TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА. Часть 2

Пленники

На «Террибле» команду «Адриатики» разделили: руководящий состав – капитана, боцмана, доктора – посадили в одну камеру, матросов – в другую, а Андреа – в третью. Джилардино капитан Зизу велел отвести к себе в каюту.
Мальдини подошел к решетке, вглядываясь в полумрак трюма.
– Я предупреждал, что со мной вы тоже можете нажить неприятностей, – тихо произнес Андреа.
– Ты здесь ни при чем, – вздохнул капитан. – Зизу бы убил нас…
– Я хотел бы помочь, но не знаю, как, – голос Андреа стал еще тише. – Я не могу наложить на них проклятье, потому что я действительно не имею права ставить ему условия.
Мальдини нахмурился, но тут скрипнул люк, и на пол упал белый квадрат света. Кто-то спускался по лестнице в трюм. Через минуту в свете чадящей лампады появился Виейра. Он прошел к камере, где сидел Андреа, и открыл ее:
– Ты, Картограф! Выходи! Капитан хочет тебя видеть.
Лоцман смерил француза презрительным взглядом и вышел.
– Шагай веселей! – Патрик подтолкнул его в спину и повернулся к камерам, где томились матросы «Адриатики»: – Скоро и до вас дойдет очередь. Плавание долгое!
После этого он удалился, ведя перед собой пленника. Они поднялись на палубу и проследовали в капитанскую каюту. Там было накурено и темно, потому что дневной свет практически не пробивался через грязные окна с выцветшими занавесями. Капитан Зизу сидел в кресле, некогда обшитом парчой, но сейчас уже обтрепавшимся и поблекшим за годы. Позади него, почти у окна стоял высоченный пират со шрамом на лице, положа руку на плечо связанного Альберто.
– Мсье Картограф, – капитан Зизу расплылся в улыбке. – Добро пожаловать на мой корабль!
– Чего ты хочешь? – прямо спросил его Андреа.
– Правильно, сразу к делу. Что это за карта? – француз продемонстрировал второй уцелевший рисунок.
– Я не знаю, – Андреа в упор смотрел на пирата, но тот выдержал взгляд и продолжил:
– Многие начинают именно с этих слов. Но после пыток память чудесным образом возвращается.
Вместо ответа Андреа подошел к его столу, наклонился и языком слизнул пламя со свечи.
– Понятно! – капитан Зизу повел бровью. – Тогда у нас есть запасной вариант. Ибрагим!
Матрос, стоявший за его спиной, схватил Альберто за волосы и приставил к его горлу нож.
– Если не скажешь, что это за карта, Златан перережет глотку этому щенку, – капитан угрожающе набычился.
Андреа перевел взгляд на Джилардино, который зажмурился и прерывисто дышал, ожидая смерти.
– Это карта указывает путь к сокровищу, – вздохнул Лоцман. – Но она зашифрована.
– Так расшифруй!
– Разгадывать загадки – удел тех, кто хочет завладеть сокровищами. Мне дан другой дар.
– Хорошо, кто из пленников может расшифровать? – сменил тактику француз.
– Старпом с «Адриатики» мог, – в голосе Андреа появились издевательские нотки. – Но вы избавились от него.
Капитан Зизу стал мрачнее тучи и грохнул кулаком по столу, отчего Альберто еще сильнее съежился.
– Если я разгадаю карту, ты проложишь мне дорогу к ней! – прорычал капитан Зизу, тыча пальцем в Андреа.
– Я потребую плату, которую ты обязан будешь дать, – тот усмехнулся уголком рта. – Клянусь всеми сокровищами моря, ты пожалеешь о своем выборе.
– Не угрожай мне, Картограф! – Зизу поднялся.
– Я бессмертен в отличие от тебя, не ведаю боли и страха. Я воплощение духа могущественного Осириса – тебе ли тягаться со мной?! – в глазах Андреа полыхал холодный огонь, а в каюте пирата на минуту потемнело так, словно под потолком нависла грозовая туча. Златан опустил нож и испуганно озирался.
– Я не верю в эти египетские байки, – уже не так самоуверенно отозвался капитан Зизу.
– Тем хуже для тебя, – ледяным тоном ответил Андреа.
– Патрик! – позвал капитан «Террибля».
Тут же в каюте появился Виейра.
– Проводи нашего гостя в каюту, – Буйвол смягчил тон, стараясь не гневить лишний раз Лоцмана Трех Морей. – И развяжи его: на этом корабле отныне он не пленник.
Патрик разрезал путы и вывел Лоцмана из каюты.
– А ты! – капитан Зизу обернулся к Джилардино, кипя от злости. – Ибрагим, тащи его в трюм!
– Пошел! – Златан толкнул Альберто в спину, отчего тот едва не упал. – Ногами шевели!
Джилардино шел первым, следом шагал Ибрагим. Замыкал шествие капитан Зизу, успевавший на ходу давать какие-то указания матросам. Когда троица спустилась в трюм, капитан приказал привязать Альберто к столбу, а сам подошел к камере, где сидел Мальдини.
– Такое дело, Паоло, – после паузы заговорил Зизу, – мсье Картограф рассказал, что вы нашли секретную карту, но расшифровать ее мог только твой старпом. Мы, конечно, этого не знали, иначе не отправили бы его в одиночное плавание. Но раз уж так случилось, нам нужен еще один башковитый парень, который сможет разгадать тайну карты.
– Раз нужен – так ищи! – спокойно ответил Мальдини.
– Дел по горло, – Зизу придвинулся к решетке. – Скажи мне, кто из твоих парней возьмется за расшифровку, или я на твоих глазах буду убивать всю матросню по очереди.
Паоло опустил глаза и молчал.
– Ты мне не веришь? – скорее удивился, чем разозлился капитан Зизу. – Ибрагим! Давай сюда любого.
Златан открыл камеру, вытащил из нее упирающегося Кака и поставил на колени. Паоло с тревогой наблюдал за происходящим, не зная, как поступить. Решения, что приходили в голову, могли только усугубить создавшееся положение.
– Пусти кровь мальцу, – ухмыляясь, приказал Зизу.
– Стой, не надо! – вступил Мальдини. – У меня нет такого человека, но если попробовать...
– Ты смеешься? Я не могу ждать! – Зизу кивнул своему бандиту, тот обнажил нож и занес его над Кака.
– Я смогу! – неожиданно вызвался Алекс.
Рука Ибрагима застыла в сантиметре от шеи юнги.
– Я расшифрую вам карту! – доктор перевел взгляд на своего капитана, тот с благодарностью кивнул.
Зизу жестом приказал вернуть Кака в камеру и воззрился на Алекса:
– Ну смотри, кудрявый, не вздумай блефовать!
– Я попробую, но ничего не обещаю, – Дель Пьеро сглотнул. – Это может занять какое-то время.
– Да ради бога! – махнул рукой француз. – Только помни: пока ты не разгадаешь эту чертову карту, ваш кок не получит ни крошки хлеба и ни капли воды.
Все как по команде повернулись в сторону Джилардино, привязанного к столбу.
– Так что времени у тебя сколько угодно, – расхохотался капитан Зизу, видя замешательство доктора. – Ибрагим, отведи лекаря в кубрик.
– Алекс, я надеюсь на тебя, – успел шепнуть Паоло, прежде чем Златан вывел доктора из камеры.
Когда французы с пленником покинули трюм, капитан «Адриатики» как можно бодрее произнес:
– Джила, держись. Алекс что-нибудь придумает.
– Очень того хотелось бы… – вздохнул кок.

Мираж

Тело Сандро онемело и ныло от веревок. Губы потрескались до крови. Соленая вода быстро высохла на горячем воздухе, стягивая кожу. Жажда усиливалась с каждым часом. Ветер не приносил облегчения, потому что дул в спину. Минуты тянулись медленно, и казалось, что солнце намеренно застыло в зените, чтобы сильнее помучить пленника, выполняя приказ капитана «Террибля». Сандро молился, как умел, прося небо послать уж если не дождь, то хотя бы облака. Однако горизонт оставался чистым.
Проведя целый день под палящим солнцем, Неста понял, что умрет гораздо раньше, чем предполагал. В обычной ситуации человек мог провести без воды максимум неделю, но на солнцепеке – дня три. Шансов, что за это время навстречу попадется какой-нибудь корабль, было мало. Сознание рисовало ужасные картины: «Адриатика» подобно «Летучему голландцу» будет бороздить океанские просторы, пока какой-нибудь испанский корабль случайно не наткнется на нее. И обнаружит полуистлевший труп, привязанный к фок-мачте. И пойдут легенды про капитана-мертвеца, ведущего свой корабль к неведомым землям.
Размышляя о легендах и участи остальной команды, попавшей в плен к самому жестокому пирату, Сандро не заметил, как солнце перевалило зенит и стало спускаться на запад. Наступление ночи старпом принял с благодарностью. И хоть жара не спала, но все-таки светило больше не жгло лицо. Измучившись за день, Сандро забылся в болезненной полудреме.
Однако и ночь выступила на стороне «Террибля». Ближе к рассвету ветер совсем стих. Сандро не ощущал ни малейшего дуновения, а значит, предстоящий день грозил новыми жестокими испытаниями.
«Адриатика» встала, покачиваясь на волнах. Сандро хотелось плакать об бессилия и обиды, что родной корабль, которому он отдал без малого двадцать лет, тоже задался целью уничтожить старпома.
Солнце между тем поднималось все выше, а небосвод стал светло-голубым, почти белым, словно выцвел от зноя. Несту начали мучить галлюцинации. То он видел на горизонте корабль, то слышал голоса боцмана и капитана, то грозовое облако двигалось навстречу «Адриатике». Сандро не знал, что его больше обрадует – буря или изнуряющий штиль. Перспектива захлебываться брызгами от огромных волн, рассекаемых носовой линией, тоже мало радовала.
Измученный жаждой, миражами и болью от впивавшихся в тело веревок, Неста потерял сознание. Ему казалось, что он проваливается в какую-то прохладную яму, что он легкий, словно перышко, и медленно-медленно опускается на дно колодца. Падение это длилось и длилось, пока ослабевшее тело не коснулось твердой поверхности. И сразу с неба хлынул благодатный дождь, от которого почему-то не было свежести, а только заболело лицо. Сандро с трудом разлепил глаза, чтобы узнать, в чем дело, и увидел перед собой знакомое лицо.
– Ничего он не помер! – обрадовалось оно. – Вон моргает!
И тут же рядом с этим лицом возникло второе – еще более знакомое.
– Будешь пить? – спросило это лицо.
– Кто ты? – едва шевеля пересохшими губами, спросил Неста.
– Это я, Симоне! – улыбнулся незнакомец, и Сандро сразу вспомнил все: и как на них напали пираты, и как Зизу подстрелил Симоне, и как Анри привязал его, Несту, к мачте.
– Симоне! – только и смог произнести старпом.
– Давайте его быстро на корабль! – командовал тот, кого Сандро увидел первым. – Убрать паруса. Обыскать судно!
Симоне помог старпому подняться и, закинув его руку себе на плечо, повел к борту. И только теперь взору Несты предстала «Черная звезда», пришвартованная к «Адриатике».
– Мы пересядем на пиратское судно? – окончательно придя в себя, удивился Сандро.
– У тебя есть предложения получше? – по голосу Симоне было понятно, что он сам не в восторге от такого положения вещей.
– В моей каюте осталась карта. Зизу не нашел ее! – вспомнил Неста.
– Я знаю, она уже у капитана Франческо, – Симоне подвел Сандро к сходням, перекинутым с борта «Звезды». – Мы, собственно, за этим и вернулись. Ну и за Дидой еще. Я ведь не знал, что тебя привязали к мачте.
– Ожил, красавчик? – сзади к ним подошел капитан Франческо и хлопнул Сандро по плечу. – Сможешь перебраться сам?
– Не знаю… Я пить хочу…
– Пресной воды у вас нет ни капли. Вина тоже. И мяса нет, – сокрушался капитан Франческо. – Что за судно – взять нечего! Хоть карта нашлась, слава богам.
– Почему вы так любите брать чужое? – поморщился Неста.
– Побольше оптимизма, мой друг. Эта карта спасла тебе жизнь, – Тотти вскочил на борт, ухватился за край перекинутого каната и ловко перелетел на свой корабль.
С трудом переправив своего старпома на «Звезду», Симоне тут же принес ему кружку воды. Жадно выпив, Сандро попросил еще.
– Больше нельзя, может стать плохо, – виновато улыбнулся Симоне.
– Дай мне воды, черт побери! Я не пил двое суток! – разозлился Неста, чувствуя, как эти несколько глотков вернули его к жизни.
– На моем корабле командую я! – раздался голос капитана Франческо. – Попрошу держать свои эмоции при себе. Тем более вы тут не в гостях.
Неста недовольно развернулся в его сторону:
– Зизу оставил меня умирать на солнцепеке. Если ты не собираешься делиться водой, зачем спасал?
– А Симоне сказал, что ты умеешь разгадывать карты! – широко улыбнулся Тотти. – Сегодня я, так и быть, дам тебе прийти в себя, а завтра ты сядешь за этот египетский ребус. И если не расшифруешь карту…
– То что?
– У меня на корабле тоже есть фок-мачта, – многозначительно подмигнул капитан Франческо и бросил, удаляясь. – Заковать их в кандалы – и в трюм!
– Из огня да в полымя… – вздохнул Неста, видя, как к ним направляются пираты.
Пленникам надели кандалы и спустили в трюм. Несмотря на, казалось бы, удручающие обстоятельства, Симоне не падал духом.
– Не переживай, Сандро, – подбадривающе шепнул он. – Капитан Франческо только с виду такой грозный. На самом деле он на нашей стороне.
– Как это?
– Он, когда узнал, что Зизу похитил одну из карт, страшно разозлился, пообещал пустить на дно «Террибль». И сейчас мы полным ходом идем за ними по пятам. Ух, будет битва!
– Ты с ума сошел! – испугался Неста. – Зизу пленил всю нашу команду. Если Тотти потопит «Террибль», то с ним утонут и капитан Мальдини, и Алекс, и все остальные парни!
– Да? – Индзаги сник. – Я не знал, что они в плену. Я думал, их убили и выбросили за борт.
– Ты-то как выжил? – усмехнулся Сандро. – Я думал, Зизу тебя прикончил.
– Стреляет он не ахти как, пуля только слегка задела меня, – Симоне с готовностью продемонстрировал свежую царапину на плече. – Но я решил, что лучше будет, если французы поверят, что я утонул.
– Мы все поверили…
– Ядром перебило такелаж, и он свесился до самой воды. Я хотел снова взобраться на корабль, но рука так болела, что я никак не мог ухватиться за веревки. «Адриатика» шла под полными парусами, поэтому три неудачные попытки – и я отстал. Сил, чтобы догнать корабль вплавь, у меня не осталось, и тогда я просто отдался на милость волн. Вечером на горизонте я заметил корабль и стал подавать сигналы: махал руками, поднимал брызги. Когда я понял, что это пираты, было уже поздно. Меня вытащили из воды, и капитан Франческо сохранил мне жизнь в обмен на информацию о картах.
– Понятно, – Сандро разминал затекшие от веревок руки. – Нам надо как-то выбираться отсюда, чтобы спасти нашу команду. Боюсь, Зизу быстр на всякого рода расправы.
– У тебя есть план?
– Пока нет. Но надо как можно скорее втереться в доверие капитану Франческо, раз уж он, по твоим словам, неплохой малый.

Игра

Пленники только-только поужинали, как в трюм спустился боцман «Черной звезды». Выглядел он грозно: лохматый, коренастый корсар с черной бородой и усами и татуировкой «РИНО» на предплечье.
– Эй ты! – он кивнул на Симоне. – На выход!
– А что случилось? – насторожился Сандро.
– Дело есть, – уклончиво ответил боцман.
Симоне безропотно направился к лестнице. Ухмыльнувшись второму пленнику, боцман проследовал за первым. Как только они вышли из трюма, Рино жестом указал на носовую палубу, где за импровизированным столом-бочкой уже сидели трое пиратов:
– Двигай туда!
Симоне осторожно приблизился. Один из пиратов – самый большой, со зловещей ухмылкой – обрадовался:
– Ну вот, сыграем на новенького!
– Во что сыграем? – опешил Симоне.
– В карты, – улыбнулся самый стройный из них. Он единственный был гладко выбрит и опрятно одет.
– Я плохо играю, – попытался отговориться Симоне.
Пираты загоготали.
– Тем лучше для нас, – переждав смех, ответил боцман. – Садись!
Индзаги нерешительно опустился на перевернутый ящик из-под фруктов.
– Играем в банку на поручение, – стройный пират ловко тасовал карты. – Проигравший выполняет поручения того, кто выбыл первым.
Симоне сглотнул, понимая, что выполнять поручение придется ему. Пират раздал карты. Первым сходил большой разбойник на боцмана, тот подкинул карту и перевел ход на четвертого пирата – молчаливого малого с тонкими, аристократичными чертами лица. Аристократ взял из банки залог, покрыл подачу, перевел ход на Симоне. Индзаги замешкался, потом покрыл одну карту.
– Ну-ка! Не хлызди, заморыш! – боцман больно щелкнул его своими картами по носу. – Трефы только что были в банке.
Симоне стушевался, кое-как покрыл подачу и перевел ход на изящного пирата. Тот с легкостью отбился. Игра шла легко, пока ходы делались между пиратами, но как только подача доходила до Симоне, дело стопорилось. Однако разбойники не нервничали, давая возможность новичку отбиться. Первым из игры вышел боцман. За ним отбился Аристократ. Великан и стройный малый долго резались между собой, переправляя через банку и Симоне ненужные карты. Наконец, великан отбился, а худощавый сходил на пленника. Индзаги сел.
– Я так и думал! – обрадовался боцман. – Завтра будешь драить палубу.
Симоне тяжело вздохнул.
– Пусть отыгрывается! – вступился за него изящный.
– Сдавай, Ушастый! – согласно кинул великан.
Тот опять ловко перетасовал карты и раздал. Дела пошли еще хуже, чем в первый раз. Теперь пираты даже не делали вида, что играют честно. Правила менялись на ходу с тем условием, чтобы оставить пленника в проигравших. Первым отбился великан. За ним боцман, Аристократ и второй сосед Симоне, которого бандиты называли Ушастым.
– Ну все, послезавтра моешь посуду на камбузе, – расхохотался великан, протянул через бочку огромную ручищу и хлопнул Симоне по плечу. – Будешь отыгрываться?
– Что-то не хочется… – вяло сопротивлялся тот.
– Будет, – кивнул Ушастый и снова раздал карты.
– Слушайте, давайте сразу скажите, что я еще должен сделать на корабле, – Симоне бросил карты на бочку. – Не надо меня унижать!
– Да кто тебя унижает? – усмехнулся Ушастый. – Научишься играть, потом будешь выходить раньше других.
– Вы нечестно играете.
– Мы же пираты, – пожал плечами великан.
– Бери карты и не выпендривайся, – боцман сунул пленнику в руки его карты.
– Я не хочу…
– Может, хочешь десять ударов плетью? – Рино вопросительно поднял брови.
Симоне шумно выдохнул и осторожно заглянул в свои карты. В принципе, расклад был не таким уж и плохим. Игра возобновилась. Пираты ходили друг на друга, обмениваясь незнакомыми словами, видимо, понятными только им. Симоне покорно ждал подачи.
– Десятку отдавай, – вдруг едва слышно шепнул ему Ушастый.
Симоне даже не поверил, что услышал эти слова, и удивленно повернулся к соседу.
– Чего пялишься, обормот? Глаза лишние? – рыкнул тот.
Однако советом Ушастого Симоне все же воспользовался: две карты отбил, положил десятку и перевел ход на пирата. Тот взял карты в банке и подал на великана. Великан, скрипя зубами, принял карты и замолк. Боцман пошел на Аристократа. Он отбился и подал на пленника. Симоне уже, было, взялся за край дамы бубен, как снова услышал шепот соседа:
– Королем…
Сменив даму на короля, Симоне удачно отбился и перевел ход. После подачи Ушастого великан отбился и сходил на боцмана. Рино отборно выругался, принял карты и затаил недоброе. От подачи Аристократа Симоне отбился и пошел на Ушастого. Тот с легкостью раскидал карты и вышел первым. Дальше произошло что-то совсем невообразимое: великан и боцман забуксовали в своих картах, Аристократ сходил на пленника, и Симоне покрыл подачу, выйдя вторым. Далее выбыл великан и Аристократ. Боцман проиграл.
– Клюворыл ты пархатый! – рассвирепевший Рино ударил кулаком по бочке. – Акулу тебе в печенку!
– Будешь ночью рулевым, – усмехнулся Ушастый. – А я подрыхну.
– Вон пусть хорек рулит, – боцман кивнул на пленника.
– Но проиграл-то ты!
– А мне плевать! – Рино скрестил руки на груди.
– Уговор был, что проигравший выполняет поручение, – улыбнулся великан, обнажая большие ровные зубы.
– Джиджи, на чьей ты стороне? – обиделся боцман. – Я пока еще твой командир.
– В карточных играх все равны, Рино, – развел руками Джиджи.
– Тогда я отыграюсь, – боцман кивнул Ушастому, чтобы тот сдавал.
– Отыгрывайтесь без меня, – Симоне поднялся.
– Сидеть! – рявкнул боцман. – Тебя никто не отпускал. Будешь играть с нами.
– Во что это вы опять играете? – раздался над ними голос капитана Франческо.
Пираты, как нашкодившие дети, вскочили, Ушастый молниеносно спрятал колоду в карман, Джиджи приветливо улыбнулся, Аристократ состроил невинное лицо.
– Мы так, ни во что? – боцман окинул взглядом бочку. – Только еще собирались.
– Я, кажется, запретил азартные игры на палубе! И тем более во время дежурства! – последние слова капитана относились к Ушастому.
Тот ясными глазами смотрел на Франческо, словно не понимая, о чем тот говорит.
– Почему не у руля? – сердился Тотти. – Твоя смена кончается в два часа ночи!
– Один момент, капитан! – стройный пират шмыгнул в кормовую часть.
– Кто велел выпускать пленника? – брови капитана сошлись у переносицы.
Аристократ и Джиджи молча указали на боцмана.
– Рино! – Франческо наступал на подчиненного. – Ты начинаешь зарываться. Не вынуждай меня наказывать тебя при всей команде!
Во время этого монолога остальные пираты бесшумно ретировались.
– Пленника обратно в трюм, и чтобы без моего приказа никого не выпускать!
– Слушаюсь, капитан! – боцман вытянулся в струнку.
Франческо развернулся на каблуках и удалился.
– Ты за это ответишь, хорек! – Рино отвесил пленнику подзатыльник.
– За что?! – возмутился Симоне.
– Марш в трюм! – гаркнул боцман и подтолкнул пленника.

Крыса

Сандро проснулся от того, что Симоне ползал по трюму, гремя кандалами. Проворочавшийся полночи из-за неудобной лежанки Неста прикрикнул на товарища, чтобы тот дал ему поспать.
– Ты не видел Диду? – вместо извинений, спросил Симоне. – Я его вчера посадил в клетку, а он пропал куда-то.
– Уплыл за подмогой, – отшутился Неста. – Ничего с ним не случится. Просто ушел искать себе подружку.
– Дида! Дида! – негромко звал Симоне, но вдруг голос его заглушил скрип трюмного люка, и с палубы спустился пират.
– Вы оба! – позвал он со странным акцентом. – Быстро на выход!
– Ну вот, поспать не дают нигде, – Неста, кряхтя, поднялся.
– Капитан ждет! – пират кивнул на лестницу и рывком поднял ползающего Симоне. – Навэрх!
Пленники вышли на палубу.
– Ты на камбуз! – пират снял с Индзаги кандалы и подтолкнул в плечо. – А ты, мэлашка, к капитану топай!
Сандро проводил взглядом товарища и двинулся за пиратом, а Симоне поплелся на кухню, где уже вовсю колдовал Джиджи.
– Садись рис перебирать, – буркнул кок, гремя кастрюлями.
Симоне вздохнул и сел за низенький столик, на котором стоял куль с крупой.
– Поживей только! Парни не любят, когда у них урчит в желудках, – улыбка не сходила с лица Джиджи.
– Я думал, что сегодня драю палубу, а завтра на кухне буду отрабатывать, – напомнил пленник.
– Поскольку Рино проиграл, Ушастый поставил ему условие, чтобы он отменил твое задание. Так что сегодня ты целый день будешь при мне, – пояснил Джиджи и добавил: – А вечером я сварю из тебя суп!
Симоне даже не улыбнулся.
Работа, как и стоило ожидать, была рутинная. Когда рис кончился, Джиджи поручил помощнику чистить картошку на обед. После перебирания крупы ныли плечи, но Симоне стоически переносил тяготы дежурства, тем самым намереваясь претворить в жизнь план старпома и втереться в доверие к пиратам. Джиджи большей частью молчал или мурлыкал себе под нос какие-то песенки. Изредка он проверял, как пленник справляется со своей работой, подкидывал новее задания или подсказывал, как надо делать правильно. В это время на плите у него пыхтела кастрюля, источая аромат, вызывавший радостный отклик желудка.
– Соль передай! – кок помешивал большой поварешкой похлебку.
– Лучше солить не сейчас, а перед самой готовностью. Тогда развариваться сильно не будет, – Симоне протянул повару баночку с солью.
– Разбираешься? – удивился Джиджи.
– Я много раз дежурил на камбузе с Джилой. Он меня учил всяким таким тонкостям.
– Ну посмотрим, что за кашевар твой Джила, – кок отставил солонку. – Если будет невкусно, тебя вздернут на рею.
– Я тут, что ли, кок?! – возмутился Симоне. – Не хочешь рисковать – делай по старинке.
Джиджи подумал и решил воспользоваться советом. Через полчаса завтрак был готов. Джиджи вышел и несколько раз ударил в склянки. Матросы обрадовано потянулись к камбузу.
– Ну, парень, настал момент истины, – кок с довольной улыбкой раскладывал еду по тарелкам. – Иди и встань в дверях. Если в тебя полетит посуда, значит, парням не понравилась твоя стряпня.
– Ты хотел сказать: твоя стряпня? – поправил его Симоне.
Джиджи рассмеялся от души.
Пираты слупили завтрак, глазом не моргнув. Некоторые даже пошли просить добавки.
– Перебьешься! – Джиджи замахнулся поварешкой на того самого пирата со странным акцентом.
– Ара, я кушать хачу, вах! – возмутился тот.
– Вали отсюда, Каха! Нечего пузо отращивать!
Ругнувшись, Каха ушел.
– Теперь можешь и ты поесть! – Джиджи наложил помощнику полную тарелку. – Хорошо потрудился.
– Я думал, вы меня будете голодом морить, – Симоне с аппетитом поедал похлебку.
– Из голодного пленника плохой работник, – наставительно произнес Джиджи. – А с сытого можно три шкуры драть.
– Понятно, все делается с умыслом, – закивал Индзаги.
После завтрака он перемыл всю посуду, и, так как картошка на обед была начищена, кок разрешил пленнику немного отдохнуть и прогуляться по палубе.
– Только сильно не светись. Нарвешься на боцмана – он тебе быстро отыщет работу.
– Я знаю. У нас такой же был… – Симоне погрустнел, вспомнив про Фабио.
– Все, иди! – кок выгнал помощника из камбуза и устроился в гамаке в теньке напротив входа.
Симоне прошелся по палубе, нашел укромный уголок возле кнехта и присел там. После сытного завтрака на солнышке его сморил сон. Однако проснулся он через полчаса от громкого вскрика Джиджи.
– Ах ты! Твою мать! – орал кок, бушуя в камбузе, откуда слышался грохот падающей посуды. – Мерзкая тварь!!!
Симоне напрягся, озаренный страшной догадкой. Через секунду она подтвердилась: из двери камбуза выскочил Дида, вслед ему вылетела железная кружка и выкрик повара:
– На моей кухне! Не позволю!!!!
Симоне рванулся за питомцем. Тот молниеносно пересек палубу, однако навстречу ему попался боцман. Увидев крысу на корабле, Рино изменился в лице, в один момент рассвирепев.
– Дави его, дави! – из камбуза вылетел разъяренный Джиджи.
– Это Дида! Он ручной! – завопил Симоне, бросаясь на помощь своему зверьку.
Крыс заметался по палубе, окруженный тремя враждебно настроенным пиратами, и в итоге шмыгнул между ног у боцмана, угодив прямо в руки Кахи.
– Попался! – обрадовался пират, поднимая крысу за хвост.
– За борт его! – приказал боцман.
– Нет! – Симоне кинулся к Диде, но попал в крепкие объятия Джиджи.
– Утопи его! – требовал кок. – Чтоб не шастал по моей кухне!
– Он просто голодный был, – чуть не плакал Индзаги.
Каха подошел к борту и вынес руку с Дидой наружу. Предчувствуя беду, крыс затрепыхался.
– Нет! – Симоне нечеловеческим образом выскользнул из рук кока, одним прыжком настиг Каху и выхватил своего питомца.
Почувствовав руки хозяина, Дида блаженно замер.
– Дай его сюда! – Каха сдвинул брови, наступая на пленника. – Быстро!
– Не дам, – Симоне сунул крысу за пазуху и приготовился дать отпор. – Со мной делайте, что хотите, но Диду не трогайте!
– Отберите у него эту выхухоль! – приказал боцман.
Каха ринулся к пленнику, тот бросился наутек, но наткнулся на Джиджи. Пираты схватили Симоне и принялись обыскивать. Тот извивался, пытаясь выскользнуть из их рук, а Дида, снова почувствовав опасность, шнырял под одеждой хозяина.
На шум вышел капитан Франческо.
– Что опять за потасовка? – грозно поинтересовался он.
– Этот хорек вздумал разводить крыс у нас на борту! – сообщил Рино.
– Я не разводил, – Симоне отбился от Джиджи и отскочил в сторону. – Это мой Дида. Он ручной! Вы же мне разрешили, капитан!
– Разрешили? – глаза Джиджи полезли на лоб. – Ты разрешил, чтобы его пакость по кухне шастала?
– Мы договорились, что крыса будет сидеть в клетке, – устало выдохнул капитан.
– В кандалах не очень-то удобно ухаживать за питомцем, – надулся Симоне.
Повисла пауза. Из капитанской каюты вышел Неста, влекомый любопытством. Капитан Франческо поморщился и с явной неохотой произнес:
– Крысу – в клетку. А этому – пять ударов плетью.
– За что?! – Симоне даже подскочил на месте. – Это ручная крыса. Он никому не причинит вреда! Хотите, я покажу, что он умеет?
Расторопный чернокожий матрос уже сбегал в трюм за крысиным домиком. Каха силком отобрал Диду у хозяина и довольно неделикатно засунул в клетку. После чего они с Джиджи подхватили пленника под руки и поволокли к мачте.
– Я больше не буду! – упирался и вырывался Симоне. – Я все осознал! Капитан Франческо, за что?
На палубе собралась уже вся команда. Каха привязал пленника к месту экзекуции, а потом сорвал с него рубашку. Рулевой, до сего момента равнодушно наблюдавший за происходящим, вдруг изменился в лице. Он с каким-то любопытством, смешанным с подозрением, глядел на пленника.
– Я же сказал, что не буду больше! – трепыхался Симоне. – Ну что такого ужасного в том, что крыса пришла на кухню?
– Так капитан приказал, – добродушно сообщил Джиджи.
Боцман, довольно улыбаясь, вышел на середину палубы. В руках его была плетка.
– Нет, Рино, побереги силы! – капитан Франческо выставил руку вперед. – Ты мне нужен для более серьезной работы. Каха исполнит.
Улыбка сошла с лица боцмана, и он с нежеланием уступил место матросу. Убедившись, что приказ исполняется точно, капитан Франческо развернулся, чтобы уйти.
– Откуда такая жестокость? – Сандро остановил его за плечо. – Из-за какой-то крысы избивать человека!
– Друг мой, ты когда-нибудь командовал пиратами? – Тотти вдруг стал серьезен. – Это люди, у которых главные ценности – выпивка, нажива и развлечения. Если я не буду с ними строг, на корабле не будет дисциплины. Они уважают меня, пока боятся. И если я сейчас не отреагирую на эту историю с крысой, мои головорезы решат, что и им можно все. Так и до бунта недалеко. Мне жаль парнишку, но моя репутация мне дороже. Вот так!
И капитан жестом пригласил Сандро зайти в каюту.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта