TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 3

Братья

Симоне кое-как нашел удобное положение, в котором не так болела спина, и старался не шевелиться. В трюме было хотя бы прохладно, что значительно облегчало страдания. И поэтому, когда скрипнул люк и послышались шаги, Индзаги грешным делом подумал, что боцман прислал матросов продолжить экзекуцию. Но рядом с лежанкой Симоне присел тот изящный пират, которого все называли Ушастым. В руках у него была фляжка, украшенная драгоценными камнями.
– Ну как ты? – участливо поинтересовался он.
– А как бы ты себя чувствовал? – огрызнулся Симоне.
Пират задумался, потом понимающе кивнул:
– Хреново бы чувствовал. Есть очень хорошее средство, – с этими словами он открыл флягу и протянул ее пленнику. – Хлебни малость – отпустит.
Симоне послушно сделал несколько глотков и скривился:
– Что это?
– Треть рома, две трети виски, – пояснил пират. – Мой фирменный коктейль. Помогает чудесным образом от многих вещей.
Он сам отпил, а остатки выплеснул пленнику на спину.
– А-ау! – взвыл Симоне. – Совсем, что ли?
– Говорю же: верное средство. Раны быстро затянутся, воспаления не будет. Через два дня встанешь как ни в чем не бывало! Поверь мне, я вылечивал парней с более сильными повреждениями. А у тебя что? Каха, конечно, сильный малый, но в таких делах не смыслит ничего. Вот боцман наш… Капитан Франческо тебя еще пожалел.
– Ничего себе – пожалел! – Симоне уронил голову на руки.
– Ты сам откуда родом будешь?
– Из Италии.
– А конкретно?
– Не знаю, я сирота. Бродяжничал с самого детства.
– А откуда у тебя такая татуировка над лопаткой? – пират провел рукой по спине собеседника.
– Ай! Не надо там меня трогать! – дернулся Симоне.
– Прости…
– Не знаю, откуда она у меня. Сколько себя помню, она всегда была.
– Вот уж не думал, что тебя встречу, – пират приветливо улыбнулся. – Тебя Симоне зовут?
– Да… – удивился пленник. – Откуда ты знаешь..?
– Меня зовут Филиппо. И фамилия моя Индзаги.
– И моя… – совсем опешил Симоне.
– И получается, что ты и есть мой младший брат, – Филиппо с нежностью смотрел на пленника. – Я был уверен, что ты погиб.
– Почему?
– Ты, наверное, не помнишь. Мне было девять лет, а тебе шесть. Мы жили тогда в Триполи, когда там начался мятеж. Местные жители поджигали дома, убивали всех европейцев на улицах, был кромешный ад. Отец договорился со своим другом – капитаном грузового судна, – что тот тайком вывезет нас в Италию. Мы втроем: ты, я и мама – отправились в порт. Мама сказала, чтобы я крепко держал тебя за руку. Но мне было так страшно, кругом все горело, все кричали… В общем, я каким-то образом выпустил твою руку... Мама передала меня капитану и сказала, что сейчас найдет тебя и вернется. Но она так и не вернулась. Мы отплыли без нее.
Симоне вдруг вспомнил ночь, на фоне черного неба – полыхающие красным дома. Люди кричат, бегут, едкий дым застилает глаза. И он – зареванный, испуганный – забился под какую-то перевернутую телегу.
– С чего ты уверен, что я – твой младший брат?
– У меня такая же татуировка, – Филиппо с готовностью оголил правое плечо и повернулся спиной к Симоне. – Это наш фамильный герб. Отец боялся, что в Ливии мы можем угодить в рабство, поэтому сделал нам тату. Сказал, что по ним мы всегда найдем друг друга и спасем.
– Фамильный герб?! – Симоне даже на локте привстал – так был поражен.
– Мы из очень привилегированной семьи, наш отец служил в консульстве. А вообще, он был военным.
– Ничего себе! Я даже мечтать боялся о таком, когда бродяжничал. Мальчишки выдумывали, что у них родители – богачи, а я мечтал о море и всем говорил, что мой отец – капитан корабля – погиб во время шторма. Потом, лет в десять или двенадцать, я пробрался на торговый корабль, чтобы уплыть в Америку. Но меня на второй день плавания обнаружил капитан. Он хотел сдать меня в приют по возвращении на берег, но привык и оставил юнгой. А когда его через несколько лет списали на берег, я перешел матросом на другой торговый корабль этой же компании – на «Адриатику». Так и плаваю на ней уже семь лет. А ты как стал пиратом?
– Случайно. Я окончил Высшую школу навигации, поступил лоцманом на грузовой корабль, поплавал год – надоело. Такая скучища! В Лиссабоне в портовом кабаке познакомился с капитаном Франческо. Он набирал команду, чтобы отправиться на поиски сокровищ. И я внезапно оставил государственную службу и стал пиратом.
– Забавно, – усмехнулся Симоне. – Ты получил хорошее образование и стал пиратом, а я беспризорник и плаваю на торговце.
– Кстати, ты бродяжничал в Ливии?
– Нет, в Италии.
– Значит, мама все-таки нашла способ переправить тебя на родину! – обрадовался Филиппо. – Я так и не знаю, что с ней случилось…
– Откуда капитан Фортелли узнал, что моя фамилия Индзаги? Мне казалось, что он ее выдумал.
– Она указана на гербе, – Индзаги-старший просто светился от счастья. – Симоне, я так рад, что нашел тебя! Я теперь всегда буду рядом!
– Меня это немного смущает, – признался пленник. – Еще вчера я был сиротой, а сегодня у меня появился брат.
– Я знаю, знаю… Ты мне сразу понравился! – Пиппо неопределенно махнул рукой. – Какая-то симпатия, что ли… Ладно, я тебя, наверное, утомил. Спина-то все еще болит?
Симоне прислушался к своим ощущениям:
– Уже нет. Намного меньше, во всяком случае…
– Я же говорю: проверенное средство, – Филиппо поднялся. – Завтра будет еще лучше.
– Подожди, не уходи! – забеспокоился Симоне. – Расскажи мне про родителей.
– Да я и сам не очень хорошо их помню. Только по картинам в нашем доме, – Индзаги-старший снова присел рядом. – Все, что я помню – это несколько счастливых моментов в Италии и в Триполи.
– Расскажи… – Симоне подпер щеку рукой и грустно уставился на брата.
– Я помню, как отец взял нас на трехдневную прогулку вдоль побережья Ливии. Мы с тобой бегали по палубе, а папа с мамой прогуливались взад-вперед.
– Мама была в розовом платье… – вдруг добавил Симоне. – И с таким красивым зонтиком от солнца…
– Да! – кивнул Филиппо. – Ты помнишь? Это был один из самых счастливых дней в моей жизни.
В глазах Симоне заблестели слезы.
– Я, пожалуй, схожу еще за виски, – Пиппо махнул пустой фляжкой и поднялся.

Заговор

Шли вторые сутки без еды и питья. К вечеру Джилардино начала мучить неприятная тошнота, желудок сводило от голодных судорог, от жажды перед глазами плыли темные круги. Капитан Мальдини пытался хоть как-то подбодрить своего кока, но Альберто совсем пал духом.
– Паоло, ты что, правда надеешься, что Зизу проявит милость? – ответил он ослабшим голосом. – Он уже Симоне убил и Сандро, Кака вон чуть не зарезал…
– Джила, я понимаю, что тебе хуже всех из нас, но надо надеяться, что мы выберемся.
Альберто промолчал.
– Почему Алекс не торопится? – Фабио с тревогой посмотрел на своего капитана. – Может, его уже тоже…
– Фабио! – одернул его Паоло. – Что за мысли?!
– Его нет уже второй день! – поделился своими опасениями Каннаваро. – Алекс что, не мог придумать какой-нибудь порт, чтобы Зизу покормил Джилу?
– Может, он не догадался, что можно так сделать? – вступился за доктора Паоло. – Ситуация критическая: Зизу сначала убивает, потом разбирается.
Мальдини замолчал и прислушался. Послышался скрип люка – кто-то спускался в трюм. Пленники напряженно ждали. Наконец, в свете чадящей лампы возник Андреа.
– Ты? – удивился Мальдини.
– Никто не знает, что я здесь, – быстро заговорил Андреа, вынул из-за пазухи флягу и кусок хлеба. – Пока матросы пьют, я решил покормить Альберто.
– Молодец! – обрадовался Фабио. – А что там Алекс? Все думает над картой?
– Алекс? – Лоцман на минуту задумался, потом поднес флягу к губам пленника и стал лить воду тонкой струйкой. – В общем, его изначальный план провалился. Он сказал, что карта указывает на северное побережье Сицилии, но Зизу показалось подозрительным, что клады прячут в слишком оживленных местах. И он велел Алексу еще подумать.
– Что-то мне не нравится твой тон, – нахмурился Мальдини. – Что там с Алексом? Он жив?
– Жив… – Андреа старался, чтобы как можно меньше воды пролилось. Потом он отломил кусочек хлеба и сунул его в рот Альберто. – Ты жуй, не торопись.
– Жив и здоров? – не унимался Паоло.
– Здоров…
– Скажи прямо, что с ним сделали! – не вытерпел Каннаваро.
– Да ничего страшного! Ну губу разбили… Пустяки в сущности, по сравнению с вечностью.
– Вот это мне нравится все меньше и меньше, – Паоло опустил голову.
– Если у тебя есть план, его надо воплощать в дело, – Андреа стал серьезен. – Алекс готов пойти на любую ложь, лишь бы она помогла нам спастись.
– Капитан, а что если… – подал голос Тони, но тут же умолк. – Да нет, не выйдет…
– Говори! – Мальдини обернулся в сторону камер, где сидели матросы. – Что за идея?
– Я подумал, если вынудить Зизу сделать остановку в каком-нибудь порту, то часть его команды сойдет на берег, и мы бы могли захватить корабль.
– Как ты его захватишь, если мы в плену сидим?! – возмутился Фабио.
– Вас освободить могу я, – поправил его Андреа. – Но как заставить пиратов сойти на берег?
– Алексу надо назвать очень удаленное место, – вдруг осенило Мальдини. – Где-нибудь в Австралии или в Тихом океане. Зизу не отправится туда немедленно. Ему придется пополнить запасы провизии – и он сойдет на берег.
– Отлично придумано! – сверкнул глазами Лоцман. – Команда сойдет на берег, мы захватим корабль и угоним его, оставив Зизу на суше.
– Мне ближе к сердцу «Адриатика», – погрустнел Каннаваро.
– Мы отыщем «Адриатику» и пересядем на нее, – воодушевился Мальдини. – Андреа, передай Алексу, чтобы придумал легенду позанятнее. Пусть Зизу очень захочет завладеть этим сокровищем.
– Я передам, – улыбнулся Лоцман. – Но сейчас мне надо идти. А то меня хватятся – и тогда всем несдобровать.
Он положил в рот Альберто последний кусочек припасенного хлеба и покинул трюм.
На палубе никого не было, поэтому Андреа беспрепятственно пересек корабль и спустился в кубрик. Как только его голова скрылась под палубой, из-за мачты выглянул французский кок. Он тенью метнулся к каюте капитана и, воровато оглядываясь, постучал.
– Кто там еще? – недовольно прохрипел капитан Зизу. – Чего надо?
– Это я, Саньоль, – отозвался кок. – У меня для вас кое-что есть… интересное…
– Заходи, – разрешил капитан.
Саньоль шмыгнул за дверь и остановился на пороге. Капитан Зизу возлежал на кровати с бутылкой рома в руке и курил трубку. Это он делал достаточно редко, только в минуты, когда его волновала какая-то неразрешимая проблема.
– Слушаю, – протряхнул он, не вынимая трубку изо рта.
– Я чистил котлы… – запинаясь от робости перед грозным капитаном, заговорил кок. – Вдруг слышу – шаги. Вышел на палубу посмотреть, а это мсье Картограф.
– Ну и что? Я разрешил ему гулять по кораблю, – небрежно отмахнулся пират. – Пусть думает, что его тут все боятся.
– Мсье Картограф… он шел к трюму, спустился туда и не выходил несколько минут, – сообщил Саньоль таким тоном, словно разгадал тайну карты.
– Он сейчас там? – капитан Зизу сел.
– Нет, он уже ушел в кубрик.
– Зачем?
– Не могу знать… Я сразу побежал доложить вам.
– Щенок! Он играет со мной! – глубокая морщина обозначилась на лбу капитана Зизу, что не предвещало ничего хорошего. – Свободен, Саньоль!
Кок кивнул и вышел. Пират же еще какое-то время сидел, обдумывая, как ему поступить с Андреа, потом швырнул трубку на стол, вылетел из каюты и направился к трюму. Однако у самой лестницы капитан Зизу взял себя в руки и подавил бушевавший внутри гнев.
Появление хозяина корабля пленники восприняли с тревогой. Корсар прошелся вдоль камер, всматриваясь в лица команды «Адриатки», потом остановился напротив Мальдини и спросил:
– Скажи мне, Паоло, сколько человек служило на твоей шхуне?
– Восемнадцать.
– Угу, – капитан Зизу заложил руки за спину. – Сейчас осталось десять. А на моем корабле 26 отборных головорезов.
– К чему ты клонишь? – Паоло подался вперед
– К тому, что мой «Террибль» вместительнее, – блеснул коронками Буйвол.
– Ты ведь не за этим сюда пришел.
– Верно! Я подумал, что ты капитан, уважаемый, в общем-то, человек, а сидишь в трюме, как поганый матрос. Думаю, нам надо быть с тобой на равных.
– Ты хочешь выпустить меня из трюма, – качнул головой Мальдини. – Позволь узнать, для чего?
– Чтобы ты поторопил Дель Пьеро. А то он так долго думает, – капитан Зизу подошел к Альберто, – что ты, щенок, вряд ли доживешь до счастливого дня. Кстати, почему у тебя рубашка на груди мокрая?
Джилардино вскинул на пирата испуганные глаза.
– Тебя кто-то поил, что ли? Кто-то из команды? – мрачнел капитан Зизу. – Я повешу этого подлеца! Кто это был?
Альберто молчал, не зная, что сказать.
– Ублюдки, – выдохнул капитан. – Ладно, я разберусь с этим.
Он еще раз по-хозяйски окинул взглядом трюм и медленно удалился.

Тайна Осириса

Капитан Франческо оказался болтуном. В первый день, когда по его приказу привели Сандро разгадывать карту, Франческо устроил пленнику допрос, который очень быстро перетек в воспоминания о юных годах дерзкого пирата. Тотти рассказал, как нанялся на корабль юнгой, проплавал на нем восемь лет, дослужившись до вестового, потом поднял бунт и захватил судно. Правда, неопытного мятежника быстро свергли и высадили в первом же порту. Было ему тогда шестнадцать лет. Потом Сандро узнал, как капитан Франческо нашел свой первый клад и на эти деньги купил бригантину, собрал команду и под пиратским флагом вышел в море – на поиски приключений. Далее Неста даже не пытался сделать вид, что изучает карту, просто сидел и слушал про то, как «Черная звезда» попала в тот ужасный шторм в Атлантике, в котором погибли многие суда; про то, как их обстрелял португальский «Серебряный лучник» и как они благодаря только маневренности судна и опыту ее рулевого смогли оторваться от погони; про то, как дерзко ограбили французский королевский корабль, стоящий на приколе в Алжире; про то, как их чуть не потопил английский клипер. Надо сказать, что капитан Франческо был отличным рассказчиком. Временами Сандро вообще забывал о существовании таинственной карты, участи команды «Адриатики» и своем положении на «Черной звезде» – так увлеченно слушал рассказы пирата. Иногда тот вспоминал о задаче, поставленной перед пленником, начинал интересоваться картой, но какая-нибудь деталь рождала в нем новое воспоминание, и Тотти задумчиво произносил: «Помню, приключилась со мной такая история…» И на час, а то и полтора Сандро снова погружался в мир опасностей, лихих пиратов и несметных сокровищ.
Как стало понятно, капитан «Черной звезды» питал слабость ко всякого рода тайнам и кладам. Несколько удачных рейдов безмерно усилили его аппетит, превратив развлечение в пристрастие. Он мог грабить торговые суда или вершить разбой на морских просторах, но вместо этого капитан Франческо искал клады. Конечно, о его страсти быстро прознали другие пираты, и «Черной звезде» чаще, чем другим судам, приходилось вступать в схватки с пиратскими шхунами. Это не только не отбило у Тотти желание искать сокровища, но и наоборот – сделало его лучшим стрелком во всей Атлантике. Ходили даже слухи, что Тотти нанимал самого известного в Европе фехтовальщика Луиса Рендоса, чтобы тот научил его драться на двух шпагах одновременно.
В общем, к вечеру у Сандро возникло такое ощущение, что он прочитал интересный приключенческий роман. Было видно, что капитан Франческо давно не встречал столь благодарного слушателя, поэтому готов был щедро вознаградить старпома «Адриатики». Он приказал принести две бутылки лучшего вина, чтобы продолжить разговор. На вопрос Несты о судьбе Симоне, Тотти только отмахнулся:
– Все нормально с ним. В первый раз, что ли?
Узнав, что такому наказанию матрос Индзаги подвергся чуть ли не впервые, капитан Франческо вытаращил глаза и принялся демонстрировать гостю свои шрамы и следы от всяческих ранений. Каждый шрам имел свою историю – иногда поучительную, иногда смешную, но и в том, и другом случае – захватывающую. Закончив со шрамами, Тотти перешел-таки к вину. И вот, когда одна бутылка уже опустела, Сандро задал этот вопрос, который мучил его уже второй день:
– Скажи, капитан, откуда ты знаешь Лоцмана Трех Морей?
Вопрос застиг Тотти врасплох. Неста понял, что этой историей римлянин не поделится так же легко, как рассказом об английском кливере.
– Его все знают, – наконец, нашел ответ капитан Франческо.
– Но Андреа говорил, что сдержит свое обещание. У вас с ним какой-то уговор?
– Д-да, уговор, – пират налил себе полный бокал и залпом осушил его.
– Интересно было бы послушать…
Капитан Франческо замер. Даже невооруженным глазом было видно, что в нем идет сильная борьба между желанием рассказать и нежеланием делиться сокровенным. Неста решился подтолкнуть собеседника:
– Не хочешь – не надо. Ты просто так увлекательно говоришь – заслушаешься.
Пират еще немного пометался, наконец радость от нечаянного слушателя возобладала, и он сказал:
– Как-то я спас ему жизнь. И он пообещал, что один раз сослужит мне бесплатно, то есть не потребует никакой мзды.
– Как же ты мог спасти ему жизнь, если он бессмертен? – удивился Неста.
– А-а-а! – капитан Франческо поднял вверх указательный палец. – В этом и заключается Тайна Осириса. Лоцмана Трех Морей можно лишить жизни. Не убить, а именно лишить жизни – то есть завладеть ей. И тогда он станет служить тебе вечно и бесплатно. Именно так и поступил Лагрез.
– И ты знаешь, как это сделать? – притворно восхитился Неста.
– Знаю, – погрустнел Тотти. – Только каждый год служения Лоцмана отнимает от твоей жизни – три. Потому Лагрез так быстро и умер – не от пьянства, нет. Он состарился. В сорок лет выглядел как старик. Так что надо сто раз крепко подумать, прежде чем зариться на жизнь египетского божества.
– Но ведь тогда все сокровища мира станут твоими!
– Мне нужно только одно сокровище, – глаза капитана подернулись поволокой.
– И ты хочешь, чтобы Андреа отвез тебя к нему?
– Путь к этому сокровищу укрыт даже от взора Лоцмана. Уж боги тут постарались!
После этой фразы капитан вынул из ящичка бутылку виски, велел Сандро убираться обратно в трюм, а сам отпил прямо из горлышка.

План капитана Франческо

Наутро Джиджи принес Симоне завтрак.
– А где Филиппо? – первым делом поинтересовался тот.
– Вчера так укушался виски, что сегодня его еле разбудили, – улыбнулся кок. – Капитан Франческо велел оставить его в кубрике и не трогать до обеда.
Симоне вздохнул и сел.
– Как спина? Сильно беспокоит?
– Не очень. Вчера Филиппо облил ее своим коктейлем – полегчало, – Симоне, морщась от боли, потянулся куда-то в угол и выудил из темноты клетку.
– Опять! – Джиджи закатил глаза.
– Это Дида. Он совсем ручной! – Индзаги вытащил своего питомца и продемонстрировал пирату. – Хочешь, мы тебе покажем наш номер?
– Какой номер? Как твоя шушерка слупит полтарелки каши? – тот был настроен скептически.
– Не-а, – Симоне повернул крысу мордочкой к себе. – Дида, покажи, что ты умеешь. Кувырок!
Пленник вытянул вперед руку, на которой сидел крыс. Услышав команду, тот ловко обернулся вокруг ладони хозяина.
– Кувырок! – снова скомандовал Симоне.
Дида повторил номер еще раз.
– Ишь ты! – мотнул головой пират.
– Дида, горе-то какое-е-е! – заныл Симоне.
Крыс обхватил голову лапками, как человек, у которого случилось несчастье. Джиджи расхохотался. Пленник опустил питомца на пол:
– Умри, Дида!
Зверек повалился на бок и замер.
– Ах ты, шельма! – веселился кок.
– Дида, проси! Проси денежку!
Крыс сел на задние лапки, а передние сложил «лодочкой».
– Вот ведь, а! Ну дела! – радовался пират.
– Дай ему монетку, если есть, – попросил Симоне.
Джиджи с неохотой вынул денежку и протянул крысу. Тот ловко выхватил ее и попробовал на зуб.
– Поклонись, Дида!
Зверек начал кивать головой, смешно разводя передние лапки в стороны. Джиджи хохотал до слез, а Симоне с гордостью гладил своего воспитанника.
– Ну и крыс! Ну шельма! – кок вытер слезы. – А еще что умеет?
– У тебя есть грецкие орехи?
– Есть!
– Принеси штучки три – покажу.
Все еще прыская от смеха, пират ушел за орехами, но вместо него явился капитан Франческо. Он был угрюм и дышал перегаром.
– Ты! – капитан кивнул в сторону пленника. – Почему ты сразу мне не сказал!
– Что? – испугался Симоне.
– Что ты видишь эту чертову карту, что нарисована на груди у Лоцмана!
– Я не вижу карту!
– Не ври мне! – капитан замахнулся на пленника, но, видя, как тот сжался, не ударил. – Если ты ее не видишь, как ты нарисовал ее?
– Ее видит Джила. Он показывал мне пальцем, где и что нарисовано, а я переносил на бумагу.
– Допустим, – капитан Франческо склонил голову набок. – Но карт три. Ты сказал, что одну забрал Зизу, вторую мы нашли в каюте вашего старпома. Где третья?
– Ее нет… я с ней выпрыгнул за борт, чтобы лишить Зизу шанса найти сокровище.
– Умно! Теперь у меня одна, и у него одна. Третьей нет! И только ваш чертов Джила может прочитать эту карту на теле Андреа, – корсар почесал затылок. – То есть у Зизу практически все карты…
– Он не знает о способности Альберто! – Симоне энергично замотал головой.
– Это всего лишь вопрос времени, – пожал плечами Тотти. – Зная этого француза, могу предположить, что ваш матрос недолго будет хранить свой талант в тайне.
Индзаги замер, предчувствуя недоброе.
– Скажи, зачем тогда ты мне нужен? – капитан Франческо вынул пистолет и направил его на пленника. – Назови хоть одну причину, по которой я не должен тебя убивать.
Симоне лихорадочно соображал, вжавшись в стену.
– Раз! – пират щелкнул затвором. – Два! Тр…
– Я могу восстановить те две карты! – выпалил Индзаги. – С точностью до последней закорючки.
– Об этом я и хотел тебя попросить, – капитан убрал пистолет. – Ты сможешь начать сегодня?
– Капитан, я не очень хорошо себя чувствую после вчерашнего…
– Хорошо, я распоряжусь, чтобы тебе дали вина, – Франческо развернулся и направился к двери.
– Не в этом смысле нехорошо! – крикнул ему вслед Симоне. – В другом! У меня раны болят!
Но Тотти уже не слушал его. Он прямиком направился в свою каюту, где оставил Несту разгадывать карту. Открыв дверь, капитан Франческо замер от удивления: Сандро вместо того, чтобы корпеть над рисунком, с любопытством рассматривал содержимое ларчика, что стоял на столе капитана.
– Интересный поворот! – рассердился Тотти. – Не надо злоупотреблять моим гостеприимством!
– Я просто искал трубку, – Сандро ничуть не смутился.
– Какую еще трубку?
– Курительную. Капитаны обычно курят трубки.
– Зачем она тебе? Хочешь засмолить?
– Нет, я разгадывал карту, – Неста придвинул лист к капитану. – Смотри, мне не дают покоя эти буквы. Они должны сложиться в какое-то слово или фразу, которая укажет путь. Но я не могу разгадать шифр. Почему одни написаны прямо, а другие в зеркальном отражении? Тут есть буквы Т, У, Б, Р, К, А – они складываются в слово ТРУБКА. И я подумал, что ответ может дать курительная трубка. Возможно, ее надо расположить на карте каким-то образом, чтобы она закрыла часть букв…
– Я не курю табак, – отрезал Тотти, убирая ларчик в ящик стола, закрывающийся на ключ. – Тебе придется как-то самому разгадывать этот ребус.
– Возможно, ключ к разгадке тайны даст информация. Я почти ничего не знаю о Лоцмане. Кто он, как появился, почему служил Лагрезу, хотя мог сбить с курса его корабль…
Капитан Франческо повалился на свою кровать и сложил ноги на стул. Не дождавшись ответа, Сандро снова уткнулся в карту, и вдруг пират заговорил:
– Лоцман – всего лишь человек, наделенный невероятными способностями. Он может не только проложить курс к любой точке на земле, но и ведать морскими стихиями: устроить штиль, вызывать шторм, наслать туман или дождь. Но все это будет зависеть от воли его хозяина.
– Как же можно приручить божество? – удивился Сандро.
– Приручить? – расхохотался Тотти. – Не приручить, а лишить его жизни, чтобы он не мог самостоятельно принимать решения. Вся божественная сила не в самом Андреа, а в Светящемся Паруснике. Пока Парусник движется, Лоцман имеет возможность выбора. Но стоит только пригвоздить эту шутку, как Андреа теряет свободу и начинает служить тому, кто это сделал.
– Отнимая у него три года жизни за один?
– Такова плата за неограниченное пользование божественными услугами, – улыбнулся капитан Франческо.
– И где же спрятан этот Светящийся Парусник? – Сандро подпер щеку рукой.
– Он не спрятан, а сокрыт. Многие знают, но не все верят, потому что не все видели. На груди у Андреа три рисунка – карты Осириса. А на спине у него – карта Исиды. Увидеть ее можно только в полнолуние, ровно в полночь. Она начинает светиться от лучей Венеры. По этой карте беспрерывно скользит Светящийся Парусник. И если в него воткнуть нож, или стрелу, или какой-то другой острый предмет, Парусник остановится. И Андреа станет вечным слугой того, чья рука…
– Проткнуть ножом?! – ужаснулся Неста.
– Ему что? Он же боли не чувствует. Он бессмертный!
– И его нельзя никак освободить?
– Лоцман получает свободу, если его отпустит сам хозяин или если тот умрет. К счастью, этот момент наступает очень быстро, – капитан Франческо сел. – Ну что, помогло тебе это?
– Еще не знаю, но чувствую, что связь какая-то есть.
– Разгадывай, пожалуйста, побыстрее, потому что у Зизу есть Андреа со своими картами и есть Джила, который эти карты может читать. Зная место назначения, этот лягушатник станет хозяином Лоцмана и доберется до сокровищ в два счета.
– Тем хуже для него, – усмехнулся Неста. – То, что он ищет – не просто клад. Это артефакты, которые нужно принести в дар Осирису, чтобы он освободил Андреа от службы. Боюсь, сами по себе они не представляют никакой ценности.
– Артефакты, говоришь? – в глазах капитана Франческо вспыхнул огонек. – Это меняет дело!

Хозяин морей

Капитан Мальдини весь день провел на палубе. Пираты натянули гамак на корме и перевели пленника туда. Правда, в отличии от Андреа Паоло не мог свободно разгуливать по кораблю: одна его нога была закована цепью, которая крепилась к кнехту. В принципе, находиться здесь было уютно: бизань давала тень, качка практически не ощущалась, пираты сюда забредали редко. У Паоло была отличная возможность придумать план побега.
В полдень капитан Зизу велел сменить курс. Из разговоров пиратов между собой Мальдини понял, что «Террибль» идет в Сан-Мигель, чтобы пополнить запасы продовольствия, а потом направится на Барбадос. Не зная точного местонахождения судна, капитан «Адриатики» прикинул, что до Сан-Мигеля примерно два-три дня пути. И за это время нужно было подготовить побег и рассказать его план всей команде.
Вечером Андреа навестил капитана Мальдини.
– Зизу что-то подозревает, поэтому не оставит пленников на борту во время стоянки, - тихо произнес Лоцман, опасаясь, что его могут услышать. – Вам надо не захватывать корабль, а бежать с него. Я добыл твоим парням ключ от камер и ночью отвязал левый бот, на нем вы можете уплыть. «Террибль» идет в Сан-Мигель, до него меньше двух дней хода. На шлюпке вы сможете добраться до берега.
– А ты? – озаботился Мальдини.
– Я останусь и отвлеку их внимание.
– Нам надо бежать всем вместе!
– Если Зизу обнаружит пропажу, он развернет корабль и с легкостью догонит бот. И тогда несдобровать всем нам. И еще… он собирается убить Альберто.
– За что? – возмутился Мальдини.
– Разве это важно? Зизу надеялся, что Дель Пьеро долго провозится с картой, но Алекс сочинил такую хитроумную историю про какого-то греческого мореплавателя, похитившего сокровища Осириса, что пираты с легкостью поверили ему. Теперь капитан вынужден сдержать слово и покормить Альберто. Поэтому Зизу казнит Джилардино, как только матросы освободятся от работы.
– Нам надо спасти Джилу!
– Единственный выход – сказать, что он видит мою карту. Пусть пираты поймут, что он им нужен живым.
– Да, пожалуй, это самое лучшее решение, - Мальдини опустил голову.
– Все, мне пора, - Андреа быстро отошел от капитана «Адриатики», потому что на корме появился Виейра.
– Что ты здесь шляешься? – прикрикнул он на Лоцмана.
– Кажется, капитан Зизу ясно выразился: я здесь не пленник, - спокойно ответил Андреа.
Пират проводил его недобрым взглядом. Паоло сделал вид, что хочет вздремнуть, чтобы уменьшить подозрительность Виейра.
Между тем пираты закончили выставлять паруса. Боцман Бартез скомандовал Ибрагиму и Трезеге привести Альберто. Остальные матросы толпились на палубе, гогоча от предвкушения. Когда пленника вывели на палубу, из каюты вышел капитан Зизу. Рядом с ним стоял его старпом Анри.
– Вздернуть его на рее! – кричали пираты, пытаясь дотянуться до пленника и толкнуть его в плечо.
– Нет, пустить на корм акулам! – предлагали другие.
– Молчать всем! – гаркнул капитан Зизу, и на корабле настала такая тишина, что стало слышно, как волны плещутся о борт. – Щенка казним в лучших традициях генерала Платини.
– Да! Да! – радостно заорали пираты.
Джилардино испуганно озирался, словно пытался найти сочувствия в разбойниках.
– Не повезло тебе, малец,- хохотнул Трезеге, хлопнув итальянца по спине. – Генерал Платини был мастер на такие штуки…
– Принесите нож и веревку! – приказал капитан Зизу.
– Может, не надо? – тихо произнес Альберто. – Давайте заменим казнь… на что-нибудь другое…
– Молчи, Джила! Не выдавай им своего секрета! – донесся голос Мальдини.
Все разом повернулись в сторону кормы.
– Пусть эта тайна умрет вместе с тобой! – словно не замечая внимания пиратов, продолжал Мальдини.
– Какая еще тайна? – нахмурился капитан Зизу.
– Тебе ее никогда не узнать! – Паоло добавил в голос побольше пафоса.
– Мне? Никогда? – рассмеялся француз. – Я умею узнавать любые тайны.
Альберто растерянно смотрел на своего капитана, не понимая, к чему тот клонит.
– Мой кок скорее умрет, чем перескажет тебе карты Осириса! – выпалил Мальдини.
С минуту капитан Зизу стоял в раздумье, но вдруг лицо его озарила догадка.
– Карты Осириса? – эхом повторил он. – Так ты, щенок, видишь татуировку на груди мсье Картографа?
Альберто неуверенно кивнул.
– Тащите его ко мне в каюту! – капитан Зизу дал Альберто подзатыльник. – И этого… Андреа тоже!
Матросы бросились выполнять приказание, а Паоло едва заметно улыбнулся своей удачной задумке. Он улегся в гамак, чтобы не привлекать лишний раз внимания, а сам просчитывал, сколько примерно шагов до левого бота и как быстро команда из семи человек сможет спустить его на воду. В том, что Фабио сможет организовать побег из тюрьмы, Мальдини не сомневался.
Когда стемнело, пираты засели в кубрике. Временами оттуда доносились их возгласы, звон бутылок, смех. Мальдини ждал. Как выяснилось, не напрасно. Из трюма показалась белая макушка Амброзини, потом он весь выбрался на палубу и метнулся к корме, где томился капитан.
– Паоло, я сейчас тебя освобожу – и мы должны уплывать! – шептал он, возясь с замком на цепи.
– Мы не можем бежать без Джилы, Алекса и Андреа, - мотнул головой капитан «Адриатики».
– Мы должны. Это наш единственный шанс, - Макс, наконец, справился с замком. – Андреа сказал, что мы должны уходить, как только стемнеет. О Джиле и Алексе он позаботится.
– О Джиле – может быть, но Алекса ему нет резона спасать.
Тем временем остальная команда выбралась из трюма. Фабио вполголоса командовал матросами, которые ловко опускали шлюпку на воду. Как только бот оказался на плаву, Каннаваро перекинул канат за борт. Один за другим матросы начали спускаться вниз. Когда на палубе остались только капитан и боцман, Фабио шутливо кивнул своему начальнику на канат:
– После вас, капитан.
– Я не оставлю тут парней, - твердо заявил Мальдини.
– Ты хочешь, чтоб сейчас какой-нибудь юнга заметил нас и поднял тревогу? – начинал нервничать боцман. – Андреа сказал, что у него есть план. Он не даст в обиду Алекса и Джилу.
– Их могут казнить, когда откроется наш побег!
Фабио выглянул за борт:
– Капитан, быстрее, лодка бьется о корабль – нас могут услышать.
– Фабио, давай ты, а я останусь, - Паоло положил руку на плечо боцману. – Ты сможешь спасти нашу команду.
– Хорошо, - вздохнул Каннаваро. – Прости меня, капитан…
Он присел и, неожиданно обхватив Мальдини за ноги, поднял его и перебросил за борт. Тот вскрикнул, но голос его заглушил всплеск воды.
– Черт, капитан! Обязательно было кричать? – Фабио отвязал веревку, кинул ее за борт и последовал за ней.
Однако опасения боцмана «Адриатики» не подтвердились. Пираты так отчаянно пьянствовали, а капитан Зизу так был увлечен процессом разгадывания карты, что ни крик, ни всплеск никто не услышал.

Час спустя из каюты капитана Анри и Ибрагим вывели на палубу Андреа, раздетого по пояс. За ними чинно вышагивал сам Зизу Буйвол с ножом в руке. Несмотря на сопротивление Лоцмана, пираты все-таки уложили его на доски лицом вниз и крепко прижали к полу. Зизу задрал голову, глядя на небо.
– Чего мы ждем, капитан? – поинтересовался Ибрагим через несколько минут.
– Ждем света, - хмыкнул француз. – Ты держи его крепче и помалкивай.
В ожидании прошло несколько минут.
– Неужели опоздали? – рассердился капитан Зизу. – Неужели уже за полночь?!
И тут же после его слов с неба полился полупрозрачный свет, озаривший тело Андреа. На его спине голубоватым цветом вспыхнул рисунок – волны, острова с деревьями, корабли, какие-то обозначения. И по этой карте, словно по настоящему морю, легко скользила однопарусная лодка. Пираты замерли, раскрыв рты. Капитан Зизу размахнулся и всадил нож точно в парусник:
– Повелеваю тебе, сын Осириса, служить мне, Хозяину морей.
Андреа дернулся, полупрозрачный свет погас, ветер резко переменился. Над «Терриблем» стали сгущаться тучи, закрывая звезды. Закрапал дождик.
– Откуда дождь?! – воскликнул Ибрагим, пялясь на черное небо.
– Теперь я твой повелитель, мсье Картограф, - улыбнулся капитан Зизу.
– Ты об этом пожалеешь! – Андреа вскочил на ноги, стряхнув с себя обалдевших пиратов. – Ты сдохнешь раньше, чем найдешь свое первое сокровище!
В ответ на эти слова капитан Зизу расхохотался. Дождь усилился. Ибрагим и Анри испуганно переглядывались.
– Щенок прочтет твои карты, Андреа, Алекс – разгадает, а ты отведешь туда мой корабль! – лицо капитана Зизу приняло угрожающее выражение. – И когда все три сокровища будут моими, я стану повелевать миром!
Хлынул такой ливень, что все четверо тут же промокли до нитки. Анри и Ибрагим бросились в кубрик, а капитан хохотнул:
– Марш в мою каюту, бездельник! И прекрати этот дождь немедленно!
Андреа опустил голову, сжав зубы, и поплелся в капитанскую каюту. Ливень, еще минуту назад полоскавший палубу «Террибля», так же внезапно и кончился.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта