TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
НА КРАЮ СВЕТА

Находка

Альберто вышел на палубу и потянулся. Солнце поднималось все выше, начиная припекать. Команда заканчивала работу на палубе, чтобы быстрее спрятаться в тень и переждать зной там. Матросы укрепляли установленные паруса, боцман проверял, как отдраена палуба, капитан на мостике что-то обсуждал с судовым доктором. Альберто прошелся по палубе, облокотился на перила, созерцая синюю до рези в глазах поверхность океана. Соленый ветер приятно обдувал лицо. Альберто зажмурился, наслаждаясь прохладой. Он любил такие моменты в плавании, когда не надо было ничего делать, когда нет суеты, боцман не выдумывает матросам новых занятий и можно вот так просто стоять и подставлять лицо морскому бризу.
На левой палубе слышался голос боцмана. Альберто открыл глаза, прислушиваясь, приближается тот или удаляется. И вдруг его внимание привлек странный объект практически на горизонте. Он явно не вписывался в океанский пейзаж. Джилардино подался вперед, щурясь от солнца, но зайчики от волн слепили глаза. Сложив руки козырьком, кок напрягал зрение, как мог, вглядываясь вдаль. Альберто понял, что так ему не разглядеть объект, и он бросился к мачте, чтобы забраться повыше. Но на пути его как из-под земли вырос боцман.
– Джила! – обрадовался он. – Я как раз тебя ищу…
– Некогда, Фабио! – отмахнулся Альберто. – Я, кажется, видел лодку…
– Какую лодку? – насторожился боцман. – Где?
– На востоке, – Альберто обогнул Каннаваро и подбежал к мачте и ловко вскарабкался на штаксель. Боцман же, подойдя к правому борту, всматривался в гладь океана. Минуту спустя с мачты раздался голос:
– Человек за бортом! Справа по борту человек!
– Вижу лодку! – подхватил боцман.
Капитан привычным движением вынул подзорную трубу и направил ее на восток.
– Право руля! – через минуту скомандовал он. – Шлюпку на воду! Человек за ботом!
«Адриатика», слегка накренившись от резкого поворота, пошла правее, солнце засветило в глаза. Альберто совсем потерял из виду лодку, но капитану на мостике было видно хорошо. Он отдавал приказы, то и дело поглядывая в подзорную трубу. Старпом командовал матросами, которые готовили шлюпку к спуску на воду. Альберто подскочил к ним и принялся помогать.
– Сандро, можно, я поеду с вами? – спросил он старпома.
Тот кивнул, снимая брезент с лебедки, и крикнул капитану:
– Паоло, все готово!
– Сушить весла! – приказал Мальдини рулевому.
Альберто, чувствуя необычный азарт, самым первым перебрался в шлюпку и начал вставлять весла в уключины. За ним последовал Тони и еще двое матросов. Юнга, было, тоже сунулся, но старпом поймал его за шиворот и отодвинул от борта. Кака обиженно надулся, потому что ему никогда не позволяли принимать участие в спасательных операциях.
– Шлюпку на воду! – скомандовал старпом, и матросы принялись крутить лебедку. Лодка медленно опускалась. Наконец, ее дно шлепнулось о воду, брызги обдали лицо. Шлюпка накренилась, матросы отцепили крепления и взялись за весла. Старпом сел на руль.
– Р-раз! Взяли! Р-раз! Взяли! – вместе с остальными считал Альберто и налегал на весла. Время от времени он оглядывался, чтоб посмотреть, далеко ли лодка, но в поле зрения она не попадала. Однако в очередной раз, когда он обернулся, то увидел мачту, качающуюся на волнах, и понял, что это не лодка вовсе, а плот. Через несколько минут старпом привстал и бросил:
– Сушить весла!
Матросы перестали грести и с любопытством заоглядывались. Альберто тоже развернулся к носу шлюпки и увидел небольшой плот, на котором, обняв ослабевшими руками мачту, лежал человек. Он был без сознания, видимо, скитался по волнам не одни сутки. Старпом выруливал поближе к плоту, а Тони, вытащив свое весло из уключины, дотянулся им до плота и зацепился за связку между бревен. Плот наклонился на бок, его окатило волной. Вода дошла до самой мачты, плеснув в лицо бедняге. Он застонал, но не пошевелился.
– Правым бортом швартуемся, – приказал старпом, направляя шлюпку в нужном направлении.
Тони старался притянуть плот к себе, Джилардино соорудил из веревки лассо и накинул его на мачту. Теперь шлюпка и плот не отдалялись друг от друга. Однако спасти несчастного по-прежнему было нелегкой задачей.
– Надо, чтобы кто-то перебрался на плот и подтащил беднягу к краю. Здесь мы его примем, – Сандро оглядел присутствующих.
Не дожидаясь приказов, Альберто быстро скинул обувь и перешагнул через борт. Под его весом плот накренился, уйдя под воду почти наполовину.
– Осторожней, Джила! – спохватился Неста. – Сейчас этот парень захлебнется!
Альберто опустился на колени и подполз к парню. Тот был без сознания. За время плавания лицо его загорело и обветрилось, а одежда истрепалась. Губы потрескались от жажды. Над правой бровью запеклась кровь. Стараясь держать плот в горизонтальном положении, Джилардино расцепил руки несчастного и остановился в замешательстве.
– Что такое? – старпом, следивший за спасательной операцией, забеспокоился.
– Все, придумал! – Альберто встал, снял с мачты веревку, накинул петлю на руку и голову бедняги, так, чтобы она перехватывала его грудь накрест и, придерживая потерпевшего бедствие, погрузился в воду, оттолкнувшись как можно сильнее от плота. Тони за веревку подтягивал парня к шлюпке. Рядом с ним плыл Джилардино, не давая тому уйти по воду. Дальше команда в два счета втащила обоих на борт. Шлюпка взяла курс обратно на корабль.

Судовой доктор уже был готов оказать помощь пострадавшему. Он даже приготовил ему койку в своей каюте, оборудованной под медицинский пункт. И как только несчастного подняли на борт «Адриатики», сразу же доставили к доктору Алексу. Капитан велел не входить в лазарет и не тревожить больного. Но любопытство среди членов команды все росло.
– Интересно, как он оказался на плоту посреди океана? – Кака преданно заглянул в глаза боцману, который, по мнению команды, знал все.
– Сбежал откуда-нибудь, – выдвинул версию Амброзини.
– Он не похож на каторжника, – нахмурился Каннаваро. – Скорее, на пленника.
– У него на руках следы от кандалов, – подхватил Тони. – Сдается мне, мы спасли какого-то преступника.
– В первом же порту сдадим его властям, пусть разбираются, – отмахнулся старпом. – Мы мирное торговое судно, нам лишних неприятностей не надо.
– Очухается этот парень, тогда мы его и допросим, – Фабио кивнул в сторону лазарета.
Решив оставить выяснение ситуации до более подходящего момента, команда разошлась. Единственный, кто не знал об этом решении, был Джилардино, поскольку его сразу после прибытия боцман отправил на кухню: приближалось время обеда. Одолеваемый любопытством и какой-то непреодолимой тягой к необычной находке, Альберто весь измучился, пока готовил еду. И как только обед был подан и команда уселась за стол, кок незаметно для остальных проскользнул в лазарет.
Спасенный спал. Джилардино присел к нему на край кровати и тихо позвал. Незнакомец никак не отреагировал. Альберто позвал громче – безрезультатно. Стыдясь своей настырности, кок похлопал парня по руке. Но тот даже не пошевелился. Джилардино уже хотел уйти, но вдруг его внимание привлекла одна деталь. Незнакомец был укрыт простыней почти до самой шеи, но то ли от качки, то ли от того, что кок тряс его руку, край простыни съехал, открыв небольшой фрагмент татуировки. Альберто внимательно вгляделся в лицо спасенного и, убедившись, что тот не намерен просыпаться, осторожно приподнял простыню. Увиденное потрясло Джилардино до такой степени, что он даже отшатнулся. Татуировка занимала всю грудь незнакомца и была выполнена в трех цветах: синим, черным и красным. Рисунок представлял собой ромб, внутри которого черные линии складывались в круги и овалы, огибающие синие картинки – корабли, неведомых животных, острова, а поверх этого красным были написаны странные слова и цифры в хаотичном порядке. Чувствуя, как у него бешено бьется сердце, Альберто снова укрыл незнакомца простыней и вздрогнул, потому что тот смотрел на него в упор.
– Ой… – Альберто виновато улыбнулся. – Простите… я просто зашел справиться, как ваше самочувствие, и увидел…
– Карту? – закончил спасенный. Голос у него был еще слабым, но каким-то завораживающим.
– Карту? – Альберто вдруг изменился в лице. – Да, карту… Я зайду позже, когда вы будете лучше себя чувствовать.
Он поднялся, чтобы уйти, но незнакомец удержал его за руку:
– Это вы меня спасли? Я помню ваше лицо…
– Ну… – Альберто слегка покраснел. – Я случайно увидел…
– Это судьба, – губы незнакомца сложились в полуулыбку. – Я знал, что вы меня найдете. Вас ведь Альберто зовут?
– Меня? – испугался Джилардино. – Д-да… Откуда вы знаете?
– Ну вот мы и встретились, Альберто, – с облегчением произнес незнакомец. – Меня зовут Андреа. Ты ведь знаешь, кто я?
– Догадываюсь, – Джилардино сглотнул и попятился, высвободив свою руку из ладони спасенного.
– Не бойся меня, – шепнул тот. – Нет смысла бояться. Тебе я ничего плохого не сделаю.
– Я загляну позже… вечером! – Альберто юркнул за дверь и помчался на камбуз.
Команда заканчивала обед.
– Где тебя черти носят?! – нахмурился боцман. – Все поели уже, а тебя нет.
– Я уже обедал…
– Что случилось? – Каннаваро подозрительно оглядел кока. – Где ты был?
– Нигде… – отмахнулся Альберто и хотел уйти, но вдруг повернулся к боцману и спросил: – Фабио, ты слышал легенду про Картографа?
– Слышал, – согласился боцман. – Его еще называют Лоцманом Трех морей. А что?
– Я не помню: в ней говорится, что он может сбить с курса любой корабль?
– Он может проложить курс к любой точке мира, даже к той, что не указана ни в одном атласе.
– И все? – с облегчением вздохнул Джилардино.
– Нет, не все. Взамен ему надо дать то, что он потребует. Если ты откажешь Лоцману, он проклянет тебя, и ты навеки затеряешься в морских просторах.
– Фабио, – Альберто понизил голос, – этот Лоцман у нас на борту.
– Ты что, заходил в лазарет? Капитан ведь запретил! – рассердился Каннаваро.
– Какая теперь разница?! – всплеснул руками Альберто. – Мы должны от него избавиться, иначе не оберемся неприятностей.
– Ты же сам его спас!
– Я совершил ошибку! – глаза Альберто наполнились тоской. – Фабио, он откуда-то знает мое имя! Он сказал, что это судьба.
– Ты с чего решил, что этот бедняга – Лоцман Трех Морей?
– У него на груди татуировка – огромная зашифрованная карта. Там какие-то обозначения, острова, морские пути.
Боцман хмыкнул и произнес после небольшой паузы:
– Давай договоримся, что я этого не слышал. И капитану не говори, иначе он тебя в трюм посадит за нарушение дисциплины.
С этими словами Фабио вышел из камбуза, оставив Альберто наедине со своими мыслями.

Вечером в кают-компании капитан устроил общее собрание. Когда команда расселась, Паоло заговорил:
– Я знаю, что вас всех интересует один вопрос: кто тот парень, что мы сегодня спасли, и как он оказался один в океане на плоту. Мы с Алексом беседовали с ним почти полчаса, но почти ничего не узнали.
– Почему? – удивился Амброзини.
– Потому что бедняга ничего не помнит, кроме того, что звать его Андреа, – вздохнул Паоло. – Видимо, он давно странствует по морям и попал в сильную бурю. Говорит, что очнулся на этом плоту и не помнит, что было до этого.
Альберто слушал, нахмурившись.
– Алекс сказал, что, кроме амнезии, никаких серьезных повреждений у Андреа нет. И память вернется к нему, – продолжал капитан. – Надо только создать естественную атмосферу. Не приставать с расспросами о прошлом, никоим образом не заставлять его вспоминать. А если он о чем-то вас спросит – подробно все ему объяснить. Чем быстрее он войдет в привычную жизнь, тем скорее вернется к нему память.
– А вдруг он – шпион? Или преступник! – глаза Кака заблестели. – Он выведает наши планы и захватит корабль.
– Думаю, этого не произойдет, – ответил Паоло. – Во-первых, в одиночку он с кораблем не управится. Во-вторых, через четыре дня мы будем в порту, там Андреа сойдет на берег. За четыре дня он не сможет усыпить нашу бдительность.
– А когда нам можно будет с ним пообщаться? – оживился Кака.
– Завтра утром он уже выйдет на завтрак со всеми. Сейчас он еще слаб.
– А ты не заметил ничего странного? – вдруг спросил Фабио, повернувшись к капитану.
– Странного?
– Ну да! У него на руках следы от кандалов, – пояснил боцман. – Не хотелось бы ввязаться в неприятную историю с этим Андреа.
– Эти следы всего лишь говорят о том, что парень был в плену.
– Может, он пират! – не унимался Каннаваро. – Ты видел у него какую-нибудь татуировку или клеймо?
– Нет, – подумав, ответил Мальдини. – Алекс, ты ведь его осматривал. У Андреа есть татуировки или что-то в этом роде?
– Только несколько старых шрамов на спине, – с готовностью ответил доктор. – Неприятная страница в биографии нашего гостя.
– Еще есть вопросы? – Мальдини оглядел присутствующих. – Нет? Ну тогда займемся своими делами. Да, Фабио, мне надо поговорить с тобой относительно тех бочек с пресной водой…
Команда, переговариваясь и смеясь, разошлась. Кто – писать письма родным, чтобы в ближайшем порту отправить по назначению; кто – на палубу, чтобы доделать оставшиеся дела; кто – резаться в карты на деньги. Альберто догнал доктора уже на палубе.
– Алекс, ты это серьезно про шрамы? – тихо спросил он, озираясь, чтобы никто не подслушал разговор.
– Более чем, – кивнул Дель Пьеро. – Это рубцы от экзекуции. Уж не знаю, за что его пороли…
– Да я не про это! – нетерпеливо перебил его Джилардино. – Ты видел у него только шрамы? Больше ничего?
– Больше ничего.
– И никакой татуировки? На груди?
– На груди? Что-то не припомню.
– Я видел… ну, когда тащил его с плота, у него на груди татуировку. Какие-то корабли, морские чудовища…
– Показалось, – отмахнулся Алекс. – Нет у него никакой татуировки.
Джилардино расстроено вздохнул.
– Я могу идти? – доктор улыбнулся.
– Можно мне с ним поговорить? – Альберто взял Алекса за рукав. – Только чтобы капитан не узнал.
– Не очень хорошая идея, – замотал головой Алекс. – Андреа еще слаб, ему нужно набраться сил. А разговоры о прошлом его сильно утомляют, потому что он силится вспомнить и не может. Так что лучше вашу беседу отложить до утра.
Альберто опустил глаза. Доктор хлопнул его по плечу и направился в свой лазарет.

Ночной гость

Капитан Мальдини долго не мог уснуть. Он два раза выходил на палубу проверить дежурных, заполнил судовой журнал, еще раз сверился с курсом, которым они шли, потом погасил свечи и лег. После этого долго еще ворочался, думал, терзаемый странным предчувствием, и, наконец, провалился в тревожный сон. Ему снилась серая неприступная крепость на отвесной скале, окрашенная в красный цвет садящимся солнцем. Постепенно краски блекли, скалу и крепость начал окутывать туман. И чей-то голос позвал Мальдини по имени. Паоло открыл глаза и увидел перед собой фигуру в темноте. Капитан схватился за ножны, лежавшие в изголовье кровати, и в мгновение ока обнажил саблю.
– Опустите оружие, капитан Мальдини, – произнесла фигура незнакомым голосом. – Я не причиню вам вреда. Я пришел просить помощи.
– Кто ты? – Паоло с тревогой вглядывался в темноту.
– Я как раз за этим и пришел – рассказать, кто я, – незнакомец протянул руку к подсвечнику, и через секунду во мраке вспыхнул огонек свечи и осветил фигуру гостя, одетого в черные брюки и такой же черный камзол.
– Андреа? – изумился Мальдини, опуская саблю. – Где ты взял эту одежду?
– Она моя, я никого не грабил. Если у вас найдется несколько минут, я расскажу вам, кто я и почему оказался именно на вашем корабле.
– Хорошо, я слушаю, – капитан сел на кровати и указал гостю рукой на стул. – Прошу!
Андреа опустился на стул, окинул каюту грустным взглядом и заговорил:
– Давным-давно, когда я был еще ребенком, я угодил на судно работорговцев. Поначалу меня хотели продать в рабство на континент, но я был очень тщедушным мальчиком, и меня никто не хотел покупать. Тогда капитан оставил меня на судне для забавы. Матросы издевались надо мной, заставляли выполнять черновую работу. Так продолжалось несколько месяцев, пока на это судно не напали пираты. Это был наводящий ужас на морских просторах «Демон».
– «Демон»!? – Мальдини подался вперед. – Который плавал под предводительством Джеймса Купера?
– Да, он самый. Джеймс терпеть не мог работорговцев, ему была противна мысль даже о плене, потому что он сам провел в тюрьме шесть лет. Поэтому всех рабов он взял на борт, а потом отпустил в ближайшем порту. Только я остался в его команде: мне некуда было идти, да и Джеймс ко мне привязался, как к сыну. Обучал меня морскому делу: как прокладывать курс и ставить паруса, фехтовать и стрелять из пушки.
Но вот однажды все изменилось. Дело в том, что у Джеймса была заветная мечта – отыскать самый большой сапфир на свете. Многие цари предлагали за него целое состояние. Ходили легенды, что этот сапфир находится в ожерелье Морской Царевны – дочери Посейдона. И ожерелье это спрятано на таинственном острове, путь к которому Посейдон скрывает от всех мореплавателей. Многие сотни лет тысячи отважных героев пускались в плавание, чтобы отыскать сапфир, но так и сгинули в пучине. С тех пор пошли разговоры, что найти ожерелье Морской Царевны невозможно, потому что к нему не ведут никакие пути. Но Джеймс придумал, как обмануть морского царя.
Мы приплыли на какой-то дикий остров, отыскали там странный храм с полоумным жрецом, который с помощью особого ритуала вернул к жизни капитана Авриса, известного как Лоцман Трех Морей.
– Аврис? – переспросил Мальдини. – Что-то знакомое…
– В Египте его почитали, считали земным воплощением Осириса, способного возвращаться к жизни после смерти. Дело в том, что Авриса несколько раз пытались убить, но всякий раз он либо чудесным образом избегал смерти, или оживал. И поскольку Осирис покровительствовал мореплавателям и воинам, то и Аврис получил дар – находить дорогу к любой точке на земле или на суше, пусть даже она сокрыта от глаз простых смертных. Египетские жрецы нашли способ умертвить Авриса, сожгли его тело и развеяли пепел по ветру.
Но, как я уже говорил, Джеймс Купер нашел способ вернуть Лоцмана в этот мир. Однако духу было нужно тело. И Лоцман поставил условие, что Джеймс принесет меня в жертву. Я должен был стать вместилищем духа Авриса.
– И Джеймс согласился? – упавшим голосом поинтересовался Мальдини.
– Он надеялся, что это ничего не изменит. Что я получу путеводный дар, мы вместе отыщем ожерелье Морской Царевны, продадим его за большие деньги и будем просто плавать по морям. Не ради наживы, а по зову души. Джеймсу уже надоело грабить и сражаться, удирать от военных и конфликтовать с другими пиратами. Он всего лишь хотел быть мореплавателем.
Андреа замолчал, опустив глаза в пол.
– Вы нашли сапфир? – прервал паузу Паоло.
– Нашли, но Джеймс не довез его покупателя. На нас напали другие пираты, прослышавшие, что мы завладели ожерельем. Сразу четыре корабля атаковали наш бриг. «Демон» был быстроходнее, чем они, но с такими большими пробоинами мы не могли уйти далеко. Когда Джеймс понял, что «Демон» идет ко дну, он выбросил сапфир за борт, чтобы он не достался другим пиратам. Ту битву мы проиграли. Вся команда погибла, а меня пленил Фенимор Лагрез. И я стал его лоцманом.
– Что-то я уже совсем запутался, – капитан мотнул головой. – Купер и Лагрез жили, если я не ошибаюсь, почти двести лет тому назад!
– Сто восемьдесят четыре года прошло со смерти Джеймса. Но дух Авриса бессмертен и делает таким же мое тело.
Паоло потер лоб рукой, переваривая услышанное, а Андреа продолжал:
– Вскоре Лагрез умер от пьянства, и я стал скитаться по морям, отыскивая тех, кто бы мне помог.
– Помог в чем?
– Жрец, который возродил дух Авриса, сказал, что я могу вернуться в свой человеческий облик, если принесу Осирису три дара. Они спрятаны в разных уголках земли, и есть карта, указывающая путь к ним. Она нарисована у меня на груди, но видеть ее и прочитать может не каждый. Если кто-то расшифрует карту, то я смогу найти дорогу к этим артефактам и поднести их Осирису.
– Странно слышать такое от Лоцмана Трех Морей, – скептично улыбнулся Мальдини.
– Я прокладываю путь, читая мысли и желания человека. Своих мыслей я не вижу и карту прочесть не могу. Но ваш матрос – Альберто – увидел ее. Если он сумеет ее разгадать, я получу свободу.
– Полагаю, вы хотите, чтобы мы не просто прочитали карту, но и отвезли вас туда…
– Этого я могу и потребовать, – глаза Андреа нехорошо блеснули, – но уважая вас, капитан Мальдини, я лишь попрошу. Если вы мне откажете, то, возможно, скоро пожалеете об этом. Если согласитесь помогать, то не исключено, что тоже пожалеете. Поэтому этот выбор я оставлю за вами. Дам вам подумать сутки. Завтра в полночь вы мне скажете, отвезете вы меня к моим сокровищам или нет.
– Прежде чем вас куда-то везти, надо еще расшифровать карту…
– Альберто расшифрует, – кивнул Лоцман. – Но если вы откажетесь везти меня, я заберу этого матроса с собой.
– Вы что, угрожаете мне?! – насторожился Мальдини.
– Просто предупреждаю.
– Хорошо, я подумаю.
– Думаю, не стоит рассказывать команде, кто находится у вас на борту, – Андреа улыбнулся. – Обо мне ходит очень много легенд, большинство их которых – сплошная выдумка, но люди такие впечатлительные…
– Я вас понял: никто ничего не узнает.
– Не смею вас больше утомлять своим присутствием, – Андреа поднялся. – Спокойной ночи, капитан!
Паоло открыл рот, чтобы ответить, но гость дунул на свечу – и в комнате моментально воцарился густой мрак. Не было слышно ни звука удаляющихся шагов, ни скрипа двери, но Паоло чувствовал, что в каюте, кроме него, никого уже нет. Капитан уронил голову на подушку и шумно выдохнул. Слова Андреа заставили его задуматься, но прийти к какому-то решению Паоло не успел – провалился в глубокий сон.

Договор

Утром начался штиль. Ветер сильно ослабел, да и к тому же сменил направление, дуя в правый борт. Паруса безжизненно повисли. Капитан, оценив обстановку, приказал их свернуть и лечь в дрейф, ожидая благоприятной погоды. И в тот самый момент, когда матросы только-только убрали паруса, впередсмотрящий заметил на горизонте справа корабль. Он приближался, в то время как «Адриатика» практически стояла на месте. Мальдини взглянул в подзорную трубу и беззвучно выругался.
– Что там? – старпом всматривался в приближающийся корабль.
– У нас гости под черным флагом, – Паоло протянул ему подзорную трубу.
Неста приложил ее к глазу, потом резко убрал и повернулся к капитану:
– Это же «Черная звезда»!
– Именно, – Мальдини шумно выдохнул и обернулся к палубе: – Свистать всех наверх! Поднять паруса! Лечь на курс зюйд-зюйд-вест!
Команда засуетилась, боцман командовал матросами, которые бросились выставлять паруса.
– Мы не успеем уйти, – старпом прикусил губу. – Сейчас «Звезда» легче нас. Нам не разогнаться до пятнадцати узлов.
– Приготовить все орудия! – выдохнул капитан. – От «Звезды» мы уже отбились один раз. Отобьемся и второй.
– Орудия к бою! – крикнул Сандро боцману. – Заряжай на оба борта!
«Адриатика», скрипя рулевыми каналами, разворачивалась по ветру. Паруса едва заметно натягивались, придавая судну небольшое ускорение. Полный трюм товаров заметно снижал маневренность корвета. Мальдини смотрел в подзорную трубу, как стремительно нагоняет их пиратский корабль. Уже были различимы на палубе суетящиеся матросы.
– Лечь на курс зюйд-вест! – скомандовал он. – Заряжать на левый борт. Без команды не стрелять.
– Есть! – Сандро кивнул и спустился вниз, чтобы непосредственно руководить подготовкой.
«Адриатика» поворачивалась к «Черной звезде» левым боком, вынуждая пиратов атаковать именно с этой стороны.
Из лазарета вышел Андреа. По суете и крикам матросов, он понял, что корабль готовится принять бой.
– Кто нас атакует? – он подошел к боцману.
– Пираты! – бросил Фабио, руководя матросами.
– Это я понял. Какой корабль? «Цефей» или «Террибль»?
– «Черная звезда»… Андреа, уйди в каюту! Не мешайся под ногами!
– «Черная звезда»? – улыбнулся тот. – Очень хорошо! Давно мы не виделись с капитаном Франческо.
Каннаваро бросил на пассажира недоуменный взгляд, но Андреа жестом показал, что мешать не собирается, и вернулся в каюту.
Пираты между тем приблизились настолько, что команда была видна невооруженным взглядом. На мостике среди пиратов выделялся их капитан – Франческо по прозвищу Тотти. На пиратском жаргоне это слово означало «точный выстрел». Такое прозвище он получил из-за того, что очень метко стрелял из пистолета. Ни один пират не мог тягаться с ним в этом. Франческо стоял на мостике, покрикивая на свою команду. С лица его не сходила ухмылка, ветерок трепал светлые кудри.
Паоло сложил трубу и подошел к бортику. Пираты вели себя, по меньшей мере, странно: не обстреливали «Адриатику» издалека, а подходили все ближе, рискуя первыми попасть под обстрел. Зная Франческо, Мальдини понял, что капитан что-то затеял, но первыми нападать на одно из самых маневренных пиратских судов тоже не решился. «Звезда» приблизилась настолько, что можно было переговариваться.
– Эй, Паоло! – донесся голос капитана Франческо. – Убери пушки, я по делу!
– Слушаю тебя, – отозвался Мальдини. К нему подбежал старпом и встал рядом, готовый выполнить любой приказ капитана.
– У тебя на борту есть пассажир, который вам будет обузой. Отдай его мне, а взамен я не трону твою прекрасную «Адриатику».
– Не понимаю, о чем ты говоришь, – нахмурился Мальдини. Такой поворот событий ему не нравился.
– Все ты прекрасно понимаешь! – настроение у Франческо было хорошим. – Вы подобрали в море Андреа – он может быть опасен. Выдай его мне, чтобы потом не пришлось пожалеть.
– Если он так опасен, зачем он тебе?
– А я люблю опасности!
– Чем ты мне можешь гарантировать, что не обстреляешь мой корабль, после того как получишь Андреа?
– Даю слово римлянина!
Мальдини задумался. Он знал Тотти, когда тот еще не был пиратом. Про таких, как он, говорили: хороший парень стал заложником плохих обстоятельств. Франческо не походил на других разбойников, ходивших под черными флагами. И если он давал слово римлянина, то ему можно было верить. Но с другой стороны, в голове Паоло звучали слова Лоцмана, что он заберет Джилардино с собой, если «Адриатика» не повезет его в нужное место.
– Я не могу выдать тебе Андреа, – наконец, ответил Мальдини. – Он очень плохо себя чувствует. Мы отвезем его в порт Селебра и оставим там. Если хочешь, забери его оттуда.
– Если ты не отдашь его мне сейчас, «Адриатика» не дойдет до Селебры.
– Ты не будешь стрелять, Ческо. Ведь тебе нужен Андреа, а во время пальбы он может случайно погибнуть.
– Дьявол! – Франческо топнул ногой, сорвал с головы бандану и швырнул ее на палубу. – Паоло отдай мне этого чертового проходимца!
– Разворачивай корабль Тотти. Наши пути тут расходятся.
– Он мне нужен! – уже с каким-то отчаянием заорал капитан «Черной звезды». – Очень нужен! Я не причиню ему вреда, если ты беспокоишься об этом.
– Я бы предложил другой выход, – неожиданно раздался голос у капитана за спиной.
Мальдини и Неста обернулись и увидели Андреа в черном одеянии. Черные штаны были заправлены в голенища ботфортов, из-под черного камзола, расшитого золотом, выглядывал воротник белоснежной сорочки, на голове гостя была надета треуголка – тоже черная с золотой оторочкой.
– Где ты выискал такое старье? – усмехнулся Неста. – Ты похож на Колумба!
Андреа проигнорировал выпад и обратился к капитану:
– Я знаю Франческо. Он хороший малый, но если что-то вбил себе в голову, ни за что не отступится. Он будет преследовать вас и добьется своего. Поэтому, чтобы сохранить жизнь вашей команде и кораблю, я перейду на «Черную звезду». Вместе с Альберто.
Мальдини и Неста переглянулись.
– Сам ты можешь делать что угодно, но Джилу я не дам, – отрезал капитан. – Он останется здесь.
– Двести лет я искал этого человека и не намерен упускать его теперь. Если вы мне не отдадите Альберто, я прокляну вас – и вы не попадете в порт Селебра. Вы так и будете скитаться по морям в обход портов и других судов, пока у нас не кончится запас пресной воды и пищи. Хотите ли вы, капитан, чтобы ваша команда медленно погибла от мучительной смерти?
Сандро испытующе смотрел на Паоло, ожидая, какое решение он примет. Мальдини думал, прикусив губу. Он смотрел на потрепанные паруса «Черной звезды», видел ее лихого капитана, ожидавшего на мостике, слышал голос Фабио, командующего матросами. Взвесив все аргументы, Паоло повернулся к Андреа и сказал:
– Мы отвезем тебя, куда попросишь. Но сначала мы должны зайти в Селебру и разгрузить трюмы.
– Идет, – согласился Андреа.
– Франческо! – крикнул Мальдини. – Андреа не хочет переходить на твой корабль.
– Так передай ему, что я возьму его в плен – и тогда он пожалеет о своем решении! – разозлился Тотти. – Никто еще не пренебрегал гостеприимностью капитана «Черной звезды»!
– Ческо, мы обязательно встретимся, но момент еще не настал, – вступил в переговоры Андреа. – Позже, капитан, позже.
– Ты обещал! – вскипел Тотти.
– Я сдержу свое слово.
– Не смей играть со мной, Лоцман! Мое терпение небезгранично!
– Я выполню обещанное, но не сейчас. А ты разворачивай свой корабль и оставь «Адриатику» в покое.
Капитан Франческо выглядел очень расстроенным. Мальдини даже удивился, потому что никогда не видел его таким.
– Право руля! – скомандовал Тотти своему рулевому, и «Черная звезда» начала медленно отдаляться.
Капитан Мальдини повернулся к Андреа. Тот благодарно улыбнулся.
– Мы выгрузим товар на Селебре и отправимся на поиски твоего сокровища. Владелец торговой компании, которой принадлежит «Адриатика», может дать мне всего лишь месяц вольного плавания. Потом я буду обязан вернуться к своей работе. Если за месяц мы не расшифруем карту и не отыщем твои артефакты, ты покинешь наш корабль.
– Договорились, – Андреа слегка наклонил голову и покинул мостик.
– Кто он такой, чтобы диктовать нам условия? – Неста с тревогой смотрел ему вслед.
– Сандро, я не могу тебе всего рассказать. Пока не могу, – капитан положил руку старпому на плечо. – Но поверь мне, это лучший выход.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – Сандро перевел взгляд на удаляющуюся «Черную звезду». – Кто же такой этот Андреа, черт побери, что даже Тотти не стал нас атаковать?
Капитан оставил эту реплику без ответа и спустился к команде. Неста же смотрел на уходящее пиратское судно и почти беззвучно произнес:
– Лоцман, значит. Договор с капитаном Франческо. Хм, интересно…

Карта

Альберто отпустил дежурных и сам раскладывал вымытые тарелки и ложки по местам. Он любил, чтобы на кухне был порядок, привычный ему, а дежурные вечно все путали, стараясь быстрее выполнить свои обязанности и освободиться. В самый разгар уборки на камбуз пожаловал боцман. Заметив его первым, Альберто юркнул за холодильник и затаился, потому что появление Фабио не предвещало ничего хорошего.
– Джила! – позвал Каннаваро, не увидев кока. – Выходи! Я знаю, что ты тут, так что прятаться бесполезно!
Вздохнув, Альберто вышел из-за холодильника:
– Я и не прятался. Уборку делаю…
– Быстро дуй к капитану! Он ждет! – Фабио сдвинул брови.
– Мне надо закончить тут все… – попытался отговориться Джилардино, чувствуя, что поход к капитану не кончится награждением медалью.
– Пулей, я сказал! – повысил голос Каннаваро. – Симоне все приберет.
В подтверждение этих слов из-за спины боцмана вышел Симоне Индзаги.
– Джила, можно я немного хлебушка возьму для Диды?
– Можно, – буркнул Альберто, снимая фартук. – Только не смешивай ложки с вилками, а то заставлю перебирать потом.
– Все, за работу! – Фабио хлопнул Симоне по спине и кивнул на дверь, приглашая Альберто покинуть камбуз.
Медленно, словно отправляясь на гильотину, Джилардино поднялся по лестнице и направился к капитанской каюте, сопровождаемый боцманом. У самых дверей каюты Фабио остановился, показав жестом, что зайти внутрь кок должен один. Альберто набрал побольше воздуха в легкие, открыл дверь и шагнул в каюту.
Там царил полумрак, потому что окна были занавешены портьерами. Капитан сидел за столом, рядом с ним, в кресле, – Андреа. Чуть поодаль, у стены, стоял старпом, скрестив руки на груди.
– Вызывали, капитан? – Джилардино застенчиво остановился в дверях, теребя край тельняшки.
– Присаживайся, – Мальдини кивнул на свободный стул.
Альберто нерешительно двинулся к стулу, но потом остановился и улыбнулся: – Я лучше постою.
– Как знаешь, – пожал плечами капитан. – Мы пригласили тебя по просьбе нашего гостя – Андреа. Он сказал, что вы с ним уже знакомы…
Альберто сглотнул и неопределенно кивнул: возможность провести несколько дней в трюме за нарушение дисциплины виделась ему так же ясно, как виделся и сам капитан.
– Андреа сказал, что ты видел его татуировку… – продолжал капитан.
– Я ничего не видел, – быстро ответил Альберто, полагая, что так может сократить срок наказания хотя бы вдвое. – Я просто зашел справиться о его здоровье, но Алекса не было на месте…
– Ты мне сказал, что видишь это, – Андреа расстегнул сорочку на груди, обнажая свой загадочный рисунок.
– Я ничего не видел, я соврал, – Альберто попятился.
– Джила, не бойся, капитан не будет тебя наказывать, – подал голос старпом. – Скажи честно, ты видишь рисунок у Андреа на груди?
– Да, – едва слышно ответил Джилардино и втянул голову в плечи. – Я не хотел нарушать ваш приказ, капитан.
– Забудь об этом, – отмахнулся Мальдини. – Я не сержусь.
Альберто с облегчением вздохнул. Андреа встал и снял сорочку вообще:
– Что здесь нарисовано?
– Карта… Какие-то линии, цифры, – начал перечислять Альберто.
– Куда они ведут?
– Не знаю. Похоже, это какая-то загадка.
– Ты сможешь ее разгадать? – голос Мальдини стал строже.
– Вряд ли, – Альберто посмотрел на капитана полными отчаяния глазами. – Вы же знаете, я не мастер на такие дела… Вот Сандро…
Паоло и Андреа перевели взгляд на старпома.
– Я бы с радостью помог, – смутился тот, – но я не вижу карты. Как я смогу ее расшифровать?
– Надо ее перерисовать! – озарило Андреа. – Альберто, ты должен перенести рисунок на бумагу. И тогда Сандро сможет разгадать карту.
– Я не умею рисовать, – совсем сник Джилардино. – Никудышный из меня помощник.
– Рисовать не надо, просто перенеси то, что видишь на бумагу! – развел руками Неста.
– Нет, так нельзя. Карта должна совпадать с точностью, иначе я ошибусь в определении координат, – Андреа запахнул сорочку и сел. – У вас есть тот, кто хорошо рисует?
Мальдини с Нестой переглянулись.
– Симоне! – произнесли они в один голос.
– Еще один посвященный? – ужаснулся Андреа. – Вы не боитесь, капитан, что ваша команда поднимет бунт? Людей быстро вводят в искушение таинственные карты и герои легенд.
– Я уверен за свою команду, – Мальдини качнул головой. – Если ты хочешь узнать путь к своим сокровищам, придется довериться нашему художнику.
– Хорошо, зовите его, – сдался Андреа.
– Он на кухне, – подсказал Альберто. – Фабио приказал ему заменить меня.
– Отлично, сбегай за ним, – попросил капитан. – И начнем, пожалуй. У нас очень мало времени.
Альберто сорвался с места, мигом добежал до лестницы и влетел в камбуз. Симоне он застал за столом. Тот сидел и кормил свою ручную крысу оставшимися с ужина галетами.
– Что ты делаешь? – возмутился Джилардино. – Я думал, ты тут убираешь…
– Я все прибрал уже, – вскочил Симоне и схватил крысу. – Ты же сам разрешил покормить Диду…
– Но не в столовой же! – разозлился кок. – Я думал, возьмешь еду к себе! Как только Фабио разрешил тебе появляться здесь с крысой!
– Не горячись, – примирительно улыбался Симоне. – Дида же безобидный. Он ручной. Хочешь, я покажу тебе, чему его научил.
– Так, убирай своего хвостатого и вон отсюда! – Альберто схватил полотенце и замахнулся им на матроса. – Или я сейчас пожалуюсь боцману!
– Нет-нет, не надо! – Индзаги бросился к выходу. – Я уже ухожу. Сам получил нагоняй от капитана, а на мне отрываешься…
И тут Джилардино вспомнил, зачем он вернулся на кухню.
– Эй, Сим, стой! – окликнул он матроса. – Я забыл… Капитан велел тебе зайти к нему. Немедленно.
– Хорошо, – покорно согласился Симоне. – Только Диду отнесу…
– И захвати с собой листы и грифель – надо будет кое-что нарисовать.

Через десять минут Симоне и Альберто предстали пред очи капитана. Избегая лишних деталей, Мальдини объяснил матросу Индзаги задачу. Симоне слушал очень внимательно, уточнял то, что вызывало сомнения, а потом развернул свой походный художественный набор.
– Поступим так, – осознавая свою значимость, скомандовал он. – Джила будет водить пальцем по татуировке, а я – в тех же пропорциях переносить ее на бумагу.
Андреа снял сорочку и стал ближе к свету. Симоне разложил листы бумаги на капитанском столе. Неста тоже приблизился, чтобы лучше видеть нарисованное. Мальдини же, наоборот, отсел подальше, чтобы не мешать процессу.
– Рисунок выполнен в трех цветах, – начал пояснять Альберто.
– Видимо, это и есть три карты. Каждая указывает путь к своему кладу! – догадался Неста.
– Давай сначала покажи мне все, что нарисовано одним цветом. Я выполню копирование разными техниками, – придумал Симоне. – Может, есть смысл нарисовать три отдельные карты?
– Гениально! – восхитился Андреа. – Я знал, что вы мне поможете.
– А вдруг это единая карта и ее нельзя разделять? – подал голос Мальдини.
– Наложить листы друг на друга нам ничто не мешает, – Симоне очинил грифель и кивнул Джилардино: – Давай, приступим!
Работа закипела. То, что сначала казалось простой задачей, на деле продвигалось с трудом. Испортив один лист из-за недопонимания с Альберто, Симоне принялся за второй. Джилардино водил пальцем по груди Андреа, показывая, где начинается линия, где она изгибается, а где заканчивается. Спустя два часа, после кропотливых измерений и копирования, набросок первой карты был готов. Симоне приложил изображение к Андреа:
– Ну что, похоже?
– Один в один! – восхитился Джилардино.
– Тогда я обведу – и возьмемся за вторую.

Третью карту Симоне закончил рисовать уже за полночь. Сандро в это время сидел над первой, пытаясь разгадать значение линий и чисел.
– Ну что? – Мальдини рассматривал листки с изображением морских чудовищ. – Есть хотя бы предположения, куда нам надо плыть?
– Ни малейшего, – Сандро обхватил голову руками. – Здесь какой-то код. Эти линии не указывают путь. Они так причудливо изгибаются, словно вычерчивают какой-то предмет. И еще меня смущает то, что некоторые буквы и числа написаны как бы в зеркальном отображении.
– Что это значит?
– Не пойму что-то…
– Ладно, мы все устали, – капитан поднялся. – Утром на свежую голову соображать лучше.
– Я возьму это к себе? – Сандро указал на первую карту. – Мне все равно не уснуть сейчас. Я бы подумал, произвел кое-какие вычисления…
– Хорошо, – кивнул Паоло и повернулся к Андреа. – А у тебя нет мыслей относительно разгадки?
– Карта мне ничего не скажет, – тот накинул сорочку. – Я ориентируюсь на мысли человека. Когда кто-то из вас будет знать пункт назначения, я проведу туда корабль.
– Хорошо, значит продолжим разгадывать эту тайну. Да, и никому ни слова! – последние слова относились к Симоне, который уже сложил свои листы обратно в сумку. – Ни одна живая душа не должна узнать о существовании карт!
– Можете мне доверять, капитан, – художник был серьезен, как никогда.
– Я тоже буду молчать, – пообещал Альберто, поймав на себе вопросительный взгляд капитана.
– Спокойной ночи! – Андреа улыбнулся и вышел.
Симоне и Альберто последовали за ним. Сандро же ненадолго задержался.
– Паоло, почему ты мне не сказал, что мы спасли Лоцмана Трех Морей? – с укором спросил он.
– Он сам меня попросил никому не говорить, – вздохнул Мальдини.
– Ты просто боялся, что я тебе не поверю, – заключил Неста. – Ты больше не доверяешь мне?
– Не в этом дело, Сандро, – начал было Паоло, но старпом махнул рукой:
– Я не хочу, чтобы ты оправдывался.
После этого и он покинул каюту.

«Террибль»

Сандро не терпелось сесть за расшифровку таинственной карты. Он чувствовал, что находится где-то рядом с разгадкой тайны – стоит только ухватиться за спасительную ниточку. Понимая, что уснуть ему не даст природное любопытство, Неста, как только оказался в своей каюте, развернул карту и достал блокнот, чтобы делать пометки и ничего не упустить. Ему хотелось разгадать, в какое послание сложатся таинственные буквы и что обозначают линии. Он выписал все буквы в блокнот, составлял из них различные слова и предложения, но они никак не складывались в нужные. Совсем измучившись, Сандро уснул прямо у себя за столом, уронив голову на руки.
Проснулся он от громкого голоса боцмана.
– Свистать всех наверх! – орал Фабио. – Орудия к бою! Заряжай по правому борту!
Неста вскочил как ошпаренный и выбежал на палубу. Было раннее утро – солнце только-только оторвалось от горизонта и лениво поднималось над синей гладью. На корабле поднялся переполох: матросы крепили канаты, внизу, в трюме, со стуком перекатывались ядра. Капитан стоял на мостике, глядя в подзорную трубу. Неста машинально проследил взглядом в эту же сторону и заметил приближающийся корабль. Он шел напористо, метясь точно в правый борт «Адриатики». По размеру парусов и горгоне на носовой части Сандро понял, что сейчас им предстоит дать бой «Терриблю» – самому грозному пиратскому судну во всей Атлантике.
Про «Террибль» и его капитана – бывшего французского колонизатора – ходило много слухов и легенд. Его наделяли сверхчеловеческими способностями, рассказывали, что он продал душу дьяволу, чтобы избежать виселицы, говорили, будто он может быть одновременно в двух местах. Но в одном все рассказчики сходились: капитан Зизу Буйвол славился своей кровожадностью и жестокостью. Не каждый пират решался бросить ему вызов, боясь изощренного гнева француза. И еще поговаривали, что он был мастер придумывать пытки и наказания.
Справившись с эмоциями, Неста бросился к капитану:
– Паоло, это каравелла! У нее пушки расположены на носу. Нас обстреляет, а мы ее не заденем!
– Спокойно, – Мальдини был сосредоточен. – Подпустим их ближе.
– Надо уходить! Иначе она врежется нам в борт и потопит нас.
– Не дрейфь, Сандро! С каравеллами я встречался не раз. У них есть масса уязвимых мест, – Паоло улыбнулся и крикнул рулевому: – Право руля!
«Адриатика» начала разворачиваться носом к «Терриблю», катастрофически сокращая расстояние между ними. Чтобы уйти от лобового удара, «Террибль» стал отклоняться вправо. Его носовые пушки теряли свою опасность, и Мальдини скомандовал:
– Огонь из всех орудий!
– Огонь из всех орудий! – эхом повторил боцман где-то внизу, и через минуту «Адриатика» дрогнула от залпов.
Несколько ядер упали в воду, но три или четыре угодили в левый борт «Террибля».
– Перезарядить! – приказал Паоло. – Стрелять по готовности!
– Перезарядить! – вторил ему Каннаваро. – Огонь по готовности.
«Адриатика» качнулась от нескольких одновременных залпов. Стал подниматься белый едкий дым, закрывающий обзор. Не видя, что происходит с судном противника, Сандро почувствовал, что те вот-вот нанесут ответный удар.
– Перезарядить! – крикнул Мальдини, но голос его потонул в глухих залпах каравеллы. «Адриатика» дрогнула, видимо, несколько снарядов достигли своей цели. Капитан кашлянул, но продолжил руководить боем:
– Сушить весла! Перезарядить и снова огонь!
– Сушить весла! – бодро повторял Фабио. – Перезаряжа-а-ай! Огонь по готовности!
Корабли снова обменялись залпами. «Адриатика» прошла много дальше, заходя в корму «Терриблю», но тот, разгадав хитрый маневр, тоже разворачивался ей навстречу.
– Приготовиться к бою! – Мальдини вынул саблю из ножен.
Матросы высыпали на палубу, оставив нескольких человек возле орудий. Корабли сходились, «Террибль» готовился пойти на абордаж. Пушки давали редкие залпы с той и с другой стороны, в поднимающемся дыме было трудно разглядеть противника. Сандро стремглав бросился в свою каюту и выскочил оттуда со шпагой. Уже несколько пиратов перебрались на «Адриатику». Завязался бой на палубе. С «Террибля» потянулись сходни, по которым перебирались все новые и новые бандиты. По численности они не превосходили экипаж «Адриатики», но, имея большой опыт в нападениях, пираты очень скоро стали одерживать верх. Мальдини фехтовал отлично и дрался наравне с матросами, но все же одного его было недостаточно, чтобы одолеть армию разъяренных пиратов. Вскоре тех, кто не погиб в схватке, пираты связали и согнали на корму. Паоло, которого пленили самым последним, с тоской смотрел на свою команду, сожалея о ее участи.
К пленникам вышел сам капитан Зизу. Он уже давно перестал участвовать в захватах непосредственно, предпочитая наблюдать за событиями с «Террибля», но сейчас снизошел до того, чтобы перейти на захваченный корабль.
– Капитан Мальдини! – фальшиво улыбнулся капитан Зизу, обнажая золотые коронки. – Рад тебя видеть!
– К сожалению, не могу сказать того же о тебе, – в тон ему отвечал Паоло.
– Да ладно! Кто старое помянет… – усмехнулся Буйвол. – Значит, это и есть твоя замечательная «Адриатика»! Хорошее судно. Нет, правда, мне нравится. Я бы даже пересел на нее, но как представлю, что придется перетаскивать пушки и снимать паруса – так дрожь берет.
- В трюмах ерунда: ткани и всякое барахло! - сообщил французский матрос, выбираясь из трюма.
– Ткани – это плохо, – сдвинул брови капитан «Террибля». – Я рассчитывал на более ценный улов. Ладно, весь провиант и пресную воду грузите на наш корабль. Думаю, «Адриатике» такой груз более ни к чему.
Работа закипела. Матросы выкатывали бочки с водой и переправляли их на «Террибль». Джилардино с тоской провожал взглядом кули с солониной и бочонки вина.
– Капитан! Смотрите, кто у них тут! – Анри – старпом Зизу – вытолкнул на середину палубы Андреа.
– Ух ты! Я же чувствовал, что найду здесь что-то весьма ценное! – обрадовался француз. – Мсье Картограф, не желаете ли сменить корабль?
– Картограф… Лоцман… – прошелся изумленный шепот среди пленников.
– Так вы даже не знали, кого везете? – удивился француз. – Стыдно, Паоло! Таких людей надо знать в лицо.
– Я перейду к тебе на корабль, если ты отпустишь «Адриатику» целой и невредимой вместе с командой, – произнес Андреа ледяным тоном.
- Я преклоняюсь перед вашим талантом, мсье Картограф, но командовать все-таки должен капитан, - Зизу снова блеснул коронками. - Поэтому я склонен дать вам отрицательный ответ.
– Андреа, прокляни его! – не выдержал Джилардино.
– Кто это там пискнул? – француз отыскал взглядом в толпе пленников Альберто и хмыкнул: – С тобой я поговорю чуть позже и на своей территории. Про проклятия и прочие пустяки.
– Капитан! – все тот же Анри отобрал у матроса, обыскавшего каюту капитана, свернутые в рулоны нарисованные карты и подошел к своему начальнику. – Взгляните, капитан!
– Что это? – Зизу развернул одну из них. – Хм… шифровка, как я понимаю. Отлично! Клады ищем втайне от хозяина, да, Паоло?
Мальдини промолчал, а Джилардино изменился в лице:
– Эта вещь тебе не принадлежит!
– Какой говорливый малый! – расхохотался Буйвол. – Теперь уже принадлежит.
В этот момент Симоне вывернулся из рук пирата, державшего его, выхватил карту у капитана Зизу и метнулся к борту. Раздался выстрел, и Индзаги, уже взобравшийся на такелаж, вскрикнул, оступился и рухнул за борт. Послышался всплеск воды. Команда «Адриатики» застыла, боясь поверить в произошедшее.
– Так будет с каждым, кто осмелится украсть у меня хоть крошку хлеба! – капитан Зизу сдул дымок, поднимающийся из дула пистолета, и сунул оружие за пояс.
– Ты просто сволочь! – сквозь зубы процедил Неста. – Своего не нажил, так отбираешь у других.
Француз помрачнел, отчего его матросы притихли, ожидая бури. Но тот лишь буркнул:
– Всех пленных на мой корабль. А этого красавчика, – он ткнул пальцем в Сандро, – привязать к фок-мачте. Пусть плавает на самом солнцепеке.
Пираты обрадовано загудели, подталкивая пленников к борту. Анри и Виейра потащили Несту к носовой мачте. Сандро старался с достоинством принять это испытание, но возмущение и гнев кипели в нем.
– Думаешь, все так просто? – Анри вынул нож. – У этой казни есть нюансы. Патрик, принеси воды.
Виейра скрылся, а Анри ножом разрезал на Сандро рубашку и жилетку и сорвал с него. После чего он привязал старпома «Адриатики» к мачте. Появился Виейра с двумя ведрами морской воды. Французы окатили Несту из ведер, а остатки насильно влили пленнику в рот, разжав зубы ножом.
– Ну все, загорай! – Анри похлопал Сандро по щеке. – Надеюсь, ты сдохнешь от жажды раньше, чем твой корабль обнаружат.
Пираты рассмеялись и отправились догонять своих.
Сандро облизнул соленые губы. От морской воды мутило, да и солнце начинало припекать. Паруса не давали никакой тени, надежды, что какое-то судно наткнется на «Адриатику», было так же мало, как и вероятности дойти в три дня до Селебры. Неста вздохнул и закрыл глаза. Много раз во время шторма он думал, что ему суждено сгинуть в пучине. Или погибнуть от лихой пиратской пули. Но чтобы вот так умереть… бесславно, глупо и мучительно...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта