TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 5

Мозаика

Капитан Зизу, пропустив традиционную рюмочку на сон грядущий, возлег на кровать, намереваясь насладиться мечтами о несметных богатствах египтян, как услышал голоса на палубе.
– К нему нельзя! – упрямился старпом Анри. – Капитан лег спать. А вы – марш в кубрик оба!
После этого послышался голос Андреа, но, что он говорил, было не разобрать. Капитан Зизу сначала прислушивался, но потом решил не обращать внимания. Тем более его так приятно клонило в сон.
– Ну и что! – не унимался Анри. – Завтра скажешь свое важное!
После этих слов капитан Зизу насторожился. Андреа не уходил, доказывая необходимость поговорить с главным пиратом.
– Пошли вон! – разозлился старпом. – Или я прикажу посадить вас на голодный паек!
– Мы идем неправильным курсом! – отчаянно выкрикнул второй, по голосу похожий на Дель Пьеро. – Нам надо разворачиваться! Карта – это западня!
Тут уже капитан Зизу не выдержал и выскочил из каюты.
– Что еще за западня?! – прорычал он, нависая над пленниками.
– Карта составлена таким образом, чтобы сбить с толку кладоискателей! – Алекс всплеснул руками. – Чудовища – это не острова и континенты, как я предположил сначала, а...
– Ну-ка! – капитан схватил Дель Пьеро за ворот и втолкнул к себя в каюту, потом кивком пригласил зайти Андреа. Когда оба пленника оказались в помещении, француз проверил, не будет ли старпом подслушивать, захлопнул дверь и повернулся к пассажирам:
– Давай выкладывай, что там с изменением маршрута!
– Я попался на удочку, когда разгадывал карту. Чудовища, действительно, расположены так, словно символизируют материки и острова. И если следовать указанному маршруту, мы попадем прямо в лапы к Морскому Дьяволу.
Капитан Зизу подозрительно переводил взгляд с одного на другого.
– Именно в этом месте погибли бравый Морган и Одноглазый Федерико, – вступил Андреа, – а военная испанская флотилия адмирала Пуйоля потеряла там две трети своих кораблей.
– Я знаю, знаю…
– Составители карты все просчитали: мы должны были попасться в ловушку и погибнуть, но истинный смысл рисунка не в этом.
– А в чем? – брови француза поползли к переносице. – Ты опять со мной шутки шутишь, кудрявый?
– У меня есть одна мысль… – голос Дель Пьеро стал тише. – Я могу взглянуть на карту?
Капитан Зизу с минуту раздумывал, потом подтолкнул пленника к столу, на котором был разложен рисунок. Алекс склонился над ним, проводя пальцем от одного мифического животного к другому, и что-то бормотал себе под нос.
– Ну? – потерял терпение француз. – Что ты там нашел?
– Можно мне листок бумаги и карандаш?
Капитан Зизу стиснул зубы, чтобы не разразиться ругательствами, достал из ящика стола несколько листов и сунул доктору огрызок карандаша. Алекс кивнул в знак благодарности, наложил листок на карту и перерисовал одно чудовище, потом сдвинул лист и перерисовал второе почти вплотную к первому, третье – рядом со вторым и так далее. Когда все монстры были перенесены на бумагу, Алекс показал листок капитану Зизу.
– И что это? – нахмурился тот.
– Мозаика! – улыбнулся Дель Пьеро. – Животные – это части паззла, а вместе они составляют…
– Евразию! – восхищенно закончил Зизу. – Ох черти египетские!
– А точка, куда мы изначально плыли, теперь указывает на Мальдивские острова. Ваше сокровище там.
– Ты уверен?
– Можно проверить, – Алекс наложил рисунок на карту, сверяясь с верхними и нижними отметками, которые первоначально прочитал как линию субтропиков. – Вот, экватор проходит здесь. Надо плыть на Мальдивы. Нам нужен самый южный остров.
– Если там клада не окажется, я тебя повешу! – капитан Зизу погрозил пленнику кулаком. – Ты и этот щенок Джила живы только благодаря картам Андреа.
– Я помню, – погрустнел Алекс.
– Все, вон отсюда! Оба! – француз бесцеремонно вытолкнул пассажиров из каюты и крикнул старпома. – Анри, мы разворачиваемся! Взять курс зюйд-ост!
– Капитан? – старпом удивленно поднял брови. – Мы что, не плывем за сокровищами?
– Как раз за ними и плывем! – обозлился Зизу. – Ты что, оглох?
Анри еще пару секунд подозрительно смотрел на капитана, потом развернулся и гаркнул:
– А ну, канальи, поднять все паруса! Права руля! Курс зюйд-ост!
Капитан Зизу с нескрываемым удовольствием следил, как его команда забегала по палубе, как пираты карабкаются на мачты, чтобы выставить дополнительные паруса. Убедившись, что все заняты своим делом, капитан удалился.

Мальдивы

Андреа проложил такой курс, что ветер все время был попутным, поэтому «Террибль» полным ходом шел к назначенной цели. Чем ближе к экватору приближалась каравелла, тем сильнее припекало солнце. И вот уже третий день стояла такая изнуряющая жара, что матросы все попрятались в кубрик. Вот и сейчас на палубе находился только рулевой и Джилардино, который по приказу боцмана драил палубу. В последнее время именно благодаря Альберто «Террибль» превратился из неопрятного судна в образцовый корабль, которому, наверное, позавидовал бы капитан Мальдини. Правда, все эти недели плавания Джилардино драил палубу, кубрик, камбуз гальюн исключительно по инициативе боцмана Бартеза.
Сейчас же, пользуясь тем, что боцман удалился в кубрик, Альберто бросил швабру и, облокотившись на борт, отдыхал в тени парусов. Рискуя быть пойманным за бездельем, он любовался зеленоватым простором океана. Ничто не могло погасить его любовь к морю: ни ужасные условия жизни на «Террибле», ни сам факт нахождения в плену. Альберто вспоминал, как плавал на «Адриатике», как несправедливо считал Фабио самым несносным боцманом на свете. Вспомнился и Паоло. Джилардино очень хотел, чтобы капитан Мальдини благополучно достиг берега и остался невредимым. И еще Альберто очень хотел вернуться на «Адриатику». Буквально перед самым плаванием на ней заменили доски на мостике, отчего на палубе приятно пахло свежим деревом.
Из приятных воспоминаний Альберто вывел голос рулевого:
– Эй, задохлик, глянь вперед! Что видишь?
Джилардино присмотрелся и увидел на горизонте едва различимые очертания деревьев в знойной дымке.
– Земля? – неуверенно произнес он.
– Я думал, мне показалось, – обрадовано фыркнул рулевой. – Ну-ка бегом доложи капитану!
Альберто с неохотой поплелся к капитанской каюте и постучал в дверь.
– Капитан, земля!
Француз выскочил, словно только и ждал, когда его позовут.
– Прямо по курсу – земля, – еще раз пояснил Джилардино.
– Я, по-твоему, совсем тупой?! – вскипел капитан Зизу и замахнулся на пленника. – Прочь с дороги, щенок!
Альберто отскочил в сторону, втянув голову в плечи, а корсар выхватил откуда-то подзорную трубу и быстрым шагом направился на мостик. Джилардино, дождавшись, пока француз скроется из виду, с любопытством заглянул в раскрытую дверь. Внутри было темно: капитан Зизу занавесил окна, чтобы комната не нагревалась от солнца. Он вообще не любил много света. На столе лежала карта, углы которой были прижаты бутылкой рома с одной стороны и большим серебряным бокалом – с другой. Природное любопытство просто затягивало Альберто внутрь, и он, убедившись, что никто его не видит, шмыгнул в дверь.
В комнате капитана «Террибля» царил беспорядок. На столе вперемешку валялись какие-то карты, огрызки карандашей, измерительные приборы, засохшие надкусанные булочки. Но одно привлекло внимание кока «Адриатики» – кулон из серебра, потемневшего от времени и соленого морского воздуха. Кулон был не больше монеты и представлял собой сложный узор, разглядеть который в потемках каюты было невозможно. Альберто вышел на палубу, чтобы при солнечном свете полюбоваться на находку, но в этот момент с мостика спустился капитан Зизу. Увидев пленника возле двери, он с ходу рявкнул:
– Чего встал тут?!
– Я… – Альберто сжал кулон в кулак, лихорадочно обдумывая, как незаметно вернуть вещицу владельцу.
– Пшел вон!
Пленник повиновался. Но стоило ему отойти от каюты на несколько шагов, как он тут же попал в поле зрения боцмана.
– Где тебя носит, каналья?! – тот уперся руками в бока. – Я разве разрешал заканчивать работу?
Джилардино быстро сунул кулон в карман и подбежал к ведру, оставленному на палубе. Боцман хотел еще что-то сказать, но в это время раздался голос старпома:
– Свистать всех наверх! Взять рифы! Сушить весла!
Боцман хищно прищурился, а Джилардино, виновато пожав плечами, вылил воду за борт и понес ведро обратно в гальюн. Пираты неохотно выходили из кубрика и с ленцой принялись за работу.
Каравелла, сбавляя ход, двигалась к незнакомому острову.
– Что это за остров? – капитан Зизу не сводил с него подзорную трубу.
– Самый южный, как просили, – тихо ответил Андреа.
– Встать на рейд! Шлюпку на воду! – капитан сложил трубу и прошелся по палубе. – Анри, набери шесть человек для высадки. Ты тоже поедешь, – он хлопнул Андреа по спине.
Лоцман посмотрел на француза печальным взглядом. Старпом выкрикивал имена матросов, которые должны были приготовить бот к спуску на воду.
– А я поеду? -– к Зизу подошел Ибрагим.
– Нет, ты останешься стеречь пленников. Мало ли что? – капитан даже не взглянул на матроса.
Златан нехорошо сверкнул глазами и удалился. Через полчаса Зизу в сопровождении Анри и еще шести матросов спустился в вельбот, где его уже ждал Андреа. Альберто провожал взглядом удаляющуюся шлюпку, когда сзади как из-под земли вырос боцман.
– Чего прохлаждаешься, гаденыш? – криво ухмыльнулся он. – Быстро за работу! И чтоб к возвращению капитан все было готово!

Новый капитан

«Террибль» уже несколько суток стоял на рейде, ожидая возвращения команды. К вечеру третьего дня с острова ветер донес звуки выстрелов, а еще спустя какое-то время из прибрежных зарослей выскочили пираты. Самым первым бежал капитан Зизу, тянувший за собой Андреа, которому, видимо, не очень хотелось покидать остров. За капитаном двое матросов с трудом тащили огромный сундук. Остальные пираты отстреливались от невидимого противника. Бухнув сундук в шлюпку, пираты дружно вытолкнули ее на воду и попрыгали внутрь как попало. И тут же из леса появились местные дикари. Они с улюлюканьем и свистом преследовали пиратов, метая в них копья и посылая град стрел. Одной стрелой ранило в шею гребца, и капитан Зизу, не моргнув глазом, вытолкнул умирающего матроса из шлюпки.
Пираты активно гребли, и уже скоро стали недосягаемы ни для стрел, ни для копий. Туземцы с досадой что-то кричали вдогонку грабителям, размахивали оружием и грозили кулаками. Шлюпка приближалась к «Терриблю». Капитан Зизу подозрительно оглядывал свой корабль, словно предчувствуя недоброе. Опасения начали подтверждаться, когда подплывшие не обнаружили ни с одного борта бакштов.
– Эй, на «Террибле»! – позвал Анри. – Бакштов давай!
Долго никто не отзывался. Пираты в шлюпке забеспокоились. Вдруг над одним из бортов показалась голова Ибрагима.
– Златан, где веревка?! – капитан Зизу свирепел на глазах.
– Я тут подумал… – Ибрагим облокотился на борт, – что «Терриблю» нужен новый предводитель. А то ты с матросами планами не делишься, да и золотом – с неохотой. Вот и команда со мной согласна.
– Ты что задумал, каналья?!
– Отдай мне свои сокровища, и я сохраню тебе жизнь.
– Ты не получишь ничего, ублюдок! – капитан Зизу выхватил пистолет, но тут же с палубы
на шлюпку направились несколько дул пистолетов мятежников.
– Пушка заряжена по правому борту, – Златан указал вниз. – Не хочешь делиться золотом – утоплю тебя к чертовой матери!
Капитан Зизу грязно выругался, обвел взглядом напряженных матросов, сидевших в шлюпке, и выдал мятежнику последний козырь:
– Видишь эту маску, щенок? Это древний артефакт Осириса. Если уничтожишь меня – он пойдет со мной на дно. И ты никогда не получишь власть над Картографом!
– Ошибаешься, шкипер. Эта маска дает Картографу свободу. Так что если ты вместе с ней пойдешь ко дну, я стану Хозяином Морей. А Лоцман будет служить мне.
Французский капитан сжал зубы от ярости.
– Ну что, какое решение примешь? – Ибрагим нетерпеливо постукивал пальцами по перилам.
– Разреши нам подняться на борт, – попросил Анри. – Мы отдадим золото и маску.
– Хорошо, - кивнул Златан. – Только помните, что мы будем стрелять без предупреждения. Идти по одному!
С борта скинули веревочную лестницу. Пираты начали взбираться наверх. Как только один из прибывших оказывался на палубе, его тут же связывали. Не тронули только Андреа. Ибрагим притянул его за френч к себе и угрожающе произнес:
– Не вздумай сглупить, Картограф. Поднимешь бурю или еще что-нибудь выкинешь, я прихлопну Джилу.
Андреа проследил взглядом за рукой Ибрагима и увидел, что Альберто стоит привязанным к мачте.
Когда на палубе показался капитан Зизу, сразу трое мятежников бросились отбирать у него оружие.
– Прочь, канальи! – отбивался пират. – Не смейте трогать мою шпагу, грязные морды!
– Капитан! – торжествующая улыбка не сходили с лица Златана. – Не надо сопротивляться и испытывать мое терпение.
Француз шумно выдохнул, одарив новоиспеченного командира тяжелым взглядом, и сдал оружие.
– Маску тоже, - Ибрагим протянул руку.
– Ты ведь не знаешь, как ей пользоваться! – рыкнул капитан Зизу.
– Знаю! На этом корабле полно парней, которые мечтают разбогатеть, выудив ценную информацию. Так что золото в сундуке – не твое, оно теперь принадлежит им.
– Они предадут и тебя! – не унимался Зизу.
– Пока я буду щедро делить с ними дары – нет, - Ибрагим повернулся к соучастникам мятежа. – Обыщите его и cвяжите!
– У него нет маски! – вдруг подал голос Виейра.
– Вот как? – Златан с любопытством повернулся к нему.
– Он знал, что ты будешь его обыскивать.
– Ах ты, отребье пиратское! – вскипел капитан Зизу.
– И где же маска? – окрыленный реакцией капитана, поинтересовался Ибрагим.
– Развяжи меня, тогда скажу.
– Учти, ты под прицелом! – Златан кивнул пиратам, чтобы те развязали Виейра.
– Давай договоримся, как деловые люди, - растирая запястья, произнес Патрик. – Я тебе говорю, где Зизу спрятал маску, а ты берешь меня в свою команду.
– Почему я должен тебе верить?
– А какой мне резон выдавать вам тайник, если меня снова посадят в трюм?
– Хорошо, я возьму тебя в команду, - вздохнул Ибрагим.
– Только вякни про маску, и я вырежу тебе твой поганый язык, когда выберусь из плена! – капитан Зизу угрожающе набычился.
– Если выберешься, - поправил Патрик. – А маска – вот она!
С этими словами он вынул из-за пазухи артефакт и протянул его новому главарю. Ибрагим восторженно присвистнул, забирая находку. Маска была тяжелая, изображала лицо довольно свирепого мужчины. Казалось, его переполняет чувство мести.
– Немного другим я представлял себе Гора, - Ибрагим сунул артефакт под рубашку и приставил пистолет ко лбу Зизу. – А теперь ты скажешь мсье Картографу, что больше не нуждаешься в его услугах.
Капитан Зизу грязно выругался.
– Если я выстрелю, Андреа станет свободным в ту же секунду, - Ибрагим взвел курок. – Подумай: я предлагаю тебе самый миролюбивый вариант.
Капитан Зизу тяжело дышал и буровил бывшего подчиненного гневным взглядом. Златан терпеливо ждал.
– Я, Хозяин Морей, дарую тебе свободу, Лоцман, - сквозь зубы и едва слышно процедил Зизу.
– Отлично! – Ибрагим убрал пистолет. – Пленных – в трюм. Андреа и Джилу – ко мне в каюту.
– К тебе в каюту? – дернулся капитан Зизу.
– Тебе-то она сейчас без надобности, - захохотал Златан.
Он вальяжной походкой направился к капитанской каюте, которую, надо сказать, обжил еще два дня назад. Пираты принялись загонять пленников в трюм, а Виейра и Трезеге отвязали Альберто и повели к Златану. Ибрагим встретил гостей ядовитой усмешкой.
– Значит так, слизняк, задача твоя такая, - обратился он к Альберто. – Причин держать тебя на моем корабле я не вижу. Ты мне перерисуешь карту с груди Андреа – и можешь быть свободен. А ты, - Златан повернулся к Андреа, - проведешь «Террибль» нужным курсом – и тоже можешь валить на все четыре стороны.
– Я не умею рисовать, - возразил Джилардино.
– Вот и поучишься. Если через сутки карта не будет готова, ваш доктор умрет самой мучительной смертью на земле. Это ясно?
– Ясно, - Альберто опустил глаза.
– Тогда вот тебе бумага и грифель – приступай немедленно! – Ибрагим сунул Альберто рулон и карандаш. – Время пошло.
Андреа и Альберто вернулись в кубрик, где сидел связанный Дель Пьеро. Развязав товарища, Джилардино выпалил:
– Надо быстрее покончить с этой картой, пока мы далеко не отошли от острова.
– И что? – Андреа был как никогда печален.
– Отдадим рисунок Ибрагиму, и он нас отпустит. Он же сказал, что мы ему тут без надобности.
– Это он про тебя говорил, - напомнил Лоцман. – Про Алекса и словом не обмолвился. А насчет меня у него другие планы. Златану не стоит верить. Через три дня полнолуние. Я чувствую, что этот пират что-то задумал. Неспроста он вытребовал у Зизу мою свободу.
– Черт! Это скверно, - Джилардино нахмурился. – Послушай, Андреа, а устрой бурю! Такую, чтобы «Террибль» перевернулся. Мы тогда сможем бежать и добраться до острова.
– Я не имею права вмешиваться в силу морской стихии без веления Хозяина Морей. Я могу обрушить на корабль ураган, если только его капитан не выполнил моих требований, не принес дар. Не я ведаю морской стихией, я лишь прошу морское божество помочь мне. Если я нарушу правила, меня жестоко накажут.
Альберто умолк.
– А если мы нарисуем неправильную карту, отдадим ее Ибрагиму, а сами сбежим ночью! – предложил Алекс.
– Но в случае неудачи один из вас точно погибнет. Может, и оба, - Андреа прошелся по кубрику. – Да и маска у Златана. Если он выбросит ее за борт, я никогда не обрету свободу.
– Надо ее выкрасть и сбежать!
– Как ты выкрадешь артефакт, балда?! – возмутился Дель Пьеро.
– Так же, как и этот кулон, - Джилардино вынул цепочку, что нашел у капитана Зизу.
– Откуда это у тебя? – удивился Андреа.
– Случайно обнаружил в капитанской каюте, хотел вернуть, но Зизу выгнал меня взашей.
– Хм! – взгляд Лоцмана посветлел. – Береги эту штуку, Альберто. Пока она у тебя, с тобой ничего не случится.
– А что это за медальон? – встрепенулся Джилардино.
– Скоро узнаешь. Но истинный его владелец – не Зизу. Поэтому тебе лучше передать талисман хозяину.
– Как я передам его хозяину, если я даже не знаю, кто он!
Андреа хотел что-то ответить, но в кубрик спустился Саньоль.
– Ты! – он ткнул пальцем в сторону Дель Пьеро. – Марш на кухню! Капитан велел, чтобы ты мне помогал.
Алекс с неохотой поднялся и отправился вслед за пиратом.

Сражение капитана Златана

Джилардино сдержал свое слово: к обеду следующего дня принес капитану Златану рисунок карты. А Ибрагим сдержал свое: велел освободить пленника от работы на корабле и выбросить его за борт. Пираты тащили упирающегося и вырывающегося Джилардино на корму, чтобы там на всеобщем обозрении пустить его по доске. Дель Пьеро пытался уговорить капитана изменить решение, но Златан был неприступен. Пираты загнали пленника на доску, ведущую от борта в открытое море. Альберто, едва удерживая равновесие, умолял Ибрагима пощадить его.
– А если в карте ошибка? – вдруг вступил в переговоры Виейра. – Если этот косорукий ублюдок нарисовал вам не то, что он видит? Сейчас хлопнем его, а потом и спросить будет не с кого.
Брови Златана сдвинулись к переносице.
– Я бы пустил ему пулю в лоб после того, как нашел бы сокровище по его каракулям, - продолжал подливать масла в огонь Виейра.
– Дело говоришь, - Ибрагим нехорошо посмотрел на Альберто. – Ладно, топить ублюдка не будем. Он ваш, ребята. Делайте с ним, что хотите, только не убивайте.
Пираты с улюлюканьем и радостными воплями втащили бледного Джилардино на палубу. Потеряв всякий интерес к пленнику, Златан обратился к Дель Пьеро:
– Ну что, доктор, теперь от твоей башки зависит, найду я свое сокровище или нет. Советую не тянуть с разгадыванием ребуса, ведь это у Джилы есть козырь, а у тебя его нет. И я без проблем могу найти умника, который решит древнюю задачку.
– Я понял, - кивнул Алекс.
– Тогда чего же мы ждем? – Ибрагим подтолкнул доктора к своей каюте. – Особого приглашения здесь никому не присылают.
Алекс вздохнул и двинулся к двери.
За разгадкой карты он просидел до позднего вечера. Златан в это время опустошил огромную бутылку рома, несколько раз выходил на палубу, чтобы проверить курс. Потом ему принесли ужин, и капитан «Террибля» с аппетитом съел его в присутствии голодного пленника. Но Алекс старался не обращать на пирата внимания. Карта поглощала все его мысли. Используя тактику разделения трех карт, которую на «Адриатике» предложил Симоне, Дель Пьеро перерисовал все волнистые и узорчатые линии на отельный лист и ломал голову над тем, что они обозначают. Сначала он решил, что это течения. Но в одном месте линии сходились в такой водоворот, которого просто не могло быть в природе. Если смотреть на картинку издалека, то она напоминала огонь. Только с одной стороны языки его пламени уходили в сторону, а с другой – вверх. Измучившись над разгадкой, Алекс попросил Ибрагима отпустить его поспать. Златан хоть и с неохотой, но все же разрешил пленнику уйти.
Спустившись в кубрик, Дель Пьеро не обнаружил там Джилардино. Испугавшись, что пираты все же выбросили пленника за борт, Алекс принялся будить пьяных матросов, пытаясь выяснить, куда они дели Альберто. Кое-как добившись ответа, что Джилардино в трюме, Дель Пьеро побежал туда.
То, что он увидел, не на шутку испугало его. Альберто стоял у дальней стены, распятый, как Христос. Подойдя поближе, Алекс немного успокоился: руки Джилардино были привязаны веревками. Но выглядел Альберто плохо.
– Что случилось, Джила? – тихо поинтересовался Алекс.
– Моя нога… - еле слышно простонал тот.
Дель Пьеро сдвинулся в сторону, чтобы на Альберто падал свет от фонаря, висевшего под потолком трюма, и увидел рану на бедре товарища, а у его ног – багрово-красную лужу. Рана была колотая, из нее все еще сочилась кровь.
– Господи! – Алекс, не мешкая, оторвал от подола рубахи большой кусок ткани и туго перебинтовал ногу Альберто. – Что здесь произошло?
Но Джилардино был слаб от потери крови и почти не мог говорить. Алекс бережно отвязал его руки и поймал осевшего товарища.
– Это Рибери промазал, - подал голос из камеры Анри. – Он всегда коряво бросает.
– Что бросает? – насторожился Дель Пьеро.
– Нож.
– Какой нож? – ужаснулся доктор.
– Матросы играли в ножички, - пояснил Анри. – Ставят деньги на попадание и метают нож. Область под руками – десять очков, над руками – двадцать. Если возле головы нож воткнуть – пятьдесят очков. Если попадешь в тело, проигрываешь не только поставленные деньги, но и сумму, равную всему кону.
Алекс не ответил, только мотнул головой и повел раненого Альберто прочь. С трудом дотащив Джилардино до лежанки в кубрике, Дель Пьеро снял промокшую от крови повязку и наложил новую. Альберто покрылся холодным потом и весь дрожал. Рискуя быть обнаруженным, Алекс прокрался на кухню и раздобыл там холодной пресной воды. Смочив в ней платок, он наложил компресс на лоб раненого, чтобы хоть немного сбить жар. Но от большой потери крови Джилардино начал бредить. Он метался в тяжелом сне, бормотал что-то про карты и мифических животных. Не имея под рукой никаких лекарств, Алекс не мог ему помочь. Это было тяжелое испытание для доктора, на руках которого мучился больной. Под утро жар спал, и Альберто затих. Дель Пьеро тоже задремал, привалившись к стене.
Разбудил его странный звук – как будто кто-то ударил в гигантский колокол. От звона дрогнула стена, матросы вывалились из гамаков. Через минуту звук повторился. Теперь он походил на близкий раскат грома. Алекс с тревогой прислушивался. Если «Террибль» попал в грозу, то почему он не раскачивается на волнах? Матросы кинулись на палубу. Когда громыхнуло в третий раз, оттуда донесся надрывный крик боцмана:
– Выкатить орудия! Заряжай справа по борту!
И Алекс понял, что судно атаковано. Он вскочил и выбежал из кубрика. Над палубой висела пелена дыма – это только что дал залп «Террибль». С фок-мачты свисали обрывки нижнего паруса, трепыхаясь на ветру, словно крылья. Справа в белесой дымке виднелся корабль. У Алекса аж сердце зашлось, когда он различил очертания мачт и парусов.
Понимая, что матросы сейчас заняты сражением, доктор кинулся к каюте, где был заперт Андреа. Замок оказался на удивление крепок: видимо, пираты не любили, когда их беспокоят. На «Террибле» тем временен начался настоящий переполох. Незваные гости мастерски обстреливали флибустьерский корабль: ядрами ломало реи на мачтах, в щепки разнесло бугшприт и сильно повредило корму.
Похмельный капитан Златан раздавал бестолковые команды, мечась от носа к корме и обратно. Кто-то из пиратов в суматохе обронил пистолет. Алекс подобрал его и выстрелом разнес замок на двери каюты Андреа. Далее Лоцману не составило труда высадить дверь.
– Андреа, скорее в кубрик! Там Джила! – Дель Пьеро потянул Картографа вниз. – Ты мне поможешь вынести его – он очень плох.
– Кто нас атакует? – на бегу спросил Андреа.
– У него повреждена нога и он потерял много крови, поэтому совсем не может идти, - продолжал о своем Алекс. – Надо вынести его и спрыгнуть с «Террибля». Это единственное наше спасение.
Андреа хотел что-то еще спросить, но в этот момент увидел Джилардино.
– Что они с ним сделали? – возмутился Лоцман.
– Потом, об этом – потом! – Алекс похлопал Альберто по щекам. – Давай, Джилочка, приходи в себя. Надо бежать.
Альберто приоткрыл глаза, но было видно, что он мало что понимает. Доктор и Лоцман подняли беднягу, закинул его руки к себе на плечи и, придерживая за талию, потащили наверх.
– Нас обстреливают с правого борта, - пояснял Дель Пьеро. – Бьют в корму и в нос, поэтому прыгать будем с левой стороны.
Выбравшись на палубу, Алекс и Андреа остановились, чтобы оглядеться и оценить обстановку.
– Что это? – вдруг спросил Андреа, и Дель Пьеро тоже услышал этот странный треск. Он инстинктивно поднял голову и в ту же секунду завопил:
– За борт!!! Быстро!!!
Андреа уже и сам понял: снарядом перебило брам-стеньгу на грот-мачте, и вся эта конструкция вместе с парусами падала вниз, ломая реи бизани, цепляясь за снасти и обрывая такелаж. Пленники, не медля ни секунды, подскочили к борту, ловко перекинули через перила Альберто и сиганули вслед за ним.
Вынырнув из воды, Алекс схватил барахтающегося Джилардино, которого такое экстремальное купание немного привело в чувство и, придерживая раненого товарища, начал отплывать подальше от «Террибля». Андреа не отставал. Расчеты Дель Пьеро полностью оправдались: атакующее судно обходило каравеллу с кормы, намереваясь обстрелять ее еще и по левому борту. Пираты суетились, переставляя орудия. Их шхуна, потеряв половину грот-мачты и практически все паруса на фок-мачте, сильно проигрывала в маневренности, поэтому фрегат легко обогнул их, давая новые залпы.
– Глазам не верю: «Адриатика»! – восхищенно вскрикнул Андреа и отчаянно замахал руками. – Эй, мы здесь!
На фрегате заметили людей в воде, потому что по левому борту засуетились матросы, и через минуту утопающим была брошена веревка. «Адриатика» немного отклонилась от курса, чтобы закрыть собой троицу от обстрела, и сбавила скорость. С борта свесился боцман.
– Черт вас дери! – радостно воскликнул он, узнав Алекса, Андреа и Альберто. – Хватайтесь за веревку!
– Джила не сможет подняться. Он тяжело ранен, - ответил доктор.
– Дери его в хвост! – расстроился Каннаваро. – Вечно с ним какие-то истории…
Боцман скрылся на палубе, а беглецы пока ухватились за конец веревки и дрейфовали вслед за «Адриатикой», поддерживая Альберто на плаву. Еще через пару минут с борта скинули веревочную лестницу, так, что ее край на метр ушел в воду.
– Усадите его на перекладину, - командовал сверху Каннаваро. – И кто-нибудь его поддерживайте – мы вас вытянем.
Повозившись с полубессознательным коком, Алекс забрался на лестницу так, чтобы Джилардино спиной опирался ему на грудь, и скомандовал подъем. Матросы «Адриатики» аккуратно втянули груз на палубу. Пока вытаскивали Андреа, Дель Пьеро с улыбкой уворачивался от дружеских объятий команды:
– Ребята, потом. Сначала Джила… Он очень плох…
С мостика пришел капитан Мальдини. Преодолевая сопротивление, он крепко обнял доктора, сказал, что должен закончить сражение, и снова ушел. Матросы тем временем освободили раненого от мокрой одежды и перенесли в лазарет.
«Адриатика» дала последние залпы и, оставив «Террибль» с двумя перебитыми мачтами, раскуроченным носом и несколькими серьезными пробоинами, подняла верхние паруса и полным ходом пошла прочь. Некогда грозная пиратская каравелла походила на побитую собаку – так жалко она смотрелась посреди изумрудно-голубого простора.

Снова вместе

Доктор Алекс был спокоен за жизнь Альберто: обработав рану лекарством, он дал раненому болеутоляющего и наложил хорошую повязку. В тишине и спокойствии Джилардино уснул. Именно уснул, а не провалился в лихорадочное забытье.
В лазарет зашел капитан Мальдини. Он какое-то время постоял в дверях, ожидая, когда доктор обратит на него внимание, но Дель Пьеро что-то писал в своем врачебном журнале, не замечая гостя.
– Иди поужинай, врачеватель ты наш! – улыбнулся Паоло.
– Я? – Алекс рассеянно поднял глаза на капитана. – Не хочется что-то…
– Давай-давай, пошли! – Мальдини обнял Дель Пьеро за плечи и повел в кают-компанию.
Там ужинала вся команда. Завидев Алекса, матросы обрадованно загудели. Кака вскочил, уступая место доктору.
– Винченцо, еще порцию! – крикнул в двери капитан Мальдини, и через минуту в кают-компанию вошел незнакомый парень в фартуке и поварском колпаке. Он поставил перед Дель Пьеро тарелку с едой и стакан чая.
– Наш новый кок Винченцо Яквинта, – представил незнакомца Паоло. – Если честно, я и не надеялся, что вы с Джилой живы. Прости, что сбежали, не забрав вас. Просто кое-кто… – Мальдини строго взглянул на боцмана, – не подчинился приказу.
Каннаваро широко улыбался, словно капитан журил не его. Алекс посмотрел в тарелку:
– Вкусно пахнет!
– Винченцо отлично готовит! – подхватил Тони. – Мы его нашли в Санта-Марии.
– Как? Вы же должны были плыть в Сан-Мигель! – удивился Алекс, замерев с ложкой в руках.
– Нас течением снесло южнее, и мы оказались на Санта-Марии, – ответил боцман.
– А как вы нашли «Адриатику»? – Дель Пьеро приступил к ужину.
– Прилив вынес нас к рыбацкому поселку, - начал повествование капитан. - Нас там накормили, а потом один рыбак согласился отвезти нас в порт. Там, в таверне, я случайно встретился со старым другом - капитаном Билли. Он так обрадовался мне, сказал, что не чаял увидеть меня живым. Меня насторожила именно такая формулировка, и я попросил его объясниться. Оказалось, что капитан Билли наткнулся в море на «Адриатику», взял ее на буксир и доставил на Санта-Марию.
– То есть Сандро спасен? – приободрился Алекс. – Я боялся, что он…
Доктор умолк на полуслове, заметив грустный взгляд капитана.
– Он… умер?
– Я не знаю, что случилось с Сандро, – после паузы ответил Паоло. – Билли сказал, что он никого не обнаружил на корабле. Боюсь, старый друг пожалел меня, не сказав правды.
Алекс опустил ложку, переваривая услышанное. В кают-компании повисло молчание.
– Может, поднимем бокалы в память о наших погибших друзьях? – предложил боцман.
Капитан Мальдини ответил кивком головы. Яквинта извлек откуда-то большую бутылку вина. Разлив вино по кружкам, матросы затихли, ожидая, что скажет капитан. Паоло тяжело вздохнул и поднялся:
– Давайте выпьем за наших товарищей, безвременно покинувших этот прекрасный мир – за Сандро и Симоне. В наших сердцах они останутся навсегда!
Матросы выпили, не чокаясь.
– А как вы оказались на Мальдивах? - наконец прервал тишину Дель Пьеро.
– Мы должны были отправиться в Порт-Элизабет за новым грузом, но по пути встретили португальское судно, капитан которого предупредил меня, то день назад он столкнулся с «Терриблем» нос к носу. Я подумал, что сроки меня не поджимают и в Порт-Элизабет я могу зайти попозже. Поэтому отправился следом за «Терриблем», намереваясь отбить вас у Зизу. Надежды, что вы все еще живы, было мало, но мы с командой решили рискнуть.
– Да, еще немного, и было бы поздно, - вздохнул Алекс. - На «Террибле» был бунт, власть захватил Ибрагим. Он велел убить Джилу. Меня в скором времени постигла бы та же участь. А Андреа Златан хотел сделать своим рабом, но, к счастью, не успел.
– Да, вы подоспели вовремя, - кивнул Лоцман.
– Главное, что мы снова вместе, - бодро заключил Мальдини.
– Куда мы направляемся сейчас? - Алекс хлебнул чая.
– В Порт-Элизабет.
– Но вы, капитан, обещали отвезти меня к артефакту, - заметил Андреа. - Если вы не сдержите слова, я буду вынужден…
– Но это было давно! - возмутился Мальдини.
– Это было - и этого достаточно, - Лоцман упрямо склонил голову. - Вы приняли мои условия и не выполнили своих обещаний…
– Хорошо, - капитан Мальдини поднялся. - Не хочу прослыть человеком, который бросает слова на ветер. Ты знаешь, куда плыть?
– Алекс должен разгадать карты.
– Эти загадки просто преследуют меня! - всплеснул руками доктор. - Почему Сандро покинул нас в такой ответственный момент?!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта