TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 9

Возвращение

Доктор Алекс был в легком шоке от того, в каком виде команда вернулась на борт. Тони истекал кровью. Амброзини был весь покрыт синяками и ссадинами, одна коленка у него была разбита. Мальдини тоже был ранен, но отказался от медицинской помощи до тех пор, пока она не будет оказана всей команде. Даниэле забился в угол кубрика и наотрез отказывался выходить. Обед Яквинта принес ему туда.
Кстати, за обедом команда бурно делилась впечатлениями после приключения. Больше всего эмоций вызвало возвращение Симоне и Сандро на корабль. Фабио потребовал подробно рассказать обо всем, что произошло с ними после нападения «Террибля». Рассказ начал Неста, но Индзаги постоянно вмешивался и дополнял. Естественно, он не мог не сказать, что нашел на «Черной звезде» родного брата.
– С чего ты решил, что он твой брат? – удивился Амброзини.
Опустив сцену порки, Симоне пересказал слова Филиппо относительно татуировки и общих воспоминаний из детства. Утомившись лирическими пассажами Симоне, Каннаваро снова обратился к Несте. Сандро начал повествование, но на середине поймал себя на мысли, что капитан Франческо рассказал бы лучше и интереснее. Пытаясь подражать пирату, Неста так увлекся, что начал размахивать руками, а потом и вовсе стал в лицах изображать события. Когда он дошел до разгадки рисунка про птицу, Мальдини вдруг спросил:
– А почему вы здесь оказались, если плыли к Фениксу?
– Как почему? – Неста недоуменно посмотрел на капитана. – А это разве не Феникс?
– Нет, Феникс южнее, – ответил Андреа. – Это какой-то другой остров…
– Кстати, может, ты нам объяснишь, откуда ты про него знаешь и почему не предупредил нас, что на нем живут минотавры? – строго поинтересовался капитан.
– Я не знал, что на нем живут минотавры, – вздохнул Лоцман.
– Тогда почему ты сказал про дождь: «Здесь всегда так», – подхватил Каннаваро.
– Потому что я уже третий раз привожу сюда корабли. Первый высадил на остров 12 человек. Никто не вернулся. На второй вернулся только капитан, но он ни слова не сказал про то, что произошло. А я не люблю выведывать у людей то, чего они не хотят говорить.
– И ты нам об этом не рассказал? – возмутился Фабио.
– Я не знал, в чем опасность, – пожал плечами Андреа. – Возможно, те экипажи погибли в схватке с дикими зверями, наелись отравленных ягод, заблудились и потерялись в лесах. Я не знал наверняка. К тому же мы не собирались уходить в глубь острова. Нам всего лишь нужна была вода и материал для ремонта мачты.
– Если хочешь, чтобы мы и дальше помогали тебе в поиске сокровищ, ты должен рассказывать нам все, – Мальдини строго сдвинул брови. – Даже если точно не знаешь, в чем опасность, ты обязан предупредить. Иначе наш договор будет расторгнут. Это понятно?
Андреа хотел что-то возразить, но, встретив безапелляционный взгляд Паоло, только молча кивнул.
– А что, Сандро, я смотрю, ты подружился с капитаном Франческо, – Джилардино положил руку ему на плечо. – Поди, стал его старпомом?
– Тотти прекрасно обходится без старпома, – улыбнулся Неста, но в глазах его мелькнула грустинка.
– Если бы он не смог без него обходиться, то не убил бы, – фыркнул Каннаваро, как всегда делал, если знал какую-то интересную историю.
– Тотти убил своего старпома? – ужаснулся Сандро.
– Казнил, – поправил Фабио. – Потом отрезал голову, тело выбросил за борт, а голову закопал на каком-то острове, где клад спрятал.
– За что казнил? – испугался Симоне.
– Морено поднял бунт на корабле и хотел присвоить все сокровища, что Тотти награбил за несколько лет, – воодушевился боцман. – Но капитан Франческо коварный тип, и очень скоро мятеж был подавлен, а старпом казнен. Так что Сандро, тебе повезло, что ты вернулся живым. Этот римлянин скор на расправу.
– Не заметил, – нахмурился Неста.
– Ты ведь не посягал на его богатство, – согласился Каннаваро. – Хотя понять Тотти тоже можно. Если бы ты был капитаном пиратского судна, а твой помощник вдруг захотел бы тебя свергнуть, ты бы тоже не самыми нежными чувствами к нему проникся. К тому же моряки рассказывают, что Морено стало мало золота, что было на корабле, и он начал пытать капитана, чтобы тот выдал свои тайники. Но Тотти хитростью сбежал из плена и вернул себе власть.
– Ничего себе! – присвистнул Амброзини. – И как он казнил старпома? Вздернул на рею?
– Нет, как настоящего изменника и предателя. Во время отлива Байрону связали руки, а ноги прикрепили к мертвому якорю так, чтобы его голова едва-едва возвышалась над водой. А когда начался прилив, мятежник захлебнулся. Флибустьеры так наказывают особо жадных собратьев.
– Чушь какая! – отмахнулся Неста.
– А потом Тотти отрезал Морено голову и закопал ее вместе с кладом, чтобы жадный старпом охранял сокровище от непрошенных гостей.
Фабио умолк, команда тоже сидела тихо, переваривая услышанное. Мальдини устало рассматривал стены, Неста раздраженно ковырялся в тарелке, Симоне не сводил с боцмана испуганных глаз, Джилардино боролся с воображением, которое рисовало ужасные сцены мятежа и казни, и лишь Андреа загадочно улыбался.
– Хватит уже травить всякие байки, – поморщился Алекс. – Иногда не поймешь, Фабио, что ты придумал, а что случилось на самом деле.
– Мне так Зебина рассказывал, – обиделся Фабио. – Он на «Черной звезде» служил матросом в то время.
– И сбежал в первом же порту, – кивнул Мальдини.
Общение скомкалось. Джилардино, видимо, потрясенный рассказом Несты, пристал к нему с просьбой поделиться подробностями приключения на острове гарпий, но старпом был не расположен к беседам, и Альберто переключился на Симоне.


Капитан Франческо вернулся на «Черную звезду» в приподнятом настроении. Он, не дожидаясь отплытия, прямо на палубе принялся открывать шкатулку, принесенную с острова. Вокруг него столпилась вся команда. Однако вскрытие тайника застопорилось: шкатулка имела ключ, который пират, конечно же, не украл. Раздраженный своей оплошностью, Тотти начал открывать таинственную коробочку ножом, но успеха это тоже не принесло.
– Вот дьявол! – ругнулся капитан Франческо и вытер пот со лба. – Дурацкое изобретение! Оно просто не знает меня: я его открою во что бы то ни стало.
– Капитан, можно я? – рядом с Тотти присел Дзамбротта с целой связкой отмычек.
Франческо с неохотой подвинулся. Джанлука принялся подбирать отмычки, но даже такой опытный взломщик, как он, не смог справиться со шкатулкой. Тотти недовольно оглядел коробку. На ее крышке был выдавлен какой-то рисунок, в центре которого виднелось углубление – словно гнездо для драгоценного камня.
– Все, я понял! Сюда надо вставит ключ, которого у нас нет, – он в сердцах грохнул кулаком по шкатулке.
Древесина хрустнула, и крышка как будто подалась вверх.
– Ну-ка! – капитан ножиком подковырнул ее, и тайник открылся.
На дне шкатулки лежала золотая маска, украшенная странными узорами. На оборотной стороне крышки была какая-то надпись.
– До чего же я везучий! – обрадовался Тотти. – Обе маски у меня!
– Но нужно-то три, – напомнил Рино.
– Я знаю, – рассердился капитан Франческо. – Третья – у Ибрагима. Но ведь все три нужны, чтобы освободить Лоцмана. У меня такой цели нет.
– Тогда зачем тебе они? – Дзамбротта почесал затылок.
– Надо, – уклончиво ответил пират. – Маски ведь можно использовать не только в Храме Осириса. Если я разгадаю эту надпись, то смогу повелевать тайными силами.
– Какими еще силами? – насторожился Рино.
– Всякими, – капитан Франческо разглядывал надписи на крышке. – Наверняка они на что-то указывают. Либо это заклинание, которое надо произнести, чтобы активировать маску.
– Да, был бы Неста, он бы враз разгадал, – вздохнул Буффон.
Тотти в одну секунду помрачнел, закрыл шкатулку, поднялся и прикрикнул:
– Так, что встали, бездельники? Быстро поднять паруса, лечь на курс бакштаг! Дармоеды! Марш по своим местам!
Команда, удивленная столь резкой сменой настроения капитана, решила не перечить ему и бросилась выполнять приказ. Тотти же, прижав шкатулку к груди, направился к себе в каюту. По пути он не удержался и бросил взгляд на горизонт, где под полными парусами прочь уплывала «Адриатика».
Матросы особо не торопились. Капитан закрылся у себя в каюте, никого не подгонял, минотавры же, понесшие урон от обстрела сразу двумя судами, тоже не спешили наносить ответный удар. Поэтому пираты без суеты выставили паруса, подняли якорь, и к полудню «Черная звезда» отплыла. Обед капитан Франческо потребовал к себе в каюту.
– Не в духе наш Ческо, – буркнул Буффон, бросив взгляд на корму. – Что его так расстроило?
– Да то, что ты усомнился в его способностях разгадывать карты, – Филиппо хлопнул кока по плечу. – Мы столько сокровищ уже нашли благодаря Тотти, а ты тут сказанул, что Неста бы враз разгадал надпись.
– А-а-ай! – отмахнулся Джиджи. – Ческо так любит себя, что плевал он на всех пришлых старпомов. Тут что-то другое…
– Как узнать? – насторожился Индзаги.
– Черт его разберет, – пожал плечами кок и улыбнулся. – Он и после Галапагосов такой же был.
– Ну ты сравнил! – Филиппо толкнул его в плечо. – Даже близко нету.
– Чего встали? Дел нету? – раздался сзади голос боцмана.
Индзаги закатил глаза, а Джиджи поспешил ретироваться на камбуз.
– Бездельник! – Гаттузо пихнул рулевого в плечо. – Ну-ка марш в кубрик прибирать свое барахло!
– Рино, что с нашим капитаном? – вместо ответа спросил Пиппо. – Закрылся у себя, не выходит. Может, задумал что недоброе?
– Да вряд ли. Просто разгадывает эту надпись, не хочет, чтобы ему кто-то мешал.
Индзаги понимающе кивнул и ушел в кубрик.
Близился вечер. «Черная звезда» шла выбранным курсом, команда занималась своими делами: кто-то чинил снасти, кто-то перевязывал раны, полученные в битве с минотаврами, Индзаги вынес на палубу Диду, и они с Джиджи забавлялись, складывая из риса дорожки, которые крыс с молниеносной скоростью поедал.
Вдруг на палубе появился капитан Франческо.
– Пиппо, быстро к штурвалу! – приказал он. – Разворачивай корабль. Нам надо догнать «Адриатику».
– Зачем? – Филиппо поднялся, приживая к груди Диду.
– Надо забрать у них Лоцмана и плыть за сокровищами, – глаза Тотти загорелись азартом. – Быстрее, бездельники! Шевелите своими задницами!
Матросы повскакивали и бросились выполнять приказ капитана. Индзаги сунул крысу Буффону и кинулся к штурвалу. Тотти торопил пиратов, те шныряли по палубе, отдавая рифы по новому ветру. «Черная звезда», опасно накренившись, разворачивалась.
– У «Адриатики» больше парусов, – сокрушенно вздохнул Рино. – Мы не догоним ее.
– У нее кливера на левую сторону, и под правым галсом мы пойдем быстрее фрегата! – улыбнулся Тотти. – К тому же «Адриатика» не истратила и половины ядер, когда атаковала город минотавров. Она тяжелее нас. Ночью мы их настигнем.
– А если капитан Мальдини не отдаст Лоцмана? – вкрадчиво поинтересовался Филиппо.
– Значит, будем атаковать, – Франческо был полон решительности.
– Атаковать? – испугался Индзаги. – Но там мой брат…
– Бунт на корабле? – Тотти резко повернулся к нему и грозно сдвинул брови.
Пиппо умолк и опустил глаза. Капитан Франческо смерил его надменным взглядом и удалился.
Как и предсказывал Тотти, «Черная звезда» нагнала фрегат Мальдини далеко за полночь. При лунном свете на фоне усыпанного звездами неба белые паруса «Адриатики» смотрелись как-то очень по-сказочному. Словно это был мираж, легковесно скользящий по волнам.
– Тушить огни! – приказал капитан Франческо. – Заходим с правого борта. Приготовить орудия.
Пираты выкатили пушки, чтобы по первому приказу капитана дать залп. Индзаги стоял, вцепившись в штурвал, и кусал губы.
– Марш отсюда! – Тотти толкнул его в плечо. – Я сам буду вести корабль.
– Ческо… – начал было Пиппо, но увидев жесткий взгляд капитана, только вздохнул.
– Если ты мне еще хоть одно слово скажешь про своего брата, я тебя в трюм посажу, – пригрозил Тотти. – Ты ему предложил остаться, а он променял тебя на белые паруса. Не вижу поводов расстраиваться из-за такого слюнтяя.
Индзаги кивнул, но было видно, что со словами капитана он не согласен.
«Черная звезда» между тем подходила все ближе и ближе. Капитан Франческо рассматривал «Адриатику» в подзорную трубу. Фрегат выглядел мирно: двое дежурных, свет в капитанской каюте потушен.
– Мы прямо сейчас нападем? – боцман от нетерпения переминался с ноги на ногу.
– Нет, ждать! Я хочу поговорить с Паоло, – Тотти опустил подзорную трубу. – Мы с Кахой и Джанлукой перейдем на «Адриатику», а вы ждите приказа. Видишь вон тот сигнальный фонарь? Я выстрелю по нему, и тогда можно будет атаковать. Дайте залпы по носовой части. Старайтесь перебить фок-мачту. А когда поднимается паника, идите на абордаж.
– Понял! – Гаттузо вытянулся в струнку, словно офицер. – А почему нам сразу не обстрелять «Адриатику»?
– Потому! Дипломатия – первое оружие пирата, понял, борода? – Тотти обошел боцмана и спустился на палубу. – Каха, Джани, идите сюда!
Пиратское судно подкралось совсем близко. И только когда его бугшприт поравнялся с кормой «Адриатики», дежурный заметил непрошенных гостей.
– Пираты! – завопил он и ударил в колокол. – Полундра!
– Рано! – поморщился Тотти, но от плана не отклонился.
Они с Кахой и Джанлукой на веревках, привязанных к реям, перелетели на «Адриатику». Каха одним ударом вырубил дежурного. Послышался топот: матросы поднимались из кубрика. Первым выскочил Амброзини – и тут же угодил в руки Дзамбротты. Приставив нож к его горлу, Джанлука отступил, а Тотти, выскочив вперед и выставив шпагу, прокричал выбегающему Фабио:
– Все назад! Или Джани перережет ему глотку!
Каннаваро остановился, сдерживая натиск бегущих за ним матросов. Из каюты вышел Мальдини, через секунду на палубе появился Неста.
– Ческо, что ты тут делаешь? – удивился он.
– Мне надо поговорить с капитаном, – ответил Тотти.
– Я слушаю тебя, – устало вздохнул Паоло.
– Наедине, – добавил Тотти.
– Прошу, – капитан «Адриатики» жестом пригласил пирата в свою каюту.
– Мои парни останутся здесь с заложником, – капитан Франческо оглядел матросов фрегата. – Если будет хоть одна попытка обезоружить их или даже убить, заложнику перережут горло.
– Я не собираюсь вступать с тобой в бой, – Мальдини одарил пирата отеческим взглядом. – У нас нечего брать, Ческо. Никаких сокровищ или карт мы не везем.
– Целых три карты везете, – улыбнулся Тотти.
– Ты пришел за Лоцманом? – догадался Мальдини. – Я не отдам его.
– Обсудим это…
– Как скажешь, – согласился Паоло. – Прошу в каюту.
Капитан Франческо замешкался, бросив быстрый взгляд на своих пиратов. Каха едва заметно кивнул.
– Я вижу, твои парни ранены, – Мальдини указал на Каху, рука которого была наспех перевязана грязной тряпкой, уже промокшей от крови. – Алекс окажет им помощь.
– Нэ надо мнэ помощь! – обиделся пират.
– Это ловушка, капитан! – вступил Джанлука. – Они хотят нас разделить и повязть по одному.
– Глупости какие! – вспылил Каннаваро. – Это вы напали на нас ночью, как подлые трусы!
– Трусы?! – Каха возмущенно взмахнул шпагой.
– Спокойно! – прикрикнул капитан Франческо. – Мы с Паоло уйдем поговорить, чтоб никаких потасовок!
– Фабио, вернитесь в кубрик, – попросил Мальдини. – Не искушайте этих бравых головорезов.
– Мы вернемся в кубрик, а со «Звезды» еще полкоманды сюда переберется, – упрямился боцман.
– Ческо не убийца, ему нужен Андреа. Поэтому нападать на нас во что бы то ни стало у него резона нет, – пояснил Паоло. – Идите в кубрик.
– Нет, я все же постою тут. Мало ли что…. – не спуская с пиратов подозрительных глаз, буркнул Каннаваро.
Тотти что-то быстро шепнул Дзамбротте и проследовал за Мальдини в его каюту. Фабио же, скрестив руки на груди, остался на палубе, держась начеку. За его спиной стояла вся команда «Адриатики», чтобы прийти на помощь боцману в случае чего. Каха переложил шпагу из перебинтованной правой руки в левую.
– Что у тебя с рукой? – поинтересовался доктор Алекс из-за спины Каннаваро.
– Пустяк, – буркнул пират.
– Можно взглянуть?
Каха недоверчиво прижал руку к груди.
– Вот еще тратить на них время! – фыркнул боцман.
– Фабио, они нам жизнь спасли, ты забыл? – с укором проговорил доктор и шагнул к пирату. – Давай я хотя бы новую повязку наложу.
Каха взглянул на Джанлуку, тот коротко кивнул и отошел с заложником на пару шагов, чтобы держаться подальше от Алекса. Каха нерешительно протянул руку доктору, но в этот момент из темноты донесся странный звук – не то шорох, не то приглушенный свист. Что-то мелькнуло в воздухе и с грохотом приземлилось на палубу. Дель Пьеро отпрянул, Каха тут же взмахнул шпагой, Джанлука поднес нож еще ближе к горлу заложника, готовый в любую минуту совершить убийство.
– Это я, не пугайтесь! – раздался знакомый голос, и из темноты вышел Филиппо.
– Тьфу ты чертяка! – ругнулся Каха.
– Я же говорил! – всплеснул руками Каннаваро. – Сейчас вся «Звезда» сюда высадится!
– Я быстро, пока капитан не видит, – Филиппо словно бы не слышал его. – Сима! Ты здесь?
– Да, – из-за спины боцмана вышел Симоне и кинулся в объятья брату.
– Ты к нам? На «Адриатику»? – задыхаясь от радости, проговорил младший Индзаги.
– Подожди, я тут подумал… вот… – Филиппо вынул из-за пазухи Диду. – Он тоскует по тебе. И совершенно не хочет кувыркаться.
Симоне принял питомца и прижал к груди.
– Джиджи сказал, что не будет его кормить, если он перестанет показывать свои номера, – Филиппо смущенно улыбнулся. – И я подумал… Раз уж мы все равно встретились… когда еще выпадет случай?
– Я думал, ты хочешь перейти к нам на корабль, – разочарованно протянул Симоне.
– Я уже объяснил тебе, – Филиппо выглядел совсем расстроенным. – Знать, такова наша судьба – мы были разлучены с детства и нам теперь уже не быть вместе. Но я сейчас спокоен: я нашел тебя и знаю, что ты жив. Если сменишь корабль – дай знать…
Индзаги старший шагнул в темноту, но Симоне удержал его за руку:
– Пиппо, пожалуйста, останься!
– Сима, мы уже оба привыкли к нашему образу жизни. Слишком поздно что-либо менять, – Филиппо поднял веревку, на которой перебрался на корабль. – Береги себя!
– Пиппо! – со слезами в голосе крикнул Симоне, хватая брата за рубашку.
– Сейчас капитан выйдет, и мне влетит, – старший брат похлопал младшего по плечу, высвободился из его рук и вскочил на перила. Секунда – и он уже летел на свой корабль. Симоне стоял не шелохнувшись и глядел в темноту, где скрылся Филиппо.
– Он прав, – мягко заговорил Алекс, подойдя к матросу. – У вас слишком разные судьбы.
– Это несправедливо, – всхлипнул Симоне и, застеснявшись своих чувств, убежал в кубрик.
В этот момент из каюты выглянул Паоло:
– Фабио, пригласи к нам Андреа, пожалуйста!
Лоцман словно только и ждал этого: вышел из кубрика и отправился к капитану. Переговоры возобновились.
– Можно я все-таки взгляну? – Алекс осторожно взял Каху за раненую руку.
Пират ничего не ответил, но позволил доктору разбинтовать ладонь. Когда повязка была снята, Дель Пьеро увидел два глубоких пореза крест-накрест на тыльной стороне ладони. Видимо, была задета вена, потому что кровь сочилась практически непрерывно от малейшего движения.
– Надо обработать рану, иначе будет заражение, – заявил доктор после осмотра. – Здесь очень темно. Может, спустимся в лазарет?
– Ныкуда я нэ пойду! – Каха выдернул руку и принялся снова заматывать ее бинтом. – Хытрый какой, да?
– Ты что, серьезно думаешь, что я хочу пленить тебя? – рассмеялся Алекс.
– Ничего смешного, – отозвался Каннаваро. – Я бы так и сделал.
– Я тогда сюда принесу медикаменты, – Дель Пьеро скрылся в кубрике и через пару минут вернулся с каким-то флакончиком и новыми бинтами. – Дай сюда свою руку. Фабио, будь добр, посвети мне…
– Еще чего! – Каннаваро недовольно поморщился.
Но вместо него к доктору подошел Сандро с фонарем.
– Спасибо, – улыбнулся Алекс и принялся обрабатывать пирату рану.
– Джани, отпусти бедного Макса, – попросил Неста, повернувшись к Дзамбротте. – Он столько пережил прошлой ночью.
– Не могу, – дружелюбно улыбнулся Джанлука. – Это наш гарант безопасности на вашем корабле.
– Я – гораздо более надежный гарант безопасности, – подмигнул Неста.
– Боцман ваш не особенно радушно настроен.
– Его можно понять: ты держишь в заложниках нашего матроса. Если ты отпустишь Макса, Фабио сразу сменит гнев на милость.
Каннаваро немного подумал и согласно кивнул, решив поддержать старпома в этой хитрости.
– Когда Каху перевяжут, тогда и отпущу, – пообещал Джанлука.
Наконец, раны были обработаны. Доктор Алекс выбросил окровавленные бинты за борт и сложил грязные инструменты в специальный лоток. Как и обещал, Джанлука отпустил Макса, но тут же выставил вперед пистолет.
– Пальну в любого, кто сделает резкое движение, – предупредил он.
– Паоло же сказал, что нам нет резона с вами воевать: у нас нечего брать, – глаза Сандро лукаво поблескивали в темноте.
– Нэ слушай его, Джани, – вступил Каха. – Он что-то задумал.
Дзамбротта уже пожалел, что отпустил заложника, и высматривал себе новую жертву. Но реализовать свой план ему не удалось: из каюты вышли капитаны и Лоцман. Все взоры устремились на них.
– Андреа пожелал оставить наш корабль, – сообщил Мальдини.
Возглас удивления прокатился по палубе.
– Сейчас он перейдет на «Черную звезду», сняв с нас все обязательства, – добавил Паоло.
– Чудно! – Неста радостно тряхнул кудрями. – Значит, мы сможем вернуться к своей прямой деятельности!
– И еще… – Мальдини опустил глаза и потер переносицу. Было видно, что он ищет слова и не знает, как сказать о чем-то важном. Матросы «Адриатики» притихли.
– И еще, – повторил капитан, словно присутствующие могли потерять нить разговора. – Джила тоже перейдет на «Черную звезду»…
– Как? – оторопел Каннаваро.
– Вот так! – огрызнулся Тотти. – Приказы капитана не обсуждаются.
– За что, Паоло? – к Мальдини подлетел Джилардино, пытаясь заглянуть ему в глаза. – Я не хочу опять к пиратам!!!
– Это временная мера, – Мальдини был сам не в восторге от такого решения. – Ческо пообещал, что будет хорошо с тобой обращаться и высадит в Каире, как только его план осуществится.
– План? Какой план? – насторожился Неста.
– Это секрет, милашка, – язвительно скривился Тотти. – В него посвящен только экипаж моего корабля и Лоцман.
– Джила, иди собирай вещи, – уставшим голосом попросил Мальдини. – Чем быстрее «Черная звезда» отплывет, тем быстрее мы снова встретимся.
– За что, Паоло? – Альберто с укоризной посмотрел на капитана и побрел в кубрик.
Мальдини, сжав зубы, отвернулся и бросил через плечо:
– Всем разойтись!
– Ческо, а ты знаешь, что это был не остров Феникс? – Неста шагнул к Тотти.
– Теперь уже знаю, – поджав губы, кивнут тот. – Сейчас вернусь на корабль – и будет у меня неприятный разговор с нашим умником-рулевым.

Старый друг

В темном портовом кабаке Адена было мало народу. Сезон дождей разогнал мореплавателей в другие широты, и только несколько рыбаков да старые пьяницы, давно не выходившие в море, торчали за грязными столиками, попивая ром и дымя трубками. Ибрагим вошел в кабак и огляделся. Место ему не понравилось, но бродить по порту в проливной дождь ему больше не хотелось. Он присел за столик у окна. Тут же подошел немолодой араб и, коверкая слова, поинтересовался, что будет пит и есть гость. Ибрагим сделал заказ и, когда араб ушел, уставился в грязное окно, созерцая унылый портовый пейзаж.
– Златан! – вдруг раздался чей-то голос за спиной.
Ибрагим воровато обернулся и увидел высокого матроса в испанской одежде и с банданой на лысой голове. Вглядываясь в небритое и загорелое лицо, Златан неуверенно произнес:
– Хенрик?
– Неужели я так изменился? – удивился матрос и присел за стол. – Я-то тебя сразу узнал.
– Ты просто… в испанской одежде, – вяло улыбнулся Ибрагим.
– Я давно уже на испанце старпомом плаваю, – развел руками Хенрик. – Давай, что ли, выпьем за встречу.
– Я не очень-то богат деньгами, – нахмурился Ибрагим.
– Ерунда! Я угощаю!
Заказав себе и старому другу выпивки, Хенрик принялся расспрашивать его о делах. Ибрагим был немногословен и хмур, но, допив первую бутылку рома, сделался более разговорчивым.
– Я слышал, итальяшки разбили ваш «Террибль», – Хенрик глотнул из кружки.
– Разбили? – с пренебрежением хмыкнул Златан. – Да нет, просто мачту поломали да пару пробоин сделали.
– На большее эти макаронники не способны, – согласно кивнул Хенрик. – Так вы починили корабль?
– Не знаю, мне плевать, – Ибрагим залпом допил ром из кружки и налил себе еще. – Я теперь на нем не плаваю…
– Почему?
– Потому что это пиратское отродье высадило меня на каком-то острове, – Златан помрачнел. – Они, видите ли, испугались мести Зизу. Когда я поднял бунт, все готовы были выкинуть капитана за борт, а потом, после сражения с «Адриатикой», передумали. Сказали, что я во всем виноват, и высадили меня на каком-то острове. Но я все равно добрался до суши. Правда, денег у меня совсем не осталось.
– Если хочешь, мы возьмем тебя к себе на корабль. Мы на следующей неделе уплываем в Каир…
– В Каир? – насторожился Ибрагим.
– У нас груз из Бомбея, надо его доставить в Египет, – пояснил Хенрик. – Думаю, капитан разрешит взять тебя на борт.
– Мне бы только до Каира добраться, – оживился Ибрагим. – Я не доставлю неудобств. Могу к вам волонтером наняться, чтобы Пуйоль был посговорчивей.
– Договорились! – Хенрик поднял кружку. – За Каир?
– За старого друга, на которого можно положиться! – пират ударил своей кружку собеседника. – За Провидение и его любовь к лихим парням!
Они выпили. Потом разговор перешел на другие темы. Ибрагим все чаще подливал себе рома, и очень скоро изрядно запьянел. Расплатившись с арабом, Хенрик вывел шатающегося друга из кабака и поймал экипаж. Спотыкаясь и скользя, Златан забрался в повозку. Кое-как выяснив адрес постоялого двора, где остановился пират, Хенрик сунул вознице монетку и приказал отвезти туда пьяного друга. Когда повозка скрылась из виду, он посильнее натянул капюшон бушлата на голову и зашагал в глубь порта. Миновав склады и какие-то покосившиеся постройки, он вышел на тропинку, ведущую к лачугам портовых грузчиков. Когда старпом оставил первые домишки позади, из подворотни одного словно призрак вынырнул человек в длинном плаще. На голове у него была шляпа с широкими, но рваными полями, которые, однако, срывали все лицо. Старный человек догнал Хенрика и схватил за руку.
– Эй! – старпом резко обернулся и с облегчением выдохнул: – Тьфу, напугал, черт!
– Ты видел его? Говорил с ним? – хриплым простуженным голосом поинтересовался незнакомец.
– Видел, – кивнул Хенрик. – Я убедил его ехать с нами в Каир. Скажу тебе, непрост это было сделать. В один момент он вдруг что-то заподозрил, стал странные вопросы задавать. Но я ловко вывернулся.
– А у него с собой был сверток? – понизив голос, спросил незнакомец.
– Я не заметил, – пожал плечами Хенрик. – Мы договаривались, что я заманю его на корабль и доставлю в Каир. Свои обязанности я выполнил. Твой ход.
Мужчина недовольно убрал руку, которой держал старпома, вынул из складок плаща небольшой кошелек с монетами и протянул его моряку. Хенрик принял кошель, заглянул в него, удостоверился, что там именно деньги, потом удовлетворенно кивнул и брал его в карман.
– Не доверяешь мне? – незнакомец преступил с ноги на ногу.
– С чего мне тебе доверять? – удивился Хенрик. – Ты ведешь себя подозрительно, наверняка затеял что-то недоброе. Быть соучастником преступления я не хочу.
– Я заплачу тебе, – не отступал незнакомец.
– Все зависит от суммы. Я и так сильно рискую, принимая на корабль беглого пирата. Если капитан Пуйоль узнает о прошлом Ибрагима, меня отдадут под суд.
– Сколько ты хочешь? – незнакомец снова полез в складки своего плаща.
– Даже не уговаривай.
– Скажи хотя бы, куда он сейчас пошел! – мужчина протянул Хенрику несколько золотых монет.
Попробовав одну на зуб, тот бросил:
– Он не пошел, а нанял экипаж. Возница – старик в серой накидке и дырявой шляпе, лошадь пегая. Это все, что я видел.
– Ты очень наблюдателен, – буркнул незнакомец.
– Пусть небольшой, но постоянный доход сделает меня еще более наблюдательным, – подмигнул Хенрик.
– Наглец!
– Я знал, что тебе не по зубам мо помощь, – старпом хлопнул его по плечу. – «Барселона» стоит в Северной бухте на предпоследней стоянке. Там меня можно найти, если вдруг за неделю ты разживешься деньгами.
Незнакомец промолчал, скрежеща зубами от негодования. Хенрик же махнул ему рукой на прощание и двинулся прочь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта