TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 7

Фокус Несты

После встречи с капитаном Липпи Тотти был бодр и энергичен. На удивление Сандро, команда «Черной звезды» отгуляла в порту отпущенные ей два дня и без опоздания вернулась на корабль. Капитан Франческо велел поднять паруса и взять курс на Туманную гавань. Тем же вечером пираты отчалили из Арубы.
Сандро силился вспомнить, что это за место: где-то и от кого-то он слышал о нем, но не помнил от кого. На карте он тоже не нашел никакой Туманной гавани. На расспросы Несты вразумительно смог ответить только рулевой. Он сказал, что гавань расположена чуть севернее пролива Дрейка, но точно ее местонахождение знает только капитан Франческо, потому что гавань все время скрывает туман и никто не может вычислить ее координаты. Сам Тотти на вопрос о Туманной гавани отвечал весьма уклончиво:
– Твое дело – разгадывать карту, а не вмешиваться в навигацию. Здесь полно людей, могущих проложить нужный курс.
Сандро вернулся в каюту и сел за ребус. Однако сосредоточиться на линиях и узорах он не мог – все его мысли занимали вдруг нахлынувшие воспоминания о товарищах с «Адриатики». Как сложилась судьба у Паоло и остальных ребят, живы ли они, или их участь столь печальна, что смерть стала бы благодатным избавлением. Чтобы избавиться от тяжелых раздумий, Сандро вышел на палубу.
Солнце уже совсем скрылось за горизонтом, и алое небо бросало на воду зловещий отсвет. Неста прошелся вдоль палубы, потом остановился, любуясь закатом. Вдруг со стороны камбуза послышался голос Джиджи. Он был чем-то возмущен и выговаривал Симоне. Сандро поспешил на звук, боясь, как бы младший Индзаги опять не влип в какую-нибудь переделку.
– Ты что наделал, балда?! – гремел кок. – Зачем ты испортил мне посуду?
– Я не портил, – оправдывался Симоне. -– Я же для удобства.
– Какое еще удобство?! – не слушал его Джиджи. – Ты посмотри на эти банки!
Сандро завернул на камбуз и остановился в дверях. На разделочном столе стояли несколько глиняных сосудов, кок потрясал одним из них в воздухе, а Симоне, виновато втянув голову в плечи, бормотал что-то невразумительное.
– Я не знаю, как ты это будешь убирать, но чтобы к завтрашнему дню твоих каракулей на банках не было, – Джиджи сдвинул брови. – Иначе…
– А что случилось? – вступился Неста.
– Крысеныш испоганил мне посуду, – кок сунул банку Сандро.
Тот повертел сосуд в руках. На одном боку у него было выцарапано «Со 2».
– Что это означает? – Неста недоуменно поднял брови.
– Это я для удобства, – едва слышно оправдывался Симоне. – «Со» означает «соль», «Са» – «сахар».
– А цифра два?
– Вторая полка, – вздохнул Индзаги. – Джиджи ведь сам ругается на меня, что я ставлю банки не на свои места. Я и решил пометки сделать, чтобы помнить, что и где должно стоять.
Буффон подозрительно сдвинул брови, а Сандро обнял Симоне за плечи:
– Ты зря злишься, Джиджи. Сима просто хотел, чтобы от его помощи было больше толку. Ты ведь и сам знаешь, где у тебя соль, мука, сахар, и ставишь банки на свои места. А Сима человек новый, ему нужны подсказки. От того, что он нацарапал буквы на банках, ничего страшного с продуктами не случилось, так ведь?
Буффон только отмахнулся и убрал емкость обратно на полку.
– Вот увидишь, Джиджи, я буду лучше работать, если перестану путаться, где что лежит, – Симоне примирительно улыбнулся.
– Балда ты и есть! – кок взлохматил ему волосы. – В следующий раз хотя бы предупреждай. А то несчастные случаи на кухне так часто случаются…
Симоне невольно покосился на огромный разделочный нож с резной деревянной ручкой. Сандро же, убедившись, что настроение Джиджи улучшилось, покинул камбуз и тут же наткнулся на капитана Франческо.
– Чего шляешься? – недовольно поинтересовался тот. – Я, что ли, карту буду разгадывать?
Сандро, было, открыл рот, чтобы оправдаться, но Тотти сунул ему листок с картой:
– Мне покоя не дают вот эти значки. Почему некоторые из них написаны слева, а другие справа. Хотя вроде бы они одинаковы.
– Ну вот! Половину уже разгадал! – Неста заглянул в листок. – Только прикидываешься тупым…
– Я вообще никогда не прикидываюсь! – возмутился пират.
– Ой, ну извини…
Тотти уловил подвох и шумно выдохнул. Неста едва сдержал улыбку, глядя на рисунок.
– Так! Ну-ка марш в каюту! – капитан Франческо отвесил Сандро подзатыльник. – Дошутишься однажды у меня!
Однако ничто не могло испортить настроение Тотти. Он находился в предвкушении нового приключения, поэтому готов был проявлять благодушие на каждом шагу. К тому же его захватил азарт разгадки карты. Едва только Сандро сел за стол, как пират начал рассказывать ему свои версии решения ребуса, интересоваться его мнением относительно тех или иных догадок.
– Смотри, – он водил пальцем по линиям карты. – Эта идет сюда. Над ней какой-то значок и цифра. Я сначала решил, что это координаты, но вот здесь, – он тукнул пальцем в другую линию, – такой же изгиб, такой же узор, но значок и цифра – другие! Я совсем запутался.
Сандро, который погрузился в раздумья надо словами капитана Франческо, вдруг вскинул голову:
– Запутался?
– Запутался, – громче повторил Тотти. – Линии одинаковые, цифры разные. Что это? Координаты краев чего-то? Месторасположение ключей к разгадке? Или вообще…
– Да подожди ты! – перебил его Сандро. – Я, кажется, понял. Они писали цифры, чтобы не спутать похожие линии.
Неста придвинул карту к себе и принялся досконально ее изучать. Капитан Франческо, сдвинув брови, ждал пояснений, но место них старпом «Адриатики» достал пачку бумаги начал перерисовывать линии на отдельные листы. Иногда у него что-то не получалось, он ругался на себя, скомкивал листок и бросал его в мусор. Капитан Франческо с интересом следил за процессом, пытаясь разгадать, что задумал пленник. На вопросы пирата Неста отвечал лишь «скоро увидишь», чем привел Тотти в состояние крайнего негодования. Однако выплескивать свое нетерпение капитан «Черной звезды» не стал. Он решил оставить Несту наедине с его художествами и заняться судовым журналом. Увлекшись записями, капитан Франческо принялся делать измерения курса, сверять какие-то координаты, что-то высчитывал на листочках и записывал в журнал.
На самом интересном месте Сандро похлопал капитана по плечу. Тот с недовольной миной, что его оторвали от работы, поднял от журнала голову. Неста в левой руке за уголок держал стопку нарезанной бумаги.
– Что это? – скривился Тотти.
– Я же сказал: увидишь, вот и смотри, – с загадочной полуулыбкой Сандро правой рукой взял стопку за противоположный свободный угол и потянул немного на себя. Края бумаги начали быстро перелистываться. Капитан Франческо замер с открытым ртом, потому что доселе ничего подобного не видел. Картинка, нарисованная в углу самого нижнего листа словно бы ожила: красивая птица с длинным хвостом вдруг вспыхнула огнем и мгновенно превратилась в кучку пепла. Пепел разлетелся, словно бы от дуновения ветра, и снова превратился в птицу.
– Ну как? – не скрывая удовольствия от произведенного эффекта, поинтересовался Неста.
– Как… как ты это сделал? – дар речи вернулся к пирату нескоро.
– Ты что, никогда не баловался такими игрушками в детстве? – удивился Сандро. – Складываешь несколько листов, рисуешь на них картинку, но на каждом изменяешь какую-то деталь. Например, человечек руку поднимает все выше и выше. Потом быстро перелистываешь – и получается, что он двигается.
– Мне в детстве было не до глупых игр, – Тотти безотрывно смотрел на стопку бумаги в руках у Несты. – Покажи еще раз, как ты это делаешь.
Сандро вздохнул и еще раз продемонстрировал свой фокус.
– Дай-ка я попробую! – глаза капитана Франческо азартно загорели.
– Ты напробуешься сто тысяч раз, когда проложишь курс, – Неста спрятал руку с листами за спину. – Что означает этот Феникс?
Пират на минуту умолк, задумчиво глядя в судовой журнал, потом его озарила какая-то мысль, он щелкнул пальцами и произнес:
– Остров Феникс в Полинезии! Говорят, там потонул один из кораблей Грейс О’Малли. Давно у меня чешутся руки заняться ее богатством.
– Значит, мы плывем на Феникс? – хитро прищурился Неста.
– И-мен-но! – Тотти поднялся. – Ну дай я попробую!
Он выхватил у Несты из рук стопку и, делая, как показывал пленник, сам произвел фокус.
– Черт морской, здорово! – Тотти повторил еще раз, удивляясь, как птица превращается в пламя, а затем в пепел. – Как ты додумался, что египтяне именно так линии зашифровали?
– Мне идею подсказал Симоне. Он подписал и пронумеровал все банки на камбузе, чтобы не спутать соль с манкой, например. Линии на карте тоже пронумерованы. Ты ведь сам сказал: одни и те же, а цифры разные. Я перерисовал каждую линию отдельно и сложил и в указанной последовательности. Так и получился фокус.
– Да-а, – капитан Франческо почесал затылок. – Я бы, конечно, и сам додумался, но не так быстро.
– Естественно! – кивнул Сандро, но в глазах его прыгали бесята.
– Значит, мы меняем курс, – Тотти аккуратно положил стопку листов на стол.
– И не зайдем в Туманную гавань? – почему-то опечалился Неста.
– Теперь в этом нет надобности, – поправив треуголку, капитан Франческо покинул каюту. Через минуту послышался его голос с капитанского мостика: – Не зевай, Ушастый! Впереди могут быть рифы. Нам нельзя сейчас сесть на мель – нас ждут сокровища!

Таинственный остров

«Адриатика» попала в бурю. Волны швыряли фрегат, словно щепку, ветром порвало штормовые паруса и часть такелажа. Вся команда была приведена в боевую готовность, даже доктор Алекс, которого капитан Мальдини старался беречь от корабельной работы, принял активное участие в сворачивании парусов. Яквинта убрал все ножи и закрыл посуду, чтобы не потерялась. Джилардино, к этому времени активно идущий на поправку, тоже порывался помогать, но Мальдини приказал ему оставаться в лазарете. Для пущей надежности раненого даже привязали к койке, чтобы во сне не свалился от качки на пол и не травмировался еще сильнее.
Ураган бушевал три дня, изрядно потрепав «Адриатику». На четвертые сутки ветер ослаб и волны стали меньше, однако небо было по-прежнему затянуто свинцовыми тучами, из которых не переставая лил дождь. Капитан Мальдини – усталый, промокший, закутанный в бушлат – стоял на мостике и всматривался вдаль. На фок-мачте была повреждена верхняя рея, на которой болтался обрывок паруса, от чего «Адриатика» давала крен. В спокойную погоду это было бы сущим пустяком, но в шторм снять запутавшийся в тросах и наполненный ветром обрывок паруса не представлялось возможным. Впрочем, разглядеть что-то сквозь стену дождя тоже было сложной задачей. И хоть на носу дежурил матрос Тони, капитан Мальдини все равно с надеждой смотрел вперед.
– Капитан, земля! – вдруг крикнул Лука. – Справа по борту!
Паоло встрепенулся и повернулся к борту. Действительно, вдалеке смутно прорисовывалось что-то, напоминающее остров. Капитан Мальдини достал подзорную трубу, но стекло заливало водой, поэтому разглядеть ничего не удалось.
– Права руля! – скомандовал Паоло.
«Адриатика», устало переваливаясь с волны на волну, разворачивалась в сторону неизвестного острова.
– Готовить шлюпки? – рядом с капитаном оказался Каннаваро.
– Найдем бухту или удобную стоянку. Ставить фрегат на рейд сейчас опасно.
– Но шторм стихает.
– Буря может развернуться. Ветер переменился, – вздохнул Паоло.
– Хорошо. Я все равно назначу дежурных, чтобы они были готовы спустить шлюпку на воду, – Фабио, натянув высокий ворот бушлата на голову, помчался в трюм.
Подведя корабль ближе к неизвестному объекту, капитан Мальдини удостоверился, что это на самом деле остров, а не каменная гряда. Остров, правда, тоже выглядел неприступным: высокие отвесные берега, густые непролазные леса. На фоне серого неба и проливного дождя гостеприимными эти места не казались. «Адриатика» неспеша обходила остров. Матросы все высыпали на палубу, готовы высадиться на твердую землю. Долго плавание и несколько дней шторма всех изрядно утомили, и команда только и ждала момента покинуть корабль и отдохнуть.
– Здесь есть бухта? – капитан повернулся к Андреа, который тревожно вглядывался в незнакомую землю.
– Есть, – тихо ответил Лоцман. – Но место это нехорошее. Лучше уйдем отсюда.
– Команда устала, запасы воды кончаются, корабль нуждается в ремонте, – осунувшееся лицо капитана казалось строгим, но голос его был доброжелателен.
– До Феникса два дня пути, – Андреа упрямо наклонил голову.
– Боюсь, к Фениксу мы дойдем в совсем плачевном виде, – Мальдини оглянулся на свою команду. – Мы сойдем на эту землю, переждем дождь, отремонтируем мачту и двинемся дальше.
– Капитан, вы хотите нарушить условия договора?
– Люди устали, Андреа, пойми! – в интонациях Паоло послышались железные нотки. – Это ты бессмертный и не чувствуешь усталости, а мои парни с ног валятся. Нарушать условия договора я не собирался. Мы просто сделаем небольшую остановку и потом продолжим наш маршрут.
Андреа поднял на капитана грустные глаза, вздохнул и сдался:
– Хорошо, так и сделаем. С восточной стороны есть удобное место для стоянки.
– Обходим остров с востока! – скомандовал капитан.
Пройдя несколько миль по периметру, они действительно увидели небольшую бухту. От шторма она, конечно, спасала слабо, но в ней оставлять корабль было более безопасно, чем на рейде в открытом океане.
Оставив на корабле не совсем здорового Джилардино и доктора Алекса, команда сошла на берег и остановилась в замешательстве: густая растительность плотной стеной подступала к прибрежной полосе, оставляя несколько метров пляжа. Ветки кустарников так тесно сплелись друг с другом, что продраться сквозь них без помощи топора не представлялось возможным.
– Ну, что встали? – капитан Мальдини крепко сжал рукоятку своего топора. – Двигайтесь за мной!
Он смело двинулся навстречу растительности, ловко взмахнул оружием и рассек переплетенные ветви. Потом плечом поддел куст и протиснулся в заросли. Фабио, последовав примеру Паоло, тоже принялся рубить ветки. Матросы Тони и Амброзини, у которых в руках тоже были топоры, начали прорубать тропинку рядом с тропинкой Паоло и Фабио. Команда двинулась ними.
Идти было трудно. Мокрые деревья плохо поддавались топорам, сломанные ветки царапали лица и цеплялись за одежду, ноги скользили по мокрой земле. Однако матросы упорно двигались вперед. За час они продвинулись всего метров на сто, уставших сменили товарищи, и команда снова продолжила путь.
Через какое-то время моряки вышли на странную поляну. Деревья на ней были вырублены – об этом свидетельствовали торчавшие из высокой травы пеньки – но окрестные деревья переплетались ветвями, создавая некое подобие купола. Он немного спасал от дождя, по крайней мере, на поляне было не так мокро, как в лесу. Посреди вырубки возвышался навес – покосившийся от времени и кое-где развалившийся. Но его крыша была сделана в два наката из перевязанных бамбуковых стволов, поэтому трава под навесом была совсем сухая.
– Остановимся здесь, – приказал капитан Мальдини.
Фабио тут же назначил костровых, а Тони и Амброзини велел отремонтировать стены и крышу. Работа закипела. Навес был восстановлен еще до наступления темноты, и команда, поужинав размокшими от дождя галетами и вяленой рыбой, улеглась спать.

Паоло проснулся оттого, что кто-то тронул его за плечо.
– Что? – капитан Мальдини мгновенно сел, вглядываясь в лицо человека, его разбудившего.
– Это я, Андреа, – в бледно-розовом отсвете угасающего костра едва можно было различить черты его лица. – Капитан, проснитесь. Что-то происходит.
– Что случилось? – Мальдини схватился за эфес шпаги.
– Наши дежурные… – Андреа повернулся к костру, – Макс и Дани… они пропали.
Паоло тревожно выглянул из-за плеча Лоцмана и увидел, что никого возле потухающего костра действительно нет.
– Мы с Тони должны были сменить их, – продолжал Андреа. – Но в положенное время нас не разбудили. Мы проснулись только что и обнаружили, что дежурные пропали.
Мальдини поднялся, подошел к костру и огляделся. Ни следов борьбы, ни других признаков того, что матросы были похищены. Из темноты показалась какая-то фигура. Капитан «Адриатики» вставил вперед шпагу, намереваясь дать бой незнакомцу, но тот остановился и жалобно проговорил:
– Паоло, это я, Тони.
– Ты чего бродишь в темноте?
– Я Макса и Дани искал, – Тони вышел к костру. – Звал даже. Нигде их нет. Исчезли без следа.
– Ты сказал, что этот остров опасен, – Паоло повернулся к Андреа. – Ты что-то знаешь про него?
– Н-нет, – тот отступил на шаг. – Я слышал только легенду про странный остров, на котором бесследно пропадают люди. Он это или нет – не знаю, но мне сразу не понравилась эта земля.
Мальдини прикусил губу и нахмурился. Тони в это время подложил веток в костер, чтобы огонь совсем не угас.
– Да, находиться здесь опасно, – Паоло убрал шпагу в ножны. – Но уйти и бросить наших парней в беде мы тоже не можем.
– И что же нам делать? – Тони поднялся.
– Дождемся утра, а там решим. Надо разведать обстановку – возможно, станут ясны какие-то детали исчезновения Макса и Дани.
До самого рассвета троица не сомкнула глаз, прислушиваясь к каждому шороху. Казалось, что кто-то ходит вокруг лагеря, даже переговаривается. Чтобы успокоить своих товарищей, Паоло объяснил эти звуки стекающей с купола водой, но все явственно ощущали, что за ними кто-то наблюдает. Невозможно было сказать, люди это или животные, но незримое присутствие обителей острова было так же реально, как и непрекращающийся дождь. Когда начало светать, ощущение чьего-то присутствия прошло. То ли солнечный свет разрушил страхи, то ли наблюдатели были исключительно ночными существами и сейчас отправились спать.
Проснувшейся команде Паоло рассказал об исчезновении двух матросов и велел быть начеку. Фабио предложил отправить на поиски пропавших группу, а остальным – найти источник пресной воды и вернуться на корабль. Андреа идею не одобрил, предположив, что у небольшой группы мало шансов отбиться от местных жителей или хищников, если таковые водятся на острове. Все смотрели на Мальдини, ожидая, какое решение примет капитан.
– Мы отправимся на поиски Макса и Даниэле, – после раздумья ответил Паоло. – Всем быть наготове! Мы не нравимся местным жителям, поэтому они могут на нас напасть.
– Местные жители?! – ужаснулся Кака. – Но на острове никого не видно.
– Это не значит, что тут никого нет, – Каннаваро вынул пистолет. – Не зеваем парни! Думаю, Макса и Дани они и похитили.
– Как можно похитить двух здоровых моряков? – Кака испуганно переводил взгляд с боцмана на капитана.
– Это нам и предстоит выяснить, – Паоло направился к зарослям. – Думаю, что-то привлекло внимание дежурных, они пошли посмотреть – тут-то их и схватили.
– И они не подняли тревогу?
– Может, не успели или не смогли, – пожал плечами Каннаваро и двинулся вслед за капитаном.
– Их у… убили?! – упавшим голосом закончил юнга.
– Хватит болтать! – Тони дал ему подзатыльник.
Паоло велел матросам обойти поляну по периметру и внимательно осмотреть траву, ветки, землю на предмет следов. Все тщательно выполняли приказ. Вдруг Фабио крикнул:
– Эй, сюда! Я кое-что нашел!
Все поспешили на зов. Мальдини, раздвинув любопытствующую команду, протиснулся к боцману. Каннаваро указывал куда-то вверх. Проследив взглядом за его рукой, Паоло увидел на ветке дерева, растущего у края поляны, цепочку с крестиком Де Росси. Распятие висело метрах в двух над землей.
– Это цепочка Дани, точно говорю, – охнул Тони. – Как она здесь оказалась?
– Она порвалась и упала вниз. Здесь и застряла в листьях, – пояснил капитан. – Ребята, мы имеем дело с племенем, живущем на деревьях.
– Может, это всего лишь обезьяны? – предположил Кака, вцепившись в рукав Тони.
– Или огромные чудовища с крыльями, которые способны утащить взрослого человека, – зловещим голосом ответил Фабио. Юнга сглотнул.
– Разговоры прекратить, – нахмурился Паоло. – Наверняка они следят за нами, поэтому будем производить как можно меньше шума. Надо узнать, куда могли утащить наших парней. Будь это туземцы или обезьяны – у них должно быть логово, место, где они обитают.
– Может, я влезу на дерево и осмотрюсь? – Лука почесал затылок.
– А вдруг на дереве ты встретишься с кем-нибудь из них? – Фабио с тревогой вглядывался в густое переплетение ветвей наверху.
– Я смогу за себя постоять.
Капитан одобрил затею, и Тони, несмотря на свои внушительные габариты, принялся ловко карабкаться по ветвям самого толстого дерева. Пару раз его нога соскальзывала с мокрой ветки, но сильные руки спасали матроса. Команда с замиранием сердца ожидала развязки. Наконец, Тони крикнул сверху:
– Вижу на западе горы. Они скрыты облаками.
– Далеко до них? – поинтересовался капитан Мальдини.
– Думаю, километров пять будет. Может, меньше.
– Пять километров – полтора часа хода, – Фабио поморщился. – А если прорубаться через заросли, то целый день можно потратить.
– Что-нибудь еще видишь?
– Больше ничего интересного. Но ветер стих. Странная погода.
– Здесь всегда так, – поежился Андреа. – Капитан, насколько вы уверены, что ваши похищенные матросы – в горах?
– Не уверен, – согласился Мальдини. – Но по логике вещей должно быть так...
– Тони, слезай! – крикнул Фабио. – Мы идем в горы.
Спустившись на землю, Лука произнес:
– С севера идти будет удобно: там лес не такой густой.
– Но нам придется сделать крюк, – возразил Каннаваро.
– Зато мы потратим меньше сил, – Мальдини положил руку боцману на плечо. – Нам понадобятся силы для сражения.

Поначалу лес был такой же непролазный, и матросам приходилось опять прорубать себе дорогу. Но через несколько сотен метров деревья стали менее плотными, и топоры можно было убрать – просто продираться сквозь кустарники. Команда стала двигаться быстрее. Паоло постоянно сверялся с компасом, чтобы не сбиться с пути. Вскоре мореплаватели вышли на еще одну поляну – и остановились, охваченные непонятным ужасом. Это было место для проведения каких-то ритуалов: по краям поляны стояли шесть чучел, наряженных в шкуры и имеющих вместо голов черепа животных. Посреди поляны располагались два кострища, между которыми находилось каменное возвышение, напоминающее огромный стол. В пепле кострищ белели кости.
– Чьи это кости? – побледнел Кака.
– Это останки непослушного юнги. Его принесли в жертву языческим богам, чтобы те ниспослали на корабль менее ленивого ученика, – с завыванием произнес Каннаваро, от чего Кака намертво вцепился в рубашку Тони.
Миновав страшное место, команда продолжила путь к горам. В лесу матросам то и дело попадались жуткие чучела, видимо, расставленные туземцами в качестве оберегов. Парни старались быстрее миновать такие места.
Через несколько часов лес пошел резко в гору, идти стало труднее. Мальдини велел остановиться.
– Надо осмотреться, – он устало опустился на траву. – Так мы можем угодить прямо в лапы туземцев.
– Они все равно нас заметят рано или поздно, – Каннаваро повалился рядом. – Единственное наше спасение – пистолеты. Но порох, наверное, отсырел, поэтому, боюсь, отбиться мы не сможем.
– Ты просто пышешь оптимизмом! – мотнул головой Тони. – Надо выследить, где у туземцев лагерь.
– Как? – Мальдини развернулся в его сторону.
– Обойти гору, осмотреться.
– Или подняться на нее – тоже хорошо видно, – встрял Кака.
– Если мы полезем в гору, то можем нарваться на дозорных, – Каннаваро наградил юнгу недовольным взглядом.
– На дозорных мы можем так же нарваться, если будем обходить гору, – парировал Кака.
– Видимо, придется лезть, – вздохнул Мальдини. – Здесь вроде бы подъем удобный: деревья довольно редкие, то есть заметить опасность мы сможем. Есть вон камни – удобное укрытие, если по нам начнут стрелять. Высоко подниматься не будем, метров на 100-150. Оттуда осмотрим окрестности.
Немного отдохнув и перекусив, команда снова двинулась в путь. Пройдя метров двести вверх, матросы нашли удобную смотровую площадку в виде каменного выступа. С него открывался чудесный вид на остров. Плотное кольцо тропического леса, словно море, простиралось внизу. Само же море едва угадывалось на горизонте. Никаких признаков дорог – только небольшая речушка поблескивала между деревьев на склоне слева и терялась в непролазной чащобе.
– Смотрите! – вдруг воскликнул Кака, указывая пальцем в сторону речушки.
– Тише! – Фабио зажал ему рот рукой.
Команда вглядывалась вдаль сквозь серую пелену дождя и наконец-то различила едва уловимый дымок от костра, стелющийся над деревьями.
– Там и есть их поселение, – заключил Каннаваро.
– Надо пробраться туда, – Мальдини убрал с лица прядь волос. – Только надо сделать это незаметно.
– Как это можно сделать?
– Замаскироваться, – пожал плечами Мальдини. – Как делают охотники.

В городе

Амброзини и Де Росси сидели на земле, привязанные друг к другу спиной к спине. От неудобного положения затекли плечи и онемели руки. Туземцы, что похитили матросов, словно бы забыли о своих пленниках – ели и переговаривались у костра. Выглядели они устрашающе: голые тела их были сплошь покрыты черными узорчатыми татуировками, отчего казалось, что вместо кожи у аборигенов некое подобие панциря. На голове они носили шлемы, изготовленные из черепов животных и скрывающих практически пол-лица.
– Я не могу больше так сидеть, – заерзал Де Росси. – У меня правая рука совсем онемела.
– Эй! – позвал аборигенов Макс. – Эй вы! Развяжите нас!
Туземцы повернули в сторону пленников головы, недоуменно переглянулись и снова продолжили беседу, больше не обращая внимания ни на зов, ни на попытки пленников сменить положение.
– Бесполезно, – Даниэле извивался как змея, пытаясь освободить от пут руки. – Макс, может, у тебя получится?
– Дани, нам это ничего не даст, – с грустью ответил Амброзини. – Даже если нам удастся развязать веревки, мы не сможем сбежать. У нас нет оружия, а туземцы вооружены. Они просто убьют нас.
– Я не боюсь смерти, – поморщился Де Росси.
– Скоро мы это проверим на практике, – вздохнул Макс. – Думаю, из нас приготовят замечательное блюдо для всей деревни.
– Нас съедят?! – ужаснулся Даниэле. – Я не хочу, чтобы меня ели!
– Скажи это им, – Макс кивнул в сторону островитян, переговаривающихся возле костра. – Может, тебя они и пощадят. Оставят на завтрак.
В это время из чащи появились еще несколько туземцев. Они что-то сказали сидевшим, те повскакивали, подняли с пола длинную жердь и подошли к пленникам. Наставив на чужеземцев копья и луки, аборигены развязали их, но итальянцы обнаружили, что руки у них связаны еще и за спиной. Туземцы в это время привязали к жерди две веревки, на каждой из них сделали петлю и накинули пленникам на шеи. Таким образом, Амброзини и Де Росси оказались привязанными к жерди и могли двигаться только синхронно, разделенные этой длинной палкой. Туземец с красным рисунком на груди и в шлеме, украшенным рогами, видимо, главный у островитян, взмахнул своим копьем, указывая туда, откуда только что пришел. Его подчиненные подняли пленников и, тыкая их острыми копьями, погнали в ту сторону.
Идти с петлей на шее было очень неудобно. Жердь, соединяющая итальянцев и лежавшая у них на правом плече, мешала смотреть под ноги, отчего те постоянно спотыкались. От этого веревки больно врезались в шею и начинали душить. Аборигены, видя мучения иноземцем, только злорадно ухмылялись да что-то лопотали – видимо, отпускали какие-то шуточки.
Когда дорога пошла в гору, идти стало просто невыносимо. От подъема жердь съезжала вниз, натягивая веревки в петлях. Пленники задыхались и кашляли, но туземцы не обращали на это никакого внимания.
– Дани! – прохрипел Макс, идущий вторым. – Постой! Так мы задушим друг друга…
– Что? – тяжело дыша, спросил Де Росси.
– Давай пойдем не друг за другом, а шеренгой, – Амброзини закашлялся и продолжил: – Так мы хоть будем на одном уровне.
– Ты прав.
Передислокацию пленников туземцы восприняли с удивлением, но препятствовать не стали, скорее всего, решили, что доставить чужеземцев в лагерь лучше всего живыми.
Тропинка резко свернула вправо и пошла по отвесному выступу. Макс и Даниэле снова шли друг за другом, боясь взглянуть вниз, чтобы не закружилась голова. Дорога уходила резко вверх, огибая скалистые навесы. Скоро с неба опустился туман, и пленники поняли, что поднялись уже достаточно высоко. Однако восхождение все не прекращалось. Из-за низких облаков видимость практически пропала. Амброзини едва различал спину идущего впереди Де Росси. Опасаясь сорваться в пропасть, Макс жался к противоположному краю тропинки, забыв, что другой конец палки разворачивается к обрыву. Не успев сообразить, что, спасая себя, он подвергает опасности своего товарища, Амброзини столкнул Даниэле с тропинки. Де Росси коротко вскрикнул, сорвавшись с выступа, но его спасло то, что скала была не отвесная, а имела небольшой уступ. Итальянец сначала попал ногами на него, потом все же соскользнул и упал на колени. Амброзини, испугавшись за Де Росси, отпрянул назад, пытаясь вытянуть друга снова на тропу. Но Даниэле было не просто подняться с колен на узком уступе. Он прижался плечом к каменной стене, боясь совсем сорваться вниз. Ситуация осложнялась еще и тем, что руки у обоих были связаны за спиной.
– Дани! – хрипел Макс, упираясь ногами в торчавшие камни. – Карабкайся! Эй, вы! – он бросил взгляд в туман, куда скрылись проводники. – Эй! Черти татуированные, помогите!!!
Никто не отозвался и не вышел. Туземцы словно испарились. Де Росси закашлялся, и Макс понял, что ему тоже придется опуститься на колени, чтобы снизить натяжение веревки.
– Па…даю… – сипел Даниэле, пытаясь встать на ноги. – Тяни, Макс, тяни!
– Задохнешься…
– Если я… сор…вусь, ты тоже… так что… заткнись и тяни!
Амброзини сел на тропинку и уперся ногами в торчавший с краю камень, давая возможность товарищу подняться с колен. Даниэле уже, было, встал, но нога предательски соскользнула с мокрого узкого уступа, и он сорвался вниз, повиснув на веревке. Макса тоже дернуло к краю. Понимая, что спасать друга нужно в считанные секунды, Амброзини резко поднялся и откинулся назад, но жердь, вместо того чтобы втянуть пленника на тропу, предательски заскользила вдоль обрыва. Даниэле захрипел где-то внизу.
– Помогите! – отчаянно заорал Макс, и в ту же секунду из тумана нарисовался абориген. С торжествующей улыбкой он схватился за жердь и втянул уже полуживого пленника обратно на тропу. Обессилев от борьбы, Амброзини рухнул на землю. Де Росси никак не мог прокашляться. Туземец что-то сказал и ткнул его копьем.
– Дай ты ему отдышаться! – возмутился Амброзини.
Словно поняв слова иноземца, абориген подождал, пока пленники придут в себя, и снова погнал их горной тропой. На счастье итальянцев, очень скоро серпантин обогнул очередную скалу, и глазам моряков предстала удивительная картина. В ущелье горы, укрытый туманом и скалистыми выступами, располагался целый город. Прямо в каменной породе были выдолблены залы, огромные колонны поддерживали просторные веранды, витые лестницы вели от нижних этажей к верхним. На верандах прогуливались странные существа, разглядеть которых сквозь пелену дождя было невозможно.
Тропинка подошла к широким каменным ступеням, по которым идти было намного удобнее и безопаснее. Пленников провели по некоему подобию улицы на самом верхнем ярусе и велели остановиться возле массивной железной двери. Туземцы что-то прокричали, после чего дверь открылась. Итальянцев втолкнули в темный, освещенный чадящими факелами коридор и повели в глубь помещения. В конце коридора конвоиры отвязали жердь и втолкнули иноземцев в узкую и темную камеру. Когда дверь за ними захлопнулась, в камере воцарилась такая кромешная темнота, что даже заболели глаза.
– Даже окон тут нет, – вздохнул Даниэле. – Хоть бы знать, где мы…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта