TreTredici.ACMilanFan.ru - О Мальдини и Несте по-русски
Паоло
Паоло
 
Главная Статьи
Новости Оффсайд
Паоло О нас
Сандро Перлы
Галереи Гостевая

С Т А Т Ь И
Шесть чувств

Паоло Целый месяц мы будем наблюдать за их жизнью. Они будут бегать, прыгать, потеть, петь гимны, обниматься, драться, корчится от боли, плакать и срывать с себя одежду в счастье. Мы обречены сравнивать и выбирать. Одни будут нам нравится больше, другие совсем не нравится. Мы будем болеть за и против. Мы будем влюбляться и ненавидеть. Игорь Порошин о шести типах мужской красоты в мировом футболе.

ИТАЛИЯ: dolce & dolce
Они могли бы вышагивать по подиумам, рекламировать машины, дезодоранты, нижнее белье. Иногда они делают это. Но главным образом они зарабатывают деньги и славу тем, что гоняют мяч. В их присутствии в этой игре есть что-то странное, искусственное, если не сказать от искусства. Так греческие скульпторы эллинистической эпохи и художники итальянского маньеризма любили изображать воинов – растворяя силу в сладкой истоме.
Итальянские футболисты кажутся многим неуместно сладкими: изначально футбол – игра грубых эмоций и простых лиц. Правда то, что итальянцы манерны. Они умеют красиво падать и красиво лежать на газоне. Они играют в футбол руками – ни одна команда мира не умеет так красиво жестикулировать, так – Mamma mia! – складывать ладони на груди. Ни одна команда в мире не смотрит так на соперников – будто итальянцы самый высокий народ в мире.
Самое сильное впечатление от самого драматичного матча ЕВРО – 2000, Италия – Голландия, не героическая игра Тольдо, не иезуитски въедливое судейство немца Мерка, а то, что посреди всего этого шума и ярости, в меньшинстве отбиваясь от страшной голландской осады, центральные защитники Алессандро Неста и Фабио Каннаваро успевали поправлять прически. Пушкин снова прав: быть можно храбрым человеком и думать о красе ногтей. Италия выиграла серию пенальти и вышла в финал.
Итальянцы не всегда были такими. Во второй половине 1980-х серия А стала сильнейшей в мире лигой, а Милан – столицей мировой моды. Сегодняшние итальянские манеры в футболе – это не что иное, как переживание совпадения этих двух исторических обстоятельств. Нужно иметь крайне смутное представление о стране, где на железнодорожных вокзалах пассажира встречают плакаты Armani и Dolce & Gabbana, чтобы удивляться походке и повадкам итальянских футболистов. Весь этот нарциссизм частью осознанно, частью бессознательно заимствован с подиумов и эффектных рекламных щитов.
Собственно, нынешняя итальянская сборная почти в полном составе могла бы быть рекрутирована лучшими модельными агентствами. Не будем портить зрение, разглядывая пожелтевшие газетные снимки. Ограничимся заявлением, что из всех команд, появлявшихся на чемпионатах мира в телевизионную эпоху, эта – самая красивая (хотя в семье и не без Вьери). Красота как рекламный стандарт, навязываемый итальянской индустрией моды. Вернее набор стандартов. В сборной Италии, кажется, цветут все апеннинские цветы мужского рода – от альпийски холодного Тотти до калабрийски знойного Несты.
В сущности, как бы ни играла Италия на Кубке мира – блистательно или ужасно – эта команда рекламирует и продвигает на рынке футбол, как никто более. Потребительский резерв футбола – женщины. Они еще не слишком покупаются на трюки с мячом. Forza, Italia!

СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ: обыкновенный мачизм
Средиземноморская цивилизация будет представлена на Кубке мира восемью странами – от Португалии до Турции. Обозревая окрестности самого футбольного моря мира, трудно удержаться от восклицания – сколь разные плоды вырастают под средиземноморским солнцем! Почти все самые яркие мужские типы умещаются в сапоге. Не то чтобы на других берегах Mare Nostrum совсем не встретить приятных лиц. Но они живут на правах исключения, случайного всхода на чужой почве.
Вот, возьмем, скажем, Испанию – страну достойных, видных мужчин. И что мы видим в футболе? Ровным счетом ничего. Полная невозможность составить портрет нации. Серхи похож на палача Священной инквизиции, Пуйоль – на гитариста советского ВИА, Морьентес – на вокалиста второразрядного бойсбенда, Мендьета - на пастуха, то ли на баскского, то ли на вологодского, Канисарес – на персонаж Педро Альмодовара, симпатичный персонаж, других у Альмодовара нет. И только великий Рауль почти соответствует тому, что в истории искусства известно, как идеальный испанский мужской портрет.
Или вот еще одна странная картина – Хорватия. Шукер, Бокшич, с позволения сказать Балабан. Только Тудор вполне отвечает традиционному представлению о Хорватии – стране самых красивых славянских мужчин, этих балканских итальянцев. Хочется спросить, а если бы Тудор играл не за "Ювентус", а скажем, за "Гамбург", что было бы с его лицом? По сути, за пределами Италии в средиземноморской полосе произрастает только один достойный внимания оригинальный сорт мужчин – это мачо. На Кубке мира эту особую породу пиренейцев будет представлять Луиш Фигу. Хуан-Себастьян Верон, в свою очередь, великолепный образец латиноамериканского развития этого типа.

АНГЛИЯ: ты мне нравишься – ты настоящий мужик
С тех пор как в Англии произошла великая футбольная буржуазная революция, с тех пор как на трибунах перестроенных стадионов на местах скинхедов и прочего пьяного сброда обосновался в меру трезвый мидл-класс, с тех пор как игроки премьер-лиги стали персонажами глянцевых, душистых журналов, нет для Италии противника страшнее, чем Британия. Британия стоит в оппозиции Италии, и эта оппозиция вот-вот станет большинством, если уже не стала. Потому что есть люди, которым не нравятся яркие цвета, есть люди, которые видят солнце не триста, а сто дней в году, есть люди, которые не любят сладкое и темный цвет волос. Они выбирают Англию в футболе – не столько даже Бекхема, ибо Бекхем великолепно бы вписался в любую итальянскую команду с его бесконечными экспериментами с растительностью и бесперебойно обновляющимся гардеробом, а Оуэном. Милым Майклом Оуэном. Если вспомнить все о том же золотом резерве футбола, еще не вполне востребованных потребителями этого зрелища, - женщинах, то Оуэну, пожалуй, под силу сделать больше, чем, скажем, трем богатырям, трем грациям итальянской защиты – Несте, Каннаваро и Мальдини. Неста с Каннаваро слишком неземные – эфирные существа с глянцевых обложек. Оуэн ближе, понятнее, он плюшевый – его можно представить в вашей уютной гостиной. Добрые матери протестантской Европы и их нежные дочери выбирают Оуэна. Девушки поопытнее будут любоваться Роем Кином – благородным разбойником, вожаком ирландской стаи, абсолютной иконой кельтской мужественности. Девочкам плохим впору увлечься Ли Бойером. В сущности, невозможно определить, где английская мужская красота перестает быть ею и превращается в уродство.
Английский футбол очень не похож на итальянский. Он проще, яснее, уже не столько стилистически, сколько эмоционально. Джентльмены предпочитают бить по роже, а не сзади по ногам.
Англию и Италию в футболе трудно любить одновременно. Как трудно одновременно быть притворным и простодушным.

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКАЯ ЛИНИЯ: без шеи
Физиономический ландшафт Латинской Америки чрезвычайно многообразен. Сборная Аргентины состоит в двоюродном родстве с итальянской командой. По длине волос она, во всяком случае не уступает ей. Почти все лидеры аргентинцев работают по контрактам в клубах серии А и по прошествии двух-трех лет службы их уже невозможно отличить от итальянцев, даже если они носят не вполне итальянские фамилии – Креспо или Батистута.
С Бразилией вообще разобраться невозможно. Здесь негры двенадцати мастей, мулаты и редкие белые – потомки разноплеменных европейских переселенцев. Однако доминирующий тип латиноамериканского мужчины это совсем другое – дитя ненависти-любви индейцев и испанских конкистадоров. Побывавший в Мексике колумнист GQ Александр Тимофеевский бежал от этого типа. Он назвал Мексику "цивилизацией без шеи". И в самом деле, скажем, самый талантливый игрок сегодняшней Мексики Куатемок Бланко похож на ацтекскую пирамиду – квадратная голова вырастает из квадратных плеч. Но мы не отказываем никому в праве восхищаться ацтекскими пирамидами, текилой, пивом Corona и футболистами-метисами.

АФРИКА неразоблаченная
Так уж сложилось, сто черных атлетов мы любим как инопланетян. Умеющих делать то, на что у белого человека кишка тонка. Черные парни – лучшие в мире кулачные бойцы, быстрее всех бегают стометровку и круче всех играют в баскетбол. В африканском футболе мало инопланетного. Футбол по-африкански пока больше забавляет, чем вызывает трепет. Мир пока с трудом различает африканцев, хотя некоторые команды уже заслужили право, чтобы их игроков знали в лицо.
Переживая эту несправедливость, Камерун предпринял отчаянную пиаровскую акцию, приехав на последний Кубок Африки в майках без рукавов. Это был точный ход. Камерун – лидер Африки последнего пятилетия – сразу же обнаружил родство с братьями из НБА. Однако сильные, красивые плечи африканских игроков почему-то страшно напугали чиновников ФИФА - они запретили Камеруну являться миру в таком виде. Африка останется неразоблаченной. А самые стильные игроки черной расы, те, чьи лица мы хорошо знаем, - Клюйверт, Зеедорф, Давидс – вместе с Голландией пропустят чемпионат. Как жаль.

ЗИДАН: гений чистой красоты
В Марселе его приняли бы за торговца гашишем. Московская милиция проверила бы у него документы и была бы стократ права. Зидан был бы довольно неприятным типом, если бы он не был Зиданом. Телевидение безжалостно к посредственности, но милосердно к гению. Телевидение заставляет любить Зидана. Медленно, сладострастно, пятый раз в пятом ракурсе повторяя его трюк с мячом, телережиссер заставляет нас уверовать в чудо – увидеть, как дух побеждает не слишком симпатичную оболочку. Знак меняется – некрасивое красиво в гении. Зидану идет его лысина. Ему пошли бы и горб, и оттопыренные уши. С горбом он, может быть, казался бы нам еще красивее.


Назад в Статьи

Гостевая

Сандро
Сандро
 
Rambler's Top100 Сайт об итальянском футболе Сайт болельщиков Napoli
 
Карта
rss
Карта