TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
МОРЕ НА ДВОИХ
Часть 6

Побег

Зее был ужасно зол, что предводитель чужеземцев его обыграл. Он даже топнул ногой в ярости и что-то закричал на своем языке. Но Неста не дрогнул, и даже наоборот, подался вперед и, хитро прищурившись, сказал:
– Должок, вождь! Теперь играем в мою игру!
Зее нехорошо зыркнул на иноземца, выругался сквозь зубы, но согласно кивнул.
– Петер, переводи, – Сандро едва сдерживался, чтобы не улыбаться. – Я предлагаю вождю померяться силой с моим боцманом. Кто больше выпьет рома, который вы у нас похитили, тот и победит.
– Там всего три бутылки, – с укором посмотрел на Несту Петече. – Ты серьезно думаешь, что твой боцман сможет перепить Зее? У пиратов организм ослаблен алкоголем, поэтому вы заведомо в проигрыше.
– А я хочу рискнуть! – Сандро упрямо склонил голову.
Петече перевел вождю слова иноземца. Зее задумался, бросил на капитана подозрительный взгляд и ответил, что он согласен на соревнование. Только участвовать в нем будет не боцман, а тот, кто его предложил, иначе Зее повелит казнить всех пленников. Такого поворота Неста не ожидал. Отказаться от предложения вождя – значит признать свое поражение. Настаивать на своем варианте с боцманом опасно, потому что Зее может заподозрить подвох. Однако перспектива алкогольного соревнования Сандро тоже не радовала: он прекрасно знал, что выпить даже половину того, что может выдуть Рино, для него целый подвиг.
И тем не менее он принял вызов. В этом был особый расчет: даже если он проиграет, казнить его ночью Зее не сможет, ибо будет дрыхнуть с перепоя. Значит есть шанс все-таки совершить побег этой ночью. Что же касалось его, то Неста надеялся, что команда не бросит своего пьяного капитана и что он будет вести себя не так буйно, как захмелевший Тотти.
Состязание назначили на время, когда солнце коснется верхушек деревьев. Сандро убедил вождя, что таким образом ему не придется долго ждать казни: можно будет сразу после проигрыша бросить чужеземца в воду. Уверенный в своей победе, Зее согласился с такими доводами. Неста же на самом деле рассчитывал потянуть время, чтобы Солер успел придумать, как спасти команду без участия капитана.
И когда красный диск подошел близко к верхушкам деревьев, аборигены вынесли на берег большой камень, на который поставили первую бутылку рома. Сандро попросил аборигенов собрать множество небольших камешков, разделить их на две равные кучки и сложить метрах в двадцати от камня, за которым будет происходить состязание. Зее, который подозрительно относился к любой затее чужеземца, потребовал разъяснений.
– Соревнование заключается не в том, кто быстрее или больше выпьет, а кто дольше продержится после выпитого, – стараясь стереть с лица ехидную улыбочку, заговорил Неста. – Мы с тобой будем одновременно выпивать по равному количеству рома. После каждой кружки мы по очереди будем произносить: «Пора!» Это сигнал к тому, чтобы мы встали, прошли до тех камней, взяли по одному и вернулись за стол. Кто упадет по дороге или пока будет брать камень, тот и проиграл. Чтобы усложнить задание, предлагаю выкладывать камешками фигуры рядом со своим местом.
Зее задумался, поглаживая лысую черную голову, но потом решил, что в словах чужеземца есть доля здравого смысла. Они сели за импровизированный стол, налили ром в небольшие пиалки, выдолбленные из дерева и по команде выпили. В пиалу помещалось всего несколько глотков, и Неста подсчитал, через сколько минут появятся первые признаки опьянения. Выждав немного, он произнес: «Пора!» и поднялся. Зее поспешно встал следом. Они дошли до кучки камней, взяли по одному и вернулись к столу. В это время туземцы снова наполнили пиалы ромом. «Пора!» Зее произнес, едва успел поставить деревянную чашку на стол. Сандро понял, что вождь будет торопиться, и с облечением вздохнул: это было ему только на руку.
Первую бутылку допили быстро. Оба игрока заметно захмелели, но держались бодро. Неста тянул время после каждой выпитой пиалки, чтобы хмель сильнее окутал вождя. И тактика эта начала приносить свои плоды. Когда кончилась вторая бутылка, оба игрока были довольно пьяными, но пока еще им удавалось удерживать равновесие. Солнце почти село, на деревню опустились густые южные сумерки, в которых плохо различались лица. Сандро, чтобы не опьянеть и не проиграть, пустился на хитрость. Когда наставала очередь вождя командовать «Пора!», итальянец не проглатывал ром, а держал его во рту. Нагибаясь за камнем, он незаметно выплевывал его в песок. Пропустив таким образом три порции рома, он оставался трезвее вождя.
Когда третья бутылка была допита, Зее начал возмущаться. Состояние опьянения так нравилось ему, что он требовал продолжения. Туземцы растерялись, ведь у них не было своего запаса алкоголя: они готовили хмельные напитки только по случаю дня рождения вождя. Тем не менее время было на стороне чужеземцев. Предводитель племени все больше терял ясность ума, уже начал голосить песни и кричать на своих слуг. Потом он отправился за новыми камнями, ноги у него заплелись, и он упал.
– Проиграл! – радостно вскочил Неста, но тут же осекся и поспешил на помощь своему сопернику.
Зее был тяжелым и неуклюжим. Удерживать его на ногах с трудом удавалось двум слугам и Сандро. Последний, правда, сам качался, как в девятибалльный шторм, но не падал. Туземцы посовещались и решили, что свое решение относительно пленников вождь огласит завтра, потому что сегодня он не мог внятно выговорить ни слова. Его повели домой, а Несту связали и заперли в том же сарае.
Помня о плане Солера, Сандро попытался перерезать веревки, но заточка никак не хотела держаться в руках и все время падала. Кое-как всунув ее между досками в стене, капитан «Фальконе» попытался таким образом освободиться от пут, но не удержал равновесие. От сильного нажима пластина ушла глубоко в доски и высунулась наружу. Неста чертыхнулся и предпринял попытку содрать веревки с запястий, но только оцарапался. Решив больше ничего не делать, чтобы не привлекать внимание охранников возней, он сел на пол и приготовился ждать избавления. Через пару минут он уже спал крепким пьяным сном.
Проснулся он от того, что кто-то тряс его за плечо. С трудом разлепив глаза, Неста увидел перед собой высокого человека.
– Капитан, надо уходить! – знакомым голосом проговорила фигура, и Сандро узнал Каху. Он попытался встать, но его качнуло, и он снова сел на пол.
– Нэ умеете пить, зачем надо соглашаться? – сочувственно вздохнул пират, поднял капитана и повел к двери.
Ноги плохо слушались Несту. Видимо, прошло слишком мало времени с того момента, как он уснул, потому что голова еще кружилась от алкоголя, в ней стоял какой-то странный шум, а при каждом резком движении тело заносило в сторону. Каха бормотал себе под нос ругательства, когда Сандро запинался обо что-то или вдруг начинал клониться набок. Кое-как добрались до берега, где их уже ждали остальные. Солеру не удалось раздобыть оружие, но он подпилил засов на двери той хижины, где туземцы спрятали сабли и пистолеты пленных. Рино с Дзамброттой не составило труда выбить дверь, забрать оружие и вернуться на берег как раз к приходу Кахи с пьяным капитаном в обнимку.
– Куда теперь? – с нетерпением поинтересовался Индзаги.
– Надо двигаться на восток, река там, – Солер смело направился в непроглядную гущу джунглей.
– Он точно знает, куда идти? – недоверчиво поинтересовался Дзамбротта.
– У нас нет выбора: надо довериться, – вздохнул Пиппо.
Но едва пленники устремились за Солером, как откуда-то сбоку из темноты вышла фигура и негромко окликнула их. Пираты тут же обнажили сабли, готовые принять бой.
– Это я, Петер, – фигура приблизилась. – Я понял, что сбегать вы намерились сегодня, поэтому не лег спать, а ушел в лес, чтобы дождаться вас.
– Хочешь с нами? – оживился Пирло.
– Нет, я уже говорил вашему капитану, что мне лучше остаться. Я привык к этому племени. Но вам тут задерживаться нельзя. Поэтому я помогу вам бежать, – переводчик направился в глубь зарослей, стараясь двигаться как можно бесшумней. При этом говорил он тихо, но каждое его слово звучало отчетливо. – В этих местах растут лианы, которые, если их поджечь, не горят, а только тлеют. Примерно как декартов шнур. Я выложил этой лианой дорогу к реке. Правда, на всю длину не хватило – только на две трети. Но если вы продолжите двигаться в этом же направлении, то непременно выйдете к воде. Самое главное – дождаться утра. Наше племя боится вагутов, которые рыщут на противоположном берегу и иногда перебираются на этот.
– Чем они опасны? – прищурился Яквинта.
– Сами по себе – ничем, но у наших племен давняя вражда. Подойти к поселку они боятся из-за чудовищ, а вот в лесу вылавливают охотников и убивают.
Петече присел, нащупал что-то на земле и чиркнул спичкой. Конец лианы сначала вспыхнул, как маленький костер, но тут же угас, тлея.
– Откуда у тебя спички? – удивился Пирло.
– Они ваши. Зее забрал их себе, потому что только он считается повелителем огня в нашем племени. Но я украл эти спички, – Петече сунул коробок Пирло. – Бегите!
– Что-то не верю я этому очкарику, – Рино схватил переводчика за горло и направил на него свою саблю. – Сейчас мы побежим в лес, не разбирая дороги, а он вернется в поселение и разбудит туземцев. И пока мы будем плутать в джунглях, нас выследят и убьют!
– Зачем мне это? Я бы мог сказать воинам, что побег вы наметили на эту ночь, и вас бы схватили, пока вы были безоружными.
– Он прав, – вступился за Чеха Андреа. – Способов сдать нас туземцам было упущено множество. И если Петер этого не сделал, то он на нашей стороне.
– Я ему не верю! – Рино еще сильнее сжал горло переводчика.
– Отставить бунт! – встрял Неста, который до этого находился в состоянии полудремы, навалившись на плечо Каладзе. – Петр наш друг. Кто так не считает, пусть бросит мне вызов!
– Что ты предлагаешь, Рино? – не слушая пьяного капитана, обратился к боцману Джанлука.
– Привяжем его к дереву. Когда аборигены поймут, что мы сбежали, они отправятся за нами в погоню и найдут его.
– Но тогда они поймут, что он помог нам, и убьют его, – возразил Пирло.
– Никому не позволю убивать! – опять раздался голос Сандро.
– Тогда привяжем его не сильно, чтобы он смог освободиться сам и вернуться в поселение.
– Слушайте, пока вы тут спорите, мы теряем время! Лиана все тлеет и скоро пропадет из виду! – перебил из Индзаги. – Бросьте вы этого переводчика и побежали!
– Он пойдет с нами! – не унимался Рино. – Потом его отпустим.
– Если я пойду с вами, Зее меня убьет, – взмолился Петер. – Я не выдам вас, пожалуйста, поверьте мне!
– Не смей командовать при живом капитане! – пьяно выкрикнул Неста и схватил боцмана за грудки, правда, не удержал равновесие и повалился на него. Рино пришлось отпустить переводчика, чтобы удержать Сандро и не упасть вместе с ним.
– Хватит препираться! Мы потеряем след! – Пирло подтолкнул Индзаги в направлении уже еле заметного огонька от тлеющей лианы. – Петер, иди в поселение! Если нас хватятся, направь погоню по ложному следу. Рино, твоя подозрительность сейчас не к месту! Вы с Нестой только шум поднимаете своими перепалками. Нам надо спасаться!
Рино одарил Петече свирепым взглядом, словно хотел испепелить того на месте, развернулся и двинулся за Индзаги, который шел за огоньком. Неста шагнул вслед за боцманом, но запнулся обо что-то и упал, громко ругаясь.
– Тише ты! – зашипел на него Пирло, помогая подняться.
– Дэржитесь за меня, – Каха подставил капитану свое плечо и, обняв одной рукой за талию, повел за боцманом.
Пираты в спешке уходили. Пиппо шел самым первым, не спуская глаз с огонька и предупреждая собратьев, если на пути встречалась какая-то преграда. Замыкали шествие Солер с Яквинтой. Если бы наметились хоть какие-нибудь признаки погони, они бы отстали и приняли бой, давая другим уйти. Незнакомые ночные звуки леса пугали, и пираты то и дело хватались за сабли и пистолеты. Шли они так довольно долго. Или просто в темноте минуты тянулись как часы.
Вдруг Филиппо остановился и чертыхнулся.
– Ты чего? – налетевший на него в потемках Дзамбротта недовольно ткнул рулевого в спину.
– Лиана кончилась, – озадаченно ответил тот.
– Значит, мы уже близки к цели, – обрадовался Андреа. – Прибавим шаг! Двигаемся в том направлении, как и говорил Петече.
Индзаги шагнул, было, вперед, но тут же отпрянул.
– Ну? – Дзамбротта снова ткнул его в спину. – Что опять?
– Там кто-то есть, – шепотом произнес Пиппо, указывая клинком в темноту.
– Никого там нет! – рыкнул Рино и, растолкав остальных, вышел на передние позиции. – Если трусишь, оставайся тогда на корабле вместе с Джиджи.
Но не успел боцман и шагу шагнуть, как в грудь ему уперлось копье, и чей-то голос произнес что-то на непонятном языке.
– Я же говорил! – Филиппо выставил вперед свою саблю. Остальные последовали его примеру, но тут же поняли, что окружены невидимыми в темноте воинами.
– Час от часу не легче, – процедил Дзамбротта и приготовил пистолет.
– А ну прочь с дороги! – угрожающе прокричал Рино и оттолкнул от себя копье.
Туземцу это не понравилось и он хотел нанести чужестранцу удар своим оружием, но Гаттузо увернулся и махнул саблей.
– В атаку! – зачем-то заорал Индзаги и набросился на ближайшего аборигена.
Завязался небольшой бой. Индейцы поняли, что связываться с лучше вооруженными незнакомцами опасно, и быстро отступили.
– За мной! – боцман ринулся через густую листву, срубая лианы и ветки, мешающие продвижению. Но едва пираты выбрали на небольшую поляну, залитую лунным светом, как из зарослей с криками выскочили туземцы племени Зее. Их предводитель, раскрашенный белой краской так, что его хорошо было видно в темноте, что-то прокричал, указывая на беглых пленников.
– Назад! – Яквинта среагировал первым. – Бежим, чтобы они нас не окружили!
Флибустьеры бросились обратно в заросли. Но не пробежали и ста метров, как снова напоролись на первое племя, которое, видимо, кралось за ними по пятам, выжидая момента, чтобы застать врасплох. Индейцы сначала испугались такого стремительного возвращения чужеземцев, решив, что те захотели на них напасть. Но как только услышали боевой клич племени Зее, сразу приободрились. Их предводитель что-то скомандовал, и его воины бесстрашно набросились на воинов Зее. Завязалась нешуточная битва, в которую пираты предпочли не ввязываться.
Воспользовавшись тем, что оба племени заняты междоусобицей, корсары уходили все дальше и дальше от места баталии. Правда, через час пути их стали одолевать сомнения, в правильном ли направлении они двигаются. От таких резких перемещений в густом лесу, да еще ночью они потеряли ориентир. И небо как назло затянуло облаками.
– Петер сказал что надо идти на восток, – произнес Солер, когда пираты остановились, чтобы посовещаться.
– Как мы найдем восток, мальчик? – нервно взмахнул руками Индзаги. – Если бы хоть звезды было видно.
– Дождемся рассвета, – предложил Дзамбротта. – При свете дня разобраться в сторонах света проще.
– Как напримэр? – Каладзе усадил уже начинающего трезветь капитана на землю.
– Мох всегда растет с северной стороны, – охотно пояснил Джанлука. – Если мы выясним, где север, то найти восток тоже сможем.
– Я не уверен, что в Африке есть мох, – вздохнул Солер.
– Ты вообще молчи! – Рино, раздраженный тем, что они заблудились, отвесил ему подзатыльник.
– Не трогай его! – Яквинта закрыл испанца собой. – Он нам жизнь спас.
– Что вы делаете проблему из ничего, – устало прервал их дискуссию Пирло. – Дождемся рассвета. С какой стороны взойдет солнце, там и восток.
Пираты, удивленные таким простым решением проблемы, замолчали.
– Сядем, отдохнем. Силы нам еще понадобятся, – Андреа, не дожидаясь, пока остальные выполнят его приказ, опустился на землю рядом с Нестой.
Пираты расположились на отдых, чутко прислушиваясь к тому, что происходит вокруг. Никто из них не спал – все с тревогой и нетерпением ожидали, когда же взойдет солнце.

Оракул

Как только небо стало светлеть, Солер взобрался на дерево, чтобы посмотреть, какой край горизонта окрашивается в розовый цвет. Пираты не хотели дожидаться, пока рассветет основательно: дорога была каждая минута. Узнав направление, они начали продвижение по лесу, прокладывая себе путь через буйную растительность саблями. Так они шли несколько часов. Пару раз останавливались, чтобы скорректировать курс, и снова продолжали движение.
– Что-то мне кажется, река не должна находиться так далеко, – Неста, у которого болела голова после вчерашнего соревнования, остановился. – Туземцы похитили нас, пока мы спали, оглушили и принесли в поселение. Тащить так далеко кучу здоровых мужиков они бы не стали.
– Сандро прав, – Андреа присел на корточки. – Мы сбились с пути.
– Ну-ка, лезь наверх! – Рино кивком головы указал Солеру на ствол ближайшего дерева.
– Я недавно лазил, – поморщился тот. – Я все рассчитал правильно.
– Жрать хочэтся, – Каха сплюнул. – Может, устроим прывал?
– Давайте привал, – вымученно согласился Сандро. – Надо развести костер и поискать какие-нибудь кокосы.
– Эй, мелкий, собери хворост! Джанни и Каха, поищите съестного! – принялся командовать Рино. – Только смотрите не заблудитесь тут!
Посовещавшись, пираты решили разделиться на три группы: Солер, Индзаги и Сандро останутся собирать хворост и разводить костер; Каха, Яквинта, Дзамбротта и Рино отправятся в одну сторону на поиски пропитания, а остальные под предводительством Пирло – в другую.
– Чертовы туземцы! – недовольно бубнил себе под нос Гаттузо, осматривая деревья на предмет съедобных плодов. – Вечно из-за них в какие-то передряги попадаешь.
– Скажи спасыбо, что удалось убэжать, – Каха всматривался в ветки деревьев, среди которых порхали попугаи. – Может, птыцу подстрэлить?
– Если не промажешь, подстрели! – обрадовался Дзамбротта.
– Одним попугаем такую ораву накормить? – хохотнул боцман. – Если бы было, в чем суп сварить, то тогда я бы еще понял.
Каха недовольно поморщился, но продолжил слежение. Увлекшись этим занятием, он не заметил, как очутился на странной поляне. По ее краям стояли четыре чучела, сложенные из бамбуковых стеблей. Они напоминали фигуры каких-то шаманов, воздевших руки к небу. На них были надеты одежды из шкур, листьев и перьев и какие-то четки из разных камешков. Зрелище производило страшное впечатление, Каха даже невольно перекрестился и попятился. Но, немного придя в себя, он вернулся к своим.
– Я такое нашел! – прокричал он, как только завидел сквозь листву Рино. – Там какая-то поляна странная!
– Тьфу ты! Я думал, он пожрать нашел! – Гаттузо в сердцах махнул рукой.
– Что за поляна? – заинтересовался Дзамбротта.
– На нэй какие-то чучела стоят. Как будто божества…
– Ну и что с того? Что орать-то? – Рино пожал плечами.
– А вдруг это место жертвоприношений местных туземцев? – глаза Джанлуки загорелись. – Они ведь могут приносить в жертву богам не только овец и людей, но и золото и драгоценные камни.
Пираты переглянулись. Каждый из них понял, о чем подумал товарищ.
– Где, говоришь, эта поляна? – боцман бросил быстрый взгляд назад, словно его мог услышать кто-то из другой группы.
– Там! – Каха указал на густую стену зелени. – Пошли покажу!
Но не успели пираты сделать и нескольких шагов, как их окликнул Пирло.
– Нашли что-нибудь? – начал он издалека, приближаясь к группе.
– Пусто! – вздохнул Рино. – Хоть бы с десяток фиников каких-нибудь набрать…
– Вот на той поляне их должно быть много, – Андреа кивнул в ту сторону, откуда только что вернулся Каладзе.
– Нэту там ничего! – поспешил ответить тот.
– Да как же нет! Солер велел искать деревья вот с такими же листьями, – Пирло бодро двинулся к зарослям.
Каладзе с Гаттузо быстро переглянулись. Рино шумно выдохнул и последовал за Лоцманом. Того словно чутье какое-то вело – он двигался прямиком к странной поляне и на все отвлекающие возгласы боцмана, Кахи и Джанлуки не обращал внимания. Через несколько минут, продравшись сквозь ветви кустарника, Андреа замер в удивлении, а потом громко оповестил:
– Поздравляю, господа, мы нашли его!
– Кого? – недовольно поинтересовался Дзамбротта, выглядывая из-за его плеча.
– Оракула! – Пирло выбрался на поляну.
– Что-то не вижу тут ни одного оракула, – едко фыркнул Рино.
– Он прячется, – Андреа улыбался, глаза его лихорадочно блестели. – Он принял облик одного из этих чучел. Чтобы заставить его принять снова человеческий облик, надо поднести к чучелу зажженный факел.
– Хороший способ! – одобрил Дзамбротта.
– Но есть один нюанс: если мы ошибемся и чучело вспыхнет, не превратившись в колдуна, то на того, кто поднес факел, перекинется древнее заклятье, и он сам станет таким же истуканом.
Пираты переглянулись.
– Ну, кто возьмется за это испытание? – боцман угрожающе упер руки в бока.
– Прэдлагаю дождаться капитана, – махнул рукой Каха.
Все согласно загудели.
– Винченцо, зови сюда капитана, Пиппо и Солера! – приказал боцман.
Яквинта ушел и вернулся через несколько минут в компании испанца и рулевого. Неста вышел на поляну самым последним. Пока его коллеги собирали хворост и пытались развести костер, он прикорнул у дерева, и Филиппо его еле добудился, когда их позвал Винченцо. Андреа вкратце объяснил ситуацию капитану. Понимая, что от его решения зависит не просто результат поисков, но и чья-то жизнь, Неста взял себя в руки, стряхнул сонливость и сосредоточился. Он подробно расспросил Пирло о способе вызова оракула, задумался и предложил всеобщими усилиями вычислить, какое из пугал – заколдованный предсказатель.
Пираты разбрелись по поляне и принялись осматривать идолов. То и дело раздавались голоса: «У этого бус нет!», «Здесь какие-то камни лежат!», «Смотрите, этот отвернут лицом от поляны!». Сандро анализировал каждую деталь, но они не складывались ни в какую картину, и потому принять решение относительно нужного чучела было сложно. Все детали казались ему незначительными и ни о чем не говорящими. Он сам обходил поляну, внимательно разглядывая истуканов, но это тоже не помогало сделать выбор. Вскоре все выбились из сил, собрались посреди поляны и стали держать совет. Рино настаивал, что нужно поднести факел к самому дальнему чучелу, потому что вокруг того не растет трава. Дзамбротта, Каха и Пиппо склонялись к версии, что нужная им фигура – та, что отвернута лицом от поляны, Солер считал, что оракул спрятался в чучеле, у которого были прорисованы глаза, нос и рот, а остальные полагались на волю случая. Пирло молчал, потирая подбородок.
– Ну, что скажешь? – Неста толкнул его в бок.
– Прямо не знаю… Каждый раз он хитрит и все сильнее запутывает деталями, – вздохнул Лоцман. – В прошлый раз мы положились на волю случая, и помогло.
– Да-да, капитан Франческо всэгда так дэлал! – одобрительно закивал Каха.
– Я не капитан Франческо, – обиженно скривился Сандро и велел зажечь факел.
– Ты что, сам будешь подносить его? – ужаснулся Филиппо. – Ты капитан, ты не должен!
– Но никто из вас не хочет рисковать своими жизнями, – развел руками Сандро.
– И обвинять нас в этом нельзя, – пожал плечами Дзамбротта. – Может, бросим жребий?
– Жребий! Жребий! – обрадовались остальные.
Винченцо тут же сорвал с дерева несколько листьев по числу присутствующих. На одном из них выцарапал крест, все листочки свернул рулетиком и предложил коллегам тянуть. Каждый подходил, с опаской брал один из свертков и разворачивал, а когда на том не оказывалось крестика, с облегчением выдыхал. Листок с крестиком достался боцману. Рино громко и грязно выругался, швырнул на землю свой пистолет и набычился.
– Делать нечего, боцман! Уговор был, – осторожно произнес Индзаги, протягивая тому факел.
– Давайте мне! – Солер выхватил факел. – Боцман с вами давно плавает, он нужнее на корабле, чем я. К тому же мне все равно не вернуть прошлого, а будущего у меня нет.
Корсары согласно закивали, одобряя поступок мальчика.
– Отдай факел, щенок! – Гаттузо попытался отнять его у испанца, но Солер ловко вывернулся и отбежал в сторону.
– Пусть он попробует, Рино, – Индзаги положил руку боцману на плечо. – Мальчик верно рассудил: от тебя на корабле толку больше, хотя и Солер приносит нам пользу.
– Вот этого поджигай! – Дзамбротта указал на чучело, стоявшее ближе всех к нему.
– Нет, вон того! На нем нет бус, а у остальных есть, – перебил его Винченцо.
– Я считаю, что оракул – вон тот, который отвернут от поляны, – заключил Неста, считая, что его мнение будет для мальчика неоспоримым.
Солер на самом деле двинулся к тому идолу, на который указал капитан, но вдруг внезапно изменил направление и ткнул факелом в соседнюю фигуру. Сухие листья вспыхнули, и по поляне пронесся испуганный вздох корсаров. В следующую секунду сверкнула такая вспышка, будто над джунглями бушевала сильная гроза. Пираты невольно зажмурились, а когда открыли глаза, то увидели Солера живого и невредимого, а рядом с ним человека, в странных одеждах. Создавалось впечатление, что все народы мира пожертвовали ему какие-то детали своих национальных костюмов. Было на незнакомце надето множество рубашек, жилеток, поясов, шарфов и даже полупрозрачная мантия. На ногах у него были две пары штанов: по одной штанине от каждой, – на левой его ноге был надет деревянный башмак, на правой – сапог, какие носили капитаны торговых судов лет сто назад. Был оракул смуглым и подвижным, с его лица не сходила улыбка, которая обнажала крупные слегка выпирающие вперед зубы. Он громко говорил на непонятном языке и хлопал себя по левому плечу.
– Оракул! – окликнул его Пирло. – Когда же вы перестанете прятаться от людей?
Тот зыркнул на факел, отшатнулся и резко обернулся на звук. Увидел Пирло, замахал на него руками и опять затараторил на своем языке.
– Говорите по-итальянски, оракул! Здесь не все понимают ваш язык, – попросил Лоцман.
– Всегда тычут факелом! Всегда огонь! – заворчал оракул, оглядывая присутствующих. – И всегда пираты! Хоть бы когда-нибудь благородные господа пожаловали: короли или герцоги. Нет, одни флибустьеры!
– Если бы вы не прятались, к вам бы и герцоги ездили, – с улыбкой отвечал Пирло.
– Пираты… пираты, – бубнил оракул, продолжая отряхиваться. – Никаких манер – сразу факелом в плечо! Ух шантрапа!
Он замахнулся на Солера, но вдруг замер с поднятой рукой, потом медленно приложил ее к груди и низко склонил голову. Пираты настороженно переглянулись.
– Добро пожаловать, ваше высочество! Спасибо, что почтили своим присутствием мое скромное жилище… – растягивая слова, проговорил колдун. – Позвольте ваш факел?
Пираты озадаченно уставились на мальчика, а тот, залившись румянцем, протянул факел оракулу.
– Ваше высочество? – эхом повторил Сандро.
– Я тебе говорил: печать Провидения! – Пирло загадочно улыбался.
– Имею честь представиться: колдун второй звездной хартии, маг-чернокнижник и целитель, вольный слушатель дельфийской академии оракулов Роналдо де Ассис Морейро Мерк-Фандель ибн Аффан, – прорицатель аккуратно взял рукоятку факела и попытался выполнить книксен. – Но если вам угодно, вы можете называть меня просто Роналдиньо. Такое прозвище мне дали в академии.
– Он сумасшедший, не иначе, – шепнул Кахе Дзамбротта.
– Судя по костуму – опрэдэленно, – закивал Каладзе.
– Извольте за мной, ваше высочество! – Роналдиньо развернулся, сунул факел стоящему неподалеку Индзаги и щелкнул пальцами.
В ту же секунду прямо в воздухе появилась дверь, украшенная драгоценными камнями и различными узорами. К двери вели четыре ступени. Едва только оракул ступил на первую, дверь распахнулась, но за ней виднелась все так же поляна, как если бы пираты смотрели в пустую раму от картины.
– Извольте, сюда, – Роналдиньо поднимался, маня Солера за собой.
– Это мои друзья, – испанец рассеянно обвел рукой пиратов. – Можно они пойдут со мной?
– Я не расслышал: кто это? – переспросил оракул.
– Мои подданные, – исправился Солер.
– Конечно, ваше высочество! Мне приятно, что вы воспользуетесь гостеприимством простого звездного волшебника, – Роналдиньо поклонился и шагнул за порог. Казалось, он просто упадет с обратной стороны двери на землю, но колдун словно исчез.
– Пойдемте со мной! – позвал Солер.
Пираты опасливо толпились у лестницы, разглядывая дверь. Пирло решил подать им пример и первым двинулся за испанцем. За ним последовал Неста, а за капитаном потянулись и остальные корсары. Как только каждый из них переступал порог странной двери, сразу же оказывался в роскошных хоромах. Залы с высокими куполообразными потолками, держащимися на тонких, с руку толщиной, столбах, вели путников в глубь необычного дворца. В каждом зале была своя особая атмосфера и даже температура: в одном под потолком ходили белоснежные облака и пахло цветущим лугом, в другом дул холодный порывистый ветер, а у подножия столбов лежали небольшие сугробы.
Наконец пираты достигли последнего зала, где стоял большой стол, ломившийся от яств. Роналдиньо жестом пригласил Солера и его спутников принять участие в трапезе. Дважды повторять приглашение уставшим от бессонницы и сильно проголодавшимся мореплавателям не пришлось. Они тотчас уселись за стол, наливая в кубки вино и накладывая себе в тарелки еду. Сам хозяин дворца сел во главе стола, посадив по правую руку от себя Солера, а по левую – Пирло. На Несту, хоть тот и представился капитаном, Роналдиньо не обратил никакого внимания. Сандро решил не обижаться и не злоупотреблять гостеприимством такого чудного колдуна, сел рядом с матросами, прислушиваясь к тому, о чем говорили с оракулом Андреа и Солер.
Роналдиньо расспросил их, как они оказались на африканском континенте. Услышав, что какой-то бравый капитан стал жертвой проделок Искателя, оракул то ли обрадовался, то ли возмутился. Андреа признался, что они очень хотят вернуть Искателя на его место и освободить душу капитана Тотти.
– Ты знаешь, где он был спрятан раньше? – он вынул из кармана талисман Идиру.
– Знаю, конечно! Только вернуть его вам туда не удастся, – Роналдиньо улыбался во все зубы.
– Мы не хотим возвращать – мы хотим заманить туда взбунтовавшегося духа моря, – пояснил Андреа. – Скажи, как нам это сделать!
– Вам нужно отправиться в Некрополию к Принцу Смерти и попросить его наложить заклятье лунного гипноза на какую-нибудь вещицу, – с охотой заговорил колдун. – Потом осторожно, не касаясь ее руками, отвезти в то место, где был заточен дух моря. С этой минуты воля Искателя будет в ваших руках, и вы сможете приказывать ему что угодно.
– Спасибо! – обрадовался Пирло. – А где находится это место?
– Я дам вам карту, – уклончиво ответил Роналдиньо.
Поняв, что Пирло расспросил его обо всем, о чем хотел, оракул обратился к Солеру:
– Ну а вы, ваше высочество? Что вы намерены делать с вашим королевством?
– Не понимаю, о чем вы говорите, – Солер уткнулся в тарелку.
– Скромность, несомненно, достойное украшение, но только не для монарха, – Роналдиньо махнул в воздухе рукой, словно отгонял назойливых мух, хотя воздух был чист. – Вспомните об этом, когда взойдете на престол.
Солер внимательно посмотрел на него и снова опустил взгляд. Роналдиньо, довольный произведенным эффектом, вдруг обратился к Несте.
– А вы, капитан Бьянкочелесте, не вздумайте бросать якорь на суше!
– Что-о?! – то ли удивленно, то ли возмущенно протянул Сандро. – Не собираюсь я списываться на берег!
– Когда придет момент – вспомните мои слова! – оракул снова разулыбался. – Оставить мореплавание будет казаться вам разумным решением, но скоро вы пожалеете о таком выборе. Впрочем, вы человек упрямый и всегда делаете не так, как вам говорят.
Неста, несколько обиженный такими словами колдуна, да еще сказанными при матросах, нахмурился и продолжил обед, не проронив больше ни слова.


Задание

Подсказка Оракула
Пирло смотрел на карту, полученную от Оракула, и не узнавал местность, которая была на ней изображена. Посчитав, что колдун его обманул, Лоцман отыскал Роналдиньо в его хоромах и грозно произнес:
– Ты сжульничал! Я не знаю такого места, что указано на карте!
– Знаешь! – почему-то обрадовался Оракул. – Просто оно сокрыто от глаз простаков. Чтобы увидеть верные координаты, надо смотреть на карту в определенное время.
– В какое время? – насторожился Андреа.
– Догадайся! На обратной стороне ребус, он тебе подскажет, – колдун улыбнулся самой своей фирменной улыбкой и растворился в воздухе.
Андреа перевернул карту и заметил с обратной стороны странную сетку. Решив заняться разгадывание ребуса после хорошего отдыха, Пирло свернул карту и отправился спать. Но сон не шел к нему. В голове все крутились цифры и клеточки, Андреа мысленно составлял комбинации и просчитывал ходы. Решив, что уснуть все равно не сможет, пока не осилит загадку, Лоцман вооружился пером и чернилам и принялся за дело.

Помогите Андреа быстрее решить кроссворд, чтобы спокойно уснуть.




Ответ

Вот и первая трудность, с которой не смог справиться никто из читателей, и даже сам Андреа пришел в некоторое замешательство, ломая голову над картинкой. Именно за такими раздумьями его и застал Каха, когда отправился на поиски еще одного кувшина вина.
- Пачиму грустный, Лоцман? - спросил пират.
Пирло рассказал ему о ребусе Роналдиньо.
- Э-э, нэ умеешь ты разгадывать загадки! - покачал головой матрос. - Вот капитан Франче умэл! - И, видя, что старпом расстроился, поспешно добавил: - Но ты нэ пэрэживай! Я тебе помогу. Только найду еще вина...
С этими словами Каха удалился в трапезный зал, откуда вернулся через пять минут, неся аж два кувшина. Андреа отложил кроссворд, надеясь утром с новыми силами приступить к отгадке. Немного вздремнув, Пирло решил все-таки закончить разгадку, потому что полноценный сон не шел к нему. Однако карты с рисунком рядом с ним не оказалось. Лоцман вскочил, не зная, как искать пропажу, и ругая себя, что так легкомысленно отнесся к такой ценности. Он прикидывал, кто мог позариться на карту, и приходил к выводу, что матросам это невыгодно, потому что добраться до корабля и уплыть они все равно не могут. Выходило, что сам Оракул похитил свой подарок, но тогда с какой целью? В этот момент в комнате появился боцман. Он был сильно пьян, но возбужден и громогласен.
- Держи свою карту, Лоцман! - в его голосе явно слышались нотки гордости за себя. - И в следующий раз обращайся к профессионалам!
Пирло взял карту и с удивлением обнаружил, что ребус разгадан.
- Как тебе это удалось? - не смог сдержать восхищения он.
- Зря я, что ли, боцман на корабле? - усмехнулся Гаттузо и пригладил свою бороду. - Колдун твой сам показал, как решать загадку. Даже факелом тыкать в него не пришлось...
- Ты что, угрожал Колдуну? - опешил Пирло.
- Он сам виноват, - фыркнул Рино. - Нечего добрым людям головы забивать ерундой! Нет бы сразу сказал: плыть сюда, а то карты загадочные рисует. Тьфу!
С этими словами боцман гордо удалился, весьма довольный собой.




Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта