TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
ЗАМОК. Часть 5

В подвале стоял сумрак и пахло сыростью. По потолку узкого коридора тянулись трубы, торчали вентили. Две электрические лампочки давали тусклый свет: одна в шагах десяти от выхода с потайной лестницы, другая – чуть ли не в самом конце коридора.
– Нам надо пометить место выхода, – Дель Пьеро повернулся лицом к двери, думая, какой бы оставить знак. – Что-то не нравится мне эта тема с пропажей двери.
– Сделаем вот так! – Гаттузо вынул из джинсов потрепанный носовой платок и повязал его на вентиль трубы прямо напротив входа.
Алекс немного подумал и спрятал концы платка так, чтобы он не бросался в глаза. Джилардино же отошел на несколько шагов и сфотографировал дверь в интерьере подвала.
– Ну все, вход пометили, – Гаттузо хищно улыбнулся. – Теперь главное, чтобы дверь не замуровали, как на первом этаже.
Алекса невольно передернуло. Футболисты двинулись по коридору. По пути Рино нашел ржавый железный прут и подобрал его. После появления примитивного оружия троица заметно осмелела.
– Разговариваем только шепотом, – напомнил Дель Пьеро. – Вдруг тут кто-то притаился. Не будем обнаруживать себя раньше времени.
– А если Пирло в какой-нибудь камере сидит? – возразил Альберто. – Он должен знать, что его ищут, должен подать нам сигнал.
– Пока я никаких камер не вижу, а ты? – Рино остановился и грозно обернулся к Джилардино. Тот притих и виновато отвел глаза.
До конца коридора дошли без приключений, но там футболисты с ужасом обнаружили, что коридор сворачивает влево и там разветвляется на множество ходов. И лабиринт этот не освещается.
– Засада! – Гаттузо с досадой стукнул кулаком по стене. – Что делать будем?
– Давайте подумаем, – Алекс повернулся к стене и пальцем стал рисовать невидимый план замка. – Значит, ход идет сюда, мы сейчас находимся под залом. Ответвление вправо приведет нас под кухню, если мы пойдем прямо, то окажемся в закрытом крыле, ответвление влево… Хм, оно-то куда ведет?
– Фигасе! – глаза Джилардино опять нехорошо заблестели. – Под замком система подземелий! Она гораздо больше, чем все строение.
– Да, дела-а, – Рино поскреб голову. – Ну, какие мысли есть?
– Надо возвращаться, – Алекс оглянулся назад. – Мы можем заблудиться в лабиринте, и тогда никакие спасатели нам не помогут.
– Назад я не пойду! – набычился Гаттузо. – Я пришел за Андреа, без него не вернусь.
– А если его здесь нет?
Гаттузо промолчал.
– Парни, предлагаю сделать так, – заговорил Альберто. – Мы пойдем по центральному ходу, никуда не сворачивая. По пути будем считать, сколько ответвлений есть у лабиринта по правую и левую сторону. Потом вернемся, составим приблизительную карту и утром снова спустимся. Только на этот раз с блокнотом и веревкой, чтобы не потеряться.
– Голова! – восхитился Гаттузо.
– Да, пока это самая разумная идея, – согласился Алекс. – Ну что, вперед? Я буду считать повороты влево, ты, Джила, – вправо, а Рино будет нашим разведчиком и лоцманом.
– Кем? – скривился Гаттузо.
– Вести нас будешь, – Джилардино толкнул его в сумрак лабиринта. – Давай, включай телефон.
Используя мобильники в качестве фонариков, итальянцы двинулись по главному ходу лабиринта. Шли они медленно, прислушиваясь к звукам и стараясь ступать мягко. Правда, делать это в подвале, где на полу валялись какие-то камни и встречались лужи, было не так-то просто.
– У меня первый поворот, – сообщил Джилардино.
– Ты в поле для смс-ки набирай цифры. Количество цифр и будет количеством поворотов, – сказал Алекс. – Тогда точно не собьешься.
– Верно! – Альберто воспользовался советом.
Футболисты прошли еще несколько метров, пока Гаттузо не остановился.
– Что? – Джилардино испуганно выглянул из-за его плеча.
– Мне кажется, там кто-то есть, – Рино всматривался во мрак, который практически не рассеивался от света телефона.
– Человек? – насторожился Алекс.
– Фиг его знает! Что-то ворочается…
– Большое?
– Не вижу, – Рино сделал еще несколько шагов вперед, чтобы свет от телефона доставал до предмета, но нечто попятилось в темноту. Даже Алекс и Альберто заметили это движение.
– На счет «три» все вместе посветим сотиками, – шепнул Гаттузо. – Два… три!
Футболисты по команде вскинули импровизированные фонарики, но те только осветили какую-то тень, рванувшуюся в темноту.
– Одну секунду, пацаны… – Джилардино, стараясь не делать резких движений, чтобы не спугнуть нечто, выставил фотоаппарат объективом в темноту, повернул колесико два раза, настраивая режим защиты от красных глаз, и нажал на кнопку. Троекратная яркая вспышка выхватила из мрака серую фигуру. Сверкнули желтым огнем глаза.
– Черт! – заорал Альберто не своим голосом и первым бросился наутек.
– Джила! – Алекс метнулся за ним.
– Стоять! Стоять! – кричал сзади Гаттузо, но было слышно по шагам, что и он бежит за остальными.
Дель Пьеро догнал Альберто только под первой электрической лампочкой. Туринец схватил миланца за свитер, рванул в сторону и прижал к стене. Джилардино весь дрожал, глаза его лихорадочно бегали из стороны в сторону.
– Успокойся! – почти крикнул ему в лицо Алекс. – Вдохни глубоко и медленно выдохни.
Запыхавшийся от быстрого бега и страха, Альберто никак не мог прийти в себя.
– Вдох и медленный выдох! – Дель Пьеро взял миланца за грудки и встряхнул. После этого Джилардино послушно повторил упражнение.
– Ты чего, твою мать?! – к парочке подбежал рассвирепевший Гаттузо. Не понятно, что его больше всего разозлило: неожиданная выходка одноклубника или то, что сам он пришел к финишу последним.
– Подожди, – Алекс осадил его жестом. – Дай его в чувства привести.
– Какие чувства, ядрен-батон?! Бросили меня в опасности! – рычал Рино. – А если бы эта тварь на меня напала? Я бы один не справился!
– Тихо, тихо, – повторял Дель Пьеро то ли бушевавшему Дженнаро, то ли насмерть перепуганному Джилардино.
– Что… это было? – осипшим голосом спросил Альберто, выглядывая за спину Гаттузо.
– По-моему, собака, – храбрился Рино, однако телефон в его руках заметно дрожал.
– А я видел пальцы на руках, – возразил Альберто. – Это был вампир?
– Какой вампир, чудик? – улыбнулся Дель Пьеро, и почувствовал, что губы у него растягиваются в улыбку с трудом. – Мне тоже показалось, что это был человек. Но я думаю, что это какой-то турист. Так же, как мы, спустился в лабиринт, заблудился, бродит тут.
– Бродит? – снова начал заводиться Джилардино. – Он там прятался! Чтобы наброситься на нас!
– Прятался, потому что его глаза отвыкли от света, а мы в него мобильниками светили!
– Точняк, – согласился Рино. – Надо вернуться за ним.
– Не-е-е-е! – Альберто мертвой хваткой вцепился в его рукав. – Эту лампочку видно издалека, чего же он не вышел? Я бы вышел на свет, если бы заблудился в темном лабиринте.
– Может, он не знает, что тут есть выход? – предположил Алекс.
– Он там караулит добычу! – Джилардино был словно в горячке. – Давайте не пойдем туда! Давайте вернемся!
– Он напугался больше, чем ты, – успокаивал его Алекс.
– Мы пришли сюда за Пирло, и будем его искать! – настаивал Гаттузо.
– Это не Андреа! – замотал головой Альберто. – Это вампир!
– Если ты струсил, вали наверх, – Рино выдернул свою руку из хватки одноклубника и повернулся к тому спиной. – Или пошли с нами, будешь кучки оставлять, чтобы мы по ним смогли вернуться.
Алекс невольно улыбнулся шутке, но Альберто был все еще не в себе.
– Он сожрет нас! Сожрет! – твердил он.
– Все ясно, – у Гаттузо испортилось настроение. – Можешь уматывать. Я один пойду.
– Не ходи!
– Рино, не надо глупо геройствовать, – вступил Дель Пьеро. – Раз уж так сложились обстоятельства, давайте вернемся, оставим Джилу наверху, возьмем кого-нибудь более стрессоустойчивого, Несту, например, и вернемся сюда. С блокнотом и веревкой.
– И ты туда же… – помрачнел Дженнаро. – Двое против одного…
– Мы не против, – Алекс положил руку ему на плечо и заглянул в глаза. – Я с тобой, только я хочу доставить Джилу в безопасное место. А то у него, как у Влада Дракулы, башню сорвет.
– Ладно, – сдался хавбек. – Пошли обратно.
Они двинулись по коридору к месту, помеченному платочком. Однако на вентиле рядом со второй лампочкой знака не оказалось. Рино для верности прошарил все рукой, но платка не обнаружил.
– Начинается! – упавшим голосом проговорил Джилардино, опустился на корточки у стены и обхватил голову руками.
– Да фиг с ним, с платком! – махнул рукой Алекс. – Может, отвязался.
– Тогда он должен быть на полу! – Рино зверел на глазах. – Кто-то его снял!
– Ну дверь должна быть рядом с лампочкой! Давай ее искать!
Алекс и Рино принялись осматривать глухую стену, на которой не было ни малейшего признака входного отверстия. Джила сидел на полу и тихонько подвывал.
– Ничего не понимаю! Где дверь?! – взвился Гаттузо.
– Что ты на меня-то орешь?! – не выдержался Дель Пьеро. – Я ее не прятал!
Миланец оттолкнул его и принялся на второй раз изучать стену.
– Ну-ка, дай фотик! – Алекс вырвал из рук Джилардино камеру и включил просмотр кадров. Альберто поднял на него полные отчаяния глаза, и вдруг лицо его исказилось непонятной гримасой. Он молча поднял руку, указывая пальцем на потолок.
– Что? – Дель Пьеро проследил за этим жестом, но ничего подозрительного не увидел.
– Там… лампочки… – едва шевеля губами, проговорил Джилардино.
– Ну, лампочки, – согласился Алекс и тоже застыл от удивления.
Оказывается, по всему потолку были развешаны лампочки, но горели только две.
– Слушай, Рино, – Дель Пьеро дернул того за джемпер. – Они не платок отвязали, они зажгли другую лампочку. Надо искать дальше!
Гаттузо задрал голову и тоже увидел ряд негорящих лампочек. Алекс включил телефон и, светя им на трубы, начал проверять наличие платочка на вентилях. Джилардино резво вскочил, не желая оставаться один. Троица все глубже удалялась в темный коридор, однако помеченного вентиля все не было. И снимок двери тоже ничего не давал: в темноте все стены и трубы казались одинаковыми.
– Ничего не понимаю… – бормотал Гаттузо. – Кто все это сделал? Кому надо было зажигать другие лампочки?
– Тому, кто хочет, чтобы мы здесь остались, как тот бедняга, – вздохнул Алекс. – Я ошибся, они не только лампочки поменяли, но и платок отвязали. Все ориентиры ликвидировали.
– Мы тут останемся навсегда? – дрожащим голосом спросил Джилардино. – Я не хочу тут сидеть. Мне тут не нравится.
– Это ведь ты подал идею спуститься в подвал и поискать здесь камеры пыток, – не удержался от злорадного замечания Алекс. – Теперь у тебя куча времени – ищи! Сфотографировать только не забудь!
– Тихо! – оборвал его Гаттузо. – Слышите?
Футболисты замерли, тревожно прислушиваясь к звукам. Оттуда, где виднелся неясный свет, послышалось что-то, напоминающее сыплющийся песок.
– Это… змеи? – Джилардино вцепился в Рино.
– Хомячки! – огрызнулся тот.
И в этот момент погас свет во всем коридоре. От неожиданности Альберто заорал диким голосом и рванулся куда-то, но Гаттузо успел поймать его за руку.
– Стоять! – раздался в темноте его грозный голос.
Тут же рядом вспыхнул синий огонек телефона Алекса. Рино тоже включил свой.
– Не надо, – мотнул головой Дель Пьеро. – Береги батареи. Не известно, сколько нам тут сидеть. Если разрядятся все телефоны, то будет каюк.
– Давайте залезем на трубы, – жалобно попросил Джилардино. – Я змей боюсь.
– Чего их бояться? – пожал плечами Рино. – Замри, и она на тебя не бросится.
– Я не смогу замереть, – признался Альберто.
– Не волнуйся, я отсосу яд, – ободрил его Алекс. – В какое бы место она тебя ни ужалила!
Гаттузо прыснул от смеха.
– Слышите, опять! – Джилардино вздрогнул и весь напрягся. – Опять этот звук. Это вампир!
– Вот тебя-то мы ему и скормим, – с завыванием произнес Рино. – Чтобы на нервы нам не действовал.
– Монтировка все еще у тебя? – шепотом поинтересовался Алекс, светя мобильником в ту сторону, откуда доносился звук.
– Да. А что, ты кого-то видишь?
– Не знаю, что-то шевелится в темноте.
Джилардино опять взвыл, но Рино закрыл ему рот ладонью. Через несколько секунд вдалеке вспыхнул белый свет фонарика. Кто-то приближался.
– Держи Джилу, – Рино передал трясущего одноклубника Алексу, сжал прут в руке и шагнул вперед, намереваясь принять бой.
Алекс, продолжая светить навстречу приближающемуся огню, прижал испуганного Альберто к стене, чтобы тот не дал деру со страху. В темноте уже различались неясные контуры чьей-то фигуры.
– Он не знает, что нас трое, – зашептал Алекс на ухо Альберто. – Когда он бросится на Рино, мы должны постараться обезоружить его. Джила, возьми себя в руки, ты ведь мужик!
– Хорошо, я возьму, – так же шепотом пообещал Альберто.
– Ну! Давай смелее! – подзадоривал идущего Гаттузо.
– Рино? – донесся из темноты знакомый голос.
Свет резко приблизился. Алекс вскинул свой телефон и увидел растерянного и напуганного Тони.
– Вы че тут делаете в темноте? – удивленно спросил он.
– Фу ты! – Гаттузо даже монтировку выронил. – Напугал до смерти!
– Ты запомнил, где выход? – Алекс подскочил к Луке и посветил фонариком ему за спину.
– Там Пиппо на входе стоит, дверь караулит, – Тони махнул рукой за спину.
– Пошли отсюда! – приказал Гаттузо. – Хватит уже с меня лабиринтов и потайных лестниц!
Благополучно выбравшись из подвала в сад, троица разведчиков обессилено упала на траву.
– Это вы там так истошно орали? – полюбопытствовал Индзаги.
– Хомячки! – огрызнулся Джилардино.
– Мы услышали, что кто-то кричит, и стали спускаться на помощь, – рассказывал Пиппо. – Думали, на вас вампир напал.
– Между прочим, там на самом деле был вампир! – оправдывался Альберто.
– Да не вампир, – устало возразил Алекс. – Там внизу целый лабиринт тоннелей. И какой-то парень, видимо, потерялся в них. Мы на него наткнулись, а Джила как даст деру. Пришлось бежать за ним, чтобы он от страха не потерялся.
Филиппо, Сандро и Лука рассмеялись.
– Обязательно было рассказывать? – обиделся миланец.
– Там есть кто-то еще, – продолжил Гаттузо. – Мы пометки у двери оставили, так их убрали, пока мы по лабиринту бродили. И лампочки другие включили, чтобы сбить нас с толку. А потом и вовсе свет вырубили.
– Значит, с этой минуты все попытки поисков придется прекратить! – заключил Мальдини. – Вы мне нужны живые и здоровые. А то вон на Джилу смотреть страшно.
Все как по команде повернулись в его сторону. Альберто сидел на полу – взъерошенный, бледный – и смотрел на присутствующих безумными глазами.
– Все, марш по комнатам! – голос Мальдини стал строже. – Утро вечера мудренее.

Неста уже расстилал постель, когда к нему в номер постучались.
– Ну кто там еще? – крикнул Сандро, недовольный тем, что отход ко сну неизбежно откладывается.
– Это я, Альберто, – донеслось из коридора.
– Иди спать, Джила! Хватит шататься! – Сандро яростно взбивал подушки, словно это могло избавить его от вечернего гостя.
– Я не смогу уснуть сейчас…
– Попроси у Паоло снотворного.
– Я сейчас пересматривал фотки… – после паузы заговорил Джилардино. – Хочешь покажу, кого я снял в лабиринте? Настоящего вампира!
Неста закрыл глаза руками, постоял так с минуту, борясь с любопытством. Желание спать на этот раз проиграло, и Сандро открыл дверь. Джилардино вошел в комнату и огляделся.
– Показывай! – тут же потребовал защитник «Милана», опасаясь, что Альберто придумал этот предлог, чтобы проникнуть в комнату. Избавиться от Джилардино было так же трудоемко, как и от Индзаги.
Нападающий вздохнул и протянул Несте фотоаппарат. Сандро включил просмотр снимков и принялся небрежно их перелистывать. Однако одна фотография заставила его невольно вздрогнуть. На ней был запечатлен странный человек – в поношенной одежде, с бледно-сероватым осунувшимся лицом, впалыми глазами, горящими желтым огнем, тонкими и длинными пальцами. Человек явно был напуган. Камера запечатлела момент, когда он дернулся от вспышки назад в темноту.
Неста увеличил фото, внимательно рассмотрел его, потом присвистнул и повернулся к одноклубнику:
– Джила, это твой звездный час! Классная фотка!
– Видал, какая нечисть в подвале обитает! – подбоченился Джилардино. – А вы смеялись надо мной.
– Это не нечисть, – не согласился Сандро. – Просто турист, заблудившийся в катакомбах. Живет тут давно, от света отвык.
– Он бы умер с голоду, если бы потерялся давно.
– Научился питаться крысами.
Джилардино брезгливо сморщился.
– Молодец! – похвалил Неста, возвращая одноклубнику фотоаппарат. – Все, теперь спать!
– Сандро… – мялся Джилардино. – Я боюсь один спать. У меня перед глазами то привидение Вэлкана стоит, то этот вампир…
– Вот вбил себе в голову, что это вампир! – всплеснул руками Неста. – Вампиры обитают на кладбищах, в заброшенных часовнях. Они боятся дневного света, поэтому жить в замках им противопоказано.
– Вот! – обрадовался Альберто. – А в подземельях не противопоказано! Он так от вспышки ломанулся, потому что она белая, похожа на дневной свет.
Сандро скептически хмыкнул.
– Если бы это был турист и заблудился он давно, он бы оброс бородой! – привел последний аргумент Альберто.
– Да, верно, – кивнул Неста. – Если это, конечно, не женщина…
Джилардино в отчаянии махнул фотоаппаратом.
– Иди спать, Джила, – снова попросил Сандро. – Честное слово, я сильно устал… Хочу отдохнуть.
– Я не смогу уснуть, зная, что в соседних комнатах пусто, – тихо признался Альберто.
– Ложись в комнате Пирло, – пожал плечами Неста.
– Ты что?! – перепугался Джилардино. – Чтобы меня тоже похитили?
– Не знаю, что тебе еще предложить. Иди в бильярд поиграй.
– А можно я в твоей комнате посплю?..
– Где? – скривился Сандро. – Еще скажи: в моей постели. Чтобы потом газетам месяца на два хватило поводов мусолить слухи про наш роман.
– Никто ведь не узнает…
– Джила, ты начинаешь действовать мне на нервы, – Неста сдвинул брови. – Иди к себе и не майся дурью! Ты взрослый мужик, а боишься какой-то фигни!
– Я думал, к тебе можно обратиться за помощью…
– Иди к Паоло, попроси у него снотворного, и все будет хорошо! – Сандро ласково потрепал Альберто по волосам, подводя к двери. – Выпьешь таблетку, сразу уснешь, а когда проснешься – будет уже утро. Уже приедет полиция, найдет Пирло, арестует всех вампиров и выдаст тебе медаль за отвагу.
Джилардино тяжело вздохнул и вышел в коридор. Сандро с облегчением закрыл за ним дверь и улегся в кровать. Казалось бы, на отдыхе он ничего такого активного не делал, однако усталость разливалась по всему телу, а оно просило продолжительного сна. И едва только голова Несты коснулась подушки, он крепко уснул.
Разбудил его среди ночи какой-то звук. Не то скрип половицы, не то скрип двери. Сандро открыл глаза и прислушался. В замке стояла зловещая тишина. Машинально взяв с тумбочки мобильник, Сандро взглянул на время: половина третьего. Отложив телефон, Неста повернулся на другой бок, намереваясь уснуть, но скрип снова повторился. Теперь уже Сандро показалось, что доносится он из комнаты Пирло.
– Андреа, ты? – позвал Неста.
Ему никто не ответил.
– Джила? – Сандро привстал на локте.
Подождав ответа пару минут, миланец снова лег, но в соседней комнате что-то брякнуло. Что-то тяжелое и железное.
– Да что такое! – Неста схватил мобильник, включил его и встал с кровати, светя на дверь ванной. – Кто там?
Намереваясь разобраться в ситуации, Сандро зажег свет у себя в комнате и, заглянув в санузел, убедился, что там никого нет. Включив свет и в ванной, Сандро приоткрыл дверь в комнату Пирло. Она была пустая, никакого присутствия в ней не наблюдалось.
– Андреа, ты тут? Слышишь меня? – снова окликнул Неста, полагая, что его друг пытается вылезти из потайного хода обратно. – Тебе нужна помощь?
Никто не ответил. Звуки больше не повторялись. Еще раз оглядев комнату, Неста уже собрался ввернуться к себе, как откуда-то сверху донесся неясный стон.
– Андреа? – Сандро задрал голову, осматривая потолок.
Звук повторился. Теперь Сандро был почти уверен, что стонет человек. Включив свет, выдвинув на середину комнаты стол и поставив на него стул, Неста взгромоздился на всю эту конструкцию, чтобы быть ближе к потолку. Сверху доносилось приглушенное мычание.
– Андреа, ты там? Тебе больно? – Сандро крутил головой, пытаясь уловить, откуда именно доносится звук. – Если ты слышишь меня, стукни два раза.
Стука не последовало. Сандро продолжал осматривать потолок. Стоны становились все реже и тише. Пока вдруг не послышались шаги. Неста замер, словно его тоже могли обнаружить. Шаги прекратились, а через минуту начали удаляться. Однако стоны не возобновлялись. Сандро звал Пирло, ждал, что тот сам откликнется, но тишину ночи ничто не нарушало. С досадой Неста слез сооружения и отправился к себе в комнату. Улегшись в постель, он долго не мог уснуть, все думал о стонах и шагах. Если Андреа, например, застрял в каком-то лазе, он бы непременно отозвался. Или он боялся привлечь внимание того, кто ходил? Но если кто-то мог свободно ходить, значит там достаточно пространства и Андреа не застрял. Тогда оставался единственный вариант: Пирло ранен. Он пытается выбраться назад, в свою комнату, но по причине ранения не может сделать этого самостоятельно. Обдумывая варианты спасения друга, Сандро не заметил, как уснул.

Алексу снился тревожный сон. На самом кульминационном месте Дель Пьеро проснулся и с радостью обнаружил, что спит у себя в номере. Он отыскал под подушкой мобильник и посмотрел на время: половина седьмого. То есть по румынскому времени – половина восьмого. Еще вчера Алекс понял, что забыл перевести часы. Именно поэтому прошлой ночью, когда где-то дважды пробили часы, его телефон показывал только час ночи.
За стеной слышался звук льющейся воды, видимо, Филиппо уже начал утренние процедуры. Это радовало и огорчало одновременно. Плюс заключался в том, что можно было поспать еще как минимум час, а минус – в том, что после Пиппо ванна выглядела, как каюта тонущего «Титаника». Алекс вздохнул, переставил время на телефоне, перевернулся на другой бок и опять уснул.
Когда он проснулся и взглянул на часы, они показывали уже восемь двадцать три. Душ за стенкой молчал, это означало, что можно было приступать к утреннему моциону. Алекс потянулся, встал и заглянул за портьеру. Метель прекратилась: только крупные хлопья медленно падали на землю, словно сами устали от продолжительной бури. Всю площадку перед замком засыпало снегом, так что не было видно ни фонтана, ни голого кустарника вдоль подъездной дорожки. Горгульи над входной группой сидели в белых шапках на головах и выглядели очень комично, а темно-зеленый, почти черный лес вдалеке стоял, укрытый толстым снежным одеялом.
Дель Пьеро отошел от окна, взял гигиенические принадлежности и толкнулся в дверь ванной. Она оказалась запертой. Филиппо опять не открыл защелку.
– Пиппо! – Алекс постучал. – Ты ничего не забыл?
Индзаги не ответил, видимо, не слышал.
– Пиппо! – громче позвал Алекс и пнул дверь ногой. – Я тоже хочу помыться. Можно?
Никто не отзывался.
– Чертов миланец! – процедил Дель Пьеро, вышел в коридор и затарабанил в дверь к соседу. – Ушастый, черт тебя дери! Я же просил открывать дверь душевой, когда помоешься!
На звук вышел Тони:
– Чего шумишь?
– Ушастый принимал душ и опять забыл мою дверь открыть!
– Иди ко мне помойся, – предложил Тони.
– Лука, в этом деле важен принцип, – не сдавался Алекс. – Проблема не в том, где мне помыться, а в том, чтобы научить этого выскочку уважать других.
– И как ты будешь это делать? – Лука скрестил руки на груди.
– Я заставлю его открыть мою дверь.
– Так его, наверное, уже нет. Он вчера говорил, что хочет в зимнем саду зарядку поделать. Наверное, ушел туда.
– Тогда помоги мне выломать мою дверь, чтобы этот… – Алекс сделал паузу, чтобы не выругаться, – больше не смог закрыть ее изнутри.
– Тебе счет выставят за порчу имущества!
– Я заставлю Пиппо этот счет оплатить. Это и будет мой ему урок.
– Ну, как знаешь, – пожал плечами Тони и уже собрался вернуться к себе, но Дель Пьеро остановил его:
– Тони, помоги мне с дверью.
– Ага, а потом на меня все свалишь…
– Я когда-нибудь так делал? – обиделся Алекс.
– Ну хорошо, пошли, – сдался Тони.
Они зашли в номер Алекса, Лука осмотрел дверь в ванную, потом налег на нее плечом. Дверь слегка поддалась, но замок выдержал натиск.
– Э-э-эх! – Тони с разбегу налетел на дверь, она затрещала, хрустнули болты, держащие щеколду, и Лука ввалился внутрь. Удержав равновесие, он выпрямился, потом замер и попятился, закрыв рот рукой. Лицо нападающего «Фиорентины» побелело, ноги подкосились, он наткнулся на стену и остался так стоять, в немом ужасе что-то созерцая. Дель Пьеро осторожно заглянул в комнату и тоже остолбенел. Ванна была почти до краев наполнена ярко-розовой водой, на ободке ванны краснели крупные капли густой крови, на полу расплылась бордовая лужа, а на стене виднелся кровавый отпечаток ладони с длинными следами от пальцев. Индзаги в комнате не было.
Сглотнув от страшной догадки, Алекс перевел взгляд на дверь, ведущую в комнату Пиппо. Она была закрыта изнутри.
– Черт! Черт! – Тони, наконец, обрел дар речи и бросился вон из ванной. – Его убили!
Дель Пьеро же стоял, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Только в голове роем неслись мысли, догадки, версии, опровержения…
Такого его и застали прибежавшие на крик Тони футболисты. Мальдини сдвинул Дель Пьеро в сторону, вошел в ванную и остановился, с ужасом разглядывая место происшествия. За ним сунулся Неста. Из-за Сандро выглянул Джилардино и защелкал фотоаппаратом. Гаттузо в дверях разговаривал с Тони, которого все еще подтряхивало после увиденного.
– Кто первым это обнаружил? – Мальдини повернулся к Алексу.
– Я, – отозвался из комнаты Тони. – Алекс попросил меня дверь выломать.
– Зачем?
– Филиппо все время забывал открывать мою дверь, – еле слышно произнес Дель Пьеро. – Я стучался к нему…
– Откуда ты знал, что он там?
– Я проснулся в половине восьмого – в ванной лилась вода, – Алекс потихоньку приходил в себя. – Потом я снова уснул, проснулся почти через час. Уже все тихо было. Я думал, что Пиппо уже искупался.
– Ясно, – Мальдини кусал губы. – Ты ничего не слышал? Криков, ударов, шума?
– Нет, – Алекс виновато опустил глаза. – Я спал.
В это время Джилардино приблизился к ванне, чтобы сфотографировать пятна крови и след на стене.
– Джила, не подходи близко! – окликнул его Мальдини. – Не сотри тут ничего!
– Метель кончилась. Пора звонить в полицию, – Сандро нахмурился и вышел.
– Так, все выходим! – Паоло махнул рукой Альберто, потом обнял за плечи Алекса и вывел его из санузла.
– Его убили? – спросил срывающимся голосом Тони. – За что?
– Нет тела – нет убийства, – наставительно произнес Неста. – С чего вы взяли, что кровь на полу – Индзаги?
– А чья же еще? – удивился Гаттузо.
– Того, кто на Пиппо напал, – пояснил Сандро. – На лицо признаки борьбы. Возможно, Пиппо нанес злоумышленнику удар, отчего у того хлынула кровь.
– Чем можно так ударить человека? – Дель Пьеро очень хотел, чтобы версия Несты была единственной верной.
– Душем. Мало ли чем? Может, у нападавшего было какое-то оружие, которым после борьбы завладел Индзаги. Им и нанес удар.
– И что потом? – Мальдини внимательно слушал.
– На помощь злоумышленнику пришел второй. Вместе они похитили Пиппо.
– Как?
– Вот этого я не знаю! – поднял руки Неста. – Если в истории с Пирло мог быть вариант, что похитители открыли дверь своим ключом, утащили Андреа, а потом снова дверь закрыли, то тут… От шпингалетов нет ключей.
– М-да, – выдохнул Паоло. – С этой минуты ходить по одному по замку становится опасно.
– Я же говорил, что наверху что-то есть! Там кто-то ходит по ночам! – обиделся Джилардино.
– Ты тоже слышал? – удивился Неста.
– Слышал что? – насторожился Мальдини.
– Шаги и чьи-то стоны, – после паузы ответил Неста.
– Ты уверен, что это были именно стоны?
– Ну, может быть, мычание чье-то. Очень глухое. Перекрытия тут каменные, толстые. Я думал, что это Андреа, звал его, но послышались шаги, и стоны прекратились.
– Там держат пленников! – ахнул Джилардино. – Нам надо найти ход на четвертый этаж!
– Ты вчера уже нашел ход в подвал, – хохотнул Гаттузо. – Чуть заикой не стал после этого.
– Но сейчас же день! На четвертом этаже есть окна, там вампиры прятаться не будут.
– Опять со своими вампирами… – Неста закатил глаза.
– Надо найти Доровски, чтобы он позвонил в полицию, – сделал вывод Паоло. – Идем в столовую и после завтрака займемся этой проблемой.

В трапезном зале пахло горелым. И хотя времени было уже десять минут десятого, завтрак еще не подали. Футболисты расселись, погруженные в мысли о пропаже Пиппо. Доровски все не появлялся, а горелым пахло все сильнее.
– Мне кажется, на кухне пожар, – поморщился Неста. – Менеджер не справился с управлением и спалил прихватку.
Все вяло улыбнулись.
– Я проверю! – Тони поднялся и направился к двери, откуда раньше появлялись официанты.
– Я с тобой! – Гаттузо догнал его. – Вдвоем как-то спокойней.
Тони улыбнулся и ничего не сказал. Выйдя из трапезного зала, итальянцы оказались в коридоре. Справа двухстворчатая дверь вела на лестницу, а чуть подальше слева виднелся вход на кухню. Оттуда валил неприятный белый дым.
– О господи! – Тони бросился в кухню. – Рино, ищи огнетушитель!
Гаттузо натянул ворот футболки на лицо и послушно юркнул в дым. Очаг возгорания Лука обнаружил сразу. На большой сковороде горела обуглившаяся пища. Схватив сковороду прихваткой, Тони сунул ее под воду. Зашипело раскаленное масло, дым повалил сильнее, но пожар был локализован. В это момент появился Рино с огнетушителем.
– Обошлось, – закрывая нос и рот рукой, проговорил Тони. – Доровски спалил наш завтрак.
– Интересно, где он сам? – Гаттузо поставил огнетушитель на пол.
– Может, его куда-то вызвали?
– Значит, связь налажена? – обрадовался Рино.
– Может быть, кто-то даже приехал! – продолжал выдавать позитивные версии Тони. – Кто-то из прислуги смог добраться до замка. Доровски спустился ему помочь и забыл про завтрак.
– Тогда, я думаю, он не обидится, если мы возьмем то, что он уже приготовил, – Гаттузо кивнул на вторую сковороду, накрытую крышкой.
Тони тут же заглянул под нее и обнаружил яичницу с беконом.
– На шестерых здесь маловато, – огорченно протянул он.
– Вторая порция сгорела, – Рино огляделся в поисках тарелок. – Раз уж нас лишили полноценного завтрака, давай поищем чего-нибудь еще.
Тони в это время разделил яичницу на шесть равных частей и раскладывал их по тарелкам. Гаттузо же наткнулся на холодильник и погрузился в его изучение. Через минуту он вернулся к Тони с палкой колбасы, увесистым куском сыра, двумя банками паштета и банкой маринованных помидоров.
– Хороший улов! – похвалил миланца Лука. – Ставь все на телегу, и пошли!
– А кофе?
– Ты будешь варить кофе на всех? – удивился Тони. – Ты тут до обеда простоишь с туркой!
– Там есть банка растворимого… Давай я поставлю чайник и догоню тебя.
– Хорошо! – Тони покатил тележку в столовую.
– А где Доровски? – сразу же спросил Джилардино, увидев коллегу за непривычным занятием.
– Черт его знает! – Тони расставлял на столе тарелки. – Ушел куда-то. Спалил нашу яичницу. Поэтому догоняться будем бутербродами.
– Я поставил чайник, минут пять засеките, – в дверях появился Гаттузо. – А то мы еще и без кофе останемся.
Футболисты принялись завтракать. Рино ел, поглядывая на часы, потом вскочил и убежал на кухню. Через несколько минут он явился с большим подносом, на котором стоял кофейник, шесть чашек, молочник и сахарница.
– А где тосты, официант? – в шутку рассердился Неста.
– У тебя в желудке, – буркнул Рино и уселся пить кофе.
– Доровски так и не появился? – спросил Тони.
– Не-а, – Рино шумно отхлебнул горячий напиток.
– Еще этого нам не хватало! – Паоло со стуком поставил чашку на стол. – Хоть какие-то следы его присутствия есть?
– Не заметил, – пожал плечами Тони. – На кухне все мирно, если не считать сгоревшего завтрака.
– Может, он вечером отправился в город за помощью? – предположил Джилардино. – И еще не успел вернуться?
– А яичницу тебе вампир пожарил? – сострил Неста.
– Может, он внизу, у телефона? – выдвинул свою версию Алекс. – Всех обзванивает, решает проблемы с расчисткой дороги.
– Лучший способ узнать – проверить это, – ответил Паоло. – Сандро, вы сейчас с Рино допьете кофе и спуститесь вниз, к телефону. Даже если Доровски там нет, попытайтесь дозвониться до коммутатора и вызвать полицию.
– А вы не видите закономерности в похищении? – вдруг подал голос Алекс.
Все как по команде повернулись в его сторону.
– Они крадут самых слабых, тех, кто не окажет сопротивления. Тони, Сандро, Паоло, Джилу они не трогают, потому что те слишком большие, а Рино – потому что будет яростно сопротивляться. Пиппо худенький, Пирло – просто не умеет драться.
– А тебя-то почему не украли? – сдерживая улыбку, поинтересовался Неста. – Ты невысокий и, скажем прямо, тоже не драчун.
– Я – следующий, – обреченно выдохнул Алекс.
Все сочувственно уставились на него.
– Так, никто не будет следующим! – Мальдини стукнул ладонью по столу. – Что еще за разговоры такие!
– Мне кажется, Пирло похитили, потому что он что-то узнал, – Неста допил кофе. – А Пиппо – чтобы нашего Лохматика пытать его обществом.
Футболисты посмеялись шутке.
– У Андреа крепкие нервы, он выдержит, – пообещал Тони.
– Да Ушастый и мертвого достанет своим нытьем! – Неста встал. – Ну что, кто со мной к телефону?
– Дай хоть кофе допить! – возмутился Рино.
Сандро привалился к косяку, со скучающим видом ожидая друга. Гаттузо быстро расправился с завтраком и встал, раздавая указания:
– Помидоры уберите в холодильник, колбасу и сыр – тоже. Паштет надо доесть сейчас, а то он протухнет.
– Иди уже давай! – Мальдини замахнулся на него салфеткой. – Все сделаем.
– Ты готов ко встрече с вампирами? – Сандро обнял его за плечи, и они вместе вышли из столовой.
– Пусть они готовятся ко встрече со мной! – улыбнулся Рино.
– Ты хорошо говоришь по-английски? – поинтересовался Сандро. – Ты ведь играл в Шотландии.
– Сто лет назад, – поморщился Гаттузо.
– У меня такой английский, что лучше бы его не было, – Неста улыбался самой своей обаятельной улыбкой. – Может, ты позвонишь в полицию? У тебя и голос грознее. Тебя сразу послушаются.
– Сандро, я не хочу… Я от волнения грубить начинаю, – пытался отговориться Дженнаро.
– Ты имеешь на это полное право! Ты ведь второй день отрезан от цивилизованного мира!
– Ну ладно, позвоню, – Гаттузо хлопнул одноклубника по заду.
– А вот этого не надо было делать, – Сандро хитро прищурился и погрозил Рино пальцем.
Футболисты спустились на первый этаж, Неста свернул под лестницу, но дверь в коморку оказалась запертой.
– Да что такое! В этом замке просто день закрытых дверей! – возмутился Неста.
– Сейчас будет день выломанных дверей! – Рино ударил ногой в то место, где, предположительно, должен был находиться замок. Створка неожиданно легко поддалась. Почти не повредив запирающее устройство, итальянцы проникли к телефону. Гаттузо кашлянул, облизал губы и взглянул на Несту:
– Что говорить-то?
– Попроси, чтобы нас соединили с полицией. Скажи, что тут пропали двое человек, – помог тот.
Рино кивнул и снял трубку.
– А как коммутатор набирать-то?
– Откуда я знаю? – пожал плечами Неста. – Давай все цифры подряд попробуй.
– Хорошо, – Гаттузо нажал на цифру один. – Сандро, а так и должно быть, что гудка нет?
– Вообще-то, нет, – Неста взял трубку и послушал. – Вот зараза! – Он постучал по рычажкам. – Не работает!!!
– Смотри! – Рино указал на пол, где лежал обрезанный телефонный провод.
Неста поднял отрезок, посмотрел на его конец и заключил:
– Ножом обрезали. Видишь, диагональный срез? Прямо под самую розетку, чтобы подсоединить невозможно было.
– Мне это очень-очень не нравится! – лицо Гаттузо помрачнело. – Говорю же, здесь кто-то есть помимо нас. Он в подвале тогда за нами следил, лампочки вырубал. Теперь вот телефон вообще отрезал.
– Это Доровски! – Сандро сжал губы и зачем-то оглянулся. – Прикидывался тихоней и любезным слугой, а сам заправляет тут всем.
– Попадись он мне, я ему так врежу, да поможет мне бог! – процедил Рино.
– Нет, надо действовать тоньше, – замотал головой Неста и понизил голос. – Надо притворяться, что мы ни о чем не подозреваем, чтобы он расслабился и выдал себя раньше времени. Не скажем ему, что мы обнаружили обрыв провода. Просто попросим спуститься вниз и позвонить. А сами проследим, спустится ли он. Если нет, то сомнений не останется – он злодей.
Глаза Гаттузо загорелись авантюрным огнем.
– Есть еще вариант, – продолжал Сандро, – что Доровски – не зачинщик, а всего лишь исполнитель. У него есть босс, который творит какие-то некрасивые и, скорее всего, незаконные дела. И поэтому вдвойне не надо показывать камердинеру, что мы о чем-то догадались.
Гаттузо согласно закивал.
– Все, пошли отсюда! – Сандро подтолкнул друга к выходу.
Итальянцы вышли из коморки, прикрыли дверь, чтобы не было видно, что кто-то заходил в комнату, и поднялись на третий этаж. Остальные находились в номере Мальдини.
– Что, дозвонились? – с надеждой спросил Дель Пьеро, как только футболисты вошли в комнату.
– Плохие новости, – Сандро оглядел присутствующих суровым взглядом. – Кто-то обрезал провод так, что теперь его не соединить. Так что дозвониться в город мы теперь не сможем.
– Я так и знал! – Джилардино закрыл лицо руками.
– Подожди ты паниковать! – одернул его Неста. – Мне кажется, что это сделал Доровски. Поэтому я предлагаю не подавать вида, что мы о чем-то догадываемся. Надо проследить за ним, вдруг он нас выведет на кого-нибудь покруче.
– В каком смысле? – Тони подозрительно прищурился.
– Я думаю, что всю эту кашу заварил не один Марк. У него есть начальник, который руководит действиями менеджера. Когда мы узнаем, кто начальник, мы придумаем план действий.
– Если нас к тому времени по одиночке всех не переловят, – вставил Дель Пьеро. – Наверное, ты заметил, что похищают парней ночью либо утром, когда все спят. И из закрытых комнат, а это значит, что тут полно потайных ходов. Открывается дверь в стене, выскакивают два-три здоровых бугая – руки заломили, кляп в рот и обратно в дверь. И все! Никаких следов!
– Что ты предлагаешь? Жить в коридоре? – усмехнулся Неста.
– Я предлагаю выявить закономерность и вычислить, кого похитят следующим. Это позволит нам нарушить задумки злодеев.
– Чтобы вычислить закономерность, нужно хотя бы три случая, – возразил Тони. – В двух мы не сможем отличить закономерность от случайности.
Во время этого диалога Мальдини сидел, потирая виски, а когда парни замолчали, тихо произнес:
– Я кое-что скрыл от вас.
На капитана «Милана» устремились недоуменные взгляды.
– Вот, письмо, – Паоло достал из кармана джинсов свернутый листок. – Мы с Сандро нашли его в книге Пирло.
– А что в нем? – Гаттузо смотрел на письмо, как на бомбу, которая должна была взорваться через минуту.
– Почитайте! – Паоло протянул ему послание.
Рино вслух зачитал содержимое письма. Футболисты слушали не дыша.
– Кошмар какой! – первым пришел в себя Джилардино. – Мы не первые!
– Более того, мы последние, – Сандро убрал волосы за уши. – Помните, когда мы ехали в такси, Паоло спросил таксиста, много ли туристов в Замке. И он ответил: «Вы последние».
– И что это значит? – нахмурился Тони.
– Значит, что после нас они заметут следы и никто ничего не узнает. Поэтому нам надо выбраться отсюда во что бы то ни стало!
– Как ты отсюда выберешься? – начал раздражаться Гаттузо. – Входная дверь закрыта хитрым способом, на окнах решетки.
– Надо найти черный ход, – вставил Паоло. – Каким-то же образом сюда доставляют продукты.
– Вы были на кухне, видели черный ход? – обратился к Тони Дель Пьеро.
– Я видел лестницу, ведущую вниз, – хмуро ответил тот.
– Опять лестница! – поморщился Мальдини.
– Она вполне безопасная, обычная лестница, – заступился за друга Рино. – Там даже свет горел.
– Ну что, пойдем на разведку? – предложил Неста. – Заодно поищем Доровски.
Футболисты послушно поднялись и направились к выходу.
Первым на лестничную площадку, ведущую из кухонного коридора, выглянул Тони. Осмотрев пролет, он махнул своим, что путь свободен. Итальянцы гуськом проследовали за нападающим «Фиорентины». Ступени вели на первый этаж и упирались в широкую дверь наподобие гаражной. Она, как и следовало ожидать, тоже оказалась закрытой.
– Должен же быть замок, который ее открывает! – Тони осматривал окрестные стены. – Как повара продукты принимают!
– Может, тут есть кухонный лифт? – сделал предположение Неста.
Но осмотр узкого холла ничего не дал: ни кнопок, ни замков, ни засовов на двери футболисты так и не нашли. Как не нашли и признаков других приспособлений, через которые можно было бы выйти наружу.
– Давайте попробуем ее поднять! – Тони опустился на колени перед дверью, намереваясь зацепиться пальцами за край створки.
– Не получится у тебя ничего! – Джилардино похлопал его по спине. – Чтобы поднять такую махину, надо хорошо ухватиться. А ты только двумя пальцами держишься.
– Да, – Лука, кряхтя, поднялся. – Тупик.
– Слушайте! – вдруг озарило Гаттузо. – В зимнем саду крыша стеклянная. Если мы ее разобьем и достанем веревку, то сможем выбраться.
– На крыше тоже решетки, – поспешил ответить Дель Пьеро. – Я уже смотрел.
– Давайте проверим, может быть, там есть широкое место, в которое протиснется, например, Джила, – не унимался Гаттузо. – Был бы Пиппо, он бы пролез…
После этих слов всем стало грустно.
– И что, мы вылезем наружу и оставим наших парней здесь в заложниках? – повернулся к нему Мальдини.
– Мы можем подготовить все к побегу, потом вызволить парней и всем вместе драпануть, – Рино слегка покраснел от волнения.
– Чтобы вызволить Пиппо и Андреа, мы должны знать, где они находятся и в каком состоянии, – Неста направился к лестнице.
– Что значит «в каком состоянии»?! – Джилардино бросился за ним.
– Они могут быть ранены, могут находиться под действием транквилизаторов, – бросил Сандро, не оглядываясь. – Ты когда-нибудь пробовал человека в полусонном состоянии протиснуть между решеток?
– Сандро прав, надо это тоже учитывать, – Мальдини последовал вслед за защитником. – Пойдемте, парни! Есть одна мысль!
Футболисты шли за капитаном «Милана», а он говорил на ходу:
– Надо разделиться. Так мы быстрее придем к результату. Предлагаю одной группе заняться исследованием оранжереи, а второй – отработкой версии, где могут держать пленников в замке.
– На четвертом этаже! – тут же выпалил Джилардино.
– Или в подвале? – поддел его Рино.
– Я могу заняться решеткой в зимнем саду, – вызвался Тони. – Рино, поможешь мне?
– Конечно!
– Тогда мы с Паоло обдумаем версии про пленников, – заключил Неста. – Есть у меня пара мыслишек.
– А мне что делать? – Джилардино дернул капитана за рукав.
– Будешь нам помогать, – Рино дал ему легкий подзатыльник.
– Мне кажется, что в библиотеке можно найти план замка, – подал голос Алекс. – Хотя бы приблизительный, без потайных ходов.
– Ты принят в нашу команду! – улыбнулся Сандро.
На этом группы разошлись. Лука, Рино и Альберто отправились в зимний сад, а Сандро, Алекс и Паоло – в библиотеку.
– Я думаю так, – на ходу говорил Неста, – и Андреа, и Пиппо похитили прямо из комнат. Под номером Пиппо – коридор, под номером Пирло – столовая. Значит, ходы не в полу, а в потолке, чтобы жертв втаскивать наверх. Следовательно, нам надо сделать упор на изучение четвертого этажа.
– У меня тоже есть подозрение, – подхватил Паоло. – Мне сразу показалось, но теперь надо это проверить, чтобы знать наверняка, – что расстояние от двери до двери снаружи и изнутри комнаты различаются.
– Почему? – не понял Неста.
– Мне кажется, что поперечные стены толще, чем должны быть. В них тоже могут скрываться потайные лазы.
– Особенно стены между непарными комнатами, – согласился Дель Пьеро. – Там, где зеркала висят. Ведь во всех комнатах зеркала висят на стенах, противоположных ванным, то есть на несущих!
– А что если через эти зеркала за нами наблюдают? – Неста даже остановился от осенившей его мысли.
– Тогда плохо дело, – Паоло потер лоб. – Они знают все, о чем мы говорили.
– Если это на самом деле так, что за зеркалами стоят камеры, и злодеи отслеживают, кто наиболее удобен для похищения, – разочарованно вздохнул Алекс. – И тогда в похищениях нет системы.
– Если есть камеры, то у нас есть шанс добыть доказательства того, что тут происходит! – оживился Неста. – Надо только добыть пленку!
– Ага! Как только Андера и Пиппо освободим, так и пленку добудем! – Дель Перо свернул в библиотеку. – Может, еще и мир спасем по пути?
– Хватит препираться! – одернул их Паоло. – Давайте лучше решим, как искать план замка будем.
– По старинке, – Сандро пожал плечами. – Я в каталоге, Алекс на полках.
Распределив обязанности, футболисты принялись обыскивать библиотеку. Паоло присоединился к Алексу и проверял стеллажи с технической литературой. В самый разгар работы в зал ворвался Джилардино, на котором лица не было, и заорал истошным голосом:
– Доровски повесился!!!
Итальянцы остолбенели, непонимающе глядя на Альберто.
– Как… повесился? – Мальдини чуть книжку не выронил.
– В оранжерее, – Джилардино трясущейся рукой указывал куда-то за дверь. – Пойдемте туда! Скорее!
– Если он повесился, то торопится уже бесполезно, – попытался пошутить Сандро, но никто не прореагировал на его слова.
Бросив свое занятие, итальянцы побежали в зимний сад. Влетев в оранжерею, они сразу увидели тело Доровски, болтавшееся на веревке под самым потолком.
– Как он туда забрался? – ужаснулся Мальдини. – Тут метров пять будет…
– И так понятно: его повесили, – скорбно произнес Тони. – Вот почему яичница сгорела! Он услышал какой-то звук, думал, что прислуга пришла, а это убийца.
– Может, прислуга на самом деле пришла. Она и убила, – Дель Пьеро отвернулся.
– Как его снять? – Рино всматривался в то место, к которому крепился конец веревки. – Там какой-то крюк, что ли… Или кольцо какое-то…
– Может, для тента? – выдал версию Мальдини. – Сейчас это не важно… Важно, что единственный человек, который был под подозрением и который мог пролить свет на происходящее, – мертв!
– Выходит, есть кто-то еще, кому мешался и Доровски, – глаза Джилардино становились все больше. – Это кто-то левый! Не из работников замка!
– Наоборот, из работников, – Неста осматривал кусты и клумбы. – Марк ему доверял, вышел к нему без задней мысли, не убрав сковородку с огня. А тот его, скорее всего, оглушил и повесил.
– Жутко как, – Тони повел плечами. – Теперь мы в замке одни! В смысле, одни против кого-то! А что если он и наших парней…
– Ничего с ними не случилось! – перебил его Мальдини. – Ты же видишь, что Доровски повешен на видном месте – для устрашения, чтобы посеять панику в наших рядах. Если бы менеджера просто убрали, то тело бы спрятали.
– Что нам теперь делать? – Джилардино не отрывал взгляд от капитана.
– Вернемся в библиотеку все вместе и поищем книги, которые могут дать ответ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта