TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
МОРЕ НА ДВОИХ
Часть 8

Врата в Страну Смерти

Пираты, как обычно, засели в засаде. Оставив Яквинту на страже, они улеглись поудобней, чтобы вздремнуть пару часов. Но только Сандро погрузился в сон, как его растолкал Винченцо.
– Капитан, там что-то есть! – зашептал он, указывая на аллею, что проходила позади часовни.
– Утукк? – сонно поинтересовался Неста.
– Не знаю…
– А чего тогда разбудил?! Сначала бы выяснил все, – недовольно пробурчал Сандро, однако поднялся и, осторожно раздвинув ветви кустарника, вгляделся в темноту.
Никакого движения там он не заметил и уже хотел возмутиться, что Яквинта зря потревожил его сон, как Винченцо поднял вверх палец и почти беззвучно спросил:
– Слышите?
Неста прислушался и уловил странный звук, как будто кто-то не то кряхтел, не то стонал.
– Поди, пьяница какой-нибудь с перепоя забрел сюда, а теперь очухался, – скептицизм капитана придавал ему смелости.
– Забрел? – Яквинта поднял брови. – Но ворота закрыты. Нам самим пришлось перелезать через забор. Пьяному человеку это не под силу…
– Господи, ну пришел, когда еще открыто было. Может, у него тут любимая жена или друг похоронены. Вот он и…
Договорить капитану не дал новый звук – более сильный, протяжный, словно этот пьяница громким мычанием звал на помощь. От него проснулись Пирло, Солер и Каха.
– Что такоэ? – Каладзе испуганно озирался, выхватив пистолет.
– Утукки? – сообразил Андреа.
– Кажется, один из них, – кивнул Неста.
Солер разбудил остальных. Все с тревогой прислушивались к звукам, доносящимся из темноты. Были они негромкие, но леденящие душу. Даже у видавших виды пиратов по спине бегали мурашки и стучали зубы.
– Чего он завывает? – тихо поинтересовался у Джанлуки боцман.
– Так, поди, не по своей воле из могилы вылезать приходится, – вздохнул Дзамбротта. – Тебя вот среди ночи разбуди – ты тоже ругаешься матом.
– Тише! – шикнул на них Неста.
Пираты мгновенно притихли. Очень скоро на аллее показалось странное существо: внешне оно походило на человека, который разучился ходить. Он передвигался странно: то падал на четвереньки, то поднимался, делал несколько шагов прямо, то вдруг склонялся вперед, касаясь руками земли, и шел так пару метров. Можно было решить, что это пьяный возвращается домой, если бы не матово-голубое свечение, что исходило у него изнутри. Из-за этого свечения почти невозможно было разглядеть лица идущего. Когда странный человек миновал часовню, Неста приказал своим парням потихоньку покидать убежище. Пираты вылезли и двинулись туда, откуда явился мертвяк.
– Как мы найдем ту могилу, из которой он выбрался? – Солер догнал капитана.
– Советую обратиться к Андреа. Это он у нас кладбищенский профессор, – Сандро кивнул в сторону Лоцмана.
– За кладбищенского профессора я с тобой потом поквитаюсь, – не оборачиваясь, ответил тот. – А что касается могилы, то из нее должно идти свечение, как от утукка.
– Всем искать свечение! – шепотом приказал Сандро, и его команда рассыпалась среди могильных крестов и зарослей.
Не прошло и пяти минут, как Каха негромко свистнул и позвал:
– Кажется, я нашел свэчение!
Все устремились к нему. Однако боцман, который в желании поскорее найти нужную могилу и закончить плутания на погосте оказался дальше всех, побежал на голос, споткнулся обо что-то и растянулся прямо между двух надгробий.
– Чертовы кладбища! – прорычал он, вскакивая. – Чтобы я еще раз…
Он снова припустил к Кахе, но, миновав кусты, буквально замер на месте: перед ним стоял утукк – существо с пустыми глазницами, из которых лился приятный голубовато-зеленоватый свет, без рта и носа. Впрочем, последний заменяли две продолговатые дырки, откуда поднимался едва заметный дымок. Утукк только что поднялся с четверенек и нетвердо стоял на ногах. Попытавшись сделать шаг, он повалился на Рино. Гаттузо, остолбеневший от страха, принял в объятия это чудище и попятился. Ему хотелось закричать, но горло словно льдом сковало. Все со страхом ждали продолжения этого странного и страшного поединка. Каха даже пистолет вынул, готовый придти на помощь боцману, а Солер сжал рукоятку сабли. Тонкие и непропорционально длинные руки утукка обвили шею Гаттузо, словно прося у него защиты. Свечение усилилось, из ноздрей повалил более густой дым, который окутывал жертву, словно утренний туман.
– Рино, держись! – Солер метнулся к нему, выхватив саблю.
– Куда?! Назад! – крикнул Пирло, но не успел поймать юркого испанца.
– Спасай боцмана! – Каха выстрелил вверх, отчего утукк вздрогнул и испуганно замер.
– Нет, не надо! – его Андреа успел схватить. – Не подходите к нему!
Пираты, которые, было, бросились на выручку своему коллеге, удивленно воззрились на Лоцмана. Но тот только отрицательно мотнул головой. И через секунду все поняли почему: утукк вдруг стал светиться все ярче и ярче, словно какая-то неведомая энергия распирала его изнутри. Самое ужасное, что он не выпускал из объятий Гаттузо.
– Сейчас бабахнет! – охнул Джанлука.
– Сделай что-нибудь! – Неста обернулся к Андреа, но тот лишь покачал головой:
– Слишком поздно.
Все с ужасом ждали конца. Даже Солер, который уже подскочил к мертвяку, испуганно замер. Но через секунду его рука с саблей взметнулась вверх… Яркая вспышка на мгновение ослепила присутствующих, и тут же всех накрыла ледяная волна – такая сильная, что пираты едва устояли на ногах. Когда глаза снова привыкли к темноте, то ни Рино, ни Солера никто не увидел.
– Оны погибли! – с ужасом воскликнул Каха.
– Нет, к счастью! – Пирло повернулся к команде, его лицо было бледным и решительным. – Они перенеслись в Страну Смерти. У нас есть время до следующей полуночи, чтобы отыскать их и вернуть в человеческий облик.
Вздох ужаса и ропот пронесся над командой.
– Капитан, если вы позволите… – Андреа набрал воздуха в грудь. – В Стране Смерти командовать буду я. Если хотите живыми выбраться оттуда, то все должны беспрекословно выполнять мои требования. Никаких безрассудных поступков и геройства. С Принцем Смерти шутить опасно. Он хитер и могуч, а вы – всего лишь люди.
Разбойники молчали, потупив взоры.
– Один утукк уже вернулся с добычей, но второй бродит где-то неподалеку. Мы должны отыскать его могилу и проникнуть в Некрополию. Торопитесь!
Последнее слово Андреа произнес громко и четко. Словно очнувшись от чар, пираты засуетились. Та могила, что нашел Каха, оказалась теперь обычной. Все принялись рыскать между крестов и наконец обнаружили еще одну, со свечением. Сквозь комья земли изнутри пробивались слабые зеленые лучи.
– И как туда входить? – Джанлука почесал голову. – Копать?
– Не надо ничего копать, – Андреа отодвинул его и подошел к самому краю холмика. – Мы должны взяться за руки. Первый шагнет во вход, и его примет Некрополия. Держите друг друга крепко, иначе растеряемся по всему загробному миру. Тогда вообще никогда не выберемся!
– А когда мы там… окажемся, мы упадем? – сглотнул Яквинта.
– В каком смысле? – нахмурился Пирло.
– Смотрите, он возвращается! – Индзаги кивнул на мелькающее сквозь ветки свечение.
– Хватит болтать! Выполняйте приказ! – Сандро крепко схватил его за руку. – На счет «три»!
– Раз! Два!... Три! – Андреа шагнул на могилу.
В ту же секунду зеленоватые лучи, словно заботливые руки, обхватили его тело, и оно резко устремилось к земле. Яквинта, который держал Лоцмана за руку, почувствовал сильный рывок, но пальцы не разжал. Пираты один за другим скрывались в этих лучах. Последним в цепочке был Сандро. Он вцепился в руку рулевого и зажмурился, увидев, как стремительно приближается земля. Казалось, что он падает с большой высоты и сейчас разобьется. Но удара не последовало.

Неожиданное знакомство

Ледяная волна ударила Солеру в грудь. Он не устоял и повалился на спину. В тот же момент его ослепила белая вспышка. На секунду в ушах зазвенело, будто его ударили по голове, а потом раздался всплеск. Солер почувствовал, как приземлился на что-то пружинистое, но твердое, при этом больно ударившись плечом.
– Тысяча чертей тебе в бок! – раздался над ухом знакомый голос.
Солер сел и огляделся. Перед глазами плыли красные и зеленые круги, но он все же смог разглядеть рядом барахтающегося боцмана. При падении тот угодил в небольшое болотце и теперь выбирался оттуда, стряхивая с себя липкие водоросли. Повезло ли Солеру – сказать трудно: он упал не в болото, а на кочку, правда, ударился о корягу.
– Где мы? – Рино настороженно озирался по сторонам, но испанец и сам вертел головой, пытаясь понять, где и как они оказались. Вокруг был странный лес: кое-где из полумрака выступал непролазный кустарник, кое-где – редкие кривоватые деревца, между ними – кочки и болото, а над всем этим висел клочками густой белый туман.
– Кажется, чаща какая-то, – Солер перебрался к боцману.
– Вижу, что чаща! – огрызнулся тот. – Как мы в ней оказались?!
– Я не знаю. Только помню, что меня как будто в грудь пихнуло что-то…
– Меня тоже, – вздохнул Рино. – А где это чудище, которое на меня набросилось?
– Набросилось? – удивился испанец. – Да он просто на ногах не устоял и повалился…
Гаттузо бросил на юнца недовольный взгляд, но промолчал.
– Где все остальные? – Солер с тревогой вглядывался в туман.
– Сейчас узнаем, – Рино пронзительно свистнул и позвал: – Каха! Пиппо!
Звук его голоса не полетел эхом среди деревьев, а прозвучал глухо и тут же затих. Такой странный эффект только разозлил боцмана. Он набрал побольше воздуха в грудь и снова прокричал:
– Капитан Сандро!
– Не ори! – одернул его Солер. – Вдруг услышит кто-нибудь, с кем нам нежелательно встречаться. Дикий зверь или разбойники.
– Да мы сами разбойники, или забыл? – усмехнулся Рино. – Да и кто услышит? Видал: звук совсем не идет!
Солер насупился.
– Ладно, салага, сидеть здесь все равно бесполезно, – Гаттузо махнул рукой и перебрался на соседнюю кочку.
– Ты знаешь, куда идти? – обрадовался испанец и поспешил за боцманом.
– На запад, мальчик, на запад.
– Почему на запад? – в голосе Солера слышалось неподдельное любопытство.
– Потому что это направление полно приключений. А там, где приключения, там и наша цель. Только самые отважные и рисковые парни выбирают это направление. Так капитан Франческо говорил.
Солер потер лоб: спорить с авторитетом такого лихого пирата он боялся. Но объяснение Рино не удовлетворило его, а только сильнее разожгло интерес, который придавал смелости.
Идти по болоту было трудно. Хоть путешественники сделали себе по шесту, чтобы удобнее было перебираться через топь, все равно через пару часов оба извозились в грязи и промокли по пояс.
– Рино, как думаешь, рассвет скоро? – спросил Солер, когда они остановился на островке перевести дух.
– Рассвет? Думаешь, близится утро?
– А разве нет?
– Мне кажется, что вечереет.
– Тогда нам надо выбрать место для ночлега. Идти ночью через болото опасно.
– Это и есть приключение, юнга, – хмыкнул боцман.
– Не называй меня юнгой!
Рино лишь усмехнулся в усы: теперь он знал, как поддеть испанца.
Однако в лесу не темнело и не светало. Время словно бы замерло. Путники продолжали преодолевать топи и грязь, проваливаясь в воду и помогая друг другу перебираться с кочки на кочку. Но и пейзаж не менялся: все те же хлипкие деревца и туман окружали пиратов.
– Рино, у меня складывается ощущение, что мы ходим по кругу, – поделился своими соображениями Солер, когда они выбрались из очередной топи на большую кочку. – Тут либо все деревья похожи друг на друга, либо мы дважды прошли мимо одного и того же.
– Похоже, ты прав, – Гаттузо вытер пот со лба и присел на кочку, прислонившись спиной к дереву. – Странное тут место. Похоже, мы угодили в заколдованный лес.
– И кем он заколдован? – оживился Солер.
– Это так важно – кем? – позади них раздался чей-то незнакомый голос.
Рино и Солер как по команде обернулись, но никого не увидели в тумане.
– Мне кажется, гораздо важнее, как из него выбраться. Вы не находите? – продолжал голос. Слышался он явно, словно говоривший был в нескольких шагах, однако никакого живого существа пираты не наблюдали.
– Кто это говорит? – испанец заметно струхнул и схватился за эфес шпаги.
– Нет, не спрашивай! – Гаттузо в мгновение ока оказался рядом с испанцем и зажал ему рот ладонью. – Это Балабол. И с ним лучше в разговор не вступать, иначе он уболтает тебя до смерти!
Глаза Солера увеличились от страха, смешанного с любопытством, а невидимка захохотал:
– Думаешь, Балаболы водятся даже в Стране Смерти?
– В Стране Смерти?! – в один голос воскликнули пираты.
– О, я смотрю, вы в полном неведении, – обрадовался невидимка. – Значит, вы-то мне и нужны!
– Для чего? – Солер со страхом вглядывался в туман, пытаясь разглядеть там говорящего.
– Я помогу вам выбраться из леса, а вы мне окажете услугу.
– Мы не оказываем услуг невидимкам! – фыркнул Рино. – И не заключаем уговоров с призраками, приведениями и прочей нечистью. Так что если хочешь заморочить нам голову, лучше проваливай по добру, по здорову.
– Да, оставь свои уловки для дураков! – поддакнул испанец, который заметно осмелел рядом с грозным боцманом.
– Простите ради бога, господа! Наверное, я поторопился сделать вам предложение. Возможно, вы хотите поплутать по сонным болотам еще чуть-чуть, пока они не вытянут из вас все жизненные силы и вы не упадете замертво на какой-нибудь кочке. Или вас не засосет в трясину. Или не сожрут болотные ящеры.
Солер сглотнул и перевел вопросительный взгляд на боцмана.
– Не запугивай нас, невидимка! – рыкнул Рино. – Мы на своем веку и не такое видали!
– Тогда еще пара сражений с болотными тварями украсит вашу коллекцию приключений, – согласился голос.
– Рино, может, мы все-таки выслушаем его предложение? – зашептал испанец, теребя рукав Гаттузо. – Отказаться-то мы в любой момент успеем.
– Ты сдрейфил, юнга? – брови боцмана сошлись на переносице.
Солер мстительно поджал губы и обратился к невидимому собеседнику:
– Не хочу показаться грубым, но если бы ты представился, то, глядишь, дело бы и сдвинулось с мертвой точки.
– Простите, в этой глуши я совсем отвык от этикета, – тот откашлялся и произнес с интонацией, с которой обычно разговаривают придворные на балу у короля: – Барон Мирослав Черногорский по прозвищу Заклинатель Драконов. Но вы меня можете звать просто Мирко.
– Что-то не слышал я о таком заклинателе драконов, – скептически фыркнул Рино.
– Все возможно, друг мой. Я ведь тут без малого сто лет. Это для мертвяков что год, что два дня – все едино, а мне, живому созданию, такой срок – мука непереносимая.
– Что-то не очень верится, что ты живой, – подбоченился испанец. – Пока не покажешься нам, продолжать разговор не будем.
Было слышно, как невидимка вздохнул. Зашуршала пожухлая листва, и пираты уже ожидали, что из тумана к ним выйдет человек, но вместо этого с противоположной стороны раздался звук, будто кто-то тихонько щелкнул пальцами. И в ту же секунду словно из воздуха на кочке появился человек. Одежда на нем была когда-то красивой и дорогой, а сейчас превратилась в обноски. Бордовый бархатный камзол вытерся и кое-где покрылся засохшей грязью, а на правом плече сквозь дырку торчал кусок давно уже не белоснежной сорочки. Ботфорты потеряли шпоры и пряжки, а у левого сапога на носу отлетела подметка. Темно-красный длинный плащ был порван в некоторых местах, кисти, некогда украшавшие его, канули в небытие, и об их существовании напоминала только грязная и выцветшая витая шнуровка. Лицо барона почти наполовину скрывала черная, но негустая борода, а косматые волосы торчали в разные стороны.
– Теперь лучше? – улыбнулся он и поклонился.
– Намного! – Солер улыбнулся в ответ. – Я Солер, матрос с «Фальконе». А это – Рино Гаттузо, наш боцман.
– Стало быть, «Черную звезду» ты оставил? – Мирко повернулся к Рино.
– Откуда ты знаешь? – нахмурился тот.
Тень испуга промелькнула на лице барона, но он тут же взял себя в руки:
– Время от времени встречаю тут преставившихся мореплавателей. Некоторые из них очень разговорчивые.
– И как же ты здесь оказался, если не умер? – вкрадчиво поинтересовался Солер.
– Так же, как и вы: по глупости. Занимался алхимией, изучал всякие колдовские книги, проводил опыты. Однажды своими экспериментами пробудил к жизни древнего дракона, которого пришлось усмирять с помощью заклинаний. Так я получил свое прозвище. Но однажды ошибся в одном слове, неправильно произнес заклинание – и оказался в Стране Смерти. По преданию, отсюда нет выхода, но я его нашел!
– И почему же тогда не выбрался?
– Потому что одному мне это не под силу, а вот если бы вы мне помогли… – глаза барона хитро заблестели.
– Помочь тебе выбраться из Некрополии, а самим остаться тут на века вечные? – набычился Рино. – Ну уж нет! Ищи дураков в другом месте!
– Вы не дослушали меня до конца, – Мирко перебрался к ним на островок. – Поскольку вы не умерли, то можете получить аудиенцию Принца Смерти и испросить его отпустить вас.
– Нас? – насторожился Солер. – А как же ты?
Барон Черногорский замялся, от волнения комкая край камзола, а потом проговорил виноватым тоном:
– Поэтому я и хотел заключить с вами сделку: я вас провожу ко дворцу Принца, а вы, когда получите разрешение покинуть Некрополию, прихватите меня с собой. Сам-то я не могу явиться пред его очи, потому что угодил сюда, используя колдовские чары. Меня тут же схватят и умертвят. Таково наказание за постижение науки чернокнижества.
Путешественники скептически слушали рассказчика.
– Я вижу, вы мне не верите, – заключил он, глядя на их лица. – По-вашему, как бы я научился исчезать, если не читал древних колдовских книг?
– То, что ты появился неожиданно, еще не говорит о том, что ты умеешь становиться невидимым, – безапелляционно заявил Рино. – Но если ты превратишь юнгу в лягушку, я, пожалуй, тебе поверю.
Солер возмущенно повернулся к боцману, чтобы высказать все, что он думает по этому вопросу, но барон опередил его:
– С удовольствием бы продемонстрировал свои умения, но колдовать во владениях Принца Смерти очень опасно. Я, как только попал сюда и понял, что мне отсюда не выбраться своими силами, так принял невидимый образ и с тех пор не менял его. Только сейчас рискнул, потому что забрезжила надежда на спасение.
– Тогда разговаривать не о чем, – Гаттузо презрительно отвернулся. – С лгунами и шарлатанами я дел не веду: себе дороже выйдет.
Солер молчал. Он еще не знал, чью сторону принять. Барон Черногорский ему понравился, но и не доверять опыту боцмана оснований не было. Правда, испанец был обижен на Рино за то, что тот продолжал называть его юнгой. Взвесив все за и против, мальчик решил, что «юнга» – не самое оскорбительное прозвище, которое может сорваться с языка боцмана, и потому принял сторону Гаттузо и выжидающе уставился на Мирослава. Тот топтался на месте, сопел и беззвучно шевелил губами, видимо, внутри него тоже шла борьба. Наконец барон решился на отчаянный шаг.
– Я вам заплачу за свое спасение, – со вздохом предложил он, тут же извлек из-за пазухи свернутую в несколько раз грязную тряпицу и протянул мореплавателям. – Вот! Я отдам вам ее, как только мы окажемся в мире людей.
– Что это? – Рино брезгливо принял ее и развернул. Это оказалась обыкновенная тканая салфетка с узорчатой вышивкой. – Ты считаешь, что твоя жизнь стоит одной грязной тряпки?
– Это не просто салфетка! – вкрадчиво заговорил барон. – Это карта! Карта сокровищ!
– Так я тебе и поверил!
– Я сам сначала не верил в эти россказни, купил ее у пьянчужки из жалости, но потом… – Мирослав внимательно посмотрел сначала на боцмана, потом на Солера, убедился, что начало увлекло их, и затем продолжил: – Эта история произошла за год до того, как я угодил сюда. В одной деревушке на самом краю моих владений жила старуха. Местные жители считали ее ведьмой и неоднократно просили меня выслать ее в лес, но поскольку ни у кого не было доказательств, что она колдунья, и в деревне не происходило ничего пугающего, то я отклонил просьбы крестьян. Может быть, кто-то из жителей решил сам свершить суд, может быть, по какой-то другой причине, только дом старухи как-то ночью загорелся. Тушили его всей деревней – не потому, что хотели спасти бабушку, а из страха, что огонь перекинется на соседние строения. Однако сколько ни заливали пожар водой, сколько ни засыпали землей, сбить пламя так и не удалось. Несколько часов оно бушевало со страшной силой, а потом пошло на убыль и само собой погасло. Дом сгорел дотла вместе со своей владелицей. На пепелище осталась только печь и вот эта салфетка – вся в саже, но огнем не тронутая. Крестьяне побоялись брать ее. Поговаривали, что из-за нее и случился пожар, что бабка вышивала заколдованными нитками – уж больно замысловатый и непривычный для нашего края был узор. Лишь один пьяница подобрал тряпицу, а когда приехал я, то преподнес ее мне в качестве вещественного доказательства. Я из жалости дал ему два золотых, а когда вернулся домой и тщательно изучил узор, то понял, что стоимость этой тряпицы в тысячи раз больше – ведь она указывает на клад, который издревле сторожил тот самый дракон.
– Тот самый? – переспросил Рино.
– Которого я нечаянно вызвал к жизни заклинанием, – охотно пояснил барон. – Смотрите! Видите эту витую лозу? – он повел пальцем по краю салфетки, где была вышита необычно изогнутая ветвь какого-то растения. – Она в точности повторяет изгибы Дуная. Меня заинтересовало, почему все листочки и завиточки вышиты зеленым, и лишь один – красным.
– Может, это ягода? – выдал предположение боцман.
– Если смотреть глазами обывателя – то да, ягода, – барон лукаво прищурился. – Но мы-то с вами охочи до приключений и понимаем, что простая ягода – вовсе не простая! Это указание места, где зарыт клад. Я сверился с картой – гористая местность, много ущелий и пещер. Для клада просто идеальный тайник.
– Обычная точка на карте – это большая территория в реальности, – вступил в разговор Солер. – Забираться во все щели и заглядывать под каждый камень – трудоемкая работа. Вот была бы карта поподробней…
– А более точное место зашифровано здесь! – Мирослав указал на круги, кресты и завитушки в другой части салфетки. – Я уже разгадал, что круги – это лунный календарь. Смотрите: этот указывает, что луна убывает, этот обозначает новолуние, а вот здесь, наоборот, полная луна. Вот этот завиток напоминает дракона, который просыпается в полнолуние.
– Почему именно в полнолуние? – заинтересовался Солер.
– Потому что смотрит он на полную луну, а хвост его как бы прикреплен к новой луне. Видишь тут крестик? Я так думаю, что когда луна полностью скрыта, он не может покинуть свое убежище, зато в полнолуние свободен летать. В общем, карта еще не разгадана, но я готов отдать вам ее взамен на мое спасение.
Мореплаватели переглянулись.
– Все-таки карта клада – вещь сомнительная, – Рино почесал бороду. – Почему ты предлагаешь ее в качестве выкупа, а не свое имение, скажем?
– Хотите мое имение? – удивился барон. – Я могу, конечно, и его предложить. Только за восемьдесят девять лет, что я торчу тут, земли мои наверняка пришли в запустение, замок разграбили соседи. Думаю, они и леса, и поля мои к рукам прибрали. При таком раскладе карта с указанием клада намного ценнее, чем разрушенный дом и похищенные земли.
– Рино, он прав, – шепнул Солер. – Давай возьмем карту, поможем ему выбраться из Страны Смерти, а когда освободим капитана Франческо, то сразу отправимся на поиски сокровищ.
Гаттузо и сам уже склонялся к мысли, что карту надо взять и сделку с бароном Черногорским заключить, но для пущей важности он еще подумал несколько минут: морщил лоб, теребил бороду и хмыкал, чтобы показать, как непросто ему дается принятие такого решения. Наконец он дал согласие и протянул руку, чтобы забрать тряпицу, но Мирослав проворно засунул салфетку за пазуху.
– Ты чего? Уговор же был?! – разозлился Рино.
– Вот именно: уговор! – Мирослав поднял указательный палец. – Мне тоже нужны гарантии. А то я отдам вам карту и приведу во дворец, а вы меня тут же и сдадите Принцу Смерти. Нет-нет-нет! Вот когда выйдем из Некрополии, тогда и получите свою карту.
– А вдруг мы выйдем, и ты пойдешь на попятную? – боцман наступал на барона, который испуганно пятился, при этом виновато улыбаясь.
– Как я пойду на попятную, если у меня даже оружия нет? – он уже ступил в воду и поэтому остановился, не сводя с Рино блестящих глаз. – За пределами Страны Смерти вы меня можете легко убить. И снова попадать в Некрополию мне очень не хочется. Так что у меня есть все основания сдержать слово.
Гаттузо посмотрел на Солера, и тот согласно кивнул, показывая, что в словах барона есть большая доля истины.
– Ну хорошо, Мирко! – Рино для острастки схватил черногорца за грудки и встряхнул, отчего ветхая ткань его костюма неприятно затрещала. – Смотри у меня! Попытаешься нас обмануть, я тебе башку продырявлю и скажу, что так и было. У меня с предателями разговор короткий. Ты уяснил?
Барон сглотнул и быстро закивал.
– Вот и отлично! – Рино похлопал его по груди. – А теперь веди нас к Принцу.

Добыча капитана Франческо

Барон Мирослав Черногорский за восемьдесят девять лет так соскучился по людям, что был рад внезапно появившимся собеседникам. Он с удовольствием рассказал им истории из своей жизни и хвалился тем, что прочитал много древних книг, в том числе и на мертвых языках, и зашифрованных особыми кодами. Рино, который все еще не очень доверял новому знакомцу, решил проверить, настолько ли тот умен, и предложил ему решить простую задачку.
– Как-то с капитаном Франческо мы напали на французскую каравеллу, – вдохновенно начал рассказывать боцман. – Повязали всю команду и сунулись в трюм, но обнаружили там лишь пару бочек отвратительного вина да шесть мешков с монетами. Уже перебравшись на «Черную звезду», мы обнаружили, что монеты – сплошь медяшки, среди которых, правда, попадались золотые. В первых четырех мешках оказалось по 60, 30, 20 и 15 золотых монет. Когда подсчитали монеты в оставшихся двух, Тотти заметил, что число монет в мешках составляет некую последовательность. Сможешь ты, ученый барон, сказать, сколько монет в пятом и шестом мешках?

Мирослав думал недолго и потом выдал правильный ответ. А вы сможете решить задачу боцмана?

Ответ
На этот раз все без исключения решили задачку боцмана. Рино даже обиделся: он не очень любил, когда вокруг него много умных людей. Мирослав быстро сообразил, что каждый следующий мешок содержит определенную часть от первого.

1. 60 монет
2. 30 (1/2)
3. 20 (1/3)
4. 15 (1/4)
5. 12 (1/5)
6. 10 (1/6)

Так рассудили все, кто прислал ответы на эту задачку. Правда, в погоне за кладом с дистанции, к сожалению, сошел Dragon, но это позволило выбиться в лидеры Дилайле и Кьяре. Чуть-чуть отстает от них Мэй. И к гонке за кладом присоединился G_O_T с дружественного нам casavladi.ru.


Турнирная таблица

Dilailah – 5(32) баллов
Кьяра – 5 (32) баллов
Dragon – 27 (0) баллов
Мэй – 25 баллов
Brittany – 15 баллов
Julia – 15 баллов
Marryfis – 10 баллов
Persefona – 10 баллов
Russatifosa – 10 баллов
G_O_T – 5 баллов
Marsa – 5 баллов
Paola_3 – 5 баллов
Paolina – 5 баллов
Глазастик – 5 баллов


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта