TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 8

Лабиринт минотавров

Лязгнул засов. В проеме двери показалась фигура тюремщика с факелом. Фигура жестом приказала выходить из камеры. Итальянцы повиновались. Их снова повели по коридору, где у дверей их ждали все те же туземцы и тоже с факелами. Двое из них надели на пленников кожаные ошейники, к которым были привязаны короткие веревки. Словно животных на привязи, Макса и Даниэле вывели из тюрьмы и повели все теми же узкими каменными улицами. Из-за того, что веревки были короткие, идти приходилось, склонив голову. Видимо, конвоиры не хотели, чтобы пленники как следует рассмотрели окрестности. Однако кое-что заметить итальянцы все же успели.
Во-первых, уже стемнело, и город погрузился в густую синюю мглу. Сквозь туман неясно светили факелы, установленные на широких верандах. В отсвете бродили тени, слышались голоса, но разглядеть обитателей города итальянцы не могли.
Улица вышла на широкую навесную площадку, которая углом врезалась в скалу. Две широкие створки, украшенные коваными узорами, вели в какое-то помещение. В другой каменной стене имелись две небольшие и простые двери, наглухо зарытые. А между ними стояла гильотина. Даниэле невольно сглотнул, заметив это сооружение.
Туземцы между тем повалились ниц на каменные плиты площадки, увлекая за собой пленников. Конвоир Де Росси еще и руки на груди скрестил, из-за чего Даниэле вынужден был упереться лбом в пол. Послышались шаги со странным цоканьем, будто кто-то ехал на лошади. Конвоиры еще сильнее припали к земле. Кто-то вышел на площадку. Макс, как мог, извернулся в ошейнике, чтобы увидеть вошедшего, но смог разглядеть только две лошадиные ноги. Незнакомец заговорил с аборигенами. Голос его был неестественно низким, глухим, иногда он прирыкивал в конце фразы, и от этого тембра по спине невольно бежали мурашки. Когда незнакомец закончил, туземцы, все так же низко склонившись, покинули площадку, оставив пленников.
Макс осторожно поднял голову и остолбенел. Пред ним стоял не человек вовсе, а огромное чудовище с лошадиными ногами, воловьей головой с двумя мощными рогами и человеческим телом, покрытым густой шерстью. На поясе его болтались два огромных боевых топора, в ноздрях торчало кольцо. Де Росси, встретившись взглядом с монстром, невольно вздрогнул и пролепетал:
– Макс, это мино…тавр…
– Я вижу, – шепнул Амброзини.
– Итальянцы? – с акцентом спросил минотавр, и от его голоса у Даниэле похолодела спина. – Давно не было итальянцев. Все англичане попадаются да французы.
– Мы высадились на остров с мирной целью, – набравшись смелости, заговорил Макс. – Нам всего лишь надо пополнить запасы пресной воды. Мы мирное торговое судно.
– Этот остров принадлежит нам, и все, кто на нем находятся – тоже, – фыркнул минотавр. – И вас обоих ждет смерть.
Де Росси вскочил, испуганно озираясь. Чудовище молниеносно выхватило топор, готовое в любой момент метнуть его в пленника.
– Не надо делать таких резких движений, – предупредило оно. – Иначе шанса спастись точно не останется.
– А можно спастись? – в глазах Макса сверкнул лучик надежды.
– Можно, – уклончиво ответил минотавр. – Тробус, Хэмул!
На площадку вышли еще двое.
– Они согласились сыграть с нами, – чудовище кивнуло на пленников.
– В лабиринт? – обрадовался один из только что подошедших – пузатый минотавр на коротких кривых ножках.
Первый кивнул.
– В лабиринт? – эхом повторил Де Росси.
– Если один из вас пройдет по Лабиринту минотавров и выберется живым, то мы вас отпустим, – пояснил третий – со сломанным рогом.
– И все? – недоверчиво склонил голову Макс.
– В общем-то, да, – развел руками первый минотавр. – Тробус, принеси воды. Лучше наглядно показать, чем объяснять на словах.
Толстый ушел за узорчатые двери, а Хэмул извлек откуда-то моток веревки и подошел к гильотине.
– Идея проста, – начал пояснять минотавр с кольцом в ноздрях. – Один из вас входит в лабиринт сюда, – он указал на крайнюю правую дверь в соседней стене, – и через полчаса должен выйти отсюда, – его рука сдвинулась в сторону левой двери, возле которой стояла гильотина.
В этот момент появился Тробус с кадушкой воды.
– Поменьше не мог ведро найти! – буркнул главный.
– Прости, Калх, что первое подвернулось, – виновато потупился толстый.
– Чтобы как-то мотивировать смельчака внутри Лабиринта, мы обычно оставляем ему приманку, – продолжил Калх. – Например, его друга, привязанного к гильотине. Через полчаса дверь выхода закрывается, и нож гильотины падает вниз. Таким образом, один остается в Лабиринте навсегда, а второй…
Амброзини побледнел.
– Посмотрите, как это происходит наглядно, – Калх кивнул пленникам, чтобы они подошли к гильотине. Итальянцы несмело приблизились.
– Отсюда на весы капает вода, – минотавр указал на емкость, подвешенную над правой дверью. – Через полчаса чаша весов наполняется и давит на рычаг. Он опускается и зарывает дверь выхода. Веревка от ножа гильотины привязана к колышку, находящемуся внутри Лабиринта, поэтому закрывающейся дверью веревку перерезает, нож падает.
Пленники молча созерцали ужасный механизм смерти. Калх потянул за рычаг, и обе двери отъехали в стороны. Хэмул поднял нож гильотины за веревку, привязал ее конец к чему-то внутри Лабиринта. Тробус вылил воду на чашу весов, висящих над рычагом. Чаша надавила на него, и двери молниеносно закрылись. Веревка, держащая топор гильотины, лопнула, и он с грохотом упал. Де Росси вздрогнул от этого звука.
– Вам понятен механизм? – Калх повернулся к пленникам. – Чтобы исключить соблазн нажать на рычаг раньше положенного срока, мы играем в Лабиринт минотавров на деньги. Я всегда ставлю на пленников, потому что верю, что люди способны преодолеть любые трудности. Поэтому я готов дать вам фору.
– Фору? – нахмурился Макс. – Увеличите время?
– Ну что ты! – минотавр изобразил некое подобие улыбки. – Вы сами решите, кто пойдет внутрь, а кто останется приманкой.
Итальянцы переглянулись.
– Ну? – Калх заложил руки за спину. – Быстрее, у меня нет много времени.
Тробус и Хэмул в это время снова заряжали механизмы, готовясь к игре. Амброзини лихорадочно соображал, как можно если не избавиться от ужасной игры, то хотя бы оттянуть время. Минотавр сдвинул брови, его морда приняла угрожающее выражение. Де Росси попятился, увидев, как Хэмул поднимает нож гильотины.
– Я понял ваш выбор, – Калх кивнул на Даниэле. – Тробус, этот пленник боится замкнутого пространства, поэтому останется здесь. Ты! – он ткнул пальцем Амброзини в грудь. – Ты пойдешь в Лабиринт минотавров, найдешь выход и отвяжешь веревку, иначе твой товарищ останется без головы, понял?
– Это не честно, – слабо сопротивлялся Макс.
– Вы сами так выбрали.
Тробус схватил Де Росси за веревку на ошейнике и потянул к гильотине.
– Макс! – жалобно позвал Даниэле. – Макс, я не хочу!
– Может, договоримся? – Амброзини совсем растерялся. – Я знаю, где лежит много золота.
– Золото? – Калх глухо расхохотался. – Нам не нужно золото, мы сами его охра… Впрочем, это не ваше дело.
Тробус между тем подтащил Де Росси к гильотине, поставил на колени и силой прижал его голову к специальной тумбе. Чтобы пленник не вырвался раньше времени, его голову пристегнули ремнем.
– Макс! – в голосе Даниэле смешались страх и отчаяние. – Сделай что-нибудь!
– Дани, я… – слова застряли горле у Амброзини, и он только мотнул головой.
Хэмул подтолкнул Массимо к правой двери и разрезал ему путы на руках.
– Возьми! – Калх вынул факел из стойки на краю площадки. – Тебе это не помешает.
– У тебя есть полчаса! – хохотнул Хэмул, и Макс услышал, как застучали капли воды о чашу весов. Он еще раз взглянул на Даниэле, коротко выдохнул и вбежал в темный свод Лабиринта.
Коридор сразу же свернул вправо. Макс остановился и посветил на стены, чтобы осмотреться. Мысли в голове перепутались, перед глазами все еще стояла картинка: бледный Де Росси, привязанный к тумбе гильотины, и его полный ужаса взгляд. Чтобы привести мысли в порядок, Макс заговорил вполголоса:
– Думай, Амбро, думай! Должно быть какое-то решение! Минотавры построили лабиринт, чтобы пленники в нем погибали. Но наверняка есть какой-то секрет. Две двери рядом… Вход справа, выход слева, значит, мне надо идти по левой стене, и тогда есть шанс, что я выйду, где нужно.
Макс бросился по коридору, придерживаясь левой стороны. Он бежал, как мог, быстро, спотыкаясь и ударяясь плечами о каменные выступы. По пути ему встретился скелет в полуистлевшей одежде – один из предшественников. Макс сглотнул, осторожно перешагнул через него и продолжил путь. Однако буквально через несколько шагов он наткнулся на тупик. Выругавшись, Амброзини продолжил поиск выхода. Скелеты и еще не разложившиеся трупы стали попадаться ему чаще. Итальянец не обращал на них внимания, только затыкал нос от зловония, которое они источали.
Обрыв он увидел в самый последний момент. Свет факела выхватил черную дыру, зияющую в полу, и Амброзини резко остановился, едва удержав равновесие. Посветив вниз, он обнаружил пропасть, дна которой не было видно. Переведя дух, Макс шагнул назад и решил, что будет внимательней смотреть под ноги. Лабиринт таил в себе не только запутанные ходы, но и ловушки. Продвигаясь вперед по левой стенке, Амброзини соображал, сколько минут уже прошло. Сосредоточившись на плане спасения, он не заметил, как очутился в странной нише. Стены ее были ровные, словно отполированные, а из одной торчало нечто выпуклое, напоминающее дверную ручку. Макс в замешательстве остановился. Сердце забилось, предчувствуя недоброе. Итальянец осторожно дотронулся до ручки, и она вдруг ушла в стену. Послышался скрежет, с потолка посыпался песок и мелкие камни, и многотонная плита перекрыла выход из ниши. Амброзини бросился к ней, пытаясь сдвинуть с места. Поняв, что это бесполезно, он вернулся к ручке и принялся выковыривать ее из стены, но и это не принесло никаких результатов. Воображение тут же нарисовало картину, как нож гильотины бесшумно срывается вниз и отрубает Де Росси голову. Макс обессилено опустился на пол и заплакал. Отчаяние переполняло его. Он даже не думал о том, что ему самому придется умирать мучительной смертью от голода – он оплакивал судьбу юного Даниэле, который лишь в этом году нанялся на «Адриатику».
Один за другим в голову стали приходить гениальные планы. Можно было, например, не углубляться в лабиринт, а постоять у входа за поворотом, подождать, пока минотавры отвлекутся, возможно, даже уйдут, и выскочить, неожиданно наброситься на них, оглушить, запалить их шерсть факелом, отвязать Даниэле и бежать прочь! Либо, наоборот, прокрасться незаметно, вызволить товарища из кошмарного французского изобретения и по-тихому смыться. Макс обхватил голову руками, осознавая собственное бессилие. Каково это – стоять там на коленях, с тревогой прислушиваясь к звуку падающих капель, наблюдая, как ниже и ниже опускается чаша весов, и понимать, что через пять минут тебя не станет.
Из удручающего раздумья Амброзини вывел странный звук. Будто чье-то далекое завывание. Итальянец тут же вскочил, освещая пространство вокруг себя факелом. Странно было слышать хоть какие-то звуки в каменной коробке. Макс соображал, что же может издавать такой вой и насколько это может быть опасно или полезно. И вдруг он обратил внимание на огонь факела. Тот трепыхался, словно на сквозняке. Амброзини замер от догадки, посетившей его, и медленно задрал голову вверх. Потолка, который изначально нависал над нишей, не было. Зато виднелась скоба метрах в двух с половиной над полом. Макс подпрыгнул и попробовал ухватиться за нее рукой. С факелом это сделать было практически нереально. С решением итальянец не колебался: бросил факел на пол и подпрыгнул еще раз. Только с шестой или седьмой попытки ему удалось ухватиться за скобу. Подтянувшись на руках, Амброзини головой ударился о следующую. Выход из ловушки был найден.
Казалось, этот вертикальный тоннель бесконечен. Макс уже выбился из сил, передвигаясь от одной скобы до другой, уже оставленный факел превратился в маленькую мерцающую в темноте звездочку, а конца шахте все не было. Амброзини боялся, что от усталости пальцы разожмутся, и он сорвется вниз. Поэтому, немного отдохнув, снова полез вверх. Но следующей скобы он не нащупал. Его рука провалилась в отверстие в стене. Определив на ощупь его размеры, Макс понял, что вертикальный тоннель имеет горизонтальное разветвление. Не факт, конечно, что он ведет к выходу, но просто ползти вверх больше не было сил, и Макс решил перейти в этот горизонтальный проход.
У самого его края тоже имелась скоба. Цепляясь за нее и упираясь ногами в скобы шахты, Амброзини кое-как влез в ответвление. Оно было узким и не таким гладким, как вертикальный тоннель, пришлось ползти по-пластунски. Макс тут же разбил себе коленку о торчавший камень, но, забыв о боли, продолжил движение. Кромешная темнота окружала его. На всякий случай он выставлял вперед руку, чтобы не стукнуться головой о какой-нибудь камень или не наткнутся на чей-нибудь труп. Чем дальше он продвигался, тем сильнее становился сквозняк. Едва уловимое дуновение, которое Макс чувствовал в вертикальном тоннеле, сейчас превратилось в легкий ветерок, трепавший волосы. Он говорил о том, что выход рядом. Это придало Амброзини сил, и матрос, не обращая внимания на камни и ямы, рванул вперед.
Коридор закончился неожиданно. Макс нащупал рукой выступ чуть ниже уровня пола, подтянулся на руках и определил, что есть и второй выступ, еще ниже первого. Это походило на ступеньки. Окрыленный находкой, Амброзини принялся спускаться. Лестница была крутая и винтовая, приходилось держаться за стены, чтобы нечаянно не сорваться вниз в темноте. Макс исцарапал все руки и сбил в кровь костяшки пальцев, но продолжал спуск.
После очередного поворота он увидел вдалеке неясный розовый свет. Вскрикнув от радости, он поспешил, оступился и кубарем скатился с лестницы, больно ушибив плечо. Однако поднялся и бросился бежать на свет. Но вопреки ожиданиям розовое пятно не увеличивалось, а уменьшалось. Амброзини услышал скрип закрывающейся створки.
– Дани! – истошно заорал он и припустил во весь дух. – Я здесь, эй!
К двери он подоспел, когда между стеной створкой оставалась небольшая щель.
– Я здесь! Не убивайте его! – Амброзини схватился за дверь, оттягивая ее в обратную сторону, но сил после восхождения в шахте совсем не осталось, и Макс проиграл в этой борьбе. Створка с глухим стуком захлопнулась. Итальянец упал на колени перед ней и обхватил голову руками. Ему хотелось заплакать, закричать, но в горле встал комок. Макс только беззвучно шевелил губами, повторяя имя Де Росси.
Внезапно дверь снова заскрипела и начала открываться. Амброзини вскочил, не зная, как ему реагировать. Возможно, с первого раза перерезать веревку не удалось, и минотавры решили закончить казнь. Амброзини озирался в поисках колышка, к которому была привязана веревка, но ничего не видел: после густой темноты свет факелов, горящих снаружи, казался очень ярким и даже слепил. Испугавшись, что дверь снова закроют, Макс выскочил на площадку, намеренный вступить в бой с минотаврами, но угодил в чьи-то руки.
– Макс, все в порядке! Это мы, – послышался знакомый голос.
Амброзини обернулся и, щурясь от света, вгляделся в лицо того, кто его держал. Это был Тони.
– Ты? – сипло произнес Макс. – А где Дани?
– Он жив, не волнуйся, – улыбнулся Тони. – Мы спасли его.
– Господи, на кого ты похож! – к Амброзини подошел Паоло. – Ты ранен? Идти сможешь?
Макс кивнул, боясь, что если заговорит, то может расплакаться от радости. К нему тут же подскочил Даниэле и стиснул в объятиях.
– Нам надо уходить, – Каннаваро дернул Мальдини за рукав и кивнул на тела убитых минотавров. – Пока не хватились этих троих и не подняли тревогу.
– Да, – согласился Паоло. – Уходим. Быстро!
Они бросились прочь с площадки. Мальдини вел свою команду по лестницам и улочкам к вершине горы, чтобы оттуда уйти в лес. Огни города минотавров таяли в тумане и отдалялись. Мореплаватели выбрались на тропинку, ведущую в горы, но вдруг на пути у них из мрака возник отряд туземцев. И прежде чем команда успела опомниться, в них полетел град стрел.
– Назад! – приказал Мальдини.
Пригибаясь от стрел, матросы побежали по обратному пути. Фабио вел их не улицами, а напрямик через уступы и скалы. Снизу, из города послышался вой – протяжный низкий звук, словно команда к наступлению. Видимо, минотавры обнаружили убитых товарищей. Но экипаж «Адриатики» не терял надежды улизнуть от чудовищ. Каннаваро предложил вскарабкаться на утес, чтобы оторваться от преследователей. Но его задумка тут же провалилась, потому что на вершине утеса появилась еще одна группа туземцев с копьями.
– Мы в западне! Нас зажимают в кольцо! – воскликнул Кака. – Давайте сдадимся!
– Не дрейфь, юнга! – прикрикнул на него боцман.
– За мной! Я вижу проход! – Мальдини спрыгнул на нижний ярус. – Спрячемся в тумане.
Команда последовала за капитаном. Они по тропинке добежали до уступа, нависающего над пропастью. Дно ее было скрыто туманом, но не требовалось видеть дно, чтобы понять: уступ находится на большой высоте. Узкий карниз вдоль отвесной стены вел в сторону от города и скрывался за поворотом. Какова его протяженность – не знал никто.
– Рискнем? – Паоло повернулся к своим парням. – Если мы пройдем по этому карнизу, то наверняка оторвемся от погони. Хотя путь это опасный.
– Чего тут думать! – Каннаваро отодвинул капитана и первым шагнул на выступ. – Я дойду до поворота и крикну вам, стоит идти за мной или нет. Возможно, что эта дорога обрывается или упирается в тупик.
– Дело говоришь, – Мальдини хлопнул его по плечу. – С богом!
Фабио кивнул и, прижавшись спиной к скале, начал продвигаться по карнизу приставными шагами. Все следили за ним, и только Тони поглядывал назад, опасаясь погони. Вот уже боцман скрылся за поворотом. Команда устремила взгляды в туман. Тянулись секунды мучительного ожидания.
– Нормально! Здесь площадка, – наконец, послышался голос Фабио. – Идите медленно, там в конце сильно под уклон тропинка…
– Дани, давай! – капитан пододвинул Де Росси к карнизу. – Не задерживай остальных, но и не торопись.
Тот кивнул и, последовав примеру боцмана, начал продвигаться по выступу. Когда он добрался до поворота, Мальдини повернулся к Андреа:
– Теперь ты.
Лоцман хотел возразить, но только тяжело вздохнул и последовал за Де Росси. Отправив следом Кака и Амброзини, Мальдини кивнул Тони.
– Только после вас, капитан, – широко улыбнулся тот.
– Лука, некогда препираться, нас могут… – но договорить Мальдини не дал гул приближающихся голосов. Видимо, туземцы догадались, куда скрылись иноземцы, и шли по следу.
– Быстрее! – Мальдини потянул матроса за рукав.
– Спасайся, капитан! Я их задержу, – Тони бросился в туман, откуда они недавно пришли, и через несколько секунд оттуда донесся звук удара и треск сломанного копья. Послышались возгласы туземцев, рык Тони и выстрел. Поколебавшись с минуту, Мальдини выхватил шпагу и бросился на выручку Луке.
Двое аборигенов насели на Тони, пытаясь скрутить, но усмирить такого великана было трудной задачей. Мальдини с ходу проткнул одного островитянина шпагой, а второго оглушил, ударив эфесом по макушке.
– Зачем ты? – разочарованно протянул матрос. – Уходи!
Паоло ни слова не говоря выстрелил в туземца, бегущего с копьем. Но в ту же секунду из тумана вылетело несколько стрел. К счастью, все они просвистели мимо мореплавателей.
– Бежим! – капитан схватил матроса за рукав. – Мы успеем уйти!
Тони кивнул, и они бросились к карнизу. Из тумана вылетело еще несколько стрел. Одной с Мальдини сбило шляпу, а две угодили Тони в спину и в ногу. Он споткнулся и упал. Паоло схватил его за руку, пытаясь поднять.
– Паоло, я не смогу… беги без меня, – сквозь зубы прорычал Лука.
– Вставай, Тони, пожалуйста! – в голосе капитана слышалась тревога. – Ты должен бежать. Раны пустяковые, Алекс тебя вылечит.
На тропинку высыпали аборигены. Паоло выставил вперед шпагу:
– Ну, подходите!
Тони обломил стрелу, торчавшую из ноги, и, сжав зубы от боли, вынул стрелу из спины. Бросив ее, он достал пистолет и перезарядил его. Выстрелом сбило с ног туземца с луком. Тони снова зарядил пистолет, но сделать второй выстрел ему не удалось: стрела угодила капитану в правую руку, и он на мгновение опустил шпагу. Туземцы тут же воспользовались этим и повалили чужестранца. Еще трое бросились к Тони. Он хоть и вскинул пистолет, но нажать на курок не успел – его прижали к земле и отобрали оружие.
– Ведите их в зал суда, – раздался из тумана низкий голос.
Капитану и матросу связали руки за спиной, подняли на ноги и повели в город. Рана Паоло была небольшая: стрела только зацепила его, а вот Луке приходилось туго. Кровавое пятно на рубашке все разрасталось, да и наступать на ногу, из которой торчал обломок стрелы, было больно.
Скоро лестницы и переходы кончились, и пленников ввели в просторный зал. В дальнем конце стояли три трона: средний большой и позолоченный, два других по бокам – попроще. Пленников подвели к тронам и завязали глаза. Через какое-то время послышались цокающие шаги, и в зал кто-то вошел. Было слышно, как вошедшие тяжело дышат, рассаживаясь на тронах. С пленников сняли повязки, и те увидели перед собой трех минотавров. Тот, что сидел на позолоченном троне, производил впечатление. Одет он был в серебристые латы, с плеч его спадал кроваво-красный плащ, а рога на голове были украшены какими-то рисунками. Двое других, что сидели по бокам, носили простые латы и серые плащи.
– Я предводитель армии этого города, – заговорил тот, в красном плаще, и от голоса его по залу покатилось гулкое эхо. – Вы убили моих солдат и заплатите за это сполна.
– Мы никому не хотели зла, – заговорил в ответ Мальдини. – Мы высадились на остров, чтобы набрать пресной воды и починить мачту. Мы торговое судно и не собирались завоевывать ваш остров или город. Но местные жители похитили двух моих матросов, и нам пришлось отправиться на их поиски. Мы проникли в ваш город не для того, чтобы убивать солдат. Так сложились обстоятельства.
– Обстоятельства? – удивился главный минотавр. – Да, они иногда вынуждают нас на неожиданные поступки. Но факт остается фактом. Законы моего народа гласят, что за убийство наказывают только убийством. Я вынужден казнить троих из вас.
– Троих из нас? – Паоло поднял брови и невольно посмотрел на Тони.
Главный минотавр махнул рукой, и в зал ввели остальную команду. У всех были связаны руки, а на глаза надеты повязки.
– Как видите, мы всех поймали, потому что зло должно быть наказано, – наставительно произнес военачальник. – Осталось выбрать, кого из вас мы казним.
– Я предлагаю казнить всех, – подал голос советник, сидевший слева от судьи. – Что мы будем делать с оставшимися?
– Пусть они будут нашими рабами, – предложил военачальник.
– Кормить их еще, – надулся советник. – Дешевле повесить – все равно ведь помрут.
– Но как мы знаем, Калх и его подчиненные незаконно использовали Лабиринт, – вставил второй советник. – Такое преступление тоже карается смертью. Так что убийство нерадивых солдат – это акт возмездия Судьбы.
Главный минотавр задумался. Паоло оглядел свою команду и опустил глаза.
– Ситуация спорная, – наконец, согласился военачальник. – С одной стороны, вы повинны смерти, но с другой – убитых вами солдат мы бы все равно казнили. Предлагаю решить спор битвой.
– Битвой? – насторожился Мальдини.
– Паоло? – ужаснулся Каннаваро, услышав голос капитана. – Ты тоже здесь?
– Один из вас будет биться с нашим лучшим воином, – пояснял военачальник. – Если проиграет ваш человек, мы казним вас всех. Если проиграет наш воин, мы отпустим вас на корабль. Что скажете? Достаточно справедливо?
– Думаю, да, – согласился второй советник.
– Сразу бы казнили всех – все равно ведь проиграют, – проворчал первый.
– Быть по сему, – главный минотавр поднялся. – Назовите мне вашего воина!
Паоло с тоской посмотрел на раненого Тони. Пожалуй, он единственный из всех не уступал по силе этим чудовищам, но сейчас сильно ослаб от потери крови. Остальные находились в заведомом проигрыше. С минуту подумав, Мальдини решил выдвинуть свою кандидатуру и уже, было, открыл рот, чтобы произнести это вслух, как раздался голос Андреа:
– Я буду биться!
Брови Паоло взметнулись вверх. Повисло удивленное молчание.
– Хорошо, на том и порешим! Бой будет на рассвете, – главный минотавр повернулся к левому советнику. – Ксертикс, распорядись, чтобы начали строить виселицу.

На рассвете

Пленников поместили в одну тесную камеру, видимо, не надеясь на долгое их пребывание в тюрьме. Тони лег на пол, потому что чувствовал себя все хуже и хуже с каждой минутой. Кака весь съежился и дрожал, представляя, как их будут вешать на рассвете.
– Я и не знал, что ты умеешь драться, – улыбнулся Каннаваро, глядя на грустного Андреа.
– Я не умею драться, – вздохнул тот. – Но я бессмертный. И я подумал, что это будет лучшим выходом.
– Если тебе этот буйвол раскроит череп своим топором, ты вряд ли останешься в живых, – сомнительно покачал головой Макс.
– Я бессмертный, – повторил Андреа. – За 180 лет со мной случались разные передряги, но я все еще жив.
– Понятно, – кивнул Амброзини. – Тогда ты правильно сделал.
– Что за день сегодня! – Даниэле присел у стены. – Сначала чуть в пропасть не сорвался, потом чуть голову не отрубили. Теперь вот вешать хотят.
– Трем смертям не бывать, а одной не миновать, – пытался подбодрить его Каннаваро.
– Если минотавры почуют подвох, ну, что ты бессмертный, они разозлятся, – вдруг заговорил Мальдини. – И тогда нас точно всех казнят.
– Я постараюсь усыпить их бдительность, – ответил Андреа.
– Как?
– Еще не знаю, но что-нибудь придумаю.
На рассвете пленников привели на главную городскую площадь. С одного ее края была сооружена виселица. Шесть петель уныло болтались на перекладине, ожидая смертников. В центре площади располагалась арена, обнесенная деревянными брусьями.
На балконах и верандах верхних ярусов города уже собрались жители – все те же минотавры. Некоторые, видимо, жившие очень высоко и из-за тумана не имевшие возможности наблюдать за сражением, спустились вниз и окружили арену плотным кольцом. Стражники развязали Андреа руки, сунули меч и втолкнули за ограждения. Остальных пленников подвели к виселице и накинули на шеи петли.
На большой балкон центрального здания вышли те три минотавра, что судили иноземцев, и расселись в удобных креслах. Сквозь туман начали пробиваться первые лучи дневного света. Толпа гудела, ожидая начала поединка. Палач поднялся на виселичный помост и, скрестив руки на груди, остановился возле рычага.
Вдруг публика притихла и расступилась. К арене шел второй боец – огромный минотавр с трезубцем в руках. Рост его превышал два метра, могучий торс покрывали кожаные доспехи, а угрожающе изогнутые рога на голове были защищены двумя острыми железными наконечниками.
– Тур! Тур! – сначала негромко, но потом все более распаляясь начала скандировать публика.
Тур двигался к арене, надменно задрав патлатую голову, глаза его наливались кровью от предвкушения битвы. Паоло сглотнул, увидев соперника Андреа, и бросил быстрый взгляд на Каннаваро.
– Мы пропали, Паоло, – Фабио не сводил глаз с худенькой фигурки Лоцмана посреди ринга.
Между тем Тур легко перемахнул через ограждения, подняв столб пыли. Андреа попятился.
– Внимание, почтеннейшая публика! – провозгласил судья, обходивший арену по периметру. – Бой между Туром и чужеземцем носит судебный характер, нежели развлекательный. А по сему соперники должны драться на смерть, если только кто-то один не захочет сдаться. Смерть чужеземца будет означать, что его подельников мы повесим немедленно. Смерть Тура будет означать, что мы позволим чужеземцам беспрепятственно покинуть наш город.
Гул негодования прокатился по толпе.
– Запрещенных приемов в таких боях нет. Соперники могут начать поединок после троекратного удара в гонг, – судья поклонился публике и быстро покинул арену. Раздались удары гонга.
Тур шумно выдохнул, выхватил из-за пояса топор и двинулся на Андреа. Лоцман попятился. Поудобнее перехватив трезубец, минотавр нанес первый удар. Соперник увернулся и отскочил в сторону.
– Правильно, Андреа, измотай его! – не удержался Фабио.
После двух неудачных попыток поразить чужеземца, Тур сменил тактику и начал наступать на противника, зажимая того в угол. Андреа предпринял попытку проскользнуть мимо минотавра, но тот схватил его за шиворот и швырнул на землю.
– У тебя же меч! – болел за Лоцмана Фабио. – Ну же, ударь его!
Будто услышав слова боцмана «Адриатики», Андреа взмахнул мечом, задев руку минотавра. Но ранение только сильнее разозлило чудовище. Тур зарычал и метнул трезубец. Лоцман едва успел увернуться. Бой продолжился. Лоцман пытался поразить соперника мечом, но очень скоро минотавр выбил оружие из его рук. Андреа бросился поднимать меч, но Тур сбил его с ног и вынул из-за пояса боевой топор. Поняв, что надо действовать хитростью, Лоцман зачерпнул горсть песка и бросил его в глаза минотавру. Тот зарычал, мотая головой и пытаясь проморгаться, а Андреа в это время добрался до своего меча. Когда к Туру вернулось зрение, он рассвирепел не на шутку. Из ноздрей его повалил пар. Публика радостно завопила, поддерживая своего любимца. Тур склонил голову и бросился на соперника рогами вперед. Андреа метнулся в сторону, но минотавр только этого и ждал: топорик воткнулся в землю прямо возле ноги Лоцмана, отчего тот запнулся и упал. Тур подскочил к нему и замахнулся трезубцем, намериваясь проткнуть противника. Андреа перевернулся на спину и пополз, отталкиваясь ногами. Минотавр наступал, метясь наверняка, чтобы не ранить чужеземца, а сразу убить одним ударом.
И вдруг он замер, словно что-то услышал. Андреа тоже замер, пытаясь разгадать маневр чудовища. Тур мыкнул, из пасти его полилась кровь. Он рухнул на колени, а потом и вовсе повалился на землю. Лоцман еле успел убрать ноги, чтобы них не придавило телом монстра. Возглас удивления и страха прокатился по рядам зрителей: из шеи минотавра торчала рукоятка ножа. Наступила такая тишина, что было слышно, как дышат зрители в первом ряду.
Бух! Бух! Бух! – эхом донеслось из-за гор.
– Знакомые пушки! – обрадовался Фабио, и тут же с верхних ярусов посыпались осколки камней.
Еще одним ядром перебило одну из колонн, державшую веранду, и та повалилась вниз прямо на толпу зрителей. Мгновенно поднялась паника. Зрители на площади бежали прочь, толкая и роняя друг друга, горожане, наблюдавшие с верхних ярусов, тоже засуетились, прячась в комнатах. Пушечные залпы не смолкали. Ядра, что не рушили строения, просто падали вниз, калеча и убивая чудовищ.
Андреа вытащил нож из горла Тура, поднял его трезубец и опрометью бросился за ограждения.
– Схватить его! – гаркнул военачальник, и двое солдат помчались за чужеземцем. Он, ловко перепрыгивая через тела убитых чудовищ и каменные глыбы, упавшие сверху, продвигался к виселице.
– Что ты смотришь? – главный минотавр повернулся к палачу. – Вешай их!
В шуме не было слышно выстрела, только палач с простреленной головой свалился на землю. Кто-то спрыгнул на помост сверху и ножом разрезал веревки на руках капитана Мальдини. Паоло скинул петлю с шеи и обернулся. Да так и застыл с немым удивлением на лице: перед ним стоял Неста.
– Я тоже рад тебя видеть, – подмигнул Сандро и кинулся освобождать остальных.
– Ты?! Жив! – Каннаваро, как только его руки стали свободны, заключил старпома в объятия. – Как ты здесь оказался?
– Фабио, потом! Надо спешить, – Сандро выскользнул из его рук и продолжил начатое.
Когда все пленники были свободны, Неста крикнул: «За мной!» и побежал в сторону, противоположную выходу из ущелья. Мальдини последовал за ним. Амброзини и Де Росси подхватили раненого Тони. Андреа догнал их, когда они уже перебрались на пятый ярус.
Армия города, застигнутая врасплох, отступала под натиском пиратов. Каха, размахивая двумя мечами и выкрикивая слова на незнакомом языке, крушил чудовищ одного за другим. Рино, грозно рыча, нещадно рубил соперников. Братья Индзаги бились плечом к плечу. Старший, изящно уворачиваясь от топоров минотавров, разил врагов шпагой, младший же, раздобыв на «Черной звезде» старую турецкую саблю, ловко управлялся с ней. Только Матрасу было удобно сражаться с минотаврами: он не уступал им ни в росте, ни в силе.
Сандро провел своих товарищей на вершину утеса, где обнаружилась удобная для спуска тропинка.
– По ней вы дойдете до уступа, – Неста указал Паоло вниз. – С него надо спрыгнуть в воду. Там невысоко – метра три. В гроте есть шлюпки.
– А ты? – Мальдини удержал старпома за руку.
– Я? – Сандро бросил взгляд в сторону города. – Мне надо вернуться. Кое за кем…
– Встретимся на «Адриатике»! – Каннаваро начал спускаться первым, за ним следовали Амброзини и Де Росси, поддерживающие раненого Тони.
Сандро вернулся в город. Там царила настоящая суматоха. Пушечными залпами разрушило почти все выступающие строения, среди обломков еще шли бои: небольшой отряд минотавров продолжал сражаться с пиратами, которые теснили чудовищ к стене. Неста с тревогой обводил глазами развалины. И вдруг мелькнула знакомая фигура: капитан Франческо, прижимавший к груди какую-то шкатулку, выскочил из какого-то проема с покосившимися дверями и побежал во всю прыть. За ним выбежали два минотавра угрожающего вида и, метая в дерзкого чужеземца ножи и топорики, рванули за ним. Улица, по которой разворачивалась погоня, вела к лестнице, поднимающейся на вершину утеса, но сейчас путь преграждала упавшая глыба.
– Тотти, не туда!– заорал что есть силы Неста. – Там тупик!
Но его голос потонул в грохоте сражения, и капитан Франческо продолжал неумолимо продвигаться к верной гибели.
– Черт! – Сандро бросился наперерез, заходя с другого конца улицы.
Ловко перемахнув через ограждение балкона, он перепрыгнул на соседний и выбежал на нужную улицу.
Капитан Франческо поздно заметил тупик. Он притормозил, соображая, как ему можно спастись, но минотавры быстро приближались. К счастью, топорики и ножи у них кончились, поэтому чудовища жаждали ближнего боя. Глянув вниз и оценив свои силы, Тотти решил не прыгать, а попытаться перелезть через глыбу. Однако это оказалось не такой просто задачей: в одной руке пират держал шкатулку, а зацепиться за ровную поверхность плиты второй ему все не удавалось. Чудовища были уже близко.
– Попался, мерзавец! – прорычал один из них, наклоняя рогатую голову.
Тотти прижался спиной к глыбе, лихорадочно обдумывая план отступления.
– Скинь мерзавца вниз! – попросил второй минотавр, уступая более крупному товарищу дорогу.
– Я буду защищаться! – Тотти выставил вперед руку с пистолетом. – Уж с трех шагов я тебе башку снесу.
Минотавр отступил, не ожидав такого поворота.
– Что, страшно стало? – Тотти улыбнулся. – Получай!
Он нажал на курок, но вместо выстрела раздался щелчок. Чудовище вздрогнуло, качнулось назад, но тут же поняло, что пуля не вылетела. Выражение превосходства на лице пирата тут же сменилось испугом. Он нажал на курок еще раз, но опять вышла осечка.
– Убил? – расхохотался минотавр.
Тотти молниеносно сунул пистолет за пазуху, но выхватить шпагу не успел – чудовище вцепилось ему в горло мертвой хваткой. Задыхаясь, капитан Франческо пытался все-таки вынуть шпагу и ногами откинуть монстра. Но перевес в борьбе был на стороне минотавра. У Тотти уже стало темнеть в глазах, как раздался выстрел. Пальцы минотавра разжались, Франческо отпихнул его от себя и с удивлением задрал голову: над глыбой виднелось лицо Несты.
– Быстрее! – Сандро протянул пирату руку.
Тотти молча схватился за нее и, помогая себе ногами, вскарабкался на плиту. Однако второй минотавр успел схватить его за сапог. Капитан Франческо сорвался вниз, но Неста ладонь не разжал, продолжая втягивать пирата наверх. Свободной ногой Тотти ударил чудовище по морде, потом еще раз.
– Отцепись ты, буйвол! – Неста швырнул в минотавра камнем.
Тот выпустил ногу чужеземца, и Тотти смог влезть на глыбу.
– Скорее! – Сандро помчался к спасительной лестнице.
– Одну секундочку! – капитан «Черной звезды» остановился возле лежащего факела. – Сигнал к отступлению.
Он вынул динамитную шашку, поджег ее фитиль от факела и швырнул за плиту.
– Небольшой привет рогатому! Бежим!
И оба припустили во весь дух. Через минуту раздался оглушительный взрыв. Волной Тотти сбило с ног, падая, он зацепил Несту.
– Черти рогатые… – Тотти поднялся, выплевывая песок изо рта.
– Здорово рвануло, – Сандро закашлялся от пыли, которой его припорошило после взрыва. – В следующий раз можешь взять шашку поменьше?
– Эта была последняя, – пожал плечами капитан Франческо. – Если тебе нужны взрывы поменьше, носи с собой свои шашки.
Они стали взбираться на утес, и скоро их догнала остальная команда «Черной звезды». Кое-кто из пиратов успел даже поживиться украшениями в домах минотавров. Попрыгав в воду, разбойники добрались до шлюпки и отчалили от острова.
– Ну что? Доставить вас на «Адриатику»? – капитан Франческо посмотрел на Сандро, а потом перевел взгляд на Симоне.
Индзаги-младший растерянно уставился на брата. Филиппо молчал, ожидая, какое решение примет брат.
– Да, на «Адриатику». Если не затруднит, – улыбнулся Неста.
Тотти кивнул гребцам, чтобы держали курс на торговый корабль.
– Хочешь вернуться к Паоло? – тихо спросил Филиппо брата.
– Я… не знаю, – Симоне опустил глаза. – Может, ты пойдешь с нами? Мы будем плавать вместе.
– Не смогу я плавать на торговце, – вздохнул Филиппо. – Ходить по заданному маршруту – это скучно. Мне слишком дорога свобода.
– Если вы попадетесь гвардейцам, вас схватят и повесят, – напомнил Индзаги-младший.
– Если схватят, – поправил его капитан Франческо. – Моя «Звезда» не раз уходила от преследования и потопила не один корабль. Так что плавать нам до самой старости.
– Твой Дида остался на нашем судне, – выдвинул еще один аргумент Филиппо.
– Дида? – встрепенулся Симоне. – Надо его забрать…
– Я не буду катать вас туда-обратно! – фыркнул Тотти. – Либо вылезай вместе с Сандро, либо вернешься на мой корабль.
В душе Симоне шла отчаянная борьба. Ему было больно расставаться с братом и страшно оставлять Диду пиратам, но он не мог вернуться на «Черную звезду» – уж слишком опасной оказалась жизнь флибустьеров.
– Джиджи будет скучать по тебе, – вставил Матрас.
– Перепортил ему все банки – и смылся! – хохотнул Рино.
– Да просто Крысеныш тэбя испугался, – Каха хлопнул боцмана по плечу.
– Правильно, Сима, после всего, что они с тобой сделали…. – Неста поиграл бровями, но Индзаги-младший даже не улыбнулся шутке.
– Ты заставляешь меня делать выбор, хотя мог бы и сам принять решение, – с укором произнес он, глядя на брата. – На мирном судне ты бы стал уважаемым человеком…
– Я пират, нравится тебе это или нет, – обиделся Филиппо. – И я доволен тем, что имею.
– Ты, значит, тоже… уходишь? – капитан Франческо носком сапога ткнул сапог Несты.
– Да, – безмятежно улыбнулся Сандро.
– Еще одну карту не разгадал.
– Сам давай. Кто из нас охотник за сокровищами?
– Ладно, попадись мне только в нейтральных водах… – хмыкнул капитан Франческо.
– Я тебе жизнь спас, между прочим, – напомнил Неста.
– Спасибо, – пробурчал пират и отвернулся.
До «Адриатики» доплыли в молчании. Сандро быстро поднялся по веревочной лестнице, оставленной взошедшей на борт командой. Симоне встал и тоже, было, шагнул к лестнице, но Филиппо удержал его за руку:
– Сима, останься. Я столько искал тебя…
– Не могу, Пиппо. Пиратство не для меня. Ты должен понять.
Индзаги-старший кивнул и попытался улыбнуться, но губы не слушались.
– Береги Диду, – Симоне обнял брата и быстро начал подниматься по лестнице.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта