TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

O F F S I D E
МОРЕ НА ДВОИХ
Часть 2

Помощь друга

«Фальконе» оказался хоть и старым, но добротным корветом. Было видно, что прежний хозяин в нем души не чаял и содержал в чистоте. Палубы были отдраены и просмолены, в кубрике царил порядок, а все вещи в каюте капитана лежали на своих местах. Правда, паруса за давностью лет истлели и высохли на солнце, но Сандро приказал боцману организовать их починку. Единственное, чего не хватало на корвете, – орудий. Те шесть пушек, что стояли на нижней палубе, вряд ли бы внушили страх вооруженной до зубов «Черной звезде». К тому же Тотти слыл мастером вести сражения, и превзойти его могли разве что капитан Мальдини да старый пират Липпи. Неста хоть и неоднократно участвовал в морских баталиях, сам таковых не вел, а потому шесть пушек было маловато для его небольшого военного опыта.
Пиратов такое скудное оружейное оснащение тоже не порадовало. Рино предложил выследить какой-нибудь небольшой торговый корабль и напасть на него ночью, связать команду и забрать себе его пушки. Но у Сандро родился план получше. Он велел рулевому держать курс на Хорватию, а сам занялся подсчетами. Нужно было выяснить не только то, сколько орудий им понадобится, чтобы остаться довольно маневренным судном и при этом на равных принять бой со «Звездой», но и то, как лучше их расставить. Зная особенность Тотти начинать обстрел издалека, следовало подготовиться к этому маневру и обезопасить себя именно во время дальнего боя.
Достигнув берегов Хорватии, Сандро велел встать на приколе в Порече, а сам, взяв с собой Андреа, отправился в гости к своему давнем другу графу Дарио Шимичу.
Граф жил в замке на берегу моря. Высокие белые башни его обители были видны из бухты, где стоял на приколе «Фальконе». Но добраться до замка можно было только по суше. Пару часов Сандро и Андреа тряслись в тарантасе, огибая скалистые горы, поросшие густыми лесами.
– Жуткое место, – Неста поежился, глядя на стену деревьев. – Наверное, тут по ночам бродят разбойники.
– Или кто похуже, – с невинным видом вставил Пирло. – Вампиры или оборотни.
– Ты веришь в эту чушь? – удивился Сандро.
– Поживи с мое на свете – и не в такое еще поверишь, – хмыкнул Андреа. – Я всю эту братию – и вампиров, и чудовищ всей мастей, повидал своими глазами, так что историй могу рассказать побольше, чем Фабио.
– И ты столько времени молчал! Мы тут по пятому раз слушаем про морское сражение, которое проиграл адмирал Донадони, а ты знаешь массу интересного и молчишь?!
– Мне как-то неловко было отнимать роль рассказчика у Фабио. Все-таки он мой начальник.
Неста обиженно надулся. Тарантас тем временем въехал в ворота замка. Граф Шимич удивился, увидев, кто пожаловал ему в гости.
– Какими судьбами, Сандро? – он заключил Несту в объятия. – Не слышал, что «Адриатика» пожаловала в наши края.
– У меня теперь свой корабль, – не без гордости ответил Сандро. – Корвет «Фальконе».
– Вот как? Неужели ты поссорился с Паоло?
– Нет, у меня особое задание. Именно поэтому я и обращаюсь к тебе за помощью.
Дарио насторожился.
– Мне нужно вооружиться, – Неста испытующе посмотрел на друга. – Я знаю, что у тебя есть первоклассные пушки.
Шимич задумчиво устремил взгляд в потолок. Дело в том, что его карьера мореплавателя складывалась не очень благоприятным образом, пока вдруг на него не свалилось неожиданное наследство – графский титул, замок и несколько тысяч акров земли. Правда, наследство, которому Дарио поначалу обрадовался, оказалось не таким уж простым. Вместе с титулом к новому графу перешли и довольно большие долги его родственника, замок оказался в плачевном состоянии, хозяйство требовало переустройство, на которое нужны были деньги. Ростовщики предлагали новоиспеченному дворянину продать земли и даже само поместье, но Шимич поступил иным образом. Заключив договор с сомнительными личностями, о которых ходило множество недобрых слухов, он получил деньги и на них построил мануфактуру. Дела пошли на лад, скоро граф расплатился со всеми долгами и обустроил свой быт. Но завистники на каждом углу трещали, что на одни доходы с мануфактуры так быстро восстановить хозяйство было бы не под силу. Так про нового владельца поместья поползли слухи, что он приторговывает оружием, сбывая его богатым флибустьерам. Именно поэтому Неста и решил обратиться к Дарио, чтобы оснастить свой корабль пушками.
Шимич пребывал в задумчивости несколько минут, не решаясь отрыться старому приятелю. Чтобы ускорить этот процесс, Сандро вынул из кармана перстень с сапфиром и положил на стол.
– Ты знаешь, что это за украшение? – тихо спросил он.
– Догадываюсь, – Дарио не спускал с Сандро глаз. – Это перстень Юлия Цезаря, который ему подарили боги, чтобы он завоевал галлов. Однако после смерти Цезаря перстень так и не нашли, посчитав, что он стал добычей варваров.
– Да, это он. Все это время он хранился в тайнике, который мы с моим бра… другом посетили полтора года назад, – Неста пододвинул кольцо Шимичу. – Я отдам его тебе в обмен на четырнадцать пушек и боеприпасы к ним.
– У меня столько нет, – вздохнул граф. – Есть только девять. И на всех них стоит клеймо английской короны. Я еще не успел их переплавить. Я могу продать тебе эти пушки, но ты сильно рискуешь, если возьмешь их на борт.
– Почему?
– Потому что, если ты встретишь военный корабль Ее Величества, тебя немедленно арестуют и будут судить. Дело в том, что эти пушки с английского кливера «Бристоль», разграбленного и потопленного пиратами. Если эти орудия обнаружат у тебя, то решат, что ты пустил на дно гордость королевского флота.
– Дарио, но мне все равно мало девять пушек, – вернулся к разговору Сандро. – Я отправляюсь в Атлантику и должен подготовиться к встрече с пиратами.
– Да, я слышал, что там творится что-то ужасное, – согласился Шимич. – Кто-то нападает на суда и убивает всю команду. Я понимаю твою тревогу, Сандро, но помочь больше ничем не могу. Только разве что советом. Знаешь, в Персии живет алхимик, который, говорят, может изготовить белый порох.
– Разве бывает такой? – скептически усмехнулся Неста.
– Белый порох позволяет стрелять на расстояние вдвое больше, чем обычно. Так что ты сможешь нанести упреждающий удар, оставшись недосягаемым для пушек соперника.
Неста задумался.
– Мне кажется, это отличный выход, – подал голос Андреа. – Белый порох – это как раз то, что нам надо! Зная манеру Тотти начинать атаки издалека…
– Я бы не советовал вам вступать в сражение с этим полоумным, – тут же вставил Шимич. – Лучше держитесь поближе к курсам военных кораблей. Так у вас будет больше шансов спастись.
– Дарио, мы как раз идем на поиски «Черной звезды», – Неста положил руку графу на плечо. – Именно поэтому мне нужно не девять, а четырнадцать пушек. Паоло дал мне задание схватить Тотти и доставить в Рим.
– Ты не хуже меня знаешь слухи, которые ходят о капитане Франческо. Если ты встретишься с ним в океане, то у тебя есть только один шанс остаться в живых – потопить «Черную звезду». Иначе она потопит вас.
– Ну это мы еще посмотрим! – хитро подмигнул Неста. – Так где, ты говоришь, можно достать белый порох?

В гостях у шейха

Порт Латакия был шумным и многолюдным. Пираты, едва только ступили на берег, тут же растворились в толпе, а Неста с Пирло отправились нанимать извозчика. Сделать это оказалось не так просто, как в европейских портах, потому что большинство местного населения не понимало по-итальянски. Применив все свои знания, Пирло смог худо-бедно объясниться с одним арабом на смеси английского и турецкого языков, и через полчаса они с Сандро уже ехали в скрипящей и шатающейся арбе по кривой дороге. Чтобы хоть как-то спастись от палящего солнца, они водрузили себе на голову некое подобие тюрбанов, что носили сирийцы. Однако и такой головной убор не спасал от зноя. Сандро невольно вспомнил те дни, что провел привязанным к фок-мачте родной «Адриатики».
Ехать пришлось почти весь день. Только когда солнце вплотную приблизилось к вершинам песчаных барханов, окружавших путников, вдалеке показались каменные стены кого-то города.
– Эр-Бейси, – радостно сообщил возница, обернувшись к пассажирам. – Туда конец.
Пирло одобрительно кивнул.
– Не нравится мне этот «туда конец», – поморщился Сандро.
– Скажи спасибо, что он вообще понял, куда нас надо везти, – отмахнулся его спутник. – И еще… арабы любят всякие загадки, поэтому не стоит им напрямую говорить о цели нашего предприятия. Скажем, что военачальник Рима хочет оценить боевые качества белого пороха и, если ему они придутся по душе, сделает большую закупку. Поверь, арабы не устоят перед выгодным предложением.
– Ладно, говори как знаешь, – нахмурился Неста. – Какое арабам дело до Тотти?
– В том-то и дело, что никакого, поэтому они могут нам вообще не продать порох!
Сандро не ответил.
В пустыне темнело быстро. Едва солнце скрылось за горизонтом, как наступила такая темнота, что не было видно ничего в пяти шагах. Путники едва успели найти ночлег и разместиться там, как Эр-Бейси погрузился в непроглядную тьму. Итальянцы поужинали и легли спать, но Несте не спалось. Он все думал о предстоящем разговоре с шейхом. Иметь дело с восточными правителями ему не приходилось, но он хорошо был наслышан об их хитрости и даже коварстве. Как бы попытка обмануть богатого правителя не привела к тому, что он сам обведет чужеземцев вокруг пальца. Белый порох наверняка стоил немалых денег, а финансовые запасы Сандро не внушали оптимизма. Если шейху удастся обмануть Несту и выманить у него последние деньги, то для покупки нового вооружения придется прибегнуть к разбою, чего старпому с уважаемого судна вовсе не хотелось. Конечно, его команда с легкостью выследит жертву и даже без его руководства нападет на какой-нибудь небольшой торговый бриг и ограбит его. Но слухи о проделках команды «Фальконе» быстро долетят до Паоло. Выглядеть разбойником в глазах капитана Мальдини Сандро хотелось меньше всего.
Измучившись от тяжелых дум, он задремал только под утро, но как только солнце поднялось над горизонтом, Пирло разбудил товарища. Они позавтракали лепешками с молоком, что принес хозяин постоялого двора, и оправились в дом шейха.
Керим ибн Хасан ибн Фатих ибн Текке жил в красивом дворце с большими колоннами при входе и резными окнами, украшенными витиеватым орнаментом. Охрана – рослые загорелые парни, вооруженные кривыми мечами внушительных размеров, – долго не пускала чужеземцев за ворота, пока к ним не вышел распорядитель. Не успел Сандро открыть рот, как Андреа заговорил первым.
– Добрый день дому достопочтенного шейха Керима ибн Хасана ибн Фатиха ибн Текке, – он низко склонил голову. – Мой господин – граф Алессандро Бьянкочелесте – проделал долгий путь, чтобы нанести визит вашему достопочтенному хозяину.
Брови Несты помимо его воли поползли вверх. Распорядитель выслушал Пирло внимательно, потом попросил следовать за ним и двинулся в прохладные комнаты дворца. Многочисленные слуги: девушки в цветных шароварах, просторных рубахах и парандже, мальчики-рабы в одних набедренных повязках, музыканты с сетарами, аль-удами и какими-то барабанами – сновали туда-сюда. Завидев гостей, девушки смущались и прятались в ближайших комнатах, маленькие рабы провожали чужеземцев любопытными взглядами, а музыканты делали вид, что не замечают постороннего присутствия.
– Здесь так принято, что господин благородного происхождения не опускается до того, чтобы вести разговор со слугами, – шепотом говорил Несте Пирло, пока они шли к комнате шейха. – Так что с распорядителем буду говорить я, а ты – с шейхом.
– Как я буду говорить с шейхом, если я не знаю арабского?
– Ну тогда скажи, что я твой переводчик, – нашелся Андреа. – Только держись как аристократ, как будто ты из знатной фамилии.
– Я и так из знатной фамилии, – обиделся Сандро.
– Но по твоему поведению этого не скажешь.
– Я что, веду себя хуже, чем мой боцман? – разозлился капитан «Фальконе».
– Не кричи, на нас смотрит распорядитель, – Пирло дернул друга за рукав и улыбнулся арабу, ведущему их к шейху.
Сандро, чтобы сцена перепалки хозяина со слугой не вызвала подозрений, дал Андреа подзатыльник. Распорядитель остался этим доволен, а Пирло украдкой показал капитану кулак.
Шейх, имя которого Неста никак не мог запомнить и звал его для себя просто Керим, возлежал на широком диване, устланном мягкими подушками с кисточками на концах. Диван этот от входной двери отделяла полупрозрачная занавесь, но через нее было видно, что взор отдыхающего господина услаждает танцовщица. Совершая нехитрые, но соблазнительные движения бедрами под звуки барабанов, на которых играл мальчик-музыкант, девушка перемещалась вдоль дивана, но таким образом, чтобы постоянно оставаться в поле зрения шейха. Распорядитель оставил гостей возле двери, а сам, согнувшись в глубоком поклоне, проник за занавесь. Тут же смолкла музыка и остановилась танцовщица. Коротко поговорив с помощником, шейх хлопнул в ладони. Девушка и музыкант быстро покинули покои, причем проходя мимо чужеземцев, танцовщица прикрыла лицо цветастым платком, но одарила Несту чарующим взглядом. Он машинально улыбнулся ей в ответ, но Пирло одернул его: оказывать знаки внимания служанкам мог только их хозяин. Наконец, распорядитель пригласил гостей войти в покои шейха. Андреа так же низко поклонился, как это делал распорядитель, а Неста, наоборот, гордо выпрямился, как и подобает господину благородных кровей.
Шейх оказался довольно молодым и симпатичным парнем. Этот расписной халат, и высокий тюрбан, украшенный драгоценными камнями, и золотые шаровары, и туфли с загнутыми носами совершенно не шли ему.
– Добрый день тебе, достопочтенный шейх Керим, – заговорил Сандро.
– Мой господин не владеет вашим языком, но желает вам всяческих благ и выражает свою признательность… – начал переводить на турецкий язык Пирло, но вдруг араб перебил его, воскликнув по-итальянски:
– Алессандро?! Бьянкочелесте! Ты ли это?
Неста опешил от такого поворота событий и пристальней вгляделся в черты шейха.
– Ты не узнаешь меня? – почему-то обрадовал тот, встал с дивана и обнял гостя за плечи. – Наверное, потому, что ты знаешь меня под именем Эмре Белозоглу! Мы вместе обучались фехтованию в Риме.
Теперь Сандро вспомнил его – единственного ученика-турка среди шести воспитанников военного класса. Тогда над Эмре все смеялись и относились с пренебрежением. Неста один из всех учеников не смеялся над сыном персидского вельможи – он относился к турку равнодушно. Но сейчас Эмре стал шейхом, и капитан «Фальконе» быстро смекнул, чем может обернуться такое близкое знакомство с властителем Эр-Бейси, приосанился и добавил во взгляд аристократической холодности.
– Я не узнал тебя, Эмре Белозоглу, – вежливо улыбнулся он шейху. – Наверное, потому, что из мальчика ты превратился в мужа…
– Да хватит миндальничать, Сандро! – тот указал итальянцам на удобные кресла. – Мы так давно не виделись! Сейчас ты мне все-все расскажешь: я хочу узнать, как дела в Италии.
Неста вздохнул, придумывая, как бы сократить время беседы и перейти к главному. Опустив историю о том, как он лишился наследства и попал на «Адриатику», он сообщил, что теперь у него свой корабль и ему поручена особая миссия – избавить мореплавателей от опасного пирата. Имя он решил не называть, сказал только, что пират этот обладает каким-то артефактом, делающим его неуязвимым для обычных пушек. Эмре слушал затаив дыхание.
– Старый друг сказал мне, что ходит слух, будто ты нанял алхимика, который может изготовить белый порох, – Сандро сделал значительную паузу, надеясь, что шейх ответит ему, но тот молчал, глядя на гостя восхищенными газами.
– Мой друг ошибся? – удивился Неста.
– Н-нет, – Эмре отвел глаза в сторону. – Понимаешь, белый порох – продукт ручной работы. Его нельзя сделать сразу много. Те запасы, что хранятся у меня, нужны мне на случай вражеских нападений.
– То есть ты его не продашь ни за какие деньги? – заключил капитан.
– Смотря о каких деньгах идет речь, – хитро прищурился Эмре.
– Я дам тебе по пятьсот золотых за килограмм.
– По тысяче.
Сандро поморщился: он не располагал такими средствами, чтобы платить за белый порох в десять раз дороже, чем за обычный. Он уже хотел сдаться и распрощаться с персидским другом, но в разговор вступил Андреа.
– Достопочтенный шейх, – вкрадчиво заговорил он, – тысяча золотых за килограмм – слишком высокая цена для римской казны. Боюсь, наш военачальник не согласится на такую сделку. Придется нам на свой страх и риск отправиться на поиски кровожадного разбойника с обычным порохом. Этот поход может стоить нам жизни, потому что лихой пират потопил уже с десяток итальянских военных кораблей и еще с дюжину испанских. Скоро ему станет нечего грабить в Средиземном море, и он устремится к берегам Сирии. Думаю, именно тогда вам и пригодится ваш белый порох.
Эмре задумался, а гости с нетерпением ждали ответа.
– По восемьсот, – наконец назвал свою цену шейх.
– Хотя бы по шестьсот. В память о нашей дружбе, – Сандро сделал брови «домиком».
– Семьсот, – не уступал Эмре. – Я отдам вам единственную бочку и сам останусь уязвимым для противника.
– Шестьсот пятьдесят – и мы не пустим пирата дальше Апеннинского полуострова, – не сдавался Неста.
– Мне надо подумать и посоветоваться со своим казначеем, – Эмре развел руками. – Завтра в полдень встретимся у городской тюрьмы. Там мы можем поговорить без посторонних ушей. К тому же, не сочтите за грубость, но я не хочу, чтобы вы знали, где у меня мой военный арсенал. Поэтому, если мы договоримся, порох вам привезут туда.
Сандро вздохнул: спорить с персидскими шейхами он не умел, пришлось соглашаться на условия Эмре, пока тот был намерен провести сделку.

Печать Провидения

Здание городской тюрьмы было окружено толпой зевак. Пирло с Нестой еле протиснулись сквозь толчею и постучались в ворота. Стражник долго выяснял, по какому делу пришли чужеземцы, а когда понял, что к чему, пропустил их без вопросов. Вслед за итальянцами ринулись несколько мальчишек, но стражник преградил им путь и довольно грубо оттолкнул от ворот рукояткой секиры.
– Мне не нравится, что он назначил на свидание в тюрьме, – бурчал Сандро, пока они шли по темному коридору в сопровождении конвоира. – Вдруг нас сейчас запрут в какой-нибудь камере, а потом казнят?
– Расслабься! – ответил Пирло. – Эмре считает тебя другом, ты его гость, причем гость почетный. На Востоке не принято казнить почетных гостей благородного происхождения. Знаешь, как тут говорят? Равный не убьет равного.
– Тоже мне востоковед выискался! – фыркнул Неста. – Расскажешь мне еще парочку обычаев, перед тем как нам отрубят головы?
Лестница, по которой они шли за конвоиром, привела на просторную и светлую площадку. Она балконом выходила во внутренний двор тюрьмы, который был овальной формы и напоминал гладиаторскую арену. Конвоир провел гостей по балкону до двухстворчатой двери и остановился, жестом приглашаю чужеземцев войти. Пирло толкнул створки и оказался в большой комнате. По дорогой обстановке было понятно, что она не для простых заключенных. На диванах, что стояли в углу, полусидели-полулежали трое, один из которых был Эмре.
– О, мои итальянские друзья! – он приподнялся, выражая свое приветствие пришедшим.
Тут же вбежали слуги, внесли еще вина и закусок. Пока Сандро и Андреа устраивались на таких же лежаках, шейх представил их своим собеседникам и тут же обратился к гостям:
– Это Рюшту Речбер, начальник тюрьмы. А это Казим Казим – владелец торгово-транспортной компании. Это у его жены слуга украл браслет.
– Какой браслет? – удивился Неста, не обращая внимания на то, что оба араба с почтением поклонились итальянцам.
– Золотой, – пояснил шейх. – С шестью сапфирами…
– Мы же вроде бы хотели поговорить о сделке, – Сандро стало неудобно, что он повел себя не как аристократ. – Я прошу прощения, но у меня так мало времени… Мы бы хотели завтра утром уже отплыть.
– Я хотел развлечь вас, – стал объяснять Эмре, подумав, что гости его не поняли. – Заодно и решить наши дела. Таков обычай…
– Если обычай, то ладно, – вздохнул Неста и стянул с блюда персик. – А что за развлечение в тюрьме? У вас в Эр-Бейси нет театров, например?
– Во-первых, в театрах не поговоришь, – улыбнулся Эмре. – А во-вторых, я как правитель города и знатный вельможа должен присутствовать на казни.
– На казни?! – чуть не подскочил Сандро. – Отличное развлечение!
– Волнения напрасны, – поспешил успокоить его шейх. – Мы имеем право присутствовать только на начале, а потом можем вернуться сюда и продолжить трапезу. Я подумал, что европейцам это развлечение должно быть близко по духу.
– Знаете, ваше величество…
– Высочество, – шепотом подсказал Пирло.
– … высочество, – тут же исправился Сандро. – Я давно не был на суше, поэтому…
– Вот и чудесно! – воодушевился Эмре. – Сегодня будут казнить вора. Это слуга Казима Казима, который украл браслет у его жены.
Вельможа что-то сказал шейху, и тот тут же добавил:
– У его любимой жены. Это важно! По законам нашей страны преступник, обокравший своего хозяина, должен быть запорот до смерти.
– Почему? – не выдержал Пирло.
– А на что он еще годен? – пожал плечами шейх. – Господин ему больше не доверяет, на рынке такого слугу никто не купит. Он все равно умрет голодной смертью.
– Но если его отпустить, он может наняться подмастерьем или найти другой способ заработать себе на хлеб.
– Во-первый, такой шеловек будет украсть ешшо раз, – Казим Казим не выдержал и вступил в разговор на ломаном итальянском. – А второй, он не мог работать, потому что тогда его отрубать обе руки.
Неста чуть не поперхнулся персиком. Пирло бросил на него укоризненный взгляд и продолжил дискуссию:
– А если слуга не виноват? Если кто-то другой украл вещь, но испугался наказания и подбросил ее, например, человеку, к которому питает неприязнь?
– На все воля Аллаха, – Эмре воздел очи к небу. – Если он пожелает такую долю человеку, значит тому надо смириться.
Андреа хотел еще что-то сказать, но в это время со внутреннего двора послышался гул.
– Привели! – коротко сообщил Рюшту Речбер.
– Все уже готово, – шейх улыбнулся заморским гостям. – Вам не обязательно выходить, но меня обязывает мое положение и уважение к моим вельможам.
Неста с благодарностью кивнул и откинулся на спинку дивана, но Пирло легонько ткнул его в бок.
– Что еще? – зашипел тот.
– Это невежливо. Ты обидишь гостеприимного хозяина, если не разделишь с ним его развлечение.
– Но он сам сказал…
– Казим разнесет весть, что гости шейха оскорбили его. После этого даже не надейся, что Эмре продаст тебе белый порох.
– Черт! – почти беззвучно выругался Сандро, встал и направился вслед за арабами.
На балконе, под красивым навесом, были уже установлены удобные мягкие кресла, столики с вином и фруктами. Казим Казим и Рюшту ждали, пока устроится шейх, и только после этого заняли свои места. Два кресла остались свободными. На них-то и расположились итальянцы: Неста – скрывая недовольство за дежурной улыбкой, и Пирло – с почтением глядя на Керима ибн Хасана ибн Фатиха ибн Текке.
Завидев правителя на балконе, жители города, пришедшие посмотреть на казнь и стоявшие в противоположной части двора, огороженной железными решетками, радостно загудели. Он махнул им рукой в знак приветствия. В это время на деревянный помост во дворе поднялся голый по пояс юноша – по возрасту ровесник юнги с «Фальконе». Он бросил взгляд на балкон, где сидели вельможи, и даже с такого расстояния в его больших глазах читались страх и обреченность. Пока палач заковывал руки мальчика в кандалы, крепившиеся к верхнему концу толстого деревянного столба, Пирло смотрел на воришку неподвижным взглядом. Это зрелище так поглотило его, что он не сразу услышал слова Несты.
– Эй! – Сандро тронул Андреа за плечо, чтобы привлечь внимание. – Скажи, когда можно будет уйти, чтобы не обидеть шейха.
– Только вместе с ним… – эхом отозвался Пирло, не отрывая глаз от помоста.
– А сидеть с закрытыми глазами можно? – не унимался капитан.
– Лучше не надо…
Палач тем временем закончил приготовления и отошел на несколько шагов. К помосту вышел глашатай и зачитал приговор. Палач взял в руки многохвостую плеть, а толпа притихла, ожидая сигнала. Шейх поднял руку вверх, задержал ее на несколько секунд и сделал легкое движение кистью. Пирло вдруг резко повернулся к Несте и выпалил:
– Сандро, он нам нужен!
– Кто? – с ленцой отозвался капитан «Фальконе», который только что устроился так, чтобы шейху не было видно, что он сидит с закрытыми глазами.
– Этот парнишка! Он нужен нам!
– Зачем?
– Я не могу этого объяснять, я просто чувствую. Попроси Казима продать его нам.
– Андреа, это очень похвально и благородно, что ты хочешь спасти мальчика от ужасной смерти, но… – Неста бросил короткий взгляд на шейха и его друзей и понизил голос: – Но у меня нет денег. Есть небольшие сбережения на порох – и все!
– Сандро, я прошу: придумай что-нибудь! – взмолился Пирло.
– Пока не скажешь, какой нам прок от парня, обокравшего своих хозяев, я не буду думать.
Пирло с досадой отвернулся и снова воззрился на помост. После нескольких ударов палача на спине мальчика уже обозначились кровавые полосы.
– Сандро, я вижу на нем печать Провидения, – Пирло снова обратился к другу. – Это может нам пригодиться.
– Если ты о его спине, то я тоже вижу на ней печать Провидения, – недовольно пробурчал Неста. – Ты начинаешь меня напрягать. Зачем нам вор на корабле?
– Даже если он и вор, он может сослужить нам хорошую службу.
– Угу. Например, спереть талисман у Тотти, – усмехнулся Сандро.
– Пожалуйста, под мою ответственность! – Пирло молитвенно сложил руки, чтобы тронуть сердце капитана. – Если он у нас что-нибудь украдет, я лично накажу его.
– Кишка тонка!
– Это ты говоришь человеку, который чуть не отправил «Адриатику» в вечное скитание по морям?! – вскипел Андреа.
– Но ты не отправил!
– Отправил бы, если бы Паоло не согласился на мои условия!
– Поскольку этого не случилось, оно и не считается, – отмахнулся капитан «Фальконе». – И перестань морочить мне голову всякими печатями Провидения.
Пирло в немом гневе сжал зубы и повернулся к помосту. Крики мальчика острыми ножами вонзались в его сердце, и Андреа решил действовать на свой страх и риск. Он быстро переместился к креслу Казима Казима и заговорил на плохом турецком:
– Достопочтенный Казим-бей! Мой господин просит вас об услуге…
– Я весь во внимании! – заинтересовался торговец.
– Он хочет купить вашего слугу.
– Какого именно?
– Вот этого! – Пирло указал рукой на помост.
– Этого? – опешил Казим. – Зачем такому уважаемому господину вор?!
– Не спрашивайте зачем, просто назовите цену, – спокойной ответил Пирло. – Говорите сейчас, пока слуга еще жив. Платить за мертвого мой господин не станет.
– Преступники не продаются! – встрял начальник тюрьмы. – Казнь нельзя остановить!
– Если шейх повелит, то можно, – хитро прищурился Андреа. – Разве кто-нибудь из вас посмеет ослушаться его всемогущего слова?
Эмре одобрительно закивал итальянцу.
– Я просто не понимаю, зачем синьору нужен такой мерзавец, – не унимался Казим и вдруг обратился к Несте: – Синьор капитан, сколько вы готов платить за вор?
– Я платить? – изумился Сандро и вопросительно уставился на Пирло.
– Назовите любую цену! – вмешался Андреа, досадуя, что не учел алчности торговца, и боясь, как бы Сандро не испортил ему всю сделку. – Сто золотых? Двести?
– Тысячу! – подумав пару секунд, ответил Казим.
– Сколько?! Тысячу золотых за малолетнего дурака?! – всплеснул руками капитан «Фальконе». – С ума посходили, что ли?!
Торговец оскорбился от такой реакции и уже хотел прекратить общение, как Андреа спас ситуацию:
– Мой господин полагает, что это слишком маленькая цена. Он хотел предложить вам изумруд, который называют Слезой Богов… Но если вы…
– Слеза Богов?! – насторожился Казим. – У вас иметь этот зумруд?
– В Италии, – уклончиво ответил Пирло. – Мы можем съездить и привезти вам его.
– А если вы обмануть? – торговец сдвинул брови.
– Мой господин может и обидеться на такие слова, – Пирло поднялся. – Если вы не доверяете друзьям шейха, то…
Эмре грозно сверкнул глазами в сторону Казима. Тот струхнул, понимая, что может легко накликать гнев правителя, поэтому быстро сдался:
– Хорошо. По рукам! Слеза Богов за этот слуга.
– Тогда остановите порку, – стараясь убрать из голоса требовательные интонации, попросил Андреа.
Шейх строго взглянул на начальника тюрьмы. Тот явно был недоволен произошедшим, но ослушаться приказа властителя не мог. Он нарочито медленно поднялся, оправил одежду, подошел к перилам балкона и, дождавшись очередного удара, окликнул палача.
– Прекрати порку! – приказал Рюшту, когда палач повернулся в его сторону. – Наш святейший и добросердечный шейх Керим ибн Хасан ибн Фатих ибн Текке повелел сохранить жизнь этому преступнику.
– Скажи, что я его продал чужеземцам в вечное рабство, которое в сто раз хуже смерти, – шепнул Эмре начальнику тюрьмы.
– Этого мальчишку купили чужестранцы, чтобы содержать его в рабстве в ужасных условиях, в которых человек может выдержать лишь несколько недель, – громко поведал Рюшту Речбер притихшей публике. – Сохранив жизнь этому преступнику, наш солнцеподобный шейх Керим ибн Хасан ибн Фатих ибн Текке обрек его на еще более сильные страдания, ибо посчитал, что смерть от порки будет слишком мягким наказанием за содеянное.
– Спасибо большое! – Сандро недовольно скрестил руки на груди. – Теперь все будут думать про нас, что мы звери какие-то…
– Не обижайся, это для публики, – виновато улыбнулся Эмре. – Они ведь пришли за зрелищем, а мы его у них отняли. Надо дать что-то взамен. Теперь люди несколько дней будут обсуждать случившееся и строить догадки относительно судьбы мальчика.
– Когда мы можем забрать его? – Андреа следил, как палач освобождает жертву из кандалов.
– Хоть сейчас.
– Но мы еще не обсудили наше дело, – напомнил Сандро.
– Может быть, я заберу мальца и поеду к нам, а ты тут пока все порешаешь? – предложил Андреа.
– Нет, ты мне нужен, – Несте вдруг стало не по себе от мысли, что он останется один в этом хоть и не таком враждебном, но чуждом восточном мире.
Пирло кивнул, краем глаза наблюдая за парнишкой. Едва держась на ногах и пошатываясь, он отошел от столба, вытирая слезы, все еще льющиеся из глаз. Сделав шаг на лестницу, ведущую с помоста, мальчик не удержал равновесие и упал, разбив лицо. Конвоиры с минуту ждали, пока он поднимется, а потом один из них поддал ногой парнишке в живот.
– Эй! – возмутился Андреа. – Это теперь наш слуга! Пусть они его не бьют!
Рюшту недовольно поморщился и прокричал что-то на арабском языке. Конвоиры подхватили мальчика под руки и поволокли прочь со двора. Поскольку казнь закончилась так быстро и неожиданно, Казим Казим засобирался домой: у него вдруг образовались срочные дела. Начальник тюрьмы командовал подчиненными, которые должны были очистить тюремный двор от зрителей.
– Ну что, теперь мы можем перейти к делу? – Сандро поспешно поднялся.
– Давай обсудим сделку без посторонних ушей, – Эмре жестом пригласил его вернуться в комнату.
– Сандро, буду откровенен с тобой: расставаться с таким дорогим товаром, как белый порох, мне не очень по душе, – заговорил шейх, когда они снова расположились на уютных диванах. – Дело в том, что бочка пороха у меня единственная. Когда я нашел этого алхимика, изготовившего порох, я предложил ему работать на меня. Он отказался, потому что испугался, что его изобретение принесет беду мирным жителям. И даже попытался уничтожить те запасы, что у него уже были. Я их, конечно, быстро изъял, алхимика посадил под замок, чтобы он одумался и принял мое предложение. Но он потерял последний ум, и теперь я просто не знаю, что с ним делать. Конечно, подожду еще некоторое время, пока заключение не станет для него кошмаром и он не будет готов на все, лишь бы снова вернуться в свою лабораторию. В такой ситуации я рискую, как ты понимаешь. Если я продам тебе единственную бочку, то сам останусь без пороха. И сделает ли алхимик мне еще этого чудо-порошка, я тоже предсказать не могу, поэтому твоя цена для меня слишком низкая.
– Ясно, – Неста потер кончик носа. – Но меня ты тоже пойми: с этим пиратом боятся иметь дело даже военные, потому что считают, что он продал душу Дьяволу. Когда он начнет топить персидские корабли, твои подданные придут к тебе за помощью. Хватит ли тебе военной мощи на море, чтобы остановить дерзкого разбойника?
– А почему ты думаешь, что тебе это удастся?
– Потому что… – Сандро замешкался. – Потому что мне предложили хорошее вознаграждение за это. И еще военачальник отдаст мне в жены свою дочь.
– А-а-а-а! – Эмре прищурился и погрозил гостю пальцем. – Дела сердечные! Теперь понимаю. Хорошо, давай договоримся так: сейчас я тебе продаю порох по шестьсот пятьдесят золотых за килограмм, а когда пират будет уничтожен – ты принесешь мне его голову.
– Нет, Эмре! – скривился Неста. – Давай без этих восточных штучек! Мне не по душе таскать с собой головы разбойников.
– Но я должен быть уверен, что ты справился с заданием.
– Я тебя приглашу на свадьбу, – вдруг осенило капитана. – Это и будет лучшим доказательством, что с пиратом покончено.
Эмре задумался, поглаживая подбородок. Итальянцы в молчании ждали. Наконец шейх дал утвердительный ответ. Ударив по рукам в знак подтверждения сделки, обе стороны выполнили то, что должны были: Неста отдал Эмре деньги, а тот распорядился, чтобы бочку с красной печатью немедленно погрузили на повозку гостей.
– Я все боеприпасы храню в подвале тюрьмы, – признался он, когда провожал итальянцев до выхода. – Очень удобно: здесь неприступные стены. Да и никому в голову не придет искать оружие тут.
– Спасибо, друг! – Сандро пожал шейху руку. – Ты не пожалеешь об этой сделке. Да, и если тебе удастся наладить сотрудничество с твоим алхимиком, знай: наши правители готовы предложить тебе выгодный контракт на порох.
– Договорились! – обрадовался Эмре и протянул гостям конверт. – Вскроешь на корабле, ладно? Это волшебное напутствие, чтобы ваше плавание было легким и ветер попутным.
Приняв подарок, Неста и Пирло вышли на улицу. У ворот стояла повозка, груженная пудовой бочкой, на крышке которой стояла красная сургучовая печать.
– Не советую долго держать порох на солнце, – бросил шейх, усаживаясь в свой тарантас. – Все-таки это порох.
– А где наш слуга? – успел спросить Пирло, прежде чем тарантас тронулся с места.
– Его сейчас приведут! – донесся ответ, и столб пыли скрыл удаляющегося шейха.
Неста и Пирло сели в повозку под навес, ожидая, когда приведут их нового слугу.
– Значит, жениться надумал? – едко поинтересовался Пирло. – На ком, если не секрет?
– Как только я ее найду – сразу поставлю тебя в известность.
– Нехорошо врать уважаемому шейху! – Андреа пихнул друга в бок.
– Сам-то хорош! – Неста оттолкнул его. – Пообещал Казиму Слезу Богов. Я за ней не поеду, даже не проси. Сам выкручивайся, как хочешь!
– Это была хитрость! Дело в том, что талисман Идиру зеленого цвета, как изумруд. Мы поймаем Тотти, заберем у него талисман и отдадим этому торговцу.
– Чтобы на него снизошло такое же проклятье?! – испугался Сандро.
– Проклятье – не в талисмане. Тут что-то другое.
Неста не стал отвечать, потому что воспоминание о Тотти рождало в нем странное чувство предвкушения встречи и ее нежелания одновременно.
Ожидание затягивалось. Из-за сильной жары казалось, что прошло больше часа, хотя на самом деле – не более десяти минут. Наконец железная дверь со скрипом открылась, два конвоира выволокли практически бесчувственного пленника и со словами: «Теперь они твои хозяева» бросили в дорожную пыль.
– Чертовы арабы, – процедил Андреа, выбрался из повозки и присел рядом с парнишкой. – Эй, малец! Вставай! Нам надо ехать…
Мальчик слегка приподнялся на дрожащих руках, но встать не смог.
– Сандро! – нетерпеливо позвал Андреа. – Если ты мне поможешь, мы быстрее уедем с солнцепека.
– Если бы ты не торговался с кем попало от моего имени, я бы, может, и помог тебе, – с укором отозвался Неста, но все-таки подошел к ним.
Вдвоем они подняли обессилевшего слугу и усадили его в повозку. Выглядел он жалко: худощавое тело, потрескавшиеся от жажды губы, красные от слез глаза, разбитая при падении с помоста бровь. Андреа смотрел на него с сочувствием, словно страдания, которые пережил этот юноша, были ему знакомы.
Дорогой новый слуга вел себя тихо, хотя было видно, что ему очень больно и что он плохо себя чувствует. Сандро демонстративно не смотрел на него, всем видом выражая свое недовольство.
– Как тебя зовут? – по-турецки спросил слугу Андреа, чтобы избавиться от тяжелого молчания капитана.
Парнишка непонимающе смотрел на него и молчал. Пирло повторил вопрос, но ответа так и не последовало.
– Отлично! – не выдержал Сандро. – Мы купили немого слугу, но зато с печатью Провидения! Одно утешает: болтать он не будет.
– Вы итальянцы? – спросил мальчик на испанском.
Такого поворота Сандро с Андреа не ожидали.
– Так ты испанец? – продолжил разговор на его родном языке Пирло. – Как твое имя?
– Солер.
– И как ты попал в Сирию?
– Я плавал на «Красной Фурии» юнгой, пока мой капитан полгода назад не проиграл меня в карты капитану «Дамаска». А когда мы приплыли в Сирию, то владелец корабля Казим Казим очень удивился моему присутствию. Тогда шкипер соврал, что я – подарок Казиму. Так я стал его слугой.
– И зачем же ты украл браслет, дуралей? – усмехнулся Неста.
– Я не крал. Я всегда готовил ванну госпоже и потом, когда она покидала купальню, прибирал там, уносил оставшуюся воду. И однажды я обнаружил, что она оставила в купальне свой браслет. Закончив работу, я пошел в ее покои, чтобы вернуть украшение, но ее супруг…
Неста с Пирло переглянулись, едва заметно улыбнувшись.
– Он даже слушать меня не стал, – продолжал Солер. – Обвинил в том, что я вор, и бросил в тюрьму.
– Знаешь, я понимаю твою госпожу и твоего господина, как ни странно, – хохотнул Неста. – Ты довольно смазливый, а это нравится женщинам и не нравится их мужьям.
Испанец непонимающе захлопал глазами.
Несмотря на то, что солнце пекло нещадно, ждать завтрашнего утра Сандро не стал. По прибытию на постоялый двор он велел Андреа найти возницу, который бы доставил итальянцев в порт немедленно.
– Не хочу оставаться в этом городе ни минуты, – ответил он на вопрос о причине такой спешки. – К тому же мне надо держать свою команду под строгим контролем, иначе они без меня натворят дел.
Пирло не стал возражать – только вздохнул и отправился на поиски извозчика. К его удивлению, желающих везти чужеземцев по несносной жаре в Латакию нашлось немало: арабы наперебой предлагали свои услуги, демонстрируя лошадей, повозки с тентами и мягкими коврами на сиденьях. Сговорившись с одним сирийцем почтенного возраста о приемлемой цене, Андреа отправился за Нестой.
Сандро, как и следовало ожидать, задремал. Пирло, недовольный таким обстоятельством, растолкал его и сказал, что повозка ждет у дверей. Неста, правда, не стал ворчать, что его разбудили, бодро сел на кровати и… не обнаружил своих сапог.
– Черт, где мои сапоги? – он грозно уставился на Андреа и вдруг перевел взгляд на дверь: –И где Солер?
Пирло только сейчас понял, что слуги в комнате нет.
– Чертов щенок! – прорычал Неста. – Он спер мои сапоги, оборванец! Клянусь моим кораблем, я задушу его, как только найду!!!
– Боюсь, ты не найдешь его теперь, – тихо ответил Пирло.
– Бугшприт ему в зад! – бушевал Неста. – Все из-за тебя! За коим тебе понадобилось встревать в эти варварские местные обычаи?!
– Потому что они варварские! – вспылил Андреа.
– Теперь я уже в этом не уверен! Надо было отрубить этому пройдохе обе руки! И обе ноги еще! – Сандро сдвинул брови.
– Слушай, ты сам виноват. Нечего было дрыхнуть!
– Этого вора купил ты. Вот и следил бы за ним!
– Тогда возницу нанимать пришлось бы тебе!
Неста чертыхнулся и запустил подушкой в угол:
– Как я покажусь перед пиратами без сапог? Придумай что-нибудь!
– Я продам свой камзол и куплю тебе сапоги, не волнуйся, – Пирло вздохнул. – Сандро, я на самом деле верил, что этот испанец нам пригодится. Я не думал, что он так поступит с нами. Мы ведь от смерти его спасли.
– Ладно, хрен с ним! – махнул рукой Неста. – Достань мне сапоги, и поехали из этого чертова города.
– Сеньор, все готово! – раздался голос испанца, и итальянцы как по команде повернулись к двери.
Солер стоял в проеме, придерживаясь, чтобы не упасть, одной рукой за косяк, а во второй держал сапоги капитана «Фальконе», которые сияли как новенькие.
– Что это значит? – грозно нахмурился Неста.
– Пока вы спали, я почистил вам сапоги, – слабо улыбнулся Солер, подавая капитану обувь. – Вы спасли мне жизнь, и я хотел отблагодарить вас.
Пирло гордо подбоченился.
– Спасибо, – буркнул Неста, выхватил сапоги из рук испанца и, отодвинув того от кровати, стал обуваться. – Но отныне без моих приказов ничего не делай!

В Латакию они добрались уже затемно. Солеру, который стойко переносил трудности путешествия, становилось все хуже и хуже. И хоть он не жаловался, было заметно, что у него началась лихорадка и он вот-вот потеряет сознание. Несте хотелось еще раз упрекнуть Андреа в его необдуманном поступке взять на корабль парня с сомнительной репутацией, да к тому же еще и больного, но он молчал, видя, что Пирло сам не в восторге от происходящего. Однако Сандро не мог не оценить одно очень важное качество Солера: испанец понимал, что от него проблем больше, чем пользы, поэтому пытался свести неудобства, причиняемые своим новым хозяевам, к минимуму. Лишь только когда он оказался на борту «Фальконе», то осел на палубу, не в силах больше держаться на ногах. Индзаги подхватил новичка под руки и помог Пирло доставить его в кубрик. Боцман же был настроен скептически в отношении испанца, и чувство это заметно усилилось, когда Неста сказал, что Солер вор и что с ним с ним надо держать ухо востро.
Отдав приказ выходить из порта на рассвете, капитан спустился в трюм, куда спрятали бочку с белым порохом. Правда, уже через десять минут он вновь появился на палубе, бормоча под нос ругательства. Пирло, только что вышедший из кубрика, тут же окликнул Сандро:
– Эй, шкипер, чего нос повесил?
– Чертовы арабы, акулу им в печенки! – Неста отмахнулся и зашел в свою каюту.
Андреа не смог справиться с любопытством и последовал за ним.
– Да что случилось-то? – осторожно поинтересовался он.
– Гадский шейх обвел меня вокруг пальца! – бушевал капитан, потрясая в руках письмом Эмре. – Он написал, что алхимик спрятал порох в бочке и, чтобы изобретение не досталось захватчикам, запер его на секретный замок. Опасаясь, что кто-то из подданных разгадает ребус, шейх залил замок сургучом. Вот почему он до сих пор не воспользовался порохом! А все рассказывал мне сказки, что бережет его на всякий случай. На самом деле, просто бочку не мог открыть.
– А если ее разбить? – выдвинул версию Андреа.
– Тут сказано, что если стенки бочки потеряют свою целостность, лопнет сосуд с какой-то жидкостью, которая намочит порох и он взорвется.
– Да, неприятно, – согласился Андреа. – А что за ребус?
– Ненавижу загадки с тех пор, как мы тебя спасали, – Неста закатил глаза. – Там какие-то квадраты с цифрами, некоторые клеточки пустые. Туда, наверное, надо вписать другие цифры. В общем, я ни черта не понимаю!
– Можно я пойду взгляну на ребус? – спросил Андреа.
– Да я его даже перерисовал, – Сандро протянул ему письмо Эмре, на обратной стороне которого была изображена точна копия ребуса. – Я так устал от этой жары, что уже ничего не соображаю.
Едва листок оказался в руках Пирло, как тот радостно воскликнул:
– Это же судоку! Японская головоломка. Здесь надо расставить цифры от одного до девяти так, чтобы ни одна из них не повторялась в каждом столбике, строчке и маленьком квадрате. Если хочешь, я решу тебе эту задачку.
– Сделай одолжение, а то у меня башка раскалывается, – Неста с усталым видом повалился на кровать. – И принеси мне немного вина.
– Ладно, – Пирло направился к двери.
– И фруктов! – вдогонку крикнул Сандро и, довольно улыбнувшись, потянулся.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Задание было помочь Андреа разгадать судоку




На этот раз участников было больше (то ли судоку пользуется большим спросом, то ли всем очень хотелось помочь Андреа). Ответы прислали: Dilailah, Dragon, Persefona, Кьяра, Julia, Russatifosa, Мэй, Marsa, Paolina, Brittany и Marryfis. Все ответили правильно, поэтому получают по 5 баллов.




Турнирная таблица по итогам двух туров:

Dragon – 10 баллов
Persefona – 10 баллов
Julia – 10 баллов
Кьяра – 5 баллов
Julia – 5 баллов
Russatifosa – 5 баллов
Мэй – 5 баллов
Marsa – 5 баллов
Paolina – 5 баллов
Brittany – 5 баллов
Dilailah – 5 баллов
Marryfis – 5 баллов
Назад в Офсайд

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта