зависимости от того, как на него падало освещение. Хвост у дракона был пушистым, как у кошки, с белой кисточкой на конце.
– Ваше высочество, разрешите выразить вам сердечную благодарность за оказанный прием, – Андреа остановился, снял шляпу и поклонился.
Остальные проделали то же самое, а у кого не имелось шляпы, просто склонил голову. Услышав речь, дракон лениво приоткрыл один глаз, потом зевнул, обнажая два ряда белоснежных и острых клыков, каждый размером с хорошую саблю, и потянулся.
– Разрешите представить моих…
– Нет нужды в представлении, – мягким басом прервал Андреа дракон и воззрился на путников изумрудными глазами. – Я прекрасно знаю, кто вы и откуда. Деяния и мысли ваши – как на ладони для меня.
Пираты опасливо переглянулись.
– Тогда и о цели визита вы, наверное, догадываетесь, – как можно любезнее произнес Пирло.
– Догадываюсь? – дракон затрясся в беззвучном смехе. – Да я ломаю над этим голову с той минуты, как вы перешагнули границу. Храбрецы, нечего сказать!
– Мы хотим вызволить из плена одного человека, – вступил Неста. – И нам очень нужна ваша помощь. Для такого могущественного правителя, как вы, это такой пустяк!
Дракон внимательно посмотрел на него и вдруг стремительно приблизился, так, что его морда оказалась в полуметре от капитана «Фальконе». Матросы невольно отшатнулись в стороны.
– Алессандро Бьянкочелесте, ты просишь, чтобы я помог вызволить из плена человека, который однажды вырвал тебя из моих рук?! – зашипел дракон.
– Получается, что так, – сглотнул Неста. – Но вы, Ваше высочество, меня тоже поймите: за мной должок. И для меня дело чести – отдать его.
Дракон кивнул и вдруг рассыпался на тысячи кусочков, которые тут же растаяли в воздухе. Пираты озадаченно оглядывались.
– Куда он дэлся? – шепнул Каха.
– Сейчас вернется, – успокоил всех Пирло. – Принц любит внезапные исчезновения и эффектные появления.
И словно в подтверждение его слов прямо из воздуха возник прозрачный шар, который плавно принялся трансформироваться в такие же прозрачные предметы: полумесяц, кубок, звезду, цветок. Когда пышная лилия подплыла к пиратам, раздался приятный женский голос:
– Боюсь, что не смогу помочь тебе, храбрый капитан «Фальконе». Ибо не имею желания спасать капитана «Черной звезды»…
– Но он уже заплатил за свою дерзость невольным заточением, – не сдавался Неста.
Лилия грустно качнула бутоном, перевоплотилась в птицу и уселась на голову Кахе, который замер и теперь боялся пошевелиться.
– К его заточению я не имею отношения, а потому не могу считать его искуплением, – защебетала птаха.
– Значит, мы зря проделали такой путь? – расстроился Винченцо.
– Может быть, вам нужен… эээ… выкуп? – осторожно предложил Дзамбротта.
– Выкуп, да! – птица вспорхнула и в воздухе превратилась в большого осьминога, который в мгновение ока обвил щупальцами Сандро. – Что мне предложит капитан «Фальконе» за своего неугомонного братца?
– Золото? – Неста отстранялся и морщился, но осьминог только сильнее сжимал свои кольца. – Какой-нибудь артефакт? Коготь дракона? Или еще какую-нибудь сказочную безделицу, поход за которой отнимет у меня десять лучших лет жизни?
– Десять лет жизни? – задумчиво переспросил осьминог. – Идея хорошая, но цена маловата. Двадцать лет – и по рукам!
– Двадцать лет моей жизни? – с ужасом переспросил Неста, делая ударение на слове «моей». – То есть Тотти освободится из плена, а я стану пятидесятилетним стариком?
– Именно! – осьминог щупальцем погладил Сандро по щеке, отчего тот брезгливо скривился.
– Ваше высочество, вы, наверное, не так поняли! – пришел на помощь другу Андреа. – Спасти капитана Франческо – наша конечная цель, но идем мы к ней другим путем. И в ваше царство пробрались вовсе не за тем, чтобы вы вызволили бравого корсара. Мы хотим вернуть Искателя на его законное место, откуда он хитростью сбежал.
– Я слышал об этом. Вам нужно заклятие лунного гипноза, – осьминог разжал хватку и медленно растаял в воздухе.
– Ваше высочество! – Пирло шагнул к уже полупрозрачному Принцу Смерти, словно хотел удержать того от исчезновения. – Наложите заклятие, и больше мы вас не потревожим!
Но правитель не отзывался. И не появлялся несколько минут.
– Он обидэлся? – брови Кахи сошлись домиком.
Андреа только тяжело вздохнул. Пираты озирались по сторонам, надеясь, что Принц перевоплотился еще в кого-нибудь и просто не обращает на себя внимания. Занятые поиском и сбитые с толку многочисленными метаморфозами, корсары не заметили, как Филиппо отправился бродить по залу. Он с любопытством разглядывал узоры на стенах и, увлеченный этим занятием, покинул помещение.
– Ваше высочество! – не выдержал Пирло. – Вернитесь, пожалуйста! Давайте продолжим разговор!
Внезапно со всех стен зала слетели тысячи малюсеньких светлячков. Они сбились в стайку над троном и хаотично роились, вытягиваясь в овал. Овал постепенно принял форму лица. Брови на нем были сердито сдвинуты, а губы поджаты.
– Цена остается прежняя! – заговорил Принц холодным тоном. – Двадцать лет молодости капитана Бьянкочелесте – и я наложу заклятье лунного гипноза, и позволю вам беспрепятственно покинуть Страну Смерти.
– Осмелюсь возразить, что это нечестно, – тихо проговорил Андреа.
– Ваше высочество, я могу подумать, прежде чем дать ответ? – прищурился Сандро.
– Можешь, – кивнуло лицо и тут же превратилось в песочные часы. – Но у тебя не так много времени.
Глядя, как стремительно пересыпается песок из одной чаши в другую, Неста в отчаянии повернулся к Пирло:
– Что мне делать?
– Прости, но ничего не могу посоветовать тебе в такой ситуации, – тот положил руку другу на плечо. – Двадцать лет – серьезный срок. Сам решай, готов ли ты ради Тотти укоротить свою жизнь.
– Конечно, нет!
– А он ради тебя любовью пожертвовал! – укоризненно произнес Дзамбротта. – И если надо было, то и жизнь бы отдал.
– Вот здесь бы поспорил! – Неста скосил глаза на песочные часы.
– Слушай, раз уж с молодостью прощаться, то надо сдэлать так, чтобы нэ обыдно было, – Каха почесал затылок. – Может, ты Прынца попросишь и Рино нам вэрнуть?
– Да, и заодно память Пиппо! – подхватил Дзамбротта.
– Ради троих-то можно благородство проявить, – поддержал его Винченцо.
– Ради четверых, – поправил его Андреа. – Еще Солер!
– Вы и мертвого уговорите! – махнул рукой Неста и повернулся к Принцу. – Ваше высочество, вы ведь слышали предложение парней. Что скажете?
– Боцмана и испанского принца я вам бесплатно отдам, – хмыкнул правитель Некрополии. – Насчет рулевого ничего обещать не могу. Я ни разу не возвращал память тому, кто касался вод Леты. Могу предположить, что клин придется вышибать клином и вести его к Стиксу.
– Хорошо, отведем, – закивал Андреа и огляделся. – Кстати, а где Пиппо?
– Пиппо! – Каха тоже шарил глазами по залу. – Он исчез!
– …так что я согласен объединить все эти условия в одно, – закончил Принц, не обращая внимания на крики пиратов, которые звали своего рулевого.
– И что мне делать дальше? Нужна какая-то вещь, на которую вы наведете лунный гипноз, – заволновался Неста. – Может, мою шляпу возьмете?
– Прикасаться к ней будет нельзя, – задумчиво произнес Принц. – Лучший вариант – заговорить во…
– Пиппо, отзовысь! – перебил его громкий крик Кахи. – Нэ слышит!
– Да что вы переживаете из-за него? – песочные часы превратились в маленького эльфа. – Никуда он не денется!
Эльф дважды хлопнул в ладоши, и в зале тут же появился Индзаги. Он сильно опешил от такого быстрого перемещения, поэтому присел и воровато озирался, втянув голову в плечи.
– Нашелся! – Дзамбротта, было, шагнул к нему, но Пиппо проворно отскочил на пару шагов, прижимая к себе какую-то вещицу.
– Что это у тебя? – забеспокоился эльф, подлетая ближе. – Покажи!
– Вот еще! – хмыкнул рулевой и показал Принцу язык. – Я это нашел, и это мое!
Пираты с любопытством разглядывали находку Филиппо – хрустальное прозрачное яйцо, которое тот держал на одной ладони, а второй прикрывал от назойливого эльфа. Внутри яйца был заключен голубой цветок невероятной красоты. Цветок был живой, покачивал бутоном и поворачивался в разные стороны, словно с интересом разглядывал корсаров.
– Как ты заполучил его?! – не унимался эльф. – Он был надежно спрятан!
– Ничего не надежно! – буркнул рулевой, укрывая находку в ладонях. – Там на стене есть надписи. Я прочитал их вслух, и вдруг открылась дверца в стене, а там оно! Это я его нашел, отстань!
Он принялся отгонять эльфа, как назойливую муху.
– Отдай немедленно! – взвизгнул тот, и тотчас вместо него на Пиппо набросился огромный коршун. Индзаги увернулся от первой атаки птицы, а во время второй хотел сунуть яйцо в карман, но оно выскользнуло, упало на пол и разбилось. Легкий звон пронесся над залом, словно золотая пыль сыпалась на чувствительные пластины металлофона. Пираты замерли в изумлении, потому что коршун с отчаянным криком взвился под потолок и лопнул, как мыльный пузырь. А цветок, что остался лежать на осколках, начал увеличиваться в размерах и скоро превратился в прекрасного юношу. Был он высок и строен, матово-бледная кожа была украшена россыпью золотых веснушек, карие глаза словно бы излучали мягкий свет, а белые волосы непослушными прядями спадали на лоб. Гости не могли отвести взгляд от Принца, зачарованные его красотой.
– Что ты наделал, глупец?! – с отчаянием простонал тот, и на секунду показалось, что у него на глазах выступили слезы, а может быть, это искры гнева сверкнули в его очах. – Теперь вы все навеки пленники Некрополии!
Но пираты не услышали ни единого его слова. Они любовались Принцем, забыв обо всем на свете. Единственный, на кого не подействовали чары Его высочества, был Андреа. Он с тоской оглядел своих товарищей и понял: дело совсем плохо.

Чистота на «Фальконе»

Пока пираты с «Фальконе» бродили по Стране Смерти, Джиджи не терял времени даром и развлекался, как умел. Так и не простив хитрому Борриелло обыгрыш в карты, кок придумал пленнику наказание. Для этого Буффону пришлось заручиться помощью юнги Альберто, у которого, кстати, выбора не было. Решив проучить Марко, Джиджи заставил его отдраить всю верхнюю палубу. Чтобы проделать эту работу одному, Борриелло нужно 6 часов. Но кок с юнгой пачкают каждый час 1/18 палубы. Сколько времени понадобится Марко, чтобы привести палубу в порядок, если к началу работы она вся была ужасно грязная?

Ответ

Считать чистые полы на палубе «Фальконе» всегда было труднее, чем награбленные сокровища капитана Франческо. Но вот что удивительно: Дилайла и Кьяра, приславшие письма, дали одинаковые ответы: 8 часов 40 минут. Но этого времени, к сожалению, не хватит, чтобы отмыть все полы – нужно чуть больше. Как это вычислить – сейчас расскажу.
Давайте для удобства всю палубу разделим на 18 равных частей (так удобнее считать, исходя из скорости пакостничества Джиджи и Альберто) и назовем их по-военному – квадраты. Итак, за час Борриелло вымоет три квадрата, в то время как кок с юнгой испачкают один. Теперь посчитаем разницу скоростей: 3–1=2 (кв/ч) Именно с этой скоростью Борриелло догоняет двух пакостников, и скоро настанет момент, когда все полы останутся чистыми. Нам надо только узнать, как скоро он наступит. Для этого мы расстояние разделим на разницу скоростей: 18:2=9 (ч). То есть через 9 часов пленник и матросы сравняются и уже будут выяснять отношения другими способами на абсолютно чистой палубе.
Чтобы проверить себя, решим задачу в обратную сторону. За 9 часов Борриелло вымоет 3(кв/ч) х 9(ч) = 27(кв). За это же время пакостники успеют испачкать 1(кв/ч) х 9(ч) = 9(кв). 27-9=18 – то есть как раз площадь палубы.


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта