TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
ЗАМОК. Часть 2


В комнате отдыха футболисты собрались с опозданием. Первым, за десять минут до обозначенного часа, пришел Паоло Мальдини. Он обошел зал, оценивая обстановку, потрогал сукно на бильярдном столе, выглянул в окно, обнаружил в углу музыкальный центр с целой подборкой дисков, поставил один на свой вкус. В этот момент в комнату пришли Неста с Пирло и Гаттузо. Рино тут же начал возмущаться, что напитки еще не поданы, а в настоящих ресторанах при настоящих отелях все подают заранее. Неста назвал его тайным алкоголиком. Гаттузо обиделся и уселся в самое дальнее кресло. В это время пожаловал Доровски. Он катил перед собой большой бар на колесиках, в верхнем ярусе которого стояли чистые бокалы и бутылки с заказанными напитками, а в нижнем – фрукты и легкие закуски. Менеджер ушел, пообещав через несколько минут подать мясную нарезку и шашлык. Рино с готовностью налил себе коньяка и выпил в одиночестве. Этот момент и запечатлел Джилардино, прокравшийся в зал незамеченным.
– Правильно, Берто, – закивал Неста, – пусть Папа Карло знает, что его разрушительный хавбек с удовольствием разрушает не только чужие атаки, но и свою печень.
– А ты собираешься жить вечно? – рыкнул Гаттузо.
– Не злись, – Паоло погладил полузащитника по жесткому ежику на голове. – В отпуске мы можем разрушать что угодно без разрешения Карлетто и дядюшки Сильвио.
В это время пришли Тони и Дель Пьеро. Футболисты налили себе каждый своего напитка и выпили за начало прекрасного отдыха. После первого тоста в комнате появился Доровски с обещанным шашлыком и котлом с грогом, стоящем на специальной горелке, благодаря которой в котле поддерживалась оптимальная для грога температура. За Доровски важно вышагивал Индзаги.
– Явился – не запылился! – хохотнул Тони. – По важности ты себе не знаешь равных.
– Не обязательно было обращать внимание на мой приход, – парировал Индзаги.
– Ты заявился с таким видом, что нельзя было не обратить внимания, – подыграл ему Сандро, и Филиппо порозовел от удовольствия.
– Господа, грог! – Доровски уже вооружился поварешкой и приготовился разливать напиток в специальные мельхиоровые кубки с затейливой резьбой.
Пиппо первым взял бокал и отпил:
– Божественно! Самый вкусный грог!
– Тоже мне любитель английских напитков выискался! – фыркнул Гаттузо. – Коньяк лучше попробуй.
– Всему свое время, – чопорно ответил Индзаги и взял тарелку с порцией шашлыка.
– Ушастый! Ты ведь не заказывал шашлык! – возмутился Альберто. – Поставь! Это порция Паоло!
– Пусть ест, – отмахнулся Мальдини. – У него и так ярко выраженный дефицит массы тела.
– Я это… Мне казалось, я тоже заказал… – Пиппо виновато поставил тарелку обратно. – Я просто забыл немножко – нет, надо сразу орать!
– Хочешь, я поделюсь с тобой? – Мальдини улыбнулся.
– Нет, не надо. Тут полно закусок…
Было видно, что Филиппо чувствует себя неудобно после недоразумения с шашлыком.
– Паоло, будешь грог? – Тони принял у Доровски чашу и протянул его капитану «Милана».
– Попробуем, что это за божественный напиток, – тот взял кубок и отпил. – Да, действительно, очень вкусно.
Примеру Паоло тут же последовали остальные футболисты, кроме Гаттузо, который с подчеркнутой надменностью цедил коньяк.
– Если я понадоблюсь, вон там есть телефон, – Доровски указал рукой в сторону музыкального центра. – Наберете ноль, я отвечу. Можете заказать еще нарезки и алкоголь. Все включено в стоимость путевки.
– Извините, можно вопрос? – Тони отпил грога. – А где официанты? Почему вы все сами приносите?
– У них уже закончился рабочий день, – ответил менеджер.
– Рабочий день закончился? – удивился Гаттузо. – В отеле, где туристы находятся круглосуточно, где услуги сервиса могут понадобиться в любое время?
– У нас не просто отель, господин Гаттуз, у нас замок, – Доровски хоть и улыбался, но было заметно, что он обиделся. – Мы старались создать для наших гостей правдоподобную атмосферу того времени. Практически весь обслуживающий персонал – местные жители. Нам разрешили открыть замок для туристов только с условием, что мы обеспечим рабочими местами жителей окрестных деревень и городков. Но народ в этих местах до сих пор очень верит преданиям, поэтому на ночь в замке никто не остается. В девять часов все разъезжаются по домам, а к семи утра снова приезжают.
– Это же очень неудобно, – поморщился Мальдини. – Сколько до ближайшего населенного пункта?
– Шесть километров. Это если напрямик через лес. По дороге километров пятнадцать будет.
– Десять минут на машине, – пожал плечами Дель Пьеро. – В принципе, не так уж и неудобно. Бывает, люди тратят на дорогу до работы более двух часов.
– Но при этом работают они не по двенадцать часов, – Тони взмахнул бокалом.
– У нас тоже посменная работа, – Доровски принял пустой бокал от Индзаги и снова наполнил его. – Мы чтим трудовое законодательство и платим налоги. Так что у нас все законно, господа.
После этой речи он с достоинством удалился.
– Господин Гаттуз! – хрюкнул от смеха Неста, когда дверь за менеджером закрылась.
– Смешно дураку, что рот на боку, – Рино закатил глаза. – Как умеет, так и произносит.
– Я тоже тебя буду звать Гаттузом! – Сандро трясся в беззвучном смехе.
– Слушайте, мне не нравится, что прислуга на ночь уходит, – Индзаги отправил в рот кусок колбасы.
– Наоборот классно! – Джилардино просто переполнялся непонятным возбуждением. – Создание атмосферы, мистика, суеверия. Прислуга уходит на ночь, потому что боится вампиров и приведений. Все же сделано, чтобы мы начали проникаться теми темными глухими временами.
– Ты, я смотрю, уже проникся, – усмехнулся Паоло.
– Я такие фотки наделал! – Альберто даже бокал поставил, чтобы не расплескать грог – так эмоционально он говорил. – Просто класс! Приеду домой – выпущу фотоальманах.
Неста прыснул от смеха, Пирло сдержанно улыбнулся и мотнул головой, а Гаттузо смерил одноклубника скептическим взглядом.
– И еще я кое-что обнаружил, – Альберто подался вперед и зачем-то заговорил полушепотом. – Нам ведь показали только одно крыло, а про второе ни слова не было. Почему?
– В самом деле, почему? – задумался Индзаги.
– Потому что нас мало, а другое крыло замка пока закрыто, – пожал плечами Паоло. – Будет наплыв туристов – его откроют.
– Не-а, – Джилардино энергично замотал головой. – Там что-то произошло. Недавно. На третьем этаже двери туда наглухо закрыты, на втором этаже – тоже, но там в двери есть скважина. Я заглянул.
– И что? Увидел могилу Дракулы? – Пирло залпом допил свой грог.
– Да нет же! Там темно, видно плохо. Но я смог разглядеть обрывки полицейской ленты на полу. Ну знаете, такими место преступления обматывают, чтобы публика улики не затоптала.
Футболисты переглянулись. В возможность серьезного происшествия в отеле, открытом для посещения, не верилось. Но глаза Альберто так восторженно горели, а сам он пребывал в таком эмоционально-приподнятом состоянии, что существование сокрытого места преступления казалось правдоподобным.
– Давайте спросим об этом у Доровски! – предложил Гаттузо. Он уже захмелел от коньяка, и теперь его тянуло на приключения.
– Зачем?! – Альберто замахал на него руками. – Лучше сами сходим тихонько на разведку. Вдруг он поймет, что мы обо всем догадались, и даст распоряжение слугам убрать место преступления.
– Когда? – оживился Тони.
– Завтра, – подумав, ответил Джилардино.
– Ага, когда тут полон замок прислуги будет! – Неста встал и налил себе еще грога. – Если хотите расследование провести, то идти надо, когда в замке никого нет. Чтобы не спалиться.
– Точняк! – Альберто хлопнул себя по коленке. – Пошли сейчас?
– Предлагаю выпить для храбрости! – Тони поднял свой бокал.
– Господи, взрослые мужики, а все как дети! – Паоло по-отечески покачал головой. – Ну какое может быть место преступления? Даже если тут и произошло что-то, полиция бы закрыла замок для посещений. Да и самим владельцам отеля не выгодно, чтобы постояльцы прознали про инцидент. А если расследование не закончено, то отелю бы не разрешили пускать сюда туристов. Во избежание уничтожение улик или повторения случившегося.
– Как тогда объяснить наличие желтой полицейской ленты? – не унимался Джилардино.
– Это не лента вовсе, – Паоло принялся за шашлык. – Ты же сам сказал, что там темно. Показалось. Лежит что-то, напоминающее ленту. А у тебя фантазия слишком богатая.
– Эдгар Алан По! – Пирло локтем пихнул Дель Пьеро в бок.
– Можешь не ходить и не смотреть, – Джилардино снова взял бокал и залпом осушил его. – А мы сходим. Да, Рино?
– Почему нет? – Гаттузо допивал уже четвертый бокал коньяка.
– Меня возьмите! – попросился Тони. – Мне тоже интересно.
– Кто еще пойдет? – Альберто оглядел присутствующих лихорадочно блестящими от алкоголя и предвкушения глазами. – Сандро?
– Боже упаси! – Неста закрылся руками. – Чтобы потом вляпаться в некрасивую историю? Нет уж, увольте.
– Трус! – заключил Гаттузо.
– Я не трус, я просто мыслю здраво, – Сандро улыбался вроде бы миролюбиво, но Паоло уловил в этой улыбке что-то коварное. – Вот вы сейчас собираетесь пойти туда просто посмотреть? Или что? Взломать дверь?
– Не знаю, – Альберто посмотрел на Гаттузо и Тони, прося у них поддержки. – Сначала да, просто посмотрим, а там – по обстановке.
– А если вам встретится Доровски? Столовая-то на втором этаже. Наверняка и кухня там же. Он там колбасу строгает, услышит ваши шаги и выйдет. И попадетесь, как миленькие. Ладно, если он просто застанет вас подглядывающими. А если вы уже к этому времени дверь ломать начнете? Кто вас из полиции будет вытаскивать?
– Не будем мы ломать никакие двери! – заверил Несту Тони.
– Ты не думал, что Доровски мог наврать, что в замке никого нет, чтобы создать атмосферу, как ты выражаешься. На самом деле, тут полно людей: поваров, горничных, охранников. Вы попретесь дверь ломать и наткнетесь на какого-нибудь портье. Конфуз выйдет.
– Голос разума, – согласился Паоло.
– Ну хорошо, что ты предлагаешь? – пыл Джилардино немного поубавился.
– Я предлагаю? – Неста откинулся на спинку. – Я ничего не предлагаю. Просто если бы мне приспичило сунуть нос в то, во что совать не положено, я бы сделал все по уму. Хотя бы одну угрозу – самую очевидную – нейтрализовал.
– Это какую? – Рино перевел на одноклубника мутный взор.
– Доровски, – Сандро глотнул грога.
– Как ты предлагаешь его нейтрализовать? – испугался Тони. – По башке, что ли, двинуть ему? Ничего себе методы!
– Да не по башке! Надо просто заманить его в такое место, где бы он наверняка пробыл долго.
Джилардино, Тони и Гаттузо обменялись непонимающими взглядами.
– Да господи, позовите его сюда! – потерял терпение Неста. – Мы его тут задержим минут на пятнадцать-двадцать, а вы в это время прошмонаете левое крыло.
– Блин, как все просто! – удивился Гаттузо. – И как вы его тут задержите?
– Много способов, – в глазах Несты прыгали чертенята. – Разговорами займем, вопросами закидаем.
– Я про книжку могу спросить, – вступил в игру Алекс.
– Про какую книжку? – заинтересовался Индзаги, который под шумок слупил всю тарелку колбасной нарезки.
– Я книжку взял про Дракулу почитать. Документальную.
– Дай мне тоже почитать! – оживился Пиппо.
– Восемьдесят евро в сутки, – не растерялся Дель Пьеро.
– Офигеть! Откуда такие цены?
– Сам столько заплатил.
– Да ну в баню! – Филиппо снова вернулся к напиткам и закускам.
– Ну что, Сандро, вызывай Доровски, – Джилардино кивнул в сторону телефона.
– Почему это я? Вам надо его выманить – вы и вызывайте.
– Это ты придумал сто способов задержать менеджера тут, – Тони встал и подошел к Несте. – Давай, красавчик, не упрямься.
– Давай, Сандро, – подержал Луку Мальдини. – Ты эту кашу заварил – тебе и расхлебывать.
Спорить с капитаном и великаном, возвышающимся на два метра, Несте не хотелось. Он вздохнул, лениво поднялся и вразвалочку отправился к телефону. Джилардино, предчувствуя начало таинственной операции, настраивал свой фотоаппарат. Пригласив Доровски в комнату отдыха, Сандро повернулся к остальным:
– Ну все, можете идти.
– Дайте нам двадцать минут, – Рино тяжело поднялся и, шатаясь, двинулся к двери.
– И вот еще что. Когда Доровски будет уходить, наберите меня. Чтобы мы знали, что шухер начинается, – Джилардино сунул фотоаппарат в карман и тоже направился к выходу.
– Связи нет! – почти хором ответили Индзаги и Дель Пьеро.
– Ах ты, засада! – всплеснул руками Альберто. – Ну ничего, нам хватит времени.
С этими словами троица вышла в коридор. С минуту оттуда были слышны шаги и пьяный голос Гаттузо, но потом все стихло.
– Больше так не делай, Сандро! – Мальдини встал и налил себе еще грогу.
– Как? – Неста с невинным видом поднял брови.
– Не надо подзадоривать пьяных дурачков, – Паоло покачал головой. – Ты же знаешь, что Джила гипервпечатлительный, к тому же искатель приключений на все части тела. Да и пьяный Рино – не так компания, в которой все должно закончиться благополучно. Если они во что-нибудь вляпаются, в том будет и твоя вина.
– Да я старался помочь! – Неста ударил себя в грудь кулаком, хотя сам едва сдерживал ехидную улыбку. – Было бы лучше, если бы менеджер их застукал?
– Да ничего с ними не случится, – отмахнулся Дель Пьеро. – Там же Тони. Где есть добрый великан, там все заканчивается хорошо.
– Для доброго великана, – добавил Пирло. – А что если наши парни действительно что-то отыщут?
– И ты туда же! – Паоло закрыл лицо рукой. – Как вы не поймете, что все здесь специально рассчитано на людей с бурной фантазией. Ну увидят они полицейские ленты, и что? Это ничего не доказывает и ни о чем не говорит.
– Да пусть поразвлекаются! – Дель Пьеро поставил свой бокал на стол. – Они же за этим сюда приехали – за эмоциями и приключениями. Они за это деньги платили.
– Вызывали, господа? – в зал вошел Доровски.
– Да, вызывали, – Неста указал менеджеру на свободное кресло. – Мы хотели с вами поговорить, расспросить о Замке и местном фольклоре. Все это жутко интересно.
– Я слушаю вас, – Доровски элегантно уселся в кресло и обвел присутствующих взглядом.
– Извините, как вас зовут? – улыбнулся Дель Пьеро. – А то как-то неудобно обращаться к вам просто на вы.
– Марк.
– Меня Алекс, – Дель Пьеро кивнул. – Это Паоло, Филиппо, Сандро и Андреа.
Футболисты, имена которых он называл, приветственно кивали менеджеру.
– Очень приятно. Я слушаю ваши вопросы, господа, и постараюсь ответить на них.
– Нас очень заинтересовал факт, что прислуга не желает оставаться на ночь в замке, – начал Сандро. – Мы хотели бы услышать хоть парочку легенд, вызывающих столь сильные суеверия.
– О, не стоит обращать внимание на этот факт, – мотнул головой менеджер. – Это древние суеверия, а народ здесь очень… как бы это выразиться… близок к корням, что ли. В этом заключается особенность практически всех поселков в славянской глуши. Матери рассказывают истории детям на ночь вместо сказок.
– Что за истории? – Индзаги придвинул ближе тарелку с сыром и налил себе вина.
– Про Дракулу, – пожал плечами Доровски. – Про кого тут еще рассказывать. Говорят, замок стоял заброшенным с конца восемнадцатого века. В середине девятнадцатого сюда приезжал австрийский вельможа – не то герцог, не то граф. Хотел отремонтировать замок и поселиться в этом поместье, однако через два месяца после приезда он спешным образом собрал вещи и уехал вместе с женой и всей прислугой. Больше о нем никто ничего не слышал. Местные жители очень боялись этого замка. Даже в лес не ходили. Поговаривали, что там обитает Оборотень – дух графа Дракулы или его сына.
– У него был сын? – удивился Пирло. – Я читал, что он погиб в турецком плену.
– У Владислава Дракулы было двое сыновей. Старший – Алексан, – действительно, был захвачен в турецкий плен во время войны с маврами. Но был еще и второй, внебрачный сын Велен. Когда Владислава казнили, Велену было около четырех лет. Его мать – дочь городского главы – бежала из Трансильвании, опасаясь людской мести, ведь пока Дракула был жив, местные жители боялись гневить и без того кровожадного и деспотичного графа. Однако Велен вернулся в замок через двадцать с лишним лет. Он сумел доказать свое родство с графом и получил право на поместье и дворянский титул. И вот тут-то и начинаются легенды. Дело в том, что Велен как две капли воды походил на отца, а могила Дракулы, как вы знаете, оказалась пустой, когда ее по приказу Ватикана вскрыли. И люди стали поговаривать, что это вернулся сам Влад Дракула. Чтобы оставаться молодым, он по ночам превращается в летучую мышь, летит в городок и пьет там кровь горожан.
– Я думал, легенды про Дракулу пошли еще при его жизни, – расстроено протянул Дель Пьеро.
– При жизни Владу Дракуле хватало неприятностей, – согласился Доровски. – Пережив личную трагедию, он преисполнился жаждой мести. Вы прочитаете об этом в книге.
– Расскажите! – с жаром попросил Индзаги, снова наполняя бокал. – Что за личная трагедия?
– Дело в том, что его отец – тоже Владислав, рыцарь Ордена Драконов – возглавлял армию Трансильвании в войне с Османской империей, которая тогда вела завоевание Балкан. Армия Владислава-старшего не знала поражений и страха, а ее предводитель прослыл среди мавров бессмертным. Однако королю Австро-Венгрии был нужен мир. Для этого король готов был отдать Трансильванию туркам в качестве откупа. Но Владислав Дракон был истинным патриотом и не мог такого допустить. Тогда монарх хитростью заманил его в ловушку, пообещав военную поддержку, но когда настало время, никакой поддержки не пришло, как вы понимаете. Османы разбили малочисленное трансильванское войско, его военачальника и двух его сыновей – Андрона и Владислава – взяли в плен. Владиславу-младшему было тогда около пятнадцати лет, Андрону – восемнадцать. Отца казнили на глазах его сыновей. Позже Владислав узнал, что в гибели трансильванской армии виноват венгерский король, и задумал отмстить. Через несколько лет он бежал из плена, вернулся на родину с армией и отбил Трансильванию у турков. Вернув в родные места мир, юный Дракула предпринял коварный шаг. Написав королю, что желает, как отец, служить на благо Австро-Венгрии. Он пригласил самых знатных вельмож и военачальников к себе в поместье на пир по случаю возвращения Трансильвании в состав Австро-Венгрии. Вельможи с радостью приняли приглашение, ели-пили, поднимали бокалы за здоровье молодого графа и процветание Трансильвании. Но в полночь, когда все были пьяны, Владислав и его помощники перерезали всех гостей, а их головы насадили на колья и расставили вокруг замка. Так родилась легенда о Кровожадном Владе, позже переросшая в миф о бессмертном вампире.
– Ничего себе, как ему башню-то сорвало! – присвистнул Пиппо.
– Да, говоря современным языком, Владислав Дракула был просто психически больным человеком. Получив душевную травму в юном возрасте, он не смог справиться с болезнью.
– Жестокость порождает новую жестокость, – вздохнул Паоло.
– А что же Велен! – напомнил Пирло. – Он тоже был кровожадным и беспощадным?
– Нет, Велен вел затворнический образ жизни, редко появлялся на людях, что рождало массу подозрений, – с охотой продолжил Доровски. – Он был ученый, его интересовала алхимия и медицина. Рассказывают, что он приходил в семьи бедняков в окрестных селениях и забирал оттуда больных для своих медицинских опытов. Некоторые возвращались здоровыми, некоторые не возвращались вовсе. Вернувшиеся говорили, что Велен – колдун и лечил их грибами и заклинаньями. Другие рассказывали, что он пил человеческую кровь и больных заставлял делать то же самое. А когда пропала дочь нового городского главы, народ прочно утвердился в мысли, что Велен – это Кровожадный Влад, продавший душу Дьяволу и ставший вампиром. И для полного могущества ему не хватало его последней жены.
– И Велен женился на ней? – усмехнулся Дель Пьеро.
– Нет, он был женат на дочери румынского купца, она родила ему двоих сыновей и двух дочерей. Обеих он удачно выдал замуж. Старший сын, правда, в возрасте десяти лет скончался от неизлечимой болезни, а младший унаследовал замок, когда Велен умер.
– Что в этом такого сверхъестественного? – пожал плечами Сандро. – Раньше медицина оставляла желать лучшего, многие умирали от простейшего гриппа.
– Загадочное в этом то, что и Владислав-старший, и Влад Кровожадный, и Велен, и его младший сын Грегор, и последующие владельцы поместья – все имели по двое сыновей. Ни больше, ни меньше. Старшие сыновья обычно не выживали – либо погибали на войне, либо умирали от болезней, – а младшие становились владельцами родового замка. Но и это еще не всё! Все до одного младшие сыновья с фотографической точностью походили на отцов, это и давало местным жителям пищу для россказней, будто Влад Дракула пьет кровь, чтобы перевоплощаться в молодых.
– Странно, – согласился Пирло. – Неужели в науке нет объяснения такому феномену?
– Наконец-то ты что-то не знаешь! – обрадовался Дель Пьеро.
– Объяснение есть, но оно появилось только в двадцатом веке, – Доровски развел руками. – В те темные времена люди все толковали с позиции божественного или дьявольского вмешательства.
– Но вы сказали, что замок стоит заброшенным с конца восемнадцатого века, – напомнил Дель Пьеро. – Значит, династия вампиров прервалась?
– Последний его владелец Вэлкан не смог пережить смерть своей беременной жены и приказал замуровать себя заживо в стене замка, – трагически сообщали Доровски. – После этого перестали пропадать люди из окрестных селений, и народ немного успокоился. Однако все равно территория замка считалась проклятым местом. Поговаривали, что здесь даже птицы не гнездились.
– За двести лет можно было сто раз забыть про Дракулу, – скептически заметил Неста. – Если ничего не происходит, что зачем бояться? По привычке? Или людям просто хотелось адреналина?
– Дело в том, что в сороковом году, во время Второй мировой войны, местность была оккупирована фашистами, – с готовностью продолжил Доровски, – а в замке был устроен штаб армии. Здесь же поселились высокие военные чины. И вот тут-то легенда вспыхнула с новой силой. Один за другим в лесу стали пропадать немецкие солдаты. Штабные грешили на партизан, но мер не предпринимали – у Генерального штаба были дела поважнее. Однако начальство всполошилось, когда штабного майора нашли недалеко от замка с перегрызенным горлом. Фашисты провели зачистку в окрестных селах, кого-то арестовали. Дело в том, что жителей было мало – почти все мужчины были призваны на фронт, оставались только женщины, дети и старики. Но старания немецких солдат были тщетны: через неделю пропал генерал Фельшт, помощник главнокомандующего Западного Венгерского фронта. Два дня солдаты прочесывали леса и только на третий нашли обезглавленное тело Фельшта. Ужас поселился в сердцах солдат, потому что голова генерала была не отрублена, а отгрызена. Судя по размеру следов от зубов, зверюга эта была больше двух метров в длину. Понятно, что в армии началась паника, которую усугубляли и местные жители со своими суевериями. Еще через месяц ужасное событие потрясло немецкое командование. На рассвете немецкий патруль услышал выстрелы и немедленно бросился на звук, готовый принять бой, но обнаружил у дороги едва живого солдата, военная часть которого была расквартирована в поселке неподалеку. У солдата не было руки, он потерял много крови и все время бредил про какого-то Зверя. Его доставили в штаб, где он рассказал, как проснулся от ощущения, что на него кто-то смотрит. Не понимая, что делает, солдат вышел из дома на улицу и отправился по дороге, ведущей в лес. На опушке на него напал Зверь и потащил в чащу. Немец отбивался, звал на помощь, но никто не услышал. Оттащив добычу от дороги, Зверь остановился и сказал человеческим голосом: «Я сохраню тебе жизнь, чтобы ты передал мое послание начальству. Убирайтесь из моего замка! Иначе гнев мой будет страшен!» Но солдат, немного пришедший в себя от происшедшего, выхватил пистолет и дважды выстрелил в Зверя в упор. Тот бросился на немца, завязалась недолгая борьба. Недолгая, потому что оборотень откусил солдату руку, в которой тот держал пистолет, и скрылся в чаще леса. От боли фриц потерял сознание и очнулся, только когда его нашел патруль. Командование сочло рассказ солдата выдумкой: в темноте он принял простого голодного волка за оборотня. К вечеру бедняга умер в санчасти, так и не приходя в сознание, а на утро, когда пришли санитары, чтобы приготовить покойника к погребению, они не обнаружили тела. Обыскали всю санчасть, но тщетно. Решили, что тело выкрали местные жители. Однако той же ночью этот солдат – смертельно бледный и однорукий – явился к начальнику штаба на разговор. Беседа эта длилась всего несколько минут, после чего начальник штаба закрылся у себя в кабинете и велел его не беспокоить. На рассвете он передал адъютанту запечатанный конверт и приказал доставить его лично Гитлеру. Когда адъютант вышел, начальник штаба застрелился. Через неделю фашисты перенесли свою дислокацию в Тимишоару. Это почти двести километров отсюда и неудобно в плане подъездных путей, но что-то было в том письме, что заставило немцев поспешно покинуть замок.
– Какой патриотичный оборотень! – усмехнулся Неста. – Надо было принять его в ополчение.
– Дело не в патриотичности, – Доровски потер подбородок. – Народ считает, что дух замурованного Вэлкана был недоволен тем, что его потревожили.
– То есть мы тоже его сейчас как бы тревожим? – прищурился Неста.
– Мне кажется, что истории про вампиров и оборотней – выдумки, – после небольшой паузы произнес менеджер. – Они делают нашу жизнь интересней, но не более. Раньше ведь не было телевидения и кинематографа, народу надо было как-то себя развлекать.
– Полностью согласен! – Паоло поднял бокал в знак тоста. – Предлагаю выпить за здравый смысл.
Футболисты улыбнулись и осушили свои чаши, и только Пиппо выпил прямо из горла бутылки, к которой он в течение всего рассказа активно прикладывался.
– Позвольте вопрос, – кашлянул Доровски. – А где остальные? Вроде бы вы на восемь человек заказывали выпивку и закуску.
– Они… пошли… скоро придут, – замялся Дель Пьеро.
– Да вы не волнуйтесь! Просто они считают, что у вас в левом крыле случилось убийство. Пошли проверить, – подмигнул Марку Неста.
– Убийство? – Доровски весь поменялся в лице и беспомощно заморгал глазами.
– Сандро шутит, – как можно спокойней произнес Мальдини. – Это всего лишь предположение пьяных любителей острых ощущений. Левое крыло у вас закрыто, вот парни и стали строить версии.
– У нас там трубу прорвало в одном из номеров, – Марк взял себя в руки и опять вернулся к тому дежурно-любезному тону. – Здание старое, даже небольшой косметический ремонт сделать не так просто.
– Понятно, – улыбнулся Паоло. – Я им то же самое сказал.
– Так они пошли проверить свою версию?
– Нет, они повели спать нашего товарища, – пришел на выручку капитану Пирло. – Он перебрал коньяка, ему стало плохо. Парень он у нас буйный, понадобилось два человека, чтобы его конвоировать.
– Если нужны какие-то лекарства… – Доровски с готовностью поднялся.
– Думаю, ему нужно просто проспаться, – подхватил версию Мальдини.
– Хорошо. Вам еще что-нибудь принести?
– Колбаски, если не трудно, – подал голос Индзаги и громко икнул. Итальянцы невольно захихикали.
– Один момент, – Доровски кивнул и покинул комнату.
– Зачем ты это сделал? – Мальдини, строго сдвинув брови, повернулся в сторону Несты. – Сам туда отправил их и сам же сдал.
– Так двадцать минут уже кончились, – Сандро невинно поиграл бровями. – Они же сами хотели приключений, я подлил им адреналинчику.
– У нас и без твоего адреналинчика тут забот будет невпроворот, – хмурился капитан. – Джила только узнает, что тут был какой-то парень замурован, так все подвалы и чердаки облазит. Поэтому я прошу ничего ему про Вэлкана не рассказывать. Сандро, ты услышал меня?
– Угу.
– Не «угу», а услышал или нет?!
– Услышал-услышал, – Неста потянулся. – Прямо скукота тут с вами. Такие истории интересные Доровски травил, а поделиться нельзя.
В этот момент из коридора послышался топот, потом на входе нарисовался Тони. На лице его горел лихорадочный румянец, дыхание сбилось, волосы растрепались. Он остановился в дверях и выдохнул:
– Он там…
– Кто? – в один голос спросили Дель Пьеро и Индзаги.
– Что случилось? – Паоло встал. – За вами кто-то гнался?
Тони энергично замотал головой из стороны в сторону. Из коридора снова донесся топот, и через несколько секунд кто-то толкнул Тони в спину, отчего он по инерции сделал несколько шагов внутрь комнаты. В дверях показался Джилардино, за ним влетел Гаттузо.
– Ты снял? Снял? – запыхавшись, твердил Рино, дергая Альберто за рукав, но Джилардино в странном возбуждении совал фотоаппарат в разные карманы, словно хотел спрятать его от посторонних глаз.
– Да что случилось?! – прикрикнул Паоло, теряя терпение. – Кто-нибудь объяснит?
Тони быстро подошел к столу, налил себе в бокал коньяка и залпом выпил все содержимое. Только после этого он сообщил:
– Берто сфоткал призрак!
В комнате повисла тишина. Пирло и Дель Пьеро переглянулись, Индзаги застыл с бутылкой в руках, Мальдини тревожно рассматривал троицу, а Неста тихо хихикал.
– К-какой призрак? – первым пришел в себя Пиппо.
– Обыкновенный, – Тони схватил за рукав Джилардино, который только-только пристроил фотоаппарат в карман джинсов, и притянул к столу. – Показывай давай!
Альберто растерянно посмотрел на присутствующих, словно не понимал по-итальянски.
– Ты снял его или нет? – зарычал Гаттузо. – Я тебе сказал фоткать!
– Снял, – упавшим голосом произнес Джилардино.
– Показывай! – потребовал Тони.
– Да, Джила, покажи! – подхватил Дель Пьеро.
– Настоящий призрак? – глаза Филиппо загорелись любопытством.
Альберто дрожащими руками вынул фотоаппарат и начал нажимать на какие-то кнопки. Камера издавала странные звуки, выдвигала и задвигала объектив, пикала, мигала лампочками.
– Он не соображает ничего! – Дель Пьеро вскочил и выхватил у футболиста фотоаппарат. – Дай я, ты сломаешь.
Повозившись минуту с непокорной техникой, Алекс настроил просмотр фотографий, полистал снимки, и вдруг лицо его исказилось удивлением и страхом одновременно. Этого хватило, чтобы все подскочили к нему и сунули нос в экран. Толкаясь и вырывая фотоаппарат друг у друга, итальянцы принялись изучать фотоулов миланца. Через десять минут те, кому удалось хорошо рассмотреть снимок, пришли к соглашению, что Тони прав.
– Так, теперь вы успокоились, пришли в себя – самое время нам все объяснить, – Паоло забрал фотоаппарат и кивнул на диван, приглашая охотников за привидениями сесть.
Тони обессиленно рухнул в кресло и закрыл лицо руками, Гаттузо хлебнул коньяка и занюхал рукавом, остальные все быстро расселись по местам, ожидая второй серии страшных историй. Один только Альберто остался стоять.
– Берто, ты в порядке? – Пирло заботливо обнял его за плечи и усадил в свое кресло, а сам присел на подлокотник.
– Я в порядке, – эхом отозвался Джилардино.
– Не нравится мне это, – нахмурился Мальдини. – Доигрались, называется. Рассказывайте быстро, что случилось!
– Мы пошли смотреть в скважину на нашем этаже, – осипшим от волнения голосом начал Гаттузо. – Там темно, не видно ни фига. Но что-то похожее на полицейскую ленту, действительно, на полу валяется. А потом этот перец как выйдет из стены!
– Какой перец? – ужаснулся Индзаги.
– Подожди, ты пропустил много, – Тони убрал руку от лица. – Мы смотрели по очереди в скважину. Потом Джиле показалось, что там, на полу, силуэт человека. Ну знаете, как убитого мелом обводят. Мы решили проверить, можно ли сфоткать это через скважину. Пока пристраивали фотик, дверь поддалась, как будто мы ее с какого-то упора сдвинули.
– И этот как вылезет! – закончил Гаттузо.
– Да подожди ты! – замахнулся на него Тони. – Двери створчатые, раз сдвинулись, то можно было расшатать и сделать между створками щель, чтобы камеру просунуть. Мы начали шатать, искали, чем бы припереть. Увлеклись, в общем. Вдруг Джила говорит: «Слышите голос?»
– Да не голос, – перебил его Рино. – Мы шаги сначала услышали. Думали, Доровски прется.
– А потом слышим – голос. Как будто бормочет кто-то. Или молится. Рино побежал на шухер, все проверил – никого нет поблизости. А голос все не умолкает. И тут я заглянул в скважину… – Тони сглотнул и облизал пересохшие губы.
– …а этот как вылезет прямо из стены! – продолжил Гаттузо. – Я-то подальше стоял, почти у лестницы. И то прямо холод по спине! И ноги чуть не подкосились. А Джила вообще в двух шагах от него оказался. Как стоял, так и сел на пол. Я ему кричу: «Снимай! Снимай!», а он на перца этого таращится. Побелел весь.
Все как по команде перевели взгляды на Альберто, который сидел, вжавшись в спинку кресла, а Пирло ласково гладил его по волосам.
– И что дальше? – затаив дыхание, спросил Пиппо.
– Ниче, – отмахнулся Рино. – Повисел в воздухе – и обратно в стену.
– Тут до меня и дошло, что ушел он в закрытое крыло, – подхватил Тони. – Я – к скважине. Смотрю, он бормочет и удаляется от двери по коридору. Потом совсем пропал из виду. Я поворачиваюсь, а Джила вообще никакой. Рино его по щекам бьет, в чувства приводит. Одно радует: на кнопку он все же смог нажать.
– Потом снова слышим шаги, – вступил Гаттузо. – На этот раз по лестнице. Понятно, что настоящий человек шлепает. Я Джилу подхватил и бежать. А у него ноги заплетаются, он падает постоянно. Тони рванул к вам, чтобы на помощь позвать – фотокора нашего дотащить.
– Дальше вы уже знаете, – Тони встал и в совершеннейшей тишине нервно прошелся до окна и обратно.
– Да, дела-а, – Алекс почесал макушку.
– Да какие дела?! – хмыкнул Неста. – Голограмма обыкновенная. Звук из динамиков. А вы тут устроили цирк.
– Тебе легко быть смелым на диване в светлой комнате, – обиделся Тони. – Посмотрел бы я на тебя, когда бы рядом с тобой этот баклан из стены вылез!
– Как он хоть выглядел? – спросил Пирло, которому так и не удалось рассмотреть фотографию. – На снимке у вас ракурс странный.
– Так Джила снизу его сфоткал! – пояснил Гаттузо. – Он же над ним навис.
– Он такой… – начал вспоминать Тони. – В белой рубашке с пышными манжетами, штаны какие-то у него.
– И ботфорты! – добавил Рино. – Я единственное, что запомнил, – ботфорты.
– И глаза такие безумные! – Тони аж передернуло. – Как будто он жил в девятнадцатом веке, вышел на улицу погулять, а там автомобили, самолеты…
– Не в девятнадцатом, а в восемнадцатом, – поправил его Пирло. – Точно, это Вэлкан.
– Ка… какой Вэлкан? – запинаясь, проговорил Джилардино. – Ты его знаешь, что ли?
– Лично – нет, – попытался пошутить Андреа, но понял, что коллега сейчас не в состоянии воспринимать юмор. – Это пра-пра-пра…, короче, много раз «пра» – внук Влада Дракулы. Вэлкан.
– Он владелец отеля? – немного приободрился Альберто.
– Владелец замка. Но он умер двести лет назад.
– Умер? – с сожалением переспросил Альберто. – Отчего? Его убили?
– Можно и так сказать, – Пирло улыбнулся как можно доброжелательней. – Он мирный, он никому не причинит зла. Просто бродит тут…
– Просто бродит… – повторил Джилардино, словно пытался запомнить это на будущее.
– Вот люди! Сначала замуруют себя заживо, потом сами мучаются и других изводят! – возмутился Индзаги, который уже изрядно захмелел от вина и грога.
– Кто себя замуровал заживо? – Альберто испуганно посмотрел на него.
– Не бери в голову! – Паоло опередил Филиппо. – Мало ли придурков на свете? Давайте лучше сменим тему.
– Нам надо решить, что делать со снимком, – Тони снова отошел к окну.
– А что с ним делать? – пожал плечами Неста. – Пусть будет в фотке. Приедем – отдадим в газету. Джила же хотел кучу денег заработать. Вот и сбылась мечта идиота.
– Господа, ваша нарезка! – раздался голос Доровски, отчего Индзаги и Тони неподдельно вздрогнули, а Джилардино аж подскочил на месте.
Менеджер подошел к столу и поставил на него блюдо, потом, заметив, что гостей в комнате стало больше, заботливо проговорил, глядя на Джилардино:
– Господин, если вам плохо, могу предложить полисорб. Хорошо снимает алкогольное отравление.
– Что снимает? – Альберто хлопал глазами.
– Ничего не надо, спасибо, - ответил за него Паоло. – Вы лучше скажите, где бы нам взять шары. Мы хотим в бильярд поиграть.
Доровски извлек из кармана ключ и отпер небольшой ящичек, висевший на стене. Там оказался бильярдный треугольник и шары для американского пула.
– У-у-у, американка, - расстроено протянул Неста. – А русского нет?
– К сожалению, нет, - менеджер извинительно пожал плечами.
– Да ладно, сыграем в американку! – Мальдини поднялся. – Скажите, Марк, до которого часа мы можем сидеть в этой комнате?
– Хоть всю ночь господа. Если я вам понадоблюсь, то в любое время…
– Ну что вы, мы максимум до полуночи! – Дель Пьеро тоже подошел к столу. – Кто первый играет?
Мальдини с деловым видом выкладывал шары на стол, а когда шаги Доровски стихли в коридоре, сказал тоном, не терпящим возражения:
– Значит так, парни. Сейчас мы играем в бильярд, чтобы отвлечься. О сегодняшней истории все забыли, ни слова больше. Джилу приведем в себя – и спать! И чтоб никаких ночных шатаний по замку. Это ясно?
– Ясно, - загудели футболисты.
– Ну что, кто со мной в партии? – Мальдини оглядел присутствующих.
– Я! – вскочил Индзаги.
– Перебьешься. Я! – Дель Пьеро вынул кий из стойки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта