TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
ПОДОЗРЕВАЮТСЯ ВСЕ. Часть 3


Андреа встал и вышел в совершеннейшей тишине. За ним последовал Тотти, враз прекративший возиться с посудой. Александры смотрели друг на друга несколько минут.
– Вот так, понял? – вздохнул Дель Пьеро. – Надо собрать всех и сообщить им про тебя.
– Мне бояться нечего: я Пиппо не убивал, – неопределенно пожал плечами Сандро. – Хотите под арест – сажайте. Все равно доказательств у вас нет.
Дель Пьеро фыркнул и гордо покинул камбуз. Войдя в кают-компанию, он ужаснулся: дверь в их с Дзамброттой комнату была открыта.
– Что за черт! – Алекс бросился в каюту и замер на пороге. Джанлука все еще находился в комнате. Он лежал на кровати, отвернувшись к стенке, на стуле рядом с кроватью сидел Пирло и гладил футболиста по плечу.
– Что здесь происходит? – перешагнув через еду, вываленную из тарелки, капитан «Ювентуса» зашел внутрь.
– Алекс, оставь нас, – тихо, но твердо попросил Пирло. – Мне надо поговорить с Джани.
– О чем? – насторожился Алекс.
– Ну о чем все тут разговаривают битых два часа? Других тем нет, к сожалению.
Дель Пьеро не уходил, а Пирло молча сверлил его печальным взором. Наконец, Алекс не выдержал и вышел в кают-компанию. Он не знал, чем ему заняться. С одной стороны, ему хотелось кипучей деятельности, потому что безделье подавляло, увлекая в трясину грусти и тупого, липкого страха. Но с другой стороны, обилие мыслей, идей, догадок, версий буквально распирало Алекса изнутри. Они нагло требовали, чтобы он сел и в тишине упорядочил их, выбросил ненужные, нужные разложил по полочкам, сомнительные спрятал в мешок и убрал в кладовую до лучших времен. Идти думать на палубу не имело смысла. Обязательно кто-нибудь да прицепится с изложением собственной версии. Алекс печально поглядел на дверь своей каюты. Сейчас бы прилечь на кровати и в тишине все обмозговать, так там Пирло проводит сеанс психотерапии для смертельно обиженного Дзамбротты. Каннаваро возится в своей комнате, наводя порядок. Идти в каюту Индзаги Дель Пьеро не хотел. Как только он смотрел в ее сторону, так сразу вспоминал тело Пиппо, лежащее на боку в рубке. Алекс передернулся. Неприятные ощущения вызывал не столько вид мертвого Индзаги, сколько мысль о том, что это не Пиппо вовсе, а какое-то чужое злобное существо, принявшее облик хозяина яхты
.

– Ну вот, здрасьте! Теперь я уже злобное существо! – не выдержал Индзаги.
– Слушай, ты можешь помолчать? – Тотти ткнул его кулаком в спину, просунув руку между спинками кресел. – Или тебя надо в холодильник для этого засунуть?
Все засмеялись. Джиджи, переждав хохот, кашлянул и продолжил.

Блуждающий взгляд Дель Пьеро остановился на двери в каюту Тотти и Буффона. Алекс переместился туда, закрыв за собой дверь, закинул покрывалом первый ярус и улегся, заложив руки под голову. Размышляя над услышанным сегодня от пассажиров яхты и пытаясь сложить картину ночи, Алекс не заметил, как уснул.
Проснулся он от громкого возгласа. Над кроватью стоял Тотти, уперев руки в боки.
– Нормально! – возмущался он. – Его там обыскались все, а он тут дрыхнет на моей койке! Вставай, Коломбо!
– Что-то случилось? – Дель Пьеро быстро сел.
– Да, полиция приехала, – соврал Тотти. – Обедать пора, Шерлок Холмс.
Дель Пьеро поднялся, потер виски, потянулся. Тотти хехекнул и ушел. Немного помедлив, Алекс двинулся за ним.
Обедали опять в тишине. Правда, на этот раз Дзамбротта сидел со всеми за столом.
– Я очень рад, что тебя выпустили из-под ареста, – шепнул ему Дель Пьеро, но Джанлука даже бровью не повел.
Когда обед подходил к концу, Неста вдруг спросил:
– Вы не против поучаствовать в следственном эксперименте?
– Ты к кому обращаешься? – не понял Гаттузо.
– Ко всем, – Сандро ложкой провел в воздухе полукруг, обводя присутствующих.
– Что за эксперимент? – оживился Каннаваро.
– Посмотрим, какого роста был убийца, – уклончиво ответил Неста.
Любопытство заставило всех покончить с едой очень быстро. Переговариваясь, футболисты поднялись на палубу и встали вокруг Несты.
– Итак, суть эксперимента проста, – объяснял Сандро. – Кто-нибудь, например, Ческо, будет изображать жертву, а мы все нанесем ему удар по голове…
– Офигеть! – чуть не задохнулся Тотти от захлестнувшего его возмущения. – Это ты нормально придумал, Сандро! Давайте будем бить меня по голове!
– Мы же понарошку, скрученной газетой, – терпеливо пояснил Неста.
– Давай тебя будем бить газетой! – не сдавался капитан «Ромы».
– Мы с Пиппо разного роста, а у вас разница в один сантиметр. Че ты расшумелся?
Тотти умолк, но в его позе, взгляде и выражении лица читалось непреодолимое недоверие.
– Итак, вот орудие убийства, – Неста вытащил из-под сложенного паруса «Плейбой» и протянул его Гаттузо. – Рино, ты первый. Наноси удар Тотти вот сюда, над ухом.
Ческо замер, слегка втянув голову в плечи. Дженнаро выдохнул и со всего маха саданул Тотти по голове журналом.
– Ау! – взвыл Ческо и схватился за ухо. – Ты совсем %$#*&!
Гаттузо испуганно отступил.
– Если все так будут меня лупить, то ищите себе другой манекен! – Тотти растирал место ушиба, и через минуту его ухо стало одного цвета с его клубной формой.
– Нет, рост убийцы должен быть побольше, – категорически заметил Неста. – Ну-ка, Джани, теперь ты.
– Если треснешь так же, как этот гном, я тебе все зубы выбью, – пригрозил Тотти Дзамбротте, готовящему к удару.
– Не боись, Ческо, я легонько.
С этими словами Джанлука замахнулся и стукнул капитана «Ромы» журналом. Бил он несильно, но и орудие убийства держал слабо. От столкновения с головой Тотти журнал развернулся, оцарапав краями листов ухо Франческо.
– Ах ты…! Ядрен батон! – заругался тот. – Все, хватит с меня ваших тупых экспериментов!
– Ческо, последний раз, – Сандро поймал его за рукав футболки. – Ну что ты!
– Нет, дальше без меня! – упрямился Тотти, закрывая рукой оцарапанное ухо. – Пусть тебя бьют по башке!
– Давайте я буду манекеном, – предложил Пирло. – Я ниже Пиппо на четыре сантиметра, но я могу приподняться на цыпочки.
– Не пойдет, – поддержал Несту Дель Пьеро. – Ческо, не выпендривайся. Это же ради благого дела. Ты же хочешь, чтобы нашли убийцу?
– Хочу, – кивнул Тотти. – Но почему это надо делать посредством моей головы?
Все, кроме Гаттузо, бросились уговаривать римского капитана продолжить следственный эксперимент, и под натиском шести человек он сдался.
– Теперь пусть Сандро бьет, – Пирло протянул одноклубнику свернутый журнал.
– Хорошо, – тот взял орудие и занес его над головой. – Ческо, ты готов?
– Готов, – мрачно отозвался красноухий Тотти.
Сандро залепил ему звонкую затрещину, однако Франческо даже не ойкнул, потому что удар пришелся в голову.
– Вот! – возрадовался Каннаваро. – Убийца – Неста.
– Это еще ничего не значит, – нахмурился тот. – Мы всего лишь выяснили, что нападавший был выше 185 сантиметров. Это может быть и Буффон.
– Значит, мы с Алексом уже отпадаем? – оживился Гаттузо.
– Отпадаете, если убийца стоял на палубе. А если он стоял тут, – Пирло отвел взгляд на выступ, ведущий на корму, – то вы всё еще под подозрением.
– Когда-нибудь это кончится? – воздел руки к небу Дзамбротта. – Мне уже надоело подозревать всех и каждого, мне надоело, что меня подозревают по каждому пустяку. Скорей бы нас нашли!
– Ладно, парни, тут жарко, – Сандро вытер выступающий на лбу пот. – Пойдемте в кубрик.
– Дайте мне Тотти ударить по голове! – попросил Каннаваро. – А то все били, а я нет.
– Я тоже не бил, – пожал плечами Алекс.
– Только попробуй меня стукнуть – ляжешь рядом с Пиппо в холодильник, – рыкнул Тотти.
– Подожди, Джиджи, – Пирло удержал голкипера, пропуская всех к лестнице. – Останься. Я хочу тебя кое о чем попросить.
Когда все спустились вниз, он подал Буффону журнал.
– Представь, что я – Пиппо, а ты – убийца. Ты бьешь меня по голове, когда я стою к тебе спиной. Попробуем?
– Но ты другого роста, – пытался уйти от навязанной игры Буффон.
– Тут не в росте дело. Мне нужно проверить одну версию. Ну же, бей!
Джиджи размахнулся и шлепнул Андреа в висок, словно комара убил.
– Не так! – поморщился миланец. – Бей со всей силы. Как будто хочешь, чтобы я вырубился часа на два. Я не Тотти, мне головы не жалко.
– Ну как скажешь, – пожал плечами вратарь. – И чтобы потом без обид.
Он дождался, пока Андреа отвернется, а потом с душой звезданул его в голову торцом журнальной трубы. От удара Пирло шатнулся вперед, потом ойкнул и схватился за место удара.
– Больно? – участливо поинтересовался Буффон.
– Нормально.
– Еще попробуем?
– Нет, спасибо, – Пирло вымученно улыбнулся.
– Ну ты это… Прости, если что… Ты ведь сам сказал.
– Да-да, – отмахнулся Пирло. – Все, можешь идти.
Джиджи ушел. Андреа остался на палубе, прохаживаясь туда-сюда и потирая ушибленное место. Потом он отбежал на корму, встал около бортика и начал разглядывать что-то на носу судна. Потом переместился к лестнице, ведущей в кают-компанию, и, присев на корточки, стал разглядывать корму, где только что стоял. Затем он кивнул невидимому собеседнику, довольно хмыкнул и спустился вниз.
Там уже кипели новые страсти. Дель Пьеро и Тотти опять нападали на Дзамбротту, обвиняя во всех грехах человечества, а тот только отнекивался и твердил, что ничего не знает.
– Что такое? – Андреа протиснулся в круг спорщиков.
– Да вот у Джани что-то нашли, – хмуро пояснил Гаттузо. – Какую-то фигню странную.
– Покажите!
– Все тебе покажи! – огрызнулся Дель Пьеро. – Самый умный тут, что ли?
Но Тотти отобрал у него вещицу и протянул Пирло. На вид эта штучка напоминала брелок от автомобильной сигнализации. Так же две кнопочки, лампочка-индикатор, динамик для звукового сигнала.
– Хм, это же маячок! – обрадовался Пирло. – Двухканальный.
– Что? – не понял Фабио. – Двухканальный маячок?
– Ну… Обычный маячок работает только в одном режиме: принимает сигнал. Его включают, и он начинает поглощать волны определенной частоты. И тогда специальный пульт управления его пеленгует. Такие маячки используются для определения местонахождения непоседливых детей или домашних питомцев, например, гуляющих котов. Если родители уверены, что их чадо не доходит до школы каждое утро, они могут использовать это устройство, чтобы определить, где проводит время их ребенок. А есть маячки, подающие сигнал. Они работают по-разному. Есть те, которые издают звук. Такие маячки используют альпинисты или сноубордисты, чтобы спасательным собакам можно было найти их под обрушившейся лавиной. А можно запрограммировать маячок, чтобы он молча связывался с пультом. Опять же если ребенка похищают, то он может воспользоваться устройством, чтобы подать сигнал родителям.
– Круто! – выдохнул Фабио. – Я о таком не слышал.
– А что делает эта штука у тебя? – строго спросил Дель Пьеро, толкнув Дзамбротту в плечо.
– Я первый раз ее вижу!
– С чего вы взяли, что это маячок Дзамбро? – удивился Пирло.
– Так он лежал у него в сумке! – вспылил Тотти. – Я хотел ухо пластырем залепить, потому что кровь у меня после журнала идет. Джани сказал, что у него есть пластырь.
– Пластырь есть и в аптечке, – хмыкнул Пирло.
– Но нашей звезде надо липучку телесного цвета, а то он не хочет хоть с белым шмяком на ухе, – передразнивая Ческо, сообщил Гаттузо.
– Джани полез в сумку, и оттуда вывалилась эта фигня, – скривился Тотти.
– Зачем она вообще нужна на корабле?! – недоумевал Каннаваро.
– Вот теперь все стало на свои места, – вздохнул Неста. – Я знаю, кто убийца! И знаю, что нас ожидает, синьоры.
Все напряженно замолчали
.

– Ай да я! – с гордостью выдохнул Неста. – Раскрыл дело!
– Да ладно… – отмахнулся Дель Пьеро. – Что-то еще рано для раскрытия. Тут еще листов до фига.
– Ну не перебивайте! – взмолился Индзаги. – Что вы прямо на самом интересном месте! Читай, Джиджи!

Только один вопрос еще остался, – Сандро протиснулся между опешивших коллег, вошел в свою комнату и достал из сумки фотоаппарат. Все следили за Нестой, не отрываясь. Тот листал снимки, потом торжествующе воскликнул: «Есть!» и зачем-то показал всем экран фотоаппарата.
– Сандро, может, ты нам расскажешь? – осторожно попросил Буффон.
– Да вы и так всё знаете, – улыбнулся Неста. – Убийца – наш Дзамбро.
– Да не убивал я… – снова заныл Джанлука, но Фабио прикрикнул на него.
– Сандро, это надо доказать, – скептически парировал Дель Пьеро. – Не пуговицей, а чем-то более существенным.
– Сейчас я расскажу, как было дело, вы все со мной согласитесь, что голову Пиппо проломил Дзамбро.
Джанлука обессилено застонал, а Неста жестом пригласил всех рассесться на диванах. Итальянцы, кроме Дзамбротты, в мгновение ока заняли все сидячие места.
– Садись, Джани. В ногах правды нет, – приторно вежливо произнес Тотти.
Футболист опустился на подлокотник дивана.
– Итак, действие происходит за сутки до убийства. Яхта выходит из порта. Все намерены отправиться на отдых, и только один Джанлука вынужден нести свою страшную вахту. Он по причинам, мне не известным, заключил договор с преступной группировкой, которая должна захватить наш корабль. Джани ломает двигатель, чтобы мы не могли уйти от преследования, и выводит из строя рацию, чтобы мы не позвали на помощь. У него есть маячок, и он обязан подать сигнал, чтобы его запеленговал вражеский корабль. Однако сам Дзамбро трусит. Ему не очень верится, что преступники заплатят ему, поэтому он изображает панику и всячески выказывает желание покинуть яхту на спасательном плоту. Но такой номер не проходит, потому что Пиппо в порту подписал выходной лист, в котором указано количество человек, взошедших на борт. Оно, как вы понимаете, должно совпасть с количеством пассажиров, сошедших на берег в следующем порту. Индзаги не надо проблем ни с комитетом по судоходству, ни с полицией, поэтому он не отпускает Дзамбротту. Страх сильнее чувства долга, и Джани решает сбежать с корабля ночью. Он идет расчехлить спасательный плот, за этим занятием его и застает Пиппо. Завязывается борьба. Возможно, Пиппо даже догадался о миссии Джани, и намеревался поставить в известность общественность, то есть нас. Допустить этого Дзамбро не может и убивает нашего капитана веслом. Да-да, в спасательном плоту не хватает одного весла. Дальше все идет наперекосяк. Испугавшись содеянного, Дзамбро выбрасывает весло, зачехляет плот и перетаскивает труп… тело в рубку – подальше от места преступления. Возвращаясь в каюту, он чуть не попадается на глаза Буффону, который вышел в туалет. Джани быстро юркает в кровать прямо в одежде, при этом он запинается о тапки Алекса и запуливает их под кровать.
Утром он изображает бурную деятельность, с готовностью принимает участие в расследовании, пока мы не находим эту злополучную пуговицу. Избавиться от улики он не может, чтобы не навлечь на себя подозрения, поэтому он решает избавиться от футболки. Вы все это помните. Когда же мы посадили Джани под арест, он понял, что вот-вот будет разоблачен, и начал вызывать тех, кто его завербовал, чтобы быстрее покончить со всем этим кошмаром. Однако преступники не торопятся. Возможно, передумали или у них самих возникли какие-то проблемы.
– Зачем кому-то захватывать наш корабль? – недоуменно поинтересовался Гаттузо.
– Потому что мы – известные люди, богатые и очень нужные, нас можно взять в заложники, потребовать выкуп или шантажировать правительство, удерживая нас в плену. Захват на море – самый безопасный вариант. Охраны нет, полиции тоже. Единственная проблема – довольно приличная скорость яхты. Завидев пиратов, мы могли бы уйти от них и подготовиться к нападению. Поэтому и нужен был лазутчик на борту, который сломает двигатель и рацию.
Футболисты ошарашено молчали, и только Дзамбротта трясся в беззвучном смехе.
– Тебе бы романы писать, – сдавленно произнес он и снова захохотал, только теперь уже в голос
.

– Да уж, Сандро, – Джиджи перестал читать и почесал нос. – Ну ты и дал!
– Да-а, придумал я охренительно! – Неста смущенно наморщил лоб.
– Я раскрыл пре-еступление! – передразнил его Алекс. – Так бы и я мог. Придумать, что на яхту спустились инопланетяне и клюнули Ушастого в темечко.
– Побольше уважения к моему праху! – замахнулся на него Пиппо.
– Может, я там сейчас как-нибудь более логически это объясню? – с надеждой предположил Сандро.
– Жди да радуйся, – фыркнул Буффон. – То же мне, мисс Марпл!
Футболисты загоготали, а вместе с ними и Неста.
– Ладно, все, читаем дальше, – просмеявшись, Буффон вытер вступившие слезы и продолжил чтение…

Обратите внимание на его поведение, – Сандро указал рукой на коллегу. – Чтобы скрыть досаду от разоблачения, он смеется.
– Точно! – вдруг осенило Пирло. – Весло! Ну конечно!
Он обхватил голову руками и замолчал, а все переводили взгляд с Несты на Джанлуку.
– Ты такой умный, Сандро, скажи мне: если я убил Пиппо и вызывал преступников радиомаяком, то почему я его положил на самом видном месте? – Джани стал серьезен. – Или я враг себе?
– Ты сунул его в сумку, потому что в каюту неожиданно приперся Пирло со своими душеспасительными беседами. А потом ты забыл об этом, полез за пластырем, тут маяк и выпал.
– А что ты нашел на фотоаппарате? – вдруг вспомнил Тотти.
– Когда мы отъезжали, то фоткались на пристани, помните? Я вдруг подумал, что в порту Джани мог общаться с преступниками, где они ему передали маячок. И точно! Вот она, фотка! – Сандро победно потряс фотоаппаратом. – Я снимал Фабио, а на заднем плане… – он выдержал эффектную паузу, – Дзамбро разговаривает с каким-то парнем, тот что-то ему передает.
– Покажи! – Джанлука рванулся к фотоаппарату, но Сандро ловко спрятал его за спину.
– Еще чего! Чтобы ты уничтожил улику! Мечтать не вредно.
– Ну нам хоть покажи, – попросил Тотти.
Неста развернул фотоаппарат экраном в его сторону. Франческо наклонился и долго всматривался в кадр. Остальные футболисты повскакивали со своих мест, одолеваемые желанием увидеть лицо преступника. Когда очередь смотреть снимок дошла до Фабио, он заглянул в экран и презрительно фыркнул:
– Грош цена твоей теории, Сандро, потому что это никакой не преступник, а Карло Бочелли, сын владельца пристани. Я знаю его, он никакой не преступник. Я у них часто катер на стоянку ставил, мы хорошие друзья с его отцом.
– И что ему надо от Дзамбротты? – Неста не хотел так просто сдавать позиции.
– Автограф, – Каннаваро развел руками. – Парень болеет за «Юве». Они все за него болеют, потому что родом из Турина. Моих автографов у них куча, Алекс тоже давал.
В подтверждение его слов Дель Пьеро закивал.
– Да ну вас! – рассердился Неста. – Покрываете убийцу!
– Никого мы не покрываем, – вступил Гаттузо. – Это ты тут поклепы наводишь на невиновных!
Рино грозно наступал на Сандро, а тот был вынужден, хоть и медленно, но сдавать позиции.
– Да, в самую пору вспомнить то, что говорил Андреа, – сзади Несты встал Дель Пьеро, не давая тому шагать назад. – Объясни-ка нам, друг мой, почему ты оделся самым первым. Почему знал, в какой позе сидит Пиппо и что он находится в рубке. Ну-ка?!
Сандро сжал губы, словно боялся, что они сами собой могут выдать секрет, и молчал.
– Не понял… – Фабио повернулся к соседу по комнате. – Сандро, ты теперь подозреваемый? И что значат слова Алекса?
– Это ты ночью проломил Индзаги голову! – поддакнул Тотти. – Ну да, ты ведь сказал, что Пиппо сидит на солнце и тухнет. А мы-то еще не знали, где он умер.
– Сам убийца, а на меня сваливает! – возмутился Дзамбротта.
– Ну ладно, ладно, я вставал утром и видел мертвого Пиппо! – сдался Неста, повысив голос. – Нечего тут на меня орать!
– Ты видел Пиппо и ничего не сделал? – ужаснулся Гаттузо.
– Я испугался, что все подумают на меня, поэтому тихо вернулся на место и лег спать, – краснея, сознался Сандро. – Но уснуть так и не смог. И когда пришел Алекс, я быстро оделся и вышел, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о Пиппо.
– И где гарантия, что ты всего лишь обнаружил его, а не завалил метким ударом по чайнику? – бушевал Гаттузо, от волнения перешедший на повышенные тона.
– А еще устроил нам тут показательные выступления со следственным экспериментом! – подхватил Дзамбротта, который желал отомстить обидчику любой ценой. – Надеялся, что кто-то маленького роста сможет ударить Тотти так же, как ты – Пиппо
?

– Я не маленького роста! – возмутился Гаттузо. – Это вы все – кони!
– Тш-ш-ш! – Алекс приложил палец к губам. – Самое интересное начинается!
– Поставлю-ка я на Сандро, – протянул Джиджи. – Что-то мне эти его утренние моционы кажутся подозрительными.
– А я поставлю на Алекса, – Неста кивнул на Дель Пьеро. – Кровная месть до гроба, понял?!
– Нахватался у Каладзе, – фыркнул тот. – Еще давай суди меня по законам гор!
– Кто еще будет на кого ставить? – Индзаги оглядел присутствующих.
– Я подожду, – отозвался Каннаваро.
– Не фиг ждать! – Тотти толкнул его в бок. – Потом любой дурак может вычислить убийцу.
– Последний шанс сделать ставки, – Тони ударил ладонью по спинке кресла. – Ну?
– Ладно, – Фабио прищурился и уставился в потолок автобуса, – поставлю-ка я на… на… Джиджи!
– Оп-па! – тот даже листочки от удивления опустил. – На меня? Я-то тут при чем?
– Потому что на тебя никто не ставил.
– Ну ладно, – примирительно улыбнулся Буффон. – Эту отмазку я принимаю. Все сделали ставки? Есть неплохой шанс заработать…
– Заработаешь с вами, – завозился на месте Индзаги. – Джани, ты еще не ставил. Давай, говори.
– Мне кажется, что убийца Пирло, – немного подумав, сказал Дзамбротта. – В тихом омуте маньяки водятся. У всех все выспрашивает, а сам своей информацией не делится. Хитрый, бесенок.
– Всё желающих больше нет, – констатировал Джилардино. – Ставки не принимаются и не меняются. Поехали дальше.
Джиджи щелкнул Индзаги по носу, чтобы тот не совался в листочки, и уселся поудобней…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта