TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
ПОДОЗРЕВАЮТСЯ ВСЕ


Автобус тронулся, медленно вывернул со двора, потом поехал чуть быстрее, а после светофора набрал скорость. Футболисты устраивались поудобнее, кто-то раскрыл книгу, кто-то приводил в полугоризонтальное положение кресло, намереваясь вздремнуть. Фабио Каннаваро сосредоточенно листал список исполнителей в МР3-плеере, когда с кресла Джиджи, который сидел впереди, в проход веером высыпались листы. Фабио удивленно смотрел, как голкипер, кряхтя и согнувшись в три погибели, собирает их. Пара листков отлетела к Каннаваро, поэтому он решил помочь другу и поднял бумажки. На них мелким шрифтом был напечатан какой-то текст.
- Что это? – поинтересовался Фабио, протягивая Буффону листки над спинкой кресла.
– Это, друг мой, детектив, – предвкушая удовольствие от прочтения, Джиджи складывал листочки по порядку. – На одном фанатском сайте нашел потрясающие вещи про нас. Например, этот детектив. Собираюсь вот почитать в дороге. Ехать-то больше двух часов.
– Хм! – Фабио проводил глазами скрывшегося за спинкой сиденья голкипера, потом снова обратился к плееру, но сказанное Буффоном не дало ему увлечься своим делом. – Джиджи, а про что детектив? – Фабио привстал и заглянул в листки через плечо друга.
– Да еще не читал. Так только начало посмотрел. Мы все плывем куда-то в отпуск на яхте Пиппо…
– Вот была нужда плавать на его корыте! – фыркнул Фабио и уже хотел было опуститься на свое место, но Буффон продолжил:
– И вот мы в открытом море, до берега два дня пути, до ближайшего морского пути – примерно столько же, как у нас кончается топливо.
– Паруса поднять, – пожал плечами Каннаваро. – У Пиппо на яхте есть и парусная тяга.
– Что у меня на яхте есть? – оживился вдруг Индзаги, сидевший через проход и до этого момента разглядывавший пейзаж за окном.
– Да сиди, смотри в окно, – отмахнулся Фабио. – Не твоего ума дело!
– Про мою яхту говорят – и не моего ума? – вскипел Пиппо. – Сплетники чертовы! А еще мужики!
– Да он сказал, что у тебя на яхте кроме топливной тяги есть еще и парусная, – улыбнулся Джиджи. – Только поклонницы наши этого не знают. Наверное, ни разу твоей яхты не видели. Да и для детектива удобно закрытое пространство.
– Для какого детектива? – глаза Индзаги загорелись любопытством.
Буффон терпеливо объяснил про фанатский сайт и листочки с распечаткой чьего-то творчества. Объяснение услышал Тотти и тоже заинтересовался произведением.
– Дай почитать? – Филиппо потянулся за листочками, но Джиджи проворно убрал их за спину:
– Ушастый, имей совесть! Я только сегодня утром это распечатал – с таким трудом нашел принтер, а ты лезешь. Вставай в очередь. Или садись рядом, будем читать вместе.
Индзаги молниеносно перескочил через проход и плюхнулся на сиденье рядом с вратарем.
– Я тоже хочу! – к Фабио присел Тотти. – Джиджи, ты листочек держи так, чтобы и нам было видно.
– Что вам нужно смотреть? – отвлекся от чтения журнала Гаттузо. – Бабы, что ли, голые там у вас?
– Детектив! – сгорая от нетерпения, пояснил Индзаги. – Про нас фанатки написали. Джиджи почитал, говорит, что очень интересно.
– Да что ты! Эротический хоть детективчик? – оживился Рино.
Индзаги, коротко и значительно приукрасив слова Буффона относительно произведения, рассказал, в чем тут суть. Его реклама имела успех, потому что чтивом тут же заинтересовались Дзамбротта, Дель Пьеро, Джилардино и Тони.
– И большая ли очередь, чтобы почитать? – Алекс пересел на бывшее кресло Пиппо.
– Давайте я вам скину ссылку, в инете сами почитаете, – предложил Джиджи.
– Да ну! – скривился Тони. – Напечатанный текст лучше воспринимается. За кем занимать-то?
– Джиджи, читай вслух, – вдруг озарило Фабио. – Народу все равно много, ехать долго, а листочков у тебя тут мало.
– Между прочим, 44, – уточнил вратарь.
– Ну и что. Почитаем, расслабимся. Не так волноваться перед матчем будем.
– Хорошо, уговорили, – сдался Буффон. – Садитесь поудобнее, чтобы всем было слышно.
Футболисты, толкаясь и препираясь, расселись на кресла, что были вокруг Джиджи, потревожив при этом задремавшего было Пирло.
– Ты спи-спи, – ласково погладил его по плечу Тони, который, впрочем, и разбудил Андреа, нечаянно толкнув локтем.
– Что опять за собрание? – поморщился Пирло. – Сколько можно обсуждать баб?!
– Это не бабы, это лучше, – начал объяснять Лука, но на него зашикали со всех сторон, потому что Буффон уже приготовился к чтению.
– Значит, парни, коротко введу вас в курс дела, – голкипер заглянул в листочки, словно в конспект. – У нас типа отпуск, который мы решили провести вместе. И вот мы поплыли на яхте Индзаги в открытое море…
– Этот хоть бы раз кого-нибудь пригласил на яхте покататься, – вздохнул откуда-то Дзамбротта.
– Я однажды дал ее Симоне, потом капитальный ремонт пришлось делать, – насупился Пиппо.
– Да не отвлекайтесь вы! – Тотти ткнул Индзаги в бок. – Это же художественное произведение. Вымысел имеет место быть.
– Так вот. Поплыли мы, значит, на его яхте, тут у нас кончилось топливо, – Буффон сделал паузу, которой не преминул воспользоваться Гаттузо:
– Узнаю Ушастого. У него, поди, просто бак дырявый – вот и весь детектив.
– Если ты не хочешь слушать, освободи место, – грозно зашипел Дель Пьеро, и Рино тут же умолк.
– И вот оказались мы посреди Средиземноморья вдали от морских путей…
– Извините, что перебиваю, – вклинился в рассказ Дзамбротта. – А нас много?
– Где? – не понял Буффон.
– Ну на яхте. Кто герои?
– А! Щас скажу, – Джиджи пробежал глазами первый листок, заложил его в конец стопки, перечитал второй. – Я, Алекс… Тотти… Неста… Так, Фабио вот еще. Пирло… Несту я уже называл. Дзамбро… Рино… Ну и хозяин яхты, конечно!
– Не густо, – вздохнул Тони.
– Да на его яхте и эти бы не поместились, – едко заметил Гаттузо, но, поймав строгий взгляд Фабио, замолчал.
– Так вот, – продолжил Джиджи, отыскивая в тексте место, с которого удобнее начинать чтение. – Раннее утро, все спят. Топливо кончилось ночью, об этом знают только Пиппо, Неста… Хотя нет, все знают, вот тут написано. Короче, раннее утро…

Раннее утро было прекрасно в своей лучезарности. Свежий морской ветер приятно трепал волосы и обдавал тело ласковыми струями теплого и влажного воздуха. Тотти специально вышел на палубу в одних шортах и босиком, чтобы насладиться этой идиллией во время зарядки.

– Тотти делает зарядку на яхте?! – захохотал Дзамбротта. – Ума-то нет…
На него тут же зашикали, а Дель Пьеро дал легкий подзатыльник.
– Значит так, – оторвался от чтения Джиджи, – будете перебивать или комментировать – перестану читать вслух. Встанете в очередь.
– Все-все, я больше не буду, – Джанлука примирительно поднял руки. – Просто смешно ведь: на яхте качка, а этот вылез зарядку делать. Как тупой качок какой-нибудь…
Тотти молча показал ему кулак. Чтение возобновилось.

во время зарядки. Он потянулся, сделал несколько наклонов, чтобы размять мышцы, потом выполнил несколько приседаний. Потом внимание его привлекла капитанская рубка. Над ее дверью была большая скоба, чтобы можно было закреплять брезент, защищающий от солнца и дождя во время длительной стоянки. Франческо решил использовать ее как перекладину для подтягиваний. Он пружинистой походкой приблизился к рубке, потянулся к скобе и тут же отпрянул с криком «Черт!» Причиной тому был Индзаги, сидящий на полу, привалившись к стене напротив штурвала.
– Уф, Пиппо, напугал как! – выдохнул Тотти. – Чего расселся тут?
Филиппо не отвечал. Франческо подошел к нему и потрогал за плечо. От этого хозяин яхты как-то странно накренился и повалился к ногам Тотти. Франческо отступил на шаг, в ужасе вытаращив глаза: над левым ухом Индзаги волосы слиплись от запекшейся крови, на плече и стене тоже была кровь.
– Пиппо? – шепотом от внезапного озарения позвал Тотти. – Ты слышишь меня?
Филиппо молчал. Ческо прикоснулся к его артерии на шее, через секунду отдернул руку, словно его пробило током, и бросился в кают-компанию
.

– Меня убили?! – возмущенно завопил Индзаги, чем привлек внимание еще трех футболистов и окончательно разбудил Пирло. – В самом начале!!! Так не честно!
– Пиппо, ну что ты шумишь? – Фабио успокаивающее погладил его по голове. – Это же творчество. Чья-то больная фантазия.
– Дурацкая фантазия, – Индзаги надулся. – Это моя яхта, между прочим! Так и знал, что вас на нее нельзя пускать…
– Кто тут тебя опять убил? – к Филиппо подошел Неста. – В «Мафию», что ли, играете? Че не позвали?
– Не в «Мафию». Детектив читаем, – отмахнулся Тони.
– Что за детектив? Интересный?
Буффон устало закатил глаза, а Фабио, Тотти и Дель Пьеро, путаясь и перебивая друг друга, объяснили Сандро, что это за детектив.
– Подвинься, гладиатор, – Неста бесцеремонно толкнул Тотти в бок. – Тоже хочу посмотреть, кто тут такой ушлый, что заколбасил нашего Пиппочку.
Тотти поднял ручку, разделяющую кресла, и сдвинулся, совсем зажав Фабио в угол.
– Да полегче ты, слон! – возмутился Каннаваро, пытаясь отвоевать себе еще несколько сантиметров. – Дурья башка твоя… Отодвинься!
– Щас дам тебе в глаз – быстро успокоишься, – Тотти еще сильнее прижал Фабио к окну.
– А ну тихо там! – прикрикнул Тони.
Фабио и Ческо еще минуту посражались и повозились, деля территорию, а Буффон тем временем продолжил чтение.

В кают-компании все спали. Тотти бросился в комнатку, где они жили с Буффоном, и затормошил его:
– Джиджи, проснись! Пиппо убили!
Буффон проснулся и непонимающе таращил глаза, а Франческо продолжал рассказывать, как вышел на зарядку и обнаружил тело.
– Черт, Ческо… Сколько времени?
– Не знаю, – признался Тотти. – Начало восьмого, наверное.
Джиджи протер глаза, потянулся, достал из кармана шорт, висевших на перекладине кровати, часы и, щурясь на циферблат, заявил:
– Без пяти семь. Тотти, ты совсем уже ополоумел? Я тебе сказал, что раньше десяти я в отпуске не намерен вставать с постели. Отвали!
Он отвернулся к стене и укрылся с головой одеялом.
– Ну и дурак, – обиделся Франческо и вышел из комнатушки. После небольшого раздумья он решил разбудить Дель Пьеро, потому что тот обладал аналитическим умом и мог с ходу разобраться в ситуации.
– Алекс, проснись! Послушай меня, – Тотти тряс его, до тех пор пока Дель Пьеро не проснулся и не сел на кровати.
– Что случилось? Чего ты в такую рань приперся?
– Пиппо мертв! Его убили ночью, – с дрожью в голосе проговорил Тотти.
– Кто? – Дель Пьеро испуганно огляделся.
– Откуда я знаю?! Он мертвый сидит в капитанской рубке.
– С чего ты взял?
– Видел. Пошли, покажу.
Дель Пьеро нехотя натянул шорты и майку, долго ползал под кроватью в поисках второго шлепанца. От этого проснулся Дзамбротта, спавший на втором ярусе.
– Че шумите, парни? – зевнул он. – Завтракать пора?
– Спи-спи, – бросил Дель Пьеро, вылезая из-под кровати со сланцем в руке, и они с Тотти покинули комнату.
Когда капитан «Ювентуса» увидел мертвого Филиппо, он резко отвернулся, подавляя приступ тошноты.
– Ну что? – с волнением спросил Тотти. – Что нам делать теперь? Нас посадят в тюрьму?
– Посадят только убийцу, – Алессандро отошел от рубки, чтобы не видеть тела. – Нам надо его найти к приезду спасателей. Рано или поздно нас подберет какое-нибудь судно.
– Мы сами должны искать убийцу? – ужаснулся Тотти. – Это ведь кто-то из наших.
– Да, Ческо, сами, – Алессандро опустил руку ему на плечо. – Иначе он заметет следы, и полиция не отыщет улик. Пошли! Надо разбудить ребят.
Они вернулись в кают-компанию, Алекс растолкал всех и заставил выйти в общую комнату. На собрание все стекались неохотно и хаотично. Кое-как разместившись на двух диванах, футболисты принялись обсуждать свои проблемы, сетовать, что их подняли в такую рань, и рассказывать о сновидениях.
– Так, попрошу тишины, – Дель Пьеро встал в дверях, потому что с этой точки он был виден всем и сам без труда обозревал присутствующих. – У нас случилось нечто страшное, в котором нам придется разбираться самим. В любом случае я прошу соблюдать тишину и порядок, не поддаваться панике и не совершать необдуманных поступков.
– Шторм надвигается? – настороженно поинтересовался Дзамбротта.
– Нет, хуже. Филиппо Индзаги мертв.
После этих слов в кают-компании воцарилась такая тишина, что был слышен плеск волн о борт яхты.
– Как… мертв? – упавшим голосом спросил Пирло.
– Кто-то его убил, – слова Дель Пьеро падали, как многотонные плиты. Футболисты сидели, боясь пошевелиться.
– Это все очень печально, но хуже другое: убийца среди нас.
Итальянцы начали подозрительно озираться и брезгливо отодвигаться друг от друга.
– Кому нужно было убивать Пиппо? – изумился Буффон. – Он же безобиднее мухи!
– К тому же хозяин яхты. Без него мы пропадем! – в голосе Несты послышались нотки приближающейся паники.
– Без него мы не пропадем, конечно, – заверил Дель Пьеро. – Яхта дрейфует, провизии у нас на три-четыре дня, погоду обещают солнечную. Но нам придется объяснить его смерть в порту, когда нас подберет какое-нибудь судно и доставит на берег. Предлагаю найти убийцу самим, чтобы он не успел замести следы до приезда полиции. Нас здесь всего восемь человек, под подозрением пока каждый. Но если мы выберем следователя и его помощника, то дело сдвинется с мертвой точки.
– Не надо про мертвую точку, – поморщился Пирло.
– Как мы выберем следователя, если под подозрением все? – хитро прищурился Каннаваро. – Вдруг в следователи набьется убийца? И тогда ему уничтожить улики – проще пареной репы.
– Вот для этого мы здесь и собрались, – спокойно говорил Алекс. – Давайте без паники и криков решим, у кого был мотив и кто больше всего под подозрением. Начнем по порядку. По правилу расследования самым первым подозреваемым считается тот, кто обнаружил труп.
– Не говори так про Пиппо, – жалостливо попросил Пирло.
– Хорошо, тело. Его обнаружил Тотти.
– И что? Теперь я убийца?! – вспылил Франческо.
– Я же сказал: без истерик. Мы просто рассуждаем. У Ческо был мотив?
Все задумались. В тишине прошло минут десять, и Тотти, было, хотел возликовать, как голос подал Сандро:
– Ческо вчера проигрался Индзаги в карты. Две штуки евро, да, Ческо?
– Одну, – испуганно поправил его Тотти.
– А отдавать не хотел, – Неста торжествовал. – Вчера вы о чем-то спорили в машинном отделении. Я слышал.
Тотти с ненавистью уставился на коллегу.
– Так, мотив – карточный долг, – вздохнул Дель Пьеро. – У кого-нибудь есть блокнот? Лучше записывать, чтобы ничего не упустить.
– У меня есть, – Пирло ушел в свою каюту.
– Вы что, думаете, что я могу убить человека из-за тысячи говенных евро?! – продолжал негодовать Тотти.
– Ты можешь убить, если тебя козлом назвать, – фыркнул Гаттузо. – Потому что не владеешь своими эмоциями.
– Давайте не будем навешивать ярлыки, пока вина человека не доказана, – вступился за Франческо Буффон.
– Да, это всего лишь версия, – Дель Пьеро взял у Пирло блокнот и ручку, быстро набросал табличку, вписал в первую колону фамилии присутствующих, над второй написал: «Мотив» и напротив фамилии капитана «Ромы» вывел: «Карточный долг». – Идем дальше. Буффон.
– Почему я?
– Потому что ты первый по алфавиту. Какой мотив был у Джиджи?
– Никакого, – тот пожал плечами. – Я любил Пиппо как родного.
– Когда мы на сборы уезжаем, ты все время с ним сцепляешься из-за всякой ерунды, – напомнил Неста. – А в прошлый раз вы чуть не подрались из-за очереди в бильярд.
– Кста-ати, – закивал Тотти. – У Пиппо такая рана, словно его обо что-то стукнули.
– Несчастный случай, – Алекс что-то стал писать в блокноте. – Вы могли драться, ты толкнул Пиппо, он стукнулся головой…
Буффон фыркнул и скрестил руки на груди. Дель Пьеро продолжал допрос:
– Каннаваро?
– У меня тоже нет мотива.
– Ты вчера лазил в машинное отделение, что-то там делал, после чего заглох мотор, – напомнил Тотти. – Ты вывел из строя яхту, Пиппо об этом догадался и хотел рассказать нам, а ты его грохнул.
– Слушайте, выбирайте выражения! – не выдержал Пирло. – Труп, грохнул… Вы говорите о нем так, словно это какой-то неодушевленный герой боевика. Он наш друг, и он мертв!
– Ладно, будем выбирать, – согласился Дель Пьеро. – Итак, про Фабио я пишу, что он убрал свидетеля.
– Свидетеля чего? – возмутился тот. – Ты еще докажи сначала, что это я испортил двигатель! Я пытался помочь, но там форсунку заклинило, потому что сброс топлива произошел очень резко.
Дель Пьеро неумолимо что-то писал в блокноте, а потом поднял глаза на Пирло.
– Андреа?
– Я ничего не делал! Мне очень жалко Пиппо, потому что он такой… – голос Пирло сорвался из-за подкативших слез. Он не договорил и закрыл лицо руками.
– Мотив?
Все задумались.
– Извините, что прерываю ваши мыслительные потуги, – вдруг заговорил Неста, – но солнце все припекает и припекает. Пиппо там сидит на открытом месте, через час он начнет тухнуть…
– Как ты можешь?! – вскочил Пирло. – Тухнуть! Он с тобой в одной команде играет, делит радости и горести, а ты о нем, как о рыбе какой-то из магазина!
Сандро оторопел от такой нападки и замолчал. Пирло быстро оглядел присутствующих. В глазах его блестели слезы:
– Я больше не буду участвовать в таком кошмаре! – он сжал кулаки от негодования и ушел в свою каюту.
– И все-таки Сандро прав, – проводив глазами Андреа, сказал Фабио. – Надо быстрее разобраться с телом. А то когда приедут спасатели, нам и похоронить нечего будет…
– Сейчас решим, кто меньше всего под подозрением, – упрямился Алекс.
– Надо осмотреть тело, характер раны, – согласился с Каннаваро Тотти. – А потом унести Пиппо в холодильник. Другого выбора у нас нет.
Дель Пьеро уже никто не слушал. Все ринулись в капитанскую рубку, на ходу выдвигая версии и обмениваясь советами по осмотру тела. Разозленный тем, что потерял контроль над ситуацией, Алекс вместе с блокнотом последовал за коллегами, намереваясь произвести наблюдения там.
Вид мертвого Индзаги многих поверг в шок. Буффон брезгливо поморщился, а Дзамбротта весь побелел. Только Тотти с непонятным оживлением объяснял Гаттузо, в каком положении он нашел тело. Неста присел рядом с трупом и оглядел его со всех сторон.
– Алекс, иди сюда, – позвал он. – Раз уж ты взялся все записывать, то давай составим портрет места преступления.
– Нет, спасибо, – Дель Пьеро сглотнул, ощущая приступ тошноты. – Я лучше отсюда.
– Че паримся? Надо сфотографировать, – предложил Гаттузо.
Дазмбротта, который только-только начал приходить в себя, метнулся в кают-компанию за фотоаппаратом.
– Кровь на рукаве футболки и на стене, – задумчиво произнес Сандро. – Его убили не в рубке. Его сюда принесли, – он осторожно дотронулся до раны на голове. – Кровь запеклась, значит он мертв как минимум три часа. Характер раны… Ударили тяжелым угловатым предметом, банально проломили голову нашему СуперПиппо. Тут даже мозги видно…
– Фу-у-у-у! – Дель Пьеро отбежал от рубки и с жадностью начал хватать ртом воздух.
– Шучу я, – улыбнулся Неста. – Значит так, пока Алекс борется с рвотным рефлексом, расследование буду вести я. Джиджи, Ческо, вы покрупнее, вам надо будет отнести нашего горе-капитана на камбуз и засунуть в холодильник.
Тут появился Дзамбротта с фотоаппаратом. Сандро с видом опытного фотографа сделал несколько снимков убитого во всевозможных ракурсах, потом дал сигнал Тотти и Буффону, что труп можно убирать, а сам принялся осматривать рубку.
Пока Франческо и Джалуиджи возились с Пиппо, не зная, как удобнее взять его, в рубку вошел Пирло.
– Куда вы его понесли? – ужаснулся он.
– В холодильник, а что? – Тотти жестом показал Джиджи, что возьмет покойного за ноги, а тот чтобы брал под мышки. – Он тут долго не пролежит даже при плохой погоде. Мы его сейчас заморозим, чтобы потом похоронить как положено, когда на берег сойдем.
– Бедный Пиппо… – Андреа с жалостью погладил Индзаги по плечу. – Такая ужасная смерть.
– Понесли! – кряхтя, скомандовал Тотти, и они с Джиджи рывком подняли тело.
Что-то глухо звякнуло по полу. Пирло присел и поднял пуговицу.
– Чья? – спросил он, оглядывая присутствующих.
– Ну-ка дай сюда, – Неста взял находку и внимательно рассмотрел. – Первая улика, господа. Вот что, Рино, там в кают-компании в столике лежит моток скотча. Неси сюда. А вы все отойдите, чтобы отпечатков не оставлять лишний раз.
– Как мы узнаем, где чьи отпечатки? – Дзамбротта наморщил лоб.
– Мы их предоставим полиции.
– Мы вчера и позавчера тут все толпились, трогали всё подряд, – махнул рукой Фабио. – Не вижу смысла в отпечатках.
– А я вижу, – отрезал Сандро. – Джани, тебе задание: фотографируй тут все, что тебе кажется подозрительным или, наоборот, слишком естественным. Каюту, рубку, камбуз, гальюн… Спустись вниз и осмотри корабль на предмет посторонних предметов. Или на предмет отсутствия положенных. Только ничего не трогай. Если найдешь что-нибудь подозрительное – фотографируй и зови меня.
Дзамбротта в шутку козырнул и нацелил фотоаппарат на штурвал.
– Алекс! – Неста вышел из рубки. – Ты будешь дознавателем. Допроси каждого, составь мне список мотивов и версий. Потом мы с тобой обмозгуем все и начнем расследование.
Дель Пьеро, который сначала обиделся, что Сандро взял себе роль следователя, теперь расцвел и согласно кивнул.
– Фабио, тебе тоже задание будет, – Неста обернулся к капитану сборной и улыбнулся самой своей милой улыбкой. – Нам бы позавтракать.
– Конечно! Все тут будут улики собирать, а я у плиты стой, – обиделся тот.
– Канни, золото мое, – Неста обнял друга за плечи и заглянул в глаза, – война войной, а еда по расписанию. Ты же сам все время так говоришь. Тем более готовишь ты потрясающе!
– Ну хорошо, уломал, подхалим, – Фабио взъерошил другу волосы. – Только там, на камбузе… ну… мертвый Пиппо. Мне не очень хочется там одному сидеть.
– Ты что, боишься? – захохотал Гаттузо. – Да Пиппо мертвый еще безобиднее, чем живой!
Пирло одарил его тяжелым взглядом и отошел к бортику.
– Не боюсь, – вздохнул Фабио. – Просто грустные мысли будут лезть в голову.
– Тебе нужен помощник? – Сандро огляделся. – Сейчас Тотти даст показания, и я его к тебе пришлю. А ты, Рино, вместо того чтобы не в тему острить, принес бы мне лучше пакет с кофе.
– Нашел, блин, официанта!
– Рино, я хочу в пакетик положить улику. Больше ведь у нас все равно ничего нет. И скотч захвати заодно!
Раздав всем задания, Сандро подошел к Пирло и тоже оперся о бортик.
– Что думаешь? – серьезно спросил он. – Есть какие-нибудь мысли?
– Мне тяжело сейчас об этом думать, – Андреа опустил голову. – Мы ведь с ним вместе работали. Он такой был… неприступный, но ранимый. Как он любил футбол! Помнишь?
Сандро кивнул и задумался, погружаясь в воспоминания.
– Тренировался всегда так, словно от этого зависела его жизнь, – тихо продолжал Пирло. – Очень переживал, когда забить не мог, когда его заменяли. Помнишь?


– Блин, я щас расплачусь, – вдруг всхлипнул Джилардино. – Какая зараза шлепнула нашего Ушастика?
Все непонимающе уставились на него.
– Кто-то из зависти пристукнул, – согласился с ним Тони. – Кто там из напов есть? Алекс и Тотти.
– Точно, это его Пупоне по чайнику треснул, – обрадовался Дзамбротта. – Силушки-то немеряно, вот и убил ненароком. А потом сделал вид, что все нормально.
– Слушайте, это вообще какая-то фигня! Мне надоело этот детектив слушать, – обиделся Индзаги. – Мое мертвое тело там таскают, в холодильник прячут. Отвратительно! Освободите мое место!
Последние слова относились уже к Алексу, сидящем на кресле Индзаги.
– Пиппо, тебе разве не интересно узнать, кто тебя убил? – усмехнулся Неста. – Чтобы на будущее знать.
– Потом расскажете.
– Да сиди уж! – нахмурился Буффон. – Начнут сейчас шастать туда-сюда. Тут так трогательно про тебя пишут, я бы от счастья лопнул, если про меня так написали.
– А мне кажется, что это Рино Пиппо грохнул, – вдруг подал голос Дзамбротта. – Он один шутит и веселится, когда все в шоке.
– Юмор – это способ справиться с реальностью, – наставительно произнес Гаттузо.
– А мне кажется, что убийца всегда тот, кто вызывает меньше всего подозрений, – вставил Дель Пьеро. – Например, Пирло. Оплакивает Ушастого, а наверняка он ему голову и проломил.
– Зачем Андреа его убивать? – вместо друга поинтересовался Неста.
– Откуда мы знаем? Тут у авторов очень странные мотивы прописаны, – Джиджи потряс листочками. – Карточный долг, например. Вот бы Тотти стал из-за штуки евро руки марать!
– Спасибо, друг! – Ческо протянул между спинок сидений руку и одарил Буффона крепким рукопожатием.
– Ладно, чего гадать! Читаем дальше! – перебил их Тони. – Вам-то интересно, вы – герои произведения. А нам чего? Хоть послушать, поприкалываться над вами.
– Так, всё, продолжение следует! – Буффон выждал минуту, чтобы все затихли, и начал читать.

– Помню я, помню, – отозвался Сандро. – Этот гад, который его убил, – среди нас. Ты отдаешь себе в этом отчет? Он сейчас ходит тут, смотрит, не оставил ли следов. А если увидит – сразу их уберет. Поэтому нам надо как можно быстрее разоблачить убийцу.
– Я понимаю, – вздохнул Пирло, – только мне совсем не думается.
– Как тебе кажется, чья пуговица? – Неста показал коллеге находку темно-зеленого цвета с какими-то полустертыми буквами.
– Не знаю, – тот пожал плечами. – Ненашенская – это точно. У нас ни у кого нет ничего черного.
– Да, придется свериться с гардеробом. Ладно, вечер скорби по Пиппо устроим позже, а я сейчас пойду осмотрю корабль.
С этими словами Сандро удалился, оставив Пирло наедине со своим горем. Андреа стоял, задумчиво смотрел на воду, украдкой смахивая выступающие на глазах слезинки. И вдруг что-то привлекло его внимание. Он прошелся вдоль бортика, потом присел, потрогав пол пальцем, а потом и вовсе перегнулся через перила, разглядывая что-то. Выпрямившись, он подозрительно осмотрелся и побрел вдоль кромки, внимательно изучая пол. Дойдя до кормы, он тихо произнес: «Так-так…» и присел на выступ, устремив взгляд на капитанскую рубку. Просидев в этом положении минут десять, Андреа спустился в кают-компанию, где Алекс допрашивал Тотти, только что вернувшегося с камбуза.
– Я вижу: он сидит, – сбивчиво рассказывал Франческо. – Напугал меня немного, потому что я не ожидал, что кто-то еще так рано поднимется. Я его по плечу хлопнул, мол, чего расселся, а он повалился на бок. Тут я рану и увидел. Очень жутко стало, потому что я вдруг понял, что Пиппо… – голос Тотти задрожал. – Что он… того… Черт возьми, так нас всех могут порешить во сне! Среди нас маньяк – разве не понятно?!
– Дальше что ты сделал? – строгий голос Алекса вывел Франческо из пугающих размышлений.
– Побежал в кают-компанию будить Джиджи. Но он не понял ничего, отвернулся и продолжил спать. Тогда я разбудил тебя.
– Так, хорошо, – Алекс помечал что-то в блокноте. – Ты трогал что-нибудь в рубке?
– Нет, только Пиппо тронул.
– А подозрительного ничего не заметил?
– А труп друга ты уже не считаешь подозрительным явлением? – съязвил Тотти. Было видно, что он очень нервничает.
– Ладно-ладно, не умничай, – обиделся Дель Пьеро. – Иди на камбуз Каннаваро помогать, а то он боится наедине с мертве… с Пиппо находиться.
– Можно еще пару вопросов? – Андреа остановил проходящего мимо Тотти. – Ты сказал, что напугался, увидев Пиппо в рубке, потому что не ожидал, что кто-то еще так рано проснется. Почему ты считаешь, что только ты мог так рано встать?
– Потому что я плохо сплю уже вторую ночь, – огрызнулся Тотти. – У нас в каюте очень душно: Джиджи дверь все время закрывает, говорит, что у него какая-то фобия. Раздражает его открытая дверь в комнату.
– А подозрительного ты ничего ночью не слышал?
– Вроде нет, – Тотти задумался, перебирая в памяти все моменты бодрствования. – Как обычно все было… Яхта скрипит, качается, волны плещутся, кто-то из соседей храпит. Ничего необычного. Я бы заметил обязательно.
– И еще вопрос. Сандро сказал, что вчера вы с Пиппо ругались в машинном отделении. О чем?
– Ну-у… – Франческо стал волноваться еще сильнее, на лбу его выступила испарина. – Так, о своем.
– О карточном долге?
– Ты что, тоже думаешь, что я из-за тысячи убил друга? – повысил голос Тотти. – Валите все на меня! Да, я такой! Я могу и за сотню убить, только меня надо немного разозлить, чтобы я вдохновился. Ведь из-за сотни я так просто мараться не стану.
Взмахнув руками, словно собираясь прыгнуть, Франческо выругался и быстрыми шагами поднялся на палубу.
– Что скажешь? – Дель Пьеро кивнул ему вслед. – Определенно что-то скрывает.
– Да, Тотти нервничает, – прищурился Пирло. – Но это слишком явный знак. Если он и убил Пиппо, то нечаянно.
– Почему ты так думаешь?
– Если бы он сделал это хладнокровно или продуманно, то держал бы себя в руках. Любой убийца понимает, что неестественное поведение его выдаст с головой.
– Ну что, кто последний на допрос? – в кают-компанию спустился Джиджи.
– Присаживайся, – Алекс указал ему блокнотом на диван. – Только отвечай быстро и честно. Даже если тебе покажется, что какая-то мелочь бросит подозрение на тебя, все равно в ней признайся. Нам так легче будет разобраться.
– Хитрый какой, – хохотнул Буффон и плюхнулся на диван. – Спрашивай!
– Итак, что ты делал сегодня ночью?
– Не поверишь – спал!
– Не ерничай!
– Лег в двенадцатом часу, – сдался Буффон и заговорил серьезно. – Мы с Ческо немного поболтали, потом я уснул. Сразу, как убитый. Ночью, правда, просыпался – выходил в туалет. Ничего подозрительного не слышал и не видел.
– Это ты швабру сдвинул? – Алекс грозно подался вперед.
– Ничего я не трогал. Сходил в туалет и все.
– А остальные тоже спали?
– Я не проверял. Прошел до уборной и вернулся обратно.
– Ты спишь на верхнем ярусе, верно? – зачем-то спросил Пирло.
– Да. Это кажется тебе подозрительным?
Пирло не ответил, а Дель Пьеро продолжил допрос:
– Во сколько часов ты вставал? Хотя бы примерно.
– Ну-у… Не помню, если честно. Как-то не догадался на часы посмотреть.
– А ты не помнишь, дверь в каюту Пиппо была открыта? – опять встрял Андреа, а Дель Пьеро одарил его недовольным взглядом.
– Кажется, да. А что?
– Ничего, – Пирло скрестил руки на груди. – Просто Пиппо убили ночью, я хочу выяснить, до этого ты ходил в туалет или после.
Буффон понимающе кивнул. Дальше допрос продолжил Алекс, а Андреа сидел, уставившись в одну точку на противоположной стене. Казалось, он даже не заметил, как расспрос Буффона закончился. Дель Пьеро отправил голкипера за Гаттузо, а сам обратился к коллеге:
– Ну что, есть какие-то мысли?
– Есть, – отозвался тот. – Только я их тебе не скажу. Ты ведь тоже под неменьшим подозрением.
– Почему это? – Алекс слегка побледнел.
– Тебя взяли на яхту с условием, что ты будешь коком всю дорогу. Вы поспорили с Нестой, ты проиграл и потом два дня готовил еду. Тебе это быстро надоело, ты воспротивился. Пиппо пригрозил, что высадит тебя в первом же порту, и ты разозлился…
– И для этого я встал ночью и треснул его по башке?
– Не знаю, – честно признался Пирло. – Все мы любили его. Я не могу представить, что кто-то из нас мог хладнокровно проломить Пиппо голову. Напрашиваются версии про ужасную случайность: драка, потасовка, возня. Индзаги падает и ударяется головой.
Дель Пьеро молчал, опустив глаза.
– Или же я очень плохо разбираюсь в людях, – печально добавил Андреа и умолк.
Через минуту в кают-компанию спустился Гаттузо. Похоже, до него только что дошел смысл случившегося, потому что на лице его была торжественно-трагическая мина, словно он провожал в последний путь выдающегося деятеля эпохи. Рино медленно опустился на край дивана и обвел глазами комнату.
– Надо портрет его повесить, – сказал он всем и никому.
– Сначала расскажи нам, что ты делал этой ночью, – Алекс приготовился писать.
– Спал.
В этот момент глаза Пирло сверкнули, он сделал странное движение: дернулся, словно хотел встать, но только глубже уселся на диван. Алекс про себя отметил это и снова обратился к Рино:
– Во сколько вы легли?
– Ну… не помню. Андреа, во сколько мы легли? Часов в одиннадцать… Я че-то так устал после купания, лег пораньше. Андреа еще читал, а я уснул.
Пирло согласно закивал.
– Так. А проснулся ты..?
– Ну как ты начал всех будить, так я и проснулся.
– И в туалет ночью не вставал?
– Нет, я не страдаю энурезом, – обиделся Гаттузо.
Алекс, словно врач, ведущий прием пациента, писал в блокноте. В этот момент в кают-компанию зашел Дзамбротта. Увидев, что Дель Пьеро допрашивает Рино, он смущенно остановился на лестнице. Гаттузо замолчал.
– Я это… Мне Сандро сказал пофоткать комнату Пиппо… – виновато пробурчал он.
Сзади него появился Неста.
– Мы не помешаем, если осмотрим каюту Индзаги? – бодро поинтересовался он.
Алекс отрицательно мотнул головой. Неста и Дзамбротта прошли в каюту капитана яхты, за ними, помедлив минуту, проследовал и Пирло.
Сандро остановился в дверях и деловито оглядел комнату. Она была немного больше, чем остальные каюты. Кроме двухъярусной кровати в ней помещался еще небольшой откидной столик, тумбочка на три ящика, привинченная к полу, складной стул, а в левом от двери углу в нишу было вмонтировано что-то наподобие платяного шкафа. Постель Индзаги стояла смятой, словно хозяин ее только-только встал. Стол – откинут. На нем в специальном углублении стояла кружка, валялись какие-то бумаги и журналы. Лампа над кроватью была включена.
– Он что-то делал, – Сандро подошел к столу. – Писал или читал. Потом его отвлекли, он вышел – даже лампу не погасил. И больше не возвращался.
Сзади него сверкнула вспышка фотоаппарата, отчего Неста вздрогнул. Пирло раскрыл шкаф и оглядел висящие в нем вещи.
– Нашел что-нибудь? – спросил Сандро?
– Н-нет, – Пирло прикусил уголок губы. – Все нормально вроде… Вы не помните, Филиппо был босиком?
Сандро резко повернулся к Пирло и внимательно уставился на него, словно пытаясь вперед Джанлуки догадаться, к чему клонит Андреа.
– Сейчас проверим, – Дзамбротта включил на фотоаппарате просмотр сделанных кадров. – Так, тут не видно… Тут голова только… Вот! Он босой!
В доказательство своих слов он развернул фотоаппарат экраном к Пирло и Несте.
– Что-то его так всполошило, что Пиппо выскочил босиком на палубу, – Сандро продолжил мысль Андреа. – Что-то должно было случиться такое, что не терпело отлагательств.
– Может, его привлек какой-то шум? – предположил Дзамбротта. – Или странный звук. Пиппо, чтобы не будить нас, не стал надевать шлепки, пошел посмотреть. Что-то увидел… или кого-то, кто его и убил.
– Тоже версия, – согласился Неста.
– Кстати, покажи, что ты наснимал, – попросил Пирло.
Джанлука послушно снял с шеи фотоаппарат и протянул другу. Андреа с интересом стал листать снимки.
– Итак, что мы имеем? – Сандро начал перебирать бумаги на столе. – Он что-то делал, услышал шум и выскочил из комнаты. Вопрос: что он делал и что он услышал. Джани, представь себя на его месте. Что может заставить тебя бросить все и выбежать на палубу?
– Не знаю. Шум. Голоса. Может, гудок корабля? Пиппо его услышал и побежал наверх, чтобы подать знак
.

– И что, я даже не выставил дежурного на ночь?! – ужаснулся Индзаги. – Нельзя ведь дрейфовать ночью без человека в рубке! Это категорически запрещено!
– Ушастик, дай послушать детектив, – ругнулся Сандро. – Писали люди, которые не разбираются в судоходстве. Будь снисходителен.
– Если взялся писать, так уж пиши правду, – обиделся Индзаги. – Выставляют меня каким-то олухом.
– А мне кажется, что убийца Сандро, – вдруг заявил Пирло. – Все вынюхивает, следит, чтобы я там ни о чем не догадался. Потом, вот увидите, Джани что-то сфоткает разоблачающее, а Неста сотрет этот снимок.
– Если ты уже читал этот рассказ, то не мешай остальным, – Тони щелкнул его по носу.
– Ничего я не читал, – ухмыльнулся Андреа. – Просто все просчитывается на пять шагов вперед.
– А давайте ставки делать? – предложил Джилардино. – Поставим по сотне каждый на своего убийцу, а потом узнаем, кто прав.
– Хорошо, – согласился Буффон. – Ты на кого ставишь?
– На несчастный случай, – Альберто хитро прищурился.
– А я на Несту, – Андреа вошел в азарт.
– Я тебе все припомню, не волнуйся, – пообещал Сандро. – Вот вернемся на базу…
– Просто я хочу проверить, совершил ли я ошибку, согласившись жить с тобой в одной комнате, – парировал тот.
– Еще будут ставки? – Джиджи оглядел присутствующих.
– А я на Тотти ставлю, – подал голос Дель Пьеро. – Уж очень мне его нервозность не понравилась. И ругался он с Пиппо накануне – по поводу чего? Деньги наверняка не хотел отдавать, выклянчивал долг обратно.
– Тебе-то я зубы бесплатно выбью, – Ческо ударил кулаком в ладонь. – Ты увидишь: я совсем бескорыстный!
– Хорошо, по стольнику – на Несту, Тотти и несчастный случай, – Буффон встряхнул листочками. – Я продолжаю?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта